Европа'84: Spirit

Ален Прост лидирует на старте Гран При Европы 1984 года. В правой части кадра видно, как Toleman Сенны налетел на Williams Росбе
Гонка #403: 7 октября 1984 года. Гран При Европы. Нюрбургринг (Германия)
Поул Нельсон Пике (Brabham BT53) - 1.18,871 (207,315 км/ч)
Лучший круг Нельсон Пике (Brabham BT53)
Микеле Альборето (Ferrari 126C4) - по 1.23,146 (196,656 км/ч)
Победитель Ален Прост (McLaren MP4/2) - 1:35.13,284 (191,751 км/ч)

Покинув Нюрбургринг в 1976-м после аварии и пожара Ferrari Ники Лауды, Формула 1 вернулась в эйфельские предгорья восемь лет спустя. Но обитателей паддока ждала уже не прежняя 25-километровая петля, а новое кольцо Гран При. Отношение к нему оказалось разным: тот же Лауда назвал новый автодром самым безопасным в мире, а вот другой чемпион, Кейо Росберг, высказался в том смысле, что трасса оказалась слишком рафинированной, даже скучной, и совсем не похожа на "Зеленый ад".

Впрочем, страдать от этого финну пришлось недолго: он стал одним из шести участников аварии в первом повороте, так что гонка для него закончилась, едва начавшись. Более того – именно из-за Росберга вся каша и заварилась – мотор его Williams сразу же отказал, а соперники, пытаясь избежать контакта с медленной машиной Кейо, поврезались и в него, и друг в друга.

Лидировал же тем временем Ален Прост. В квалификации гонщик McLaren был вторым, но быстро опередил Нельсона Пике и помчался вперед. Победа была нужна Профессору, как воздух: он вел борьбу за титул с напарником Ники Лаудой, но тот из-за неполадок в коробке передач и переменчивой погоды стартовал только 15-м.

Ники тоже прекрасно понимал ситуацию и старался не терять времени: уже пятый круг он закончил на шестой позиции. Однако следующим соперником австрийца стал Микеле Альборето из Ferrari, который сам атаковал Renault Дерека Уорика и пропускать никого не собирался. Лауде же ни в коем случае нельзя было рисковать.

После нескольких десятков кругов Ники всё же не выдержал, он ринулся в атаку в тот момент, когда трое гонщиков обгоняли круговых. Уорик с Альборето в итоге поехали дальше, а вот Лауда вынужден был глотать пыль по обочинам. Хорошо ещё, что мотор McLaren не заглох и пилот смог продолжить движение.

На второй половине дистанции, как водится, на первый план вышла надежность. Первыми не выдержали машины Renault. Особенно обидно было Патрику Тамбэ, который уверенно занимал второе место, да и Уорику четвертое далось непросто, но оба оказались вне игры.

Затем зрители – а их собралось целых 175 тысяч – увидели яркий спектакль в исполнении Пике и Альборето. Сначала они соревновались в скорости (и даже показали одинаковое время круга!), а потом обоим пришлось экономить топливо. Ferrari и Brabham ехали по трассе куда медленнее обычного, причем на прямых пилоты бросали их из стороны в сторону, чтобы выбрать со дна бака последние капли.

Победитель Гран При Европы 1984 года Ален Прост. Рисунок Алена Фернли

Сильнейшим в этом необычном поединке стал в итоге Микеле, но на подиум поднялись оба. Лауда финишировал четвертым, не успев настичь беззащитных соперников. Но и эти три очка были для него весьма важны – ведь уверенную победу на Нюрбургринге одержал Ален Прост, в очередной раз выступивший не слишком эффектно, но максимально эффективно.

Интересно...
Для пилотов McLaren квалификация Гран При Европы сложилась прямо противоположным образом: Ален Прост показал второе время, Ники Лауда – только 15-е. Любопытно, но в воскресной утренней разминке все оказалось совсем иначе: там австриец проехал быстрее всех, а вот француз, допустив ошибку в последнем повороте, вылетел с трассы и серьезно приложил свою машину о судейский Volkswagen. По иронии судьбы, на борту последнего красовалась надпись "автомобиль безопасности".

Spirit

Spirit 201C Honda образца 1983 года

Европейский Гран При оказался одним из наиболее успешных в сезоне для небольшой команды Spirit – её единственный пилот Мауро Бальди доехал до клетчатого флага восьмым, отстав от победителя на два круга. По ходу дистанции ему трижды удавалось обгонять соперников в непосредственной борьбе на трассе.

Любопытный британский проект просуществовал в Формуле 1 на протяжении трех неполных сезонов. Если говорить о спортивных результатах, то они оказались не слишком выдающимися. Однако, как ни удивительно это звучит применительно к спортивным соревнованиям, очки, голы и секунды в данном случае не были главной целью.

Все началось весной 1981 года в Токио. В компании Honda, где всегда старались ассоциировать свой бренд с гонками, было принято принципиальное решение покорять Формулу 1. У японцев уже был опыт середины 60-х – не сказать, что совсем провальный, но и не особенно успешный.

На этот раз решено было ограничиться производством моторов: в этом деле хондовские инженеры были большими мастерами, потому вероятность позитивного исхода выглядела куда выше, чем при попытке вновь строить свое собственное шасси. Однако в спорте никому ничего не гарантировано, потому хитрые маркетологи предпочли для начала прощупать почву.

Тьерри Бутсен задуется победе, добытой за рулем Spirit в домашней гонке Ф2 в Спа. 1982 год

В начале июня в одном из неприметных лондонских пабов гости с востока встретились с двумя инженерами March, Джоном Уикэмом и Гордоном Коппаком. Те работали над созданием машин Формулы 2 – в начале 80-х в "младших" классах еще не было никакого технического монополизма, шасси и двигатели создавали несколько компаний.

Британцы уверили представителей Honda, что при должном финансировании в состоянии построить собственную машину, которая сможет сразу поехать быстро. Так и родился проект Spirit – небольшой, формально – частной команды, за спиной которой на протяжении всего времени существования незримо маячил логотип мощного и богатого автоконцерна.

Обосновавшись на бывшей базе хондовской мотогоночной команды в Слоу, Уикэм и Коппак, уже в роли руководителя и технического директора, начали набирать персонал и проектировать шасси. К команде присоединился конструктор McLaren Джон Болдуин, пилотами стали быстрый и молодой Тьерри Бутсен и уже понюхавший пороху в Формуле 1 Стефан Йоханссон. Вскоре, словно бы сама собой, материализовалась спонсорская поддержка Marlboro.

Первые тесты Spirit F1. Конец ноября 1982 года

Дебютный сезон гонщики провели на машинах модели 201 с двигателями Honda. Бутсен выиграл три гонки и стал бронзовым призером, а Йоханссон занял восьмое место. Базис был заложен – следующим шагом стал переход в Формулу 1, где Spirit, не привлекая особого внимания, надлежало испытать и довести до ума японские турбомоторы.

Так как хорошие результаты в данном случае могли даже помешать, обернувшись ненужным вниманием, шасси решено было сделать простым и надежным. Его даже не стали строить заново, доработав имеющиеся. С этой же целью решено было отказаться от услуг Бутсена, продолжив сотрудничество с Йоханссоном (выступать предполагалось одной машиной).

Тесты стартовали в ноябре 1982-го. Машина восемь месяцев накатывала километры по трассам Европы и обеих Америк. В апреле швед принял участие во внезачетной Гонке чемпионов, но стартовал последним и сошел после поломки мотора уже на пятом круге. Испытания продолжались еще несколько месяцев, и лишь в разгар лета команда официально дебютировала в Формуле 1 на Гран При Великобритании.

Cntafy Йоханссон за рулем Spirit на дебютном для команды Гран При Великобритании 1983 года. Обводы машины не поражают плавностью

Всего Spirit приняла участие в шести этапах, со скоростью все обстояло в целом неплохо, а вот надежность явно хромала. Совсем без проблем удалось проехать лишь одну гонку – в Зандфорте Стефан финишировал седьмым – остальные же ознаменовались или быстрыми сходами, или долгими пит-стопами для ремонта.

Ситуация стала вызывать опасения в Honda: результаты оказались слишком уж скромными, что могло отпугнуть потенциальных клиентов (переговоры с Williams были в самом разгаре). Парни Уикэма взялись за конструирование собственного шасси 101, призванного исправить ситуацию. Машину создавали в спешке, что не могло не отразиться на её качествах.

Но спустя пару месяцев Фрэнк Уильямс дал японцам согласие на контракт, после чего необходимость в Spirit у автоконцерна просто отпала. Сделав свое дело, команда стала для Honda недешевой обузой, от которой решили избавиться. Турбомоторы из Страны восходящего солнца начали триумфальное шествие в Формуле 1, а те, кто полтора года доводил их до ума и избавлял от "детских болезней", вступали в сезон 1984 года с неясными перспективами и почти безнадежными движками Hart.

Фульвио Баллибио тестирует Spirit. Отец пилота владел в Италии правами на мультики Диснея, но FIA на пустила Микки-Мауса в Ф1...

Машину протестировал Эмерсон Фиттипальди, но поездку на Гран При Бразилии пришлось отменить из-за дороговизны. Контракт с богатым, но очень медленным итальянцем Фульвио Баллабио заблокировала FIA. В итоге за Spirit в 1984-м поочередно выступали не хватавшие звезд с неба Мауро Бальди и Хуб Ротенгаттер.

С деньгами дело обстояло настолько плохо, что зачастую даже не было возможности захватить на Гран При запасной мотор. Когда очередной Hart испустил дух в далеком Детройте, его пришлось менять на древний Cosworth DFV! Результатов в такой ситуации ждать не приходилось, так что список достижений исчерпывался четырьмя финишами на восьмой позиции.

Доработанное шасси 101D было готово к старту сезона 1985 года. Бальди ни разу не финишировал в трёх первых Гран При. Тут-то к измученному звонками кредиторов Уикэму и обратился коллега по паддоку Тед Тоулмен. У того была неплохая команда, недавно открывшая счет подиумам, спонсорский контракт с Benetton, техника, гонщики – но ни единой шины!

Мауро Бальди пилотирует Spirit на финальном для команды Гран При Сан-Марино 1985 года

Бывшие поставщики из Michelin покинули Формулу 1, остальные были перегружены действующими контрактами. Стороны быстро нашли общий язык и ударили по рукам. Проект Spirit, созданный для испытаний моторов, был продан ради возможности использовать резину Pirelli...

Летом того же 1985-го в прессе появились слухи, что команда может вернуться в следующем году. Но этого не произошло ни тогда, ни после. В 1988-м, правда, Spirit обратилась к истокам, заявившись в чемпионат Формулы 3000. Её пилот Бертран Гашо даже завоевал пару подиумов, но уже летом Джон Уикэм понял, что в ту же реку не войти дважды. Прямо по ходу чемпионата он продал все экс-пилоту Стиву Кемптону и отошел от дел. В конце того же сезона в короткой, но поучительной истории Spirit была окончательно поставлена точка.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости