Макс Мосли: "Нельзя начинать с радикальных мер"

Вопрос: Действительно ли суммарный бюджет можно ограничить и FIA сможет контролировать это ограничение?
Макс Мосли: История со шпионским скандалом вокруг Ferrari и McLaren говорит о том, что достаточные ресурсы и квалифицированная экспертиза позволяют обнаружить любые нарушения. Шансы на то, что какие-либо действия не оставят следов на сотрудничество с какими-то секретными поставщиками, крайне невелики. Мы считаем, что идея может быть реализована, но ее обсуждение только началось.

В четверг пройдет встреча с представителями финансовых служб команд, мы обсудим предложение в целом, а потом, с экспертами и командами, перейдем к частностям. Надеюсь, в июне идея получит первое воплощение. Не все проблемы можно предвидеть, но большинство финансистов, с которыми мы общались по этому поводу, считают, что такое возможно.

Это что-то вроде налоговой службы. Налоговики хотят знать все о доходах и расходах, и я не сомневаюсь - все будет точно. Люди иногда обходят налоги, но это происходит потому, что в обычной жизни нельзя досконально проверить каждого.

Вопрос: Сумма ограничения будет доступна для спонсоров частных команд, но все же оставит определенную свободу обеспеченным командам?
Макс Мосли: Нельзя начинать с радикальных мер, но в итоге нужно получить ситуацию, при которой частные команды смогут получать прибыль. Если прибыли нет, то вы либо должны уйти из бизнеса, либо искать эксцентричных миллиардеров или автоконцерны - так обстоит дело сейчас.

Вопрос: Значит планка будет снижаться? Вы начнете с большой цифры и с каждым годом будете ее сокращать?
Макс Мосли: Есть такое предложение, оно будет обсуждаться командами в четверг. Мне кажется, что сначала планка должна стоять достаточно высоко, а потом снижаться.Все этого хотят, всем нравится идея с умом тратить свои деньги. Кейт Дакуорт как то сказал, что инженер может сделать за доллар то, что любой старый идиот сделает за 100 долларов. Это очень верно - с умом тратить свои деньги.

Вопрос: В этой ситуации многое зависит от сотрудничества команд?
Макс Мосли: Да. Но даже те, кто работает под покровительством автопроизводителей, понимают - чем ниже затраты, тем больше вероятность того, что их покровитель не покинет Формулу 1. А для независимых команд это вообще вопрос выживания. Стимул очень серьезный, особенно учитывая спад на рынках автомобильных продаж.

Посмотрите на курс акций компаний, представленных в Формуле 1. Летом он начал падать, и это говорит о том, что рынок прогнозирует снижение прибыли. Если это произойдет, то закрытие проекта в Формуле 1 - один из способов добавить 100 или 200 миллионов долларов к бюджету. Команды это чувствуют.

Идея с ограничением бюджета не так безумна, как могло показаться сначала. Было много недовольных, когда несколько лет назад мы объявили об использовании одного мотора за уик-энд, а сейчас попробуйте сказать о возвращении к практике использования трех двигателей по ходу уик-энда - никто не согласится.

Вопрос: Нет ли риска в том, что при ограничении бюджета компании захотят владеть двумя командами, вроде Honda и Super Aguri, чтобы получать больше информации от второй команды?
Макс Мосли: К примеру, пусть Honda получает информацию от Super Aguri. Наши "налоговые" инспекторы скажут: "Вы получили такую-то информацию, на рынке она оценивается такой-то суммой". Если две крупных команды захотят совместно использовать аэродинамическую трубу, то им будет выставлен такой же счет, как и соперникам.

Вопрос: Команды могут переносить деньги от одного сезона на другой? Такое бывает, если в конкретном сезоне возникли проблемы, и команда начинает работу над следующим проектом...
Макс Мосли: С этой концепцией финансисты отлично знакомы, не стоит заново изобретать колесо.

Вопрос: Придется заводить отдельный отдел финансистов?
Макс Мосли: Я думал об этом. В худшем случае на десять команд понадобится тридцать специалистов, финансируемых на проценты от суммы - в Англии, Германии, Франции, Италии. Они работают с командами, контролируют ситуацию. Затраты, вероятно, не превысят и 1% от суммы, которую мы сэкономим. Вероятно, будет и отдельная комиссия из независимых финансовых экспертов.

Вопрос: Вы заставите команды платить за это?
Макс Мосли: Да. Сейчас команды в среднем тратят по 200 миллионов Евро за сезон, если мы ограничим эту сумму сотней миллионов и еще два миллиона команда заплатит экспертам, то 98 миллионов останется. Это имеет смысл.

Сначала боссы команд отреагировали с опаской - никто не хочет, чтобы кто-то шпионил у них на базе, но с другой стороны ограничение бюджета позволит им остаться в бизнесе. Проблемы возникнут, если соперникам удастся обойти ограничения, найти какую-то возможность для обмана, поэтому наказание должно быть безжалостным. Честный менеджер команды никого не обманывает, но он должен быть уверен в том, что не обманывают другие.

Вопрос: Что будет с командами, которые попытаются обмануть?
Макс Мосли: Команды не думают об обмане, для них важно добиться максимума, и между этими понятиями огромная разница. Трудно, очень трудно определить границу. Нельзя неожиданно заявить, в феврале, после окончания сезона: "Вы потратили на пять миллионов больше и дисквалифицированы". Если есть возможность использования "серых" схем, то нужно получать разрешение - как с техникой, когда у команд возникают идеи и они не знают, допустимо ли такое решение регламентом, они спрашивают у Чарли Уайтинга. В этом случае они, вероятно, получат заключение, которое будет распространено среди других команд. Речь идет не о технических секретах, которые не должны попасть к соперникам, здесь нет причин что-либо скрывать.

Вопрос: Как контролировать автопроизводителей? Вы работаете с командами, и не знаете о том, что происходит, к примеру, в Honda или Toyota?
Макс Мосли: Мы будем контролировать то, что получает команда. Не думаю, что возможно что-то сделать, не оставив следов. Предположим, автопроизводитель разработал систему KERS, позволяющую использовать энергию, запасенную при торможении. Вы сообщаете о том, кто является разработчиком, мы определяем стоимость и понимаем, вписывается ли она в бюджет.

Посмотрим, как все это сработает на практике, но не думаю, что можно скрыть тайное использование аэродинамической лаборатории, к примеру, в горах Аргентины. Любая информация должна откуда-то поступать, я не верю в неожиданные озарения среди ночи.

Вопрос: Через пять-десять лет командам понадобятся новые аэродинамические лаборатории, новые базы. Что вы будете делать с капиталовложениями?
Макс Мосли: Это вопрос на обсуждения командам, но в принципе можно рассчитать почасовую стоимость с учетом износа, как будто вы сдаете это оборудование в аренду. Есть проблемы с тем, как уравнять компьютерные технологии с реальными аэродинамическими полигонами, видимо предстоят дебаты и по оценке скорости обесценивания.

Вопрос: Сколько средств вы планируете сэкономить, вводя ограничение бюджета?
Макс Мосли: Я не назову конкретных цифр. Если принимать во внимание все факторы, включая моторы, то два-три миллиарда Евро на все команды чемпионата. Будет жаль, если не удастся добиться экономии хотя бы в половину этой суммы.

Текст: . Источник: Джонатан Нобл. Autosport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости