Гран При Австрии

Гран При Австрии

Гран При Австрии: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция: Эрик Булье, Тото Вольфф, Юсуке Хасэгава

Первая пресс-конференция

Участники: Эрик Булье (McLaren), Юсуке Хасэгава (Honda), Тото Вольфф (Mercedes)

Вопрос: Господин Хасэгава, две недели назад в Баку вы опробовали третью версию силовой установки Honda, а в этот уик-энд она стоит на обеих машинах McLaren. Насколько велик прогресс?
Юсуке Хасэгава: Прежде всего, мы рады, что сегодня обошлось без проблем. Ещё рано судить о скорости, это лишь пятница, но пока всё выглядит неплохо.

Вопрос: Фернандо Алонсо показал восьмое время, Стоффель Вандорн – двенадцатое. В чём конкретно удалось добиться прогресса, если говорить о силовой установке?
Юсуке Хасэгава: Да, прогресс есть, но скорость машины не определяется только силовой установкой – шасси тоже было доработано, да и многое зависит от характеристик трассы. Судя по данным телеметрии, силовая установка внесла свой вклад, чему мы очень рады.

Вопрос: Вы призываете нас не списывать прогресс на новую версию, или мы можем сказать, что Honda на верном пути?
Юсуке Хасэгава: Мне хотелось бы подтвердить, что мы на верном пути, но пока рано делать выводы. Мы сократили отставание от лидеров, но этого недостаточно, чтобы выйти с ними на один уровень – нужно продолжать работу.

Вопрос: Пара слов о Sauber. В Сочи вы объявили о сотрудничестве, которое начнется с 2018 года. Как обстоят дела? Инженеры Honda уже приехали в Хинвилл, чтобы наблюдать за работой над новым шасси?
Юсуке Хасэгава: Разумеется, сотрудничество уже началось, но мы не вправе раскрывать детали.

Вопрос: Эрик, продолжим беседу о новой версии силовой установки Honda. Что говорят гонщики?
Эрик Булье: Мы говорим об эволюционном развитии. Сейчас силовая установка выдаёт заметно большую мощность, у неё лучшая характеристика управляемости – она позволяет ехать быстрее.

Вопрос: То есть, силовая установка обеспечила прибавку скорости?
Эрик Булье: Да. Новая версия – шаг вперед по сравнению с теми, что были прежде.

Вопрос: В Баку команда заработала первые очки в сезоне. Можно ли сказать, что McLaren и Honda, наконец, прогрессируют вместе?
Эрик Булье: Нашему совместному проекту уже три года. Да, он стартовал совсем не так, как мы рассчитывали, в начале сезона мы оказались далеко позади, но сейчас вернулись на путь, который вернет нас в первые ряды.

Вопрос: Хотел бы спросить про Роберта Кубицу. Поляк оценивает свои шансы на возвращение в Формулу 1 на уровне 80-90%. Вы знаете его лучше многих – что скажете о перспективе снова увидеть Роберта в кокпите?
Эрик Булье: Думаю, всем известно, что авария Роберта была одной из наиболее драматичных за последние годы. Он очень талантлив, один из лучших, если у него получится вернуться, все будут рады снова видеть его в паддоке.

Вопрос: Тото, вчера Льюису и Себастьяну задали немало вопросов. Мы слышали их точку зрения, хотелось бы узнать ваше мнение по поводу событий в Баку две недели назад…
Тото Вольфф: Думаю, парни вчера закрыли эту тему. Дело касается исключительно их двоих, это они сражаются между собой. Они оба – великолепные гонщики. Себастьян дал пояснения, больше комментировать нечего.

Тото Вольфф

Вопрос: Вы согласны с тем, что их соперничество обостряет и без того захватывающее сражение между Mercedes и Ferrari?
Тото Вольфф: Да, об этом можно судить по масштабу аудитории. Количество зрителей на трибунах и у экранов телевизоров увеличивается, и сражение Хэмилтона и Феттеля за чемпионский титул играет в этом свою роль.

Вопрос: На прошлой неделе прошла очередная встреча производителей моторов. Чего удалось добиться?
Тото Вольфф: Встреча получилась продуктивной. Были представлены как нынешние поставщики, так и те, кто заинтересован в будущем сотрудничестве. Мы определили приоритетные параметры моторов нового поколения. Есть общее согласие по поводу того, какими они должны быть. Это позволит избежать прошлых ошибок и верно расставить акценты.

Вопрос: Вы сказали, что есть общий вектор. Можете рассказать чуть подробнее?
Тото Вольфф: Основная идея в том, что мы не хотим вкладывать гигантские суммы в разработку новой силовой установки. Базовые принципы должны остаться прежними: нужно сохранить соотношение мощности к массе, гибридную составляющую. Кроме того, силовые установки должны быть доступны командам и не слишком затратны для производителей. Нам нужно обеспечить качественный звук без отказа от гибридной составляющей. Ещё мы обсуждали стандартизацию компонентов с целью снизить издержки и ограничить конкуренцию в отдельных областях.

Вопрос: Господин Хасэгава, каково ваше мнение о новых правилах для моторов, и как вы оцениваете итоги недавнего собрания?
Юсуке Хасэгава: Как заметил Тото, встреча прошла конструктивно. Мы обсуждали направление дальнейшего развития. С точки зрения производителя силовая установка Формулы 1 должна быть технологически привлекательной и заключать в себе самые современные разработки, но её стоимость не должна быть чрезмерной, а конфигурация – слишком сложной. На этот счёт нам удалось договориться, осталось определиться с конкретным решением.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер) Господин Хасэгава, соглашение о сотрудничестве с Sauber и партнерство с McLaren свидетельствуют о долгосрочной приверженности Формуле 1 со стороны Honda, однако есть немало слухов, говорящих об обратном. Не могли бы вы рассказать о долгосрочных планах компании – насколько она предана Формуле 1?
Юсуке Хасэгава: В нынешнем сезоне у нас немало сложностей, огорчающих и нас самих, и Эрика, но это не причина уходить из чемпионата. В Honda верны Формуле 1, мы сделаем всё, чтобы переломить ситуацию.

Вопрос: (Петер Фаркас) Поскольку вы втроем здесь, не могу не задать вопрос. Эрик, я читал ваши комментарии в Баку, где вы не исключали временный переход на другие моторы, пока в Honda разбираются с проблемами. Это реально? Господин Хасэгава, в Honda поддержат такой вариант? Тото, в Mercedes согласятся на эту схему?
Эрик Булье: Думаю, общий ответ – нет. Комментарий вырван из контекста. Меня тогда спрашивали о нашей дискуссии, на машинах McLaren стоят моторы Honda, но когда людям рассказываешь про три варианта, кто-нибудь непременно концентрируется на одном.

Юсуке Хасэгава: Разумеется, для нас это не вариант.

Тото Вольфф: Если для них это не вариант, то и для меня тоже.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Господин Хасэгава, отвечая на вопрос модератора, вы сказали, что практически согласны со словами Тото. В чем тогда расхождения? В вопросах технологии? В вопросах стоимости?
Юсуке Хасэгава: Как я уже говорил, мы не обсуждали детально вопрос стандартизации компонентов. Это неплохая идея для снижения расходов, но мы не определились с тем, какие именно детали следует унифицировать. Нам почти удалось договориться, осталось эти договоренности закрепить.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Тото, Льюис жаловался на нехватку мощности. Есть причины для беспокойства?
Тото Вольфф: В отношении силовой установки опасений нет. В пятницу мы вновь использовали самую первую силовую установку, понятно, что её ресурс на грани.

Вопрос: (Ливио Орихио) Господин Хасэгава, вы сказали, что для вас временный переход McLaren на иные силовые установки неприемлем, но новые собственники команды могут быть иного мнения. Состав акционеров McLaren претерпел серьезные изменения, McLaren Group известна своей финансовой эффективностью, но команда является своего рода визитной карточкой и сейчас она не лучшим образом работает на общий имидж. Возможно, в руководстве уже задумались о смене поставщика – вы готовы к такому сценарию? Есть ли у Honda резервный план, раз уж вы говорили о долгосрочной приверженности компании Формуле 1?
Юсуке Хасэгава: Нет, мы к такому сценарию не готовы. Нам хочется сохранить нынешнее сотрудничество, пока иных вариантов нет. Конечно, выбор за McLaren, но лично мы озвученный вами сценарий не рассматриваем. Думаю, вам следует спросить об этом Эрика.

Вопрос: (Юрген Кеммнер) Вопрос ко всем. Считаете ли вы правильным, что Формула 1 переходит на платные телевизионные каналы? И еще – насколько вы в силах влиять на переговоры Liberty Media с телевизионными компаниями?
Тото Вольфф: Мы не эксперты. В Liberty прекрасно разбираются в телевизионном бизнесе, ответом на ваш вопрос было мнение, что во всех странах, представляющих интерес для Формулы 1, необходимо провести исследование на тему охвата аудитории платным телевидением.

Найдутся рынки, где доля платного телевидения составляет несколько процентов, если там уйти в платное вещание, можно потерять значительную аудиторию. В Liberty очень внимательно, аналитически подходят к этому вопросу, они будут принимать решение по каждой территории отдельно, стараясь добиться баланса между охватом и доходами.

Формула 1 – не единственный спорт, где приходится иметь дело с подобными вещами. Мы уже видели, как Лига Чемпионов перешла на платные каналы и в результате потеряла значительное количество зрителей. Вопрос в самом деле непростой.

Эрик Булье: Мне нечего добавить. Как заметил Тото, мы не эксперты, мы не занимаемся телевизионным бизнесом, и в Liberty сами решат, что им нужно. Есть определенный баланс между открытым и платным вещанием, на одних рынках коммерческий формат работает, на других – нет. Многое зависит от того, как выстроено взаимодействие с болельщиками, как вы поддерживаете популярность Формулы 1.

Юсуке Хасэгава: Соглашусь с Тото и Эриком. У меня нет четкого мнения, поскольку я тоже не эксперт в телевидении, но рост зрительской аудитории крайне важен, потому мы поддержим любою инициативу Liberty Media.

Вопрос: (Грэм Харрис) Господин Хасэгава, в Sauber вы вели переговоры с Монишей Кальтенборн – как вы относитесь к тому, что она покинула чемпионат? Скажется ли это на отношениях между Honda и Sauber, встречались ли вы с новым руководством?
Юсуке Хасэгава: Я ценю то, что Мониша положила начало сотрудничеству Sauber и Honda, однако речь идет о взаимодействии двух компаний, и уход Мониши вряд ли на него повлияет. Что касается структуры Sauber, я не вправе её обсуждать.

Вопрос: Эрик, на ту же тему: Рон Деннис и McLaren расстались, управленческая структура теперь будет выглядеть иначе. Планируется ввести должность руководителя команды?
Эрик Булье: Рон был исполнительным директором McLaren Technology Group, так? В группу McLaren входит несколько компаний, так? Не знаю, что вы имели в виду под «руководителем команды», и не понимаю, огорчаться ли мне или считать себя оскорбленным.

У меня есть лицензия руководителя команды от FIA. Кроме того, со времен Фрэнка Уильямса, Рона Денниса и других известных руководителей сама эта роль претерпела изменения. В McLaren спортивная, техническая и коммерческая составляющие разделены: Зак Браун отвечает за коммерческие вопросы, я – за спортивные и технические.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Тото, короткий вопрос, прежде чем я перейду к основной теме. Мы только что говорили о Роберте Кубице. Если я правильно понял, Роберт работал на симуляторе Mercedes – что показали те тренировки? Готов ли Роберт вернуться в Формулу 1 в качестве серьезного соперника?
Тото Вольфф: Эрик высказался верно – все мы с большим уважением относимся к Роберту, считая его одним из наиболее талантливых гонщиков. Мы знаем его с 15 лет, когда он только начинал выступать в формульных сериях. Кубица заслужил место в Формуле 1, но в раллийной гонке угодил в ужасную аварию. Мы были бы рады снова видеть его среди участников чемпионата.

Роберт некоторое время назад тренировался на симуляторе Mercedes, но это было довольно давно. С тех пор он неплохо выступал в гонках GT, его тесты с Renault в Валенсии прошли успешно – похоже, французская команда готова предоставить ему еще одну возможность поработать с машиной. Лично я был бы счастлив снова видеть Роберта в Формуле 1.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Все вы участвовали в совещании производителей моторов. Если я правильно понял, там собралось 37 человек – некоторые представляли посредников, но и производителей набралось восемь или девять. Не слишком ли много? Сколько производителей в принципе должно быть – четыре, шесть, а может, девять? Нечто подобное мы наблюдали в начале двухтысячных, когда в чемпионате выступало семь производителей, но вскоре ушла одна из немецких компаний, потом – одна из японских…
Тото Вольфф: Когда за одним столом собирается 37 человек, организовать дискуссию сложно, но, как заметил господин Хасэгава, она получилась конструктивной. Там присутствовали наши нынешние подрядчики и независимые производители моторов.

Само направление встречи под руководством Жана Тодта, было задано очень правильно, однако я не смогу ответить вам на вопрос, какое количество производителей будет оптимальным для Формулы 1. Нынешняя ситуация весьма неплоха: в чемпионате представлены четыре великих бренда. Конечно, компаний было бы больше, если бы в Red Bull Racing или Williams пользовались поддержкой независимых производителей – это позволило бы самим командам выйти на совершенно иной уровень, так что я приветствую расширение числа поставщиков.

Вопрос: Господин Хасэгава?
Юсуке Хасэгава: Сложный вопрос. Четыре производителя – мало, десять – много. Видимо, истина где-то посередине.

Вопрос: Эрик, интересно узнать ваше мнение…
Эрик Булье: Я не присутствовал на той встрече. Главное, чтобы силовые установки следующего поколения были проще и дешевле, что позволило бы независимым производителям дебютировать в чемпионате. В таком случае число производителей вполне может соответствовать числу команд.

Вопрос: (Петр Хлавичка) Приятно видеть прогресс Honda. Господин Хасэгава, насколько вы уверены в том, что у вас получится вдвое сократить отставание от Mercedes к концу нынешнего сезона? Или, учитывая готовящиеся модификации, от компании можно ожидать большего?
Юсуке Хасэгава: Конечно, мы стараемся подобраться к Mercedes, но в текущей ситуации сложно быть уверенным в осуществлении таких планов. Могу лишь сказать, что мы сделаем для этого всё возможное.

Вопрос: (Ливио Орихио) Тото, в Ferrari расстались с одним из ключевых мотористов. Если бы я работал в Формуле 1 и узнал, что мой конкурент лишился ключевого сотрудника в одной из важнейших областей, я был бы счастлив. Что чувствуете вы?
Тото Вольфф: Я не очень хорошо знаю структуру Ferrari и читал лишь о том, что вы мне сказали. Не могу сказать, что всё это означает. Иногда у расставания есть справедливые причины – у сотрудника появились иные возможности, или внутри структуры что-то не функционирует. Не думаю, что с моей стороны будет уместным комментировать внутренние дела Ferrari.

Вопрос: А в плане спорта, конкуренции?
Тото Вольфф: В плане спорта мы все стараемся добиться преимущества на трассе.

Вопрос: (Петер Фаркас) Тото, как инцидент в Баку между Себастьяном и Льюисом скажется на их соперничестве по ходу сезона? Считаете ли вы, что Льюис постарается каким-то образом использовать огорчение Себастьяна собственной ошибкой?
Тото Вольфф: Эти двое с большим уважением относятся друг к другу, так было с самого начала сезона. Очевидно, что в столь интенсивной схватке за титул будут взлеты и падения, и чем дольше длится борьба, тем острее она становится. Но они не были бы многократными чемпионами мира, если бы имели явную слабость – вряд ли события того уик-энда будут долго занимать их мысли. Парни готовы двигаться дальше.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Господин Хасэгава, есть ли вероятность в будущем увидеть в чемпионате заводскую команду Honda?
Юсуке Хасэгава: У нас есть планы насчет 100% заводской команды, но это планы на будущее. В Формуле 1 нельзя ничего исключать, однако пока мы говорим только об идее.

Вопрос: (Барна Жолдош) Тото, всем известно, насколько Фернандо Алонсо хочет в 2018-м получить машину, способную выигрывать гонки. Не кажется ли вам, что в финансовом плане у вас уникальная ситуация – вы можете сказать: «Фернандо, если хочешь побеждать – приходи к нам, но выступай бесплатно»?
Тото Вольфф: Из вас вышел бы довольно жесткий руководитель команды! Фернандо очень важен для Формулы 1, он отличный гонщик и в McLaren-Honda это понимают. Однако в данный момент нас полностью устраивает собственный состав. Понимаю, вы рассчитывали услышать иной ответ, но стабильность и отношения между гонщиками – важные факторы, и в этом плане нам не на что жаловаться.

Вопрос: Тото, когда мы узнаем больше о перспективах Валттери Боттаса?
Тото Вольфф: Валттери выступает неплохо, но я не первый год работаю в Формуле 1 и не думаю, что в вопросах контрактов необходима спешка. В 2019 году ситуация на рынке гонщиков может оказаться весьма интересной, нужно заранее многое спланировать. Это не означает, что мы против кандидатуры Валттери – сейчас он явный фаворит, и нам хотелось бы длительное время с ним сотрудничать, но сперва нужно всё проанализировать.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Господин Хасэгава, многие помнят партнерство McLaren-Honda в 80-х годах прошлого века, но никто не говорит о сотрудничестве Williams-Honda в тот период. Обсуждали ли вы с Williams возможную поставку им своих моторов?
Юсуке Хасэгава: С Williams? Нет, этот вопрос никогда не обсуждался.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Тото, вы сказали, что отношения между напарниками очень важны. Означает ли это, что невозможно видеть в команде двух чемпионов мира?
Тото Вольфф: Не думаю, что всё сводится к наличию у гонщика чемпионского титула. Отношения между гонщиками определяют общую динамику внутри коллектива, а она, в свою очередь, влияет на способность людей взаимодействовать и выжимать из машины максимум. На общую обстановку влияет множество факторов – поведение в прошлом, нынешнее поведение, притом все люди разные, мы это признаем и потому стараемся добиться правильного сочетания.

Вопрос: Эрик, в McLaren выступали два чемпиона мира одновременно – как всё складывалось?
Эрик Булье: Ровно так, как описал Тото. Команде важно, чтобы гонщики ладили между собой, старались выжать максимум из машины и стремились перенять от напарника лучшее. В случае с Дженсоном Баттоном и Фернандо Алонсо дела обстояли именно так.

Вторая пресс-конференция

Участники: Франц Тост (Toro Rosso), Гюнтер Штайнер (Haas), Беат Цендер (Sauber)

Вопрос: Франц, если оставить в стороне сложности по ходу свободных заездов в эту пятницу, Toro Rosso переживает славный период – команда заработала очки в шести из восьми прошедших гонок. Как вы оцениваете достигнутый прогресс?
Франц Тост: За исключением этапов в Бахрейне и Канаде сезон складывается для нас удачно – мы зарабатывали очки в каждой гонке хотя бы одной машиной. Сейчас команда занимает шестое место в Кубке конструкторов, уступая Williams всего четыре очка. Задача – стать пятыми, и я убежден, что с нашей машиной, двумя замечательными гонщиками, отличными инженерами и правильными действиями всего коллектива мы вполне можем побороться за эту позицию.

Вопрос: Что станет ключом к достижению этой цели? Важно зарабатывать очки обеими машинами?
Франц Тост: Разумеется, двойной результативный финиш всегда помогает, но не менее важно иметь надежную машину и постоянно прогрессировать. Надеюсь, наши прямые соперники не смогут дорабатывать свои машины слишком быстро, и у нас получится успешно им противостоять.

Вопрос: Всё это относится к нынешнему сезону, но давайте поговорим о 2018-м и конкретно про гонщиков. На вчерашней пресс-конференции Карлос Сайнс сказал, что хочет остаться внутри «семьи» Red Bull, однако четвертый год подряд в Toro Rosso для него маловероятен. Это так?
Франц Тост: Прежде всего, решение принимать не Карлосу. У него контракт с Red Bull, компания решит, чем он будет заниматься в будущем. Меня немного смущает подобная дискуссия в этой фазе сезона, ведь в Red Bull финансировали всю карьеру Карлоса – оплачивали его участие в Формуле BMW, Формуле Renault, Формуле 3, GP3, Мировой Серии, а затем три года выступлений в Формуле 1. С чего вдруг, сумевшим вывести Карлоса на столь высокий уровень, отпускать его к соперникам? Иногда полезно рассуждать реально – повторюсь, решение остается за Red Bull.

Вопрос: То есть, вчерашние слова Карлоса были неуместны?
Франц Тост: Не знаю, надо спросить у него. Когда я беседовал с ним в четверг, он вёл себя вполне нормально.

Вопрос: Гюнтер, как и Toro Rosso, ваша команда в нынешнем сезоне регулярно зарабатывает очки, сейчас у вас 21 очко, а год назад после восьми этапов было 22. Конкуренция обострилась, или есть иное объяснение?
Гюнтер Штайнер: В этом году борьба в середине пелотона более плотная, чего лично я никак не ожидал. Мы заработали очки в шести из восьми прошедших гонок – как Toro Rosso, только самих очков меньше. Но соперничество интенсивное, и если сравнивать результаты, год назад одни команды имели значительное преимущество, тогда как у других вовсе не было очков. Сейчас конкуренция выше, и к этому приходится адаптироваться.

Вопрос: Считаете ли вы, что в некоторых моментах команда упускала возможности?
Гюнтер Штайнер: Конечно! В Австралии мы занимали седьмое место, когда отказала турбина, но подобные инциденты иногда случаются – нужно оставлять их позади и заниматься своим делом. С теми очками расклад сейчас мог бы быть иным, но временами вам везет, а временами – нет. На это невозможно повлиять, нужно просто продолжать работу.

Вопрос: В недавних гонках Роман Грожан жаловался на проблемы с тормозами. В чем эти проблемы заключаются, и какие действия предпринимает команда?
Гюнтер Штайнер: Проблемы заключаются в нестабильном поведении машины на торможении, и есть предположение, что причина – перегрев тормозов. Сюда мы привезли доработки, направленные на более эффективное их охлаждение, постараемся чуть лучше разобраться. Не знаю, будет ли этих усилий достаточно – сегодня их явно не хватило. Впрочем, на субботу у нас есть кое-какие идеи, а в Сильверстоуне мы перейдем на тормоза иного поставщика. Правда, те тормоза мы не тестировали, они впервые окажутся на машине в пятницу и, надеюсь, сработают так, как требуется. Посмотрим.

Вопрос: Беат, в Баку Sauber заработала очко, однако насчет руководителя команды по-прежнему нет никаких новостей. Когда можно ждать заявления?
Беат Цендер: Не могу вам ответить, поскольку мы всё еще ведем переговоры с несколькими кандидатами. Как только нам будет о чем заявить, мы тут же это сделаем.

Вопрос: Как отсутствие руководителя сказывается на повседневной работе коллектива?
Беат Цендер: Давайте оставаться реалистами – с момента ухода Мониши Кальтенборн прошло всего две недели, ситуация под контролем.

Гюнтер Штайнер: Беат ведь здесь – почему вы считаете, что в команде отсутствует контроль?

Беат Цендер: Это не такая уж серьезная проблема, решение вскоре будет принято.

Вопрос: Отсутствие руководителя сказывается на работе над машиной для следующего сезона? В отсутствие Мониши есть кому принимать решения?
Беат Цендер: Пока негативного эффекта нет. Если в ближайшие полгода руководитель не появится, это станет проблемой, но сейчас всё идет гладко.

Вопрос: Пара слов о сегодняшних свободных заездах – как они прошли?
Беат Цендер: К сожалению, не лучшим образом. Все началось с проблем с подвеской на машине Маркуса Эриксона, из-за которых пришлось демонтировать коробку передач. Затем на обеих машинах наблюдались неполадки в электронике, а еще нас пока не устраивает температура шин – впрочем, как обычно.

Вопросы с мест

Вопрос: (Грэм Харрис) Гюнтер, вы в Формуле 1 уже полтора года. Оглядываясь на процесс формирования команды, поступили бы вы в чем-нибудь иначе, если бы знали то, что вам известно сейчас?
Гюнтер Штайнер: Конечно, однако нет ничего такого, в чем я поступил бы принципиально иначе. Наш план хорош настолько, насколько в принципе может быть, и он действует. Да, пока вы не выигрываете всё подряд, картина не будет выглядеть идеальной, и если бы мы знали, как сложится ситуация, то в чем-то действовали бы иначе, но вряд ли я назову вам, в чем именно.

Нас вполне устраивает наш бизнес-план и то, как идут дела. Из команд, пришедших в Формулу 1 в новом тысячелетии, Haas – самая молодая и притом единственная, которая продолжает выступать. Прочим пришлось уйти, ну а наша модель, похоже, работает.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Гюнтер, вернемся к проблемам с тормозами, с которыми регулярно сталкивается Роман Грожан. Ваша команда использует детали Ferrari, а тормозная система точно такая же, как у них? Иными словами, если бы Роман выступал за Скудерию, у него были бы аналогичные сложности? Возможно, всё дело в стиле пилотирования?
Гюнтер Штайнер: Не знаю, какие компоненты и материалы используют в Ferrari, но тормозные системы у нас во многом схожие. Отличия в аэродинамике – нам приходится разрабатывать собственные решения, и, похоже, с перегревом у нас больше проблем, чем у них.

Думаю, всё объясняется сочетанием факторов: отчасти причина в том, что из-за иной конструкции переднего антикрыла к тормозам поступает меньше воздуха, отчасти – в манере пилотирования Романа. Он тормозит в последний момент, а затем направляет машину в поворот, а другие гонщики действуют более плавно. Мы должны предоставить ему машину, с которой он сможет тормозить в привычном для себя стиле. У нас с Ferrari одинаковый поставщик тормозов – не знаю, используют ли они иные материалы, но конструкция идентична.

Вопрос: (Кейт Уолкер) Беат, пара вопросов. Вслед за Монишей Кальтенборн команду покинул руководитель пресс-службы. Какие гарантии вы можете дать своим сотрудникам относительно стабильности их будущего? И как вы прокомментируете слухи, что сложившаяся корпоративная культура в Sauber очень жесткая по отношению к женщинам-сотрудницам?
Беат Цендер: (смеётся) Начнем с гарантий для сотрудников. У нового владельца могут быть совсем иные взгляды на то, как должна функционировать команда, и в такой ситуации каждому следует понимать, что он может оказаться не соответствующим своей позиции. Так происходит не только в Формуле 1 – всюду. А что касается отношения к сотрудницам – не понимаю, откуда такие слухи. Да, Мониша – женщина, но её уход никак не связан с половой принадлежностью. Владелец команды, господин Пиччи, сказал, что у него с Монишей были разные взгляды на работу команды, после чего пришлось поставить точку.

Вопрос: (Сью-Энн Бельмон) Вопрос ко всем. В прошлом году Франц не раз высказывал опасения насчет количества обгонов с новыми машинами. Нынешнюю ситуацию можно, наконец, считать приемлемой?
Франц Тост: Да, в этом сезоне мы уже наблюдали фантастические гонки. Вы правы, год назад я высказывал беспокойство, поскольку машины должны были заметно прибавить в скорости в поворотах, и казалось, что в потоке возмущенного воздуха вести преследование станет практически невозможным. Плюс из-за широких шин и большей прижимной силы тормозной путь сокращается, что, теоретически, осложняет атаку на торможении. К счастью, в этом сезоне у нас было несколько захватывающих Гран При с большим количеством успешных маневров – достаточно вспомнить гонку в Баку. Приятно наблюдать, как Ferrari успешно противостоит Mercedes – надеюсь, вторая половина сезона будет столь же интересной!

Гюнтер Штайнер: Соглашусь с Францем. Все мы не то чтобы опасались – сомневались в том, как будет складываться ситуация с обгонами, однако нынешний сезон подарил нам захватывающие гонки. Вряд ли можно просить большего – хочется верить, что мы будем наблюдать столь зрелищную борьбу и в последующие годы. При смене регламента направление было выбрано верно: новые машины и выглядят отлично, и гонки с ними получаются интересными – думаю, болельщики очень довольны!

Беат Цендер: Если взглянуть на цифры, количество обгонов меньше, чем год назад, однако сами атаки зрелищнее. Раньше гонщик мог просто промчаться мимо соперника, тогда как сейчас к общей картине добавилось плотное сражение Ferrari и Mercedes, а также череда противостояний в середине пелотона. Формула 1 выглядит более захватывающей, чем в 2016-м.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Франц, Toro Rosso традиционно рассматривается как команда для подготовки гонщиков. Если вы продлите контракт с Карлосом, для него это будет уже четвертый год в коллективе, что никак не соответствует фазе подготовки. К тому же, тем самым вы препятствуете приходу новых талантов. Как планируете поступить? Я услышал, что Карлос связан соглашением с Red Bull – возможно, вы сумеете определить его в другую команду?
Франц Тост: Во-первых, в Формуле 1 гонщик постоянно сам себя развивает, с каждым годом узнавая нечто новое. Во-вторых, Карлос по-прежнему очень молод, у него достаточно времени. Кроме того, никогда не знаешь, что может произойти в Red Bull Racing – какой-нибудь инцидент или нечто в этом роде. Да и с какой стати Red Bull вкладывать деньги в гонщика, чтобы потом в силу специфичной ситуации его упустить. Сейчас у компании есть четыре весьма конкурентоспособных гонщика – Риккардо, Ферстаппен, Квят и Сайнс, и ближе к концу сезона там примут решение, кто и где будет выступать в следующем сезоне.

Что касается молодых талантов, пока к дебюту в Формуле 1 готов только Пьер Гасли – остальные участники программы Red Bull Junior слишком молоды и выступают в Формуле Renault и GP3. Им всем потребуется время, но как только кто-либо из них проявит себя, и в Red Bull Racing проверят его мастерство и перспективы, тогда решение будет принято быстро.

Вопрос: Готовы ли в Red Bull на время пристроить гонщика в другую команду?
Франц Тост: Не знаю, посмотрим.

Вопрос: (Юрген Кеммнер) Вопрос ко всем. Считаете ли вы правильным, что Формула 1 по большей части переходит на платные телевизионные каналы? Насколько вы в силах повлиять на переговоры между телекомпаниями и Liberty Media?
Гюнтер Штайнер: Отвечу сперва на второй вопрос. Мы никак не влияем на переговоры, поскольку коммерческие права принадлежат Liberty Media, и они вольны поступать так, как считают нужным. Разумеется, они действуют и в наших интересах, так как мы получаем часть доходов – надеюсь, в этом плане их дела пойдут успешно.

Хорошо всё это или плохо? Знаете, я не эксперт в области телевидения в отличие от людей из Liberty Media. К ним из ESPN перешел Шон Братчес, он отлично знает рынок, и теперь им нужно принять решение, какими должны быть трансляции в будущем – в режиме онлайн, в режиме платного просмотра или какими-то еще. Повторюсь, мы не можем на это влиять, но верим, что в Liberty Media примут верное решение, которое обеспечит чемпионату максимальное число болельщиков и хороший доход. В этой ситуации команды не у руля, а в роли пассажиров…

Франц Тост: Новые владельцы из Liberty Media пришли из телевизионного бизнеса, в этой сфере, как заметил Гюнтер, им опыта не занимать – уверен, они примут верное решение. Будут ли это интернет-трансляции, платная подписка или какой-то иной способ – посмотрим. Скорее всего, мы получим несколько опций, но я на 100% доверяю Liberty Media, в подобных вопросах никого опытнее их нет. Не сомневаюсь, они найдут для Формулы 1 лучший вариант.

Беат Цендер: Мы должны доверять Liberty Media, они знают этот бизнес лучше кого бы то ни было. Будет это платное телевидение или открытое, они понимают, как оптимально всё организовать. Конечно, количество болельщиков очень важно для спонсоров, но, повторюсь, мы должны целиком полагаться на Liberty Media.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости