Монако'02: Arrows

Дэвид Култхард лидирует на старте Гран При Монако 2002 года
Гонка #687: 26 мая 2002 года. Гран При Монако. Монте-Карло
Поул Хуан Пабло Монтойя (Williams FW24) - 1.16,676 (158,224 км/ч)
Лучший круг Рубенс Баррикелло (Ferrari F2002) - 1.18,023 (155,492 км/ч)
Победитель Дэвид Култхард (McLaren MP4-17) - 1:45.39,055 (149,280 км/ч)

В квалификации Гран При Монако безоговорочный лидер того сезона Михаэль Шумахер с полным правом считался фаворитом. Однако, словно в сказке про старика Хоттабыча, незадолго до начала сессии у немца вдруг начали слезиться глаза. На узкой городской трассе, где в пяти сантиметрах от идеальной траектории находится холодный металл отбойников, это не могло не сказаться на результате. Немец показал лишь третье время.

Днем позже он был готов отыграться, но сделать это в княжестве, как хорошо известно, гораздо сложнее, чем на любой другой трассе. На сигналы светофора лучше всех среагировал Дэвид Култхард: со второго места шотландец из McLaren вышел в лидеры. Однако уехать в отрыв ему не удалось - по пятам неотступно следовали победитель квалификации Хуан-Пабло Монтойя и два брата Шумахера.

На протяжении 40 кругов весь этот квартет умещался в пару секунд. Михаэль явно был чуть быстрее соперников, но рисковать ему было не с руки, тем более, что любая попытка обгона Монтойи во все времена считалась крайне недальновидным поступком с высокой вероятностью столкновения.

Квартет пилотов во главе с Дэвидом Култхардом отрывается от соперников в дебюте Гран При Монако 2002 года. Рисунок Майкла Тёрнера

Внезапно группа лидеров стала распадаться: Култхард начал отрываться от конкурентов. Мгновенно просчитав ситуацию, в Ferrari тут же пригласили своего пилота на единственный плановый пит-стоп. Не прошло и пары минут, как Хуан-Пабло уже парковал свой Williams с отказавшим мотором на набережной. Интрига гонки свелась к тому, успеет ли Дэвид провести дозаправку и смену шин, оставшись лидером, или Шумахер всё же проскочит вперед. Предварительные расклады показывали, что все решат доли секунды.

Так оно и вышло. Механики McLaren не дрогнули в условиях предельно жесткого прессинга, позволив своему пилоту выехать на трассу буквально перед носом мчавшейся по стартовой прямой Ferrari. Дело было сделано.

Как ни старался после этого Михаэль, вплотную следуя за соперником и выжидая малейшей ошибки шотландца, сам Дэвид отлично выучил урок прошлого года, когда не смог опередить заведомо более медленный Arrows Энрике Бернольди. Четкое следование по траектории в Монако является синонимом успеха, и на этот раз оно позволило Култхарду подняться в княжескую ложу и победно вскинуть над головой тяжелый кубок.

Дэвид Култхард на пути к победе в Гран При Монако 2002 года

Шумахер остался вторым, уступив на финише всего секунду, а вот его брат Ральф в спор за победу вступить не смог. После визита в боксы он явно потерял скорость. Причина выяснилась очень скоро: от заднего левого колеса Williams начали отлетать куски резины. Пришлось снова отправляться на пит-стоп.

Однако, так как темп лидеров на первой половине дистанции был очень высоким, а за их спиной произошло несколько аварий в группе середняков, немцу все же удалось сохранить третью позицию. Пусть и с большим отставанием, но все же он прикатил к подиуму. Любопытно, что до этого во всех пяти проведенных в Монако гонках Шумахеру-младшему не удавалось хотя бы просто добраться до клетчатого флага.

Интересно...
Если для Михаэля Шумахера гонка прошла в разглядывании чужих машин сзади, то его напарник по Скудерии Рубенс Баррикелло всё же решился пойти в атаку. Бразилец потерял на старте две позиции, после чего столь же прочно увяз в трафике. После пит-стопа гонщик попробовал опередить Кими Райкконена в "эске" после туннеля, но лишь налетел на McLaren сзади, за что позже был оштрафован. Показав лучшее время на круге, Рубенс в итоге финишировал лишь седьмым, после чего невесело признал, что по чистой скорости машина в этот день позволяла ему претендовать на победу...

Arrows

Вторая гонка в истории команды Arrows. Риккардо Патрезе на FA/1 лидирует в Гран При ЮАР 1978 года

Шестым гонку в Монако закончил Хайнц-Харальд Френтцен. Немец имел шансы и на четвёртое место, но во время пит-стопа дала сбой заправочная машина. Выступал он за команду Arrows, а заработанные в тот день очки оказались последними в её истории.

Любопытный это был проект. Просуществовав почти ровно четверть века, команда знала разные времена, но всегда была классическим середняком. Это касалось всех без исключения аспектов гоночной деятельности. Пилоты "стрел", случалось, приезжали на подиум и стартовали с поула, но выиграть им не удалось ни разу. С другой стороны, всегда был кто-то более медленный, и даже в роковом 2002-м, когда над Arrows окончательно сомкнулись бурные воды автоспортивного океана, её машины ехали вполне шустро.

Случалось, что цвета команды защищали чемпионы мира, вроде Деймона Хилла или Алана Джонса, и откровенные рента-драйверы, как культовый ныне Таки Инуе, но куда больше было крепких гонщиков средней руки. В конструкторском штабе тоже работали профессионалы, знающие своё дело, но не имеющие звездного статуса. Были в их числе и Росс Браун, и Джон Барнард, но далеко не на пике карьеры.

У Arrows никогда не было партнера, поставлявшего заводские моторы, но менеджерам почти всегда удавалось заключить неплохой клиентский контракт. Наконец, в жизни команды нашлось место и колоритному африканскому принцу, и обязательному для каждого повествования таинственному японскому инвестору, и нескольким судебным приговорам. А еще летопись "стрел" можно назвать Историей о потерянных буквах.

Дебют модели А1 сопровождала надпись "Еще одна новая машина Arrows". Команда обрела независимость

Когда хмурым ноябрьским деньком 1977 года пятеро заговорщиков, переглянувшись, окончательно решили, что назад пути нет, они и предположить не могли, во что выльется их затея. Конструкторы Тони Саутгейт и Дэйв Уосс, а также менеджеры Алан Риз и Джеки Оливер решили сбежать из команды Shadow ЦРУ-шника Дона Николса, основав свой гоночный проект.

Финансировать его взялся итальянец Франко Амброзио. Когда речь зашла о названии, решено было использовать опыт March и составить его из первых букв фамилий основателей. Их тасовали и так, и эдак, но лишь после добавления одной лишней "R" удалось получить хлёсткий вариант Arrows - "стрелы".

Молодой пилот Риккардо Патрезе, которого также переманили у Николса, уже во второй гонке лидировал, пока не сгорел мотор, а в третьей заработал очки. Однако босс Shadow не собирался оставлять случившееся без последствий: он подал на раскольников в суд, обвинив в плагиате. Надо признать, что машина Arrows FA/1 и впрямь была точной копией DN9 команды американца.

Спустя семь недель лондонский суд запретил использование FA/1, но уже на следующий день состоялась презентация новой модели А1, спроектированной в авральном порядке. Отличий от предшественницы по-прежнему было немного, но тут уж Николс оказался бессилен.

Уже летом 1978-го проект лишился Амброзио - поклонник скорости загремел в тюрьму, попавшись на финансовой афере. Тем временем команда завоевала второе место в Швеции и четвертое в Канаде, доказав свою несомненную жизнеспособность. В следующем году на трассы вышла "золотая пуля" модели А2, а в 1980-м Патрезе финишировал вторым на американской городской трассе Лонг-Бич.

Arrows A2 неслучайно прозвали "золотой пулей"

Летом того же года ушел еще один из основателей, Саутгейт, и пост главного конструктора надолго занял Уосс. Начало 1981 года получилось просто фантастическим: в четырех первых гонках итальянский пилот завоевал поул плюс второе и третье места на финише. В тот момент казалось, что Arrows остался всего шаг до лидеров, но сделать его так никогда и не удалось, а до конца чемпионата команда больше не заработала ни одного очка.

Потом показалось, что проект вот-вот закроется из-за нехватки денег, но помогло начавшееся сотрудничество с BMW: немцы поставляли моторы и могли за это посадить за руль одной из машин своего протеже. Имея в своем составе будущих победителей Гран При Герхарда Бергера и Тьерри Бутсена, Arrows вновь стала прибавлять: бельгиец подкрепил это вторым местом в Имоле.

Однако следующий 1986 год оказался неудачным. Новая машина A9 никак не хотела ехать быстро, что привело к очередной потере: ушел Уосс. Его место занял молодой и тогда ещё не слишком известный Росс Браун. Объективно, именно в тот период проект "стрелы" достиг пика своего развития. Моторы Megatron и пилоты Дерек Уорик с Эдди Чивером позволили добраться до пятой строчки Кубка конструкторов.

Разумеется, Брауна переманили богатые конкуренты, но и результаты Arrows привлекли внимание: японский бизнесмен Ватару Охаши, владеющий логистической компанией Footwork, стал сначала генеральным спонсором, а затем и владельцем всего проекта.

Он начал с глобальных перестановок в руководстве. В частности, одним из руководителей стал знакомый нам по проекту Spirit Джон Уикэм. Оливер и Риз, двое последних основателей, остающихся в деле, тоже получили какие-то посты. Новым техническим директором стал Алан Дженкинс.

Название Footwork команда и её машины носили на протяжении шести лет. Агури Сузуки на Гран При Италии 1992 года

Однако спонсорские средства оказались потрачены неверно. Единственным приобретением команды стала 40%-ная аэродинамическая труба в Милтон-Кинсе, а вот моторы Porsche на поверку не выдерживали никакой критики. В сезоне 1991 года пилотам с трудом удавалось проходить квалификацию, а до финиша получилось доехать всего четыре раза.

Всё изменилось с переходом на двигатели Mugen-Honda. Микеле Альборето дважды финишировал пятым, дважды шестым и целых шесть раз - седьмым. Последнее было весьма досадно, так как очки в ту пору начисляли только первой шестёрке. В дальнейшем результаты тоже были вполне неплохими, но к середине 1995-го энтузиазм и деньги господина Охаши стали иссякать, и Footwork вновь стала Arrows. Окончание сотрудничества с японцами ознаменовалось третьим местом Джанни Морбиделли в финальном Гран При Австралии 1995 года.

Оливер и Риз вновь выкупили акции, но спустя всего несколько месяцев Алан полностью продал свою долю и покинул проект. Новым собственником стал британец Том Уокиншоу. Его первым полноценным сезоном в качестве босса должен был стать 1997-й.

Джанни Морбиделли на пути к третьему месту в Гран При Австралии 1995 года

Том, будучи не новичком в мире автоспорта, смог собрать под свой проект хороший бюджет. Позже он вспоминал, что если бы те деньги были вложены в техническую составляющую, все бы могло пойти совсем иначе. Но Уокиншоу подписал контракт на кругленькую сумму с новым чемпионом мира Деймоном Хиллом. В первой гонке сезона машина лондонца сломалась ещё на прогревочном круге...

Деймон с трудом цеплялся за очки и лишь раз имел шанс сотворить сенсацию. В Венгрии, благодаря шинам Brigdestone, он захватил лидерство и оставался первым ещё за пару километров до финиша, когда копеечная поломка вынудила резко сбросить скорость...

Начиная с этого момента, любые заработанные очки стали для Arrows большим праздником. Зимой 1998/99 годов, правда, на горизонте появился сказочно богатый нигерийский принц Малик адо Ибрагим, но в Формулу 1 он наигрался всего за несколько месяцев. Тем не менее, именно этот персонаж выкупил все оставшиеся акции у Джеки Оливера. Так у команды больше не осталось букв, чтобы оправдывать свое название.

Последняя в истории презентация Arrows прошла накануне Гран При Австралии 2002 года в Альберт-парке

Уокиншоу продолжал выступления и даже выкупил компанию Брайана Харта, занимавшуюся подготовкой гоночных моторов. На каком-то отрезке времени в Формуле 1 было всего две команды, которые сами строили себе двигатели: Ferrari и Arrows.

Но как веревочке ни виться, конец выглядел все более неизбежным. Несколько последних сезонов машины щеголяли эффектной ярко-оранжевой спонсорской раскраской, которая была очень заметна в пелотоне, но в один из дней лета 2002 года ворота базы Arrows закрылись навсегда. А Формула 1 помчалась дальше, расставшись с ещё одной частичкой своей истории...


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости