Берни Экклстоун подводит итоги сезона...

Берни Экклстоун

Интервью Берни Экклстоуна для Auto Motor und Sport было разорвано на цитаты уже через несколько часов после публикации, еще бы - коммерческий босс чемпионата подвел итоги непростого сезона...

Вопрос: Как вам сезон 2007 года?
Берни Экклстоун: Хороший сезон - иногда шел дождь, иногда было солнечно. Если говорить серьезно, то сезон получился невероятно интересным, такой конкуренции, таких гонок, давно не было в Формуле 1.

Вопрос: Вы довольны тем, что титул достался Райкконену или хотели бы видеть победителем Хэмилтона?
Берни Экклстоун: Дебют Хэмилтона фантастически хорош, и для него, и для Формулы 1. Сначала Кими был на заднем плане, но подумайте - он выиграл шесть Гран При против четырех побед у Хэмилтона. Кими заслужил этот титул, разве могут быть сомнения?

Вопрос: Хэмилтон - лучший дебютант из тех, кого вы видели?
Берни Экклстоун: Да, думаю, это так. Действительно выдающийся дебют.

Вопрос: 22-летний дебютант сразу добивается успеха, Михаэль Шумахер опережает остальных на тестах после годичного перерыва, не говорит ли это о том, что гоняться в Формуле 1 стало слишком просто?
Берни Экклстоун: Остальные - это кто? Тесты - вещь в себе, сравнивать гонщиков можно только в гонке. Льюис талантлив, сомнений быть не может, кроме того он выступал на отличной машине, только Ferrari была так же быстра. Эти два фактора позволили ему побеждать.

Вопрос: Как он ухитрился потерять 17 очков в двух финальных Гран При?
Берни Экклстоун: Скорее McLaren упустила титул, чем Ferrari его выиграла. Все решилось в двух финальных гонках. Если бы в Шанхае команда позвала Льюиса в боксы на пару кругов раньше, он потерял бы одну-две позиции, но выиграл титул. Ошибка в Бразилии связана с отказом коробки передач, но потом команда ошибочно перевела Хэмилтона на стратегию трех пит-стопов, поставила мягкие шины, и он потерял кучу времени. Таково мое мнение.

Вопрос: Сезон закончился протестом, в 2007-м команды часто встречались в зале суда...
Берни Экклстоун: Я часто вспоминаю старое доброе время, может оно было не таким уж добрым, но мы самостоятельно решали спорные моменты. Сейчас у каждой команды пять адвокатов, три врача, два массажиста, психолог, и всех их нужно занять работой. Если можно обеспечить неприятности - они обеспечат. Когда не было этих парней, команды все решали сами.

Вопрос: Часто приходится ждать вечера для подтверждения результатов Гран При. Не вредно ли это для спорта?
Берни Экклстоун: Я не понимаю, почему стюарды так долго делают свою работу, нужно поставить их в какие-то рамки. Есть час, чтобы подать протест, за тот же час стюарды должны принять решение.

Вопрос: Сначала была шпионская история с McLaren, теперь - с Renault. Это новая болезнь Формулы 1?
Берни Экклстоун: Шпионаж был всегда, по крайней мере в те годы, что я работаю в Формуле 1 - это следствие структуры, организации работы команд. Прежде команды просто приглашали кого-то на работу и он приносил знания в своей голове, такое происходит и сегодня. Почему в Red Bull пригласили на работу Эдриана Ньюи? Потому, что он знает, что нужно делать, а что - нет. Правда, я не представляю, чтобы Ньюи пришел в команду с пачкой технической документации, его знания в голове.

Вопрос: Где граница допустимого?
Берни Экклстоун: Мы не можем остановить утечку информации. Если я владею частной клиникой, я приглашаю лучших хирургов. Если известно о парне, который тридцать раз успешно пересаживал сердце, я приглашу его на работу - он доказал, на что способен. При этом я не куплю ничего, кроме знаний, нельзя заставить человека забыть то, чем он занимался прежде.

Вопрос: FIA должна участвовать в решении таких вопросов?
Берни Экклстоун: Федерация должна оставаться в стороне. Я говорил Деннису, когда началась вся эта история - нужно сообщить в полицию, ведь речь идет о банальном воровстве. Скажите им, что есть сотрудник, который покупает или получает украденную собственность. Если отнестись к этому именно так, то многих проблем удалось бы избежать.

Вопрос: Какой урок необходимо извлечь из этой ситуации?
Берни Экклстоун: Такие вопросы должны решаться полицией и судом, у них есть свои методы и приёмы, чтобы узнать правду.

Вопрос: Теперь проблемы возникнут у Renault?
Берни Экклстоун: Я не хочу оценивать степень вины, но эта ситуация отличается от ситуации в McLaren - там продолжительное время получали информацию, а здесь просто кто-то украл документацию.

Вопрос: McLaren ждет исследование машин и новый сезон может начаться с очередного скандала...
Берни Экклстоун: Надеюсь, что этого не произойдет, но даже у фотографа есть авторское право на изображения, не говоря уже о конструкторах.

Вопрос: В 1978-м Arrows практически скопировали машину Shadow, тогда обошлось без лишнего шума...
Берни Экклстоун: И в этот раз могло обойтись. Когда Рон Деннис узнал, что в его команде что-то не так, нужно было тут же позвонить Жану Тодту и сказать: "Слушай, Жан, тут что-то странное происходит, давай встретимся". Они бы встретились, сообщили в полицию, та расследовала бы все обстоятельства, и мы услышали бы окончательное решение.

Вопрос: Фернандо Алонсо стал одним из проигравших в этом году, его репутация сильно пострадала...
Берни Экклстоун: Мы не знаем, что ему обещали в McLaren. Когда он подписывал контракт, Хэмилтон еще даже не опробовал машину Формулы 1. Если испанцу сказали: "Не волнуйтесь, он - дебютант и ваш номер - первый", то вероятно он ждал поддержки, подобной той, что в Ferrari оказывали Михаэлю Шумахеру. Но команда больше внимания уделяла Хэмилтону, естественно Алонсо чувствовал себя не лучшим образом. Я догадываюсь, откуда корни этой проблемы.

Вопрос: Кто из молодых гонщиков, кроме Хэмилтона, вас впечатлил?
Берни Экклстоун: Я всегда следил за успехами польского парня с фамилией Кубица, он хорошо справился со своей работой. Феттель тоже очень неплох, мне нравится, когда гонщики младших серий добиваются успеха.

Вопрос: Пришло время расстаться с ветеранами, вроде Ральфа Шумахера и Джанкарло Физикеллы?
Берни Экклстоун: Они выступали в приличных командах и должны были добиться большего. Им нужно подумать, стоит ли сейчас садиться за руль менее конкурентоспособных машин, хотя смена команды может добавить мотивации.

Вопрос: Почему Renault откатилась так далеко назад в 2007-м?
Берни Экклстоун: Думаю, им не хватало Алонсо. Фернандо для Renault, как Михаэль для Ferrari - такие гонщики невероятно мотивируют команду и обеспечивают должную обратную связь для инженеров.

Вопрос: В чем просчитались японские команды?
Берни Экклстоун: Они управляются из Японии, это неверно. Между Европой и Японией большая разница в часовых поясах, в культуре и методах работы. Они очень консервативны и предпочитают риску ожидание. Вы не можете быть консервативны, если выступаете в Формуле 1.

Вопрос: В Honda решили изменить ситуацию, пригласив Росса Брауна, в Toyota должны сделать что-то подобное?
Берни Экклстоун: Несомненно, только вот кого пригласить? Специалистов подобного уровня не так много. Интересно, ведь никто не знает, насколько хороша была Toyota в 2007-м, может гонщики просто не смогли реализовать ее потенциал? На месте Toyota я пригласил бы на тесты кого-то, вроде Михаэля Шумахера, чтобы он сел за руль и, через несколько дней, высказал свое мнение.

Вопрос: Может быть - Алонсо?
Берни Экклстоун: Почему нет? Посмотрите на ситуацию в Renault, в 2005-м и 2006-м. Если бы выступал один Физикелла, они могли и не узнать о том, насколько хороша их машина.

Вопрос: С точки зрения зрителя, какой Гран При в этом году вы считаете лучшим?
Берни Экклстоун: Гонка в Монако всегда уникальна, но в этом году многие Гран При удались.

Вопрос: По ходу сезона много говорилось о клиентских машинах и о том, что отличает конструкторов. Вы позволите командам покупать клиентские шасси?
Берни Экклстоун: Мы знаем, что такое команда-клиент, я не думаю, что это должно быть разрешено. Если команда боится конкурировать против автопроизводителей, она покупает машину на стороне, но в этом случае мы можем увидеть четыре McLaren и четыре Ferrari в восьмерке лучших, столкнувшись со всеми проблемами, которые вызовет подобная ситуация. К примеру, если идет борьба за титул и шансы "родительской" команды под угрозой, клиенты будут помогать.Нужно вернуться к основам: если вы не конструктор собственной машины, для вас нет места в Формуле 1. Каждая команда обязана самостоятельно разрабатывать и строить свои машины.

Вопрос: В 2008-м мы избавимся от электроники, это поможет гонкам?
Берни Экклстоун: Сложно сказать. Одна из проблем - слишком мягкая резина, она так быстро изнашивается, что к концу уик-энда есть единственная траектория, по которой можно ехать, имея эффективное сцепление с трассой. Гонщики и едут друг за другом по этой траектории. Единственное исключение - дождь, когда число возможных траекторий увеличивается и гонки становятся интересными. Поможет ли отказ от электроники изменить ситуацию - не знаю, может организаторам Гран При стоит мыть трассу в субботу ночью, перед гонкой, а поставщикам резины привозить более жесткие шины? Сцепление с трассой станет не столь эффективным, и в гонках появится борьба.

Вопрос: В следующем году мы увидим два новых Гран При, в Валенсии и Сингапуре. Чего вы ждете?
Берни Экклстоун: Это будет интересно, особенно ночная гонка в Сингапуре. Да и Валенсия хороша.

Вопрос: В результате мы придем к календарю из двадцати Гран При?
Берни Экклстоун: Кто знает? Это вопрос с командам, мы бы хотели проводить 36 гонок, как в NASCAR. Вероятно, 18 Гран При - разумный вариант.

Вопрос: И все меньше гонок в Европе...
Берни Экклстоун: Мы идем туда, где есть новые рынки для автопроизводителей. Формула 1 - отличный демонстрационный полигон, думаю, мы будем проводить Гран При в Индии, вероятно, приедем в Россию и Корею.

Вопрос: Вам жаль, что мы потеряли Гран При США?
Берни Экклстоун: Америка велика, как и Европа, чтобы иметь такое же влияние, как в Европе, нам нужно проводить в Штатах восемь Гран При. Единственная гонка не сделает Формулу 1 популярной.

Другие новости