Гран При Австрии

Гран При Австрии

Гран При Австрии: Пресс-конференция в четверг

Первая пресс-конференция: Льюис Хэмилтон, Кевин Магнуссен и Себастьян Феттель

Первая пресс-конференция

Участники: Себастьян Феттель (Ferrari), Льюис Хэмилтон (Mercedes), Кевин Магнуссен (Haas)

Вопрос: Себастьян, начнем с событий двухнедельной давности в Баку. В понедельник в своем заявлении вы сказали, что в пылу борьбы среагировали слишком резко – не могли бы рассказать, что вы в тот момент чувствовали?
Себастьян Феттель: Не думаю, что в этом есть необходимость, не так ли? Мы много раз видели, что произошло, я тоже видел. За рулем я иначе оценивал произошедшее, чем спустя какое-то время после окончания гонки. Именно поэтому я опубликовал заявление.

У меня была возможность быстро переговорить с Льюисом после гонки, но я бы не хотел поднимать эту тему. Думаю, это мое право и право Льюиса, чтобы содержание того разговора осталось между нами. Я сказал все, что должен был сказать – я принял ошибочное решение и был за это оштрафован в гонке. Я упустил возможную победу, и Льюис мог бы заработать больше очков, если бы не проблемы с подголовником на его машине. После я постарался сделать все возможное, чтобы отыграться.

Вопрос: Вы сказали, что приняли ошибочное решение – о каком именно решении идет речь?
Себастьян Феттель: Я предпринял ошибочный маневр, когда оказался рядом с Льюисом и ударил его шины. Полагаю, вы бы хотели услышать большее, но здесь не о чем говорить. В тот момент я был удивлен, поскольку мне казалось, что перед этим Льюис ударил по тормозам, а я не успел остановиться.

Я уже упоминал это в заявлении, но повторюсь: я не думаю, что Льюис действовал намеренно, я не считаю, что он устроил мне «брейк-тест». Однако в тот момент мне показалось именно так, и его действия меня удивили. Именно из-за этого я расстроился и среагировал слишком остро. Горжусь ли я тем, что сделал? Нет. Могу я повернуть время вспять? Нет. Сожалею ли я о произошедшем? Да. Не думаю, что стоит продолжать обсуждать эту тему.

Вопрос: Льюис, для вас инцидент тоже исчерпан?
Льюис Хэмилтон: Да. Я полностью сосредоточен на подготовке к предстоящему уик-энду. Знаете, сегодня интересная пресс-конференция, в пресс-центре много людей – зрители у экранов не видят, сколько их здесь. Но всё, что нужно, я сказал ещё после гонки, так что теперь всё это в прошлом, нужно сосредоточиться на… Впереди еще немало этапов, я пока немного уступаю и стараюсь не терять концентрацию.

Вопрос: Инцидент в Баку способен повлиять на ваши с Себастьяном отношения?
Льюис Хэмилтон: Не думаю. В понедельник после гонки у нас с Себастьяном состоялся разговор, а вскоре после этого он прислал мне сообщение – наверное, это было на следующий день – на что я ответил, что по-прежнему уважаю его как гонщика, и что продолжу бороться с ним до конца сезона так же, как и всегда боролся.

Себастьян тогда решил, что я проверял его на торможении, зрителям у экранов тоже могло так показаться, но, полагаю, теперь мы можем публично это опровергнуть: на телеметрии видно, что ускорился сам Себастьян. Его целью было оказаться как можно ближе к моей машине, но он неверно оценил ситуацию. Отвечая ему, я хотел подчеркнуть, что у меня не было намерений устраивать ему "проверку реакции", в этом не было никакой необходимости. Так что я принял его извинения, теперь нужно двигаться дальше.

Вопрос: Себастьян, что вы скажете об отношениях с Льюисом?
Себастьян Феттель: Рад слышать, что этим отношениям не нанесен серьезный ущерб. Я допустил ошибку и принес извинения, дальше решать Льюису. Понимаю его огорчение, но приятно слышать, что мы можем двигаться дальше – здесь нам помогает уважение друг к другу как на трассе, так и вне её.

Вопрос: Кевин, в Баку Haas добилась лучшего результата с начала сезона, сейчас команда занимает седьмое место в Кубке конструкторов. Полагаю, вы довольны тем, как идут дела. Считаете ли вы, что сейчас выжимаете максимум из себя и команды?
Кевин Магнуссен: Судя по всему, дела идут неплохо – я наслаждаюсь моментом. Мы с Романом зарабатываем очки, для нашего небольшого коллектива с его крайне ограниченным бюджетом это настоящее достижение. Надеюсь, так будет и дальше. Седьмое место в Кубке Конструкторов – это на одну строчку выше, чем в 2016-м, нашей задачей было прибавить по сравнению с предыдущим сезоном, который для тогдашних дебютантов сложился здорово. Нужно продолжать зарабатывать очки, когда соперники совершают ошибки, использовать все возможности.

Вопрос: Вы говорили о целях на сезон, а каковы они в предстоящий уик-энд? В Австрии вы никогда не уступали напарнику в квалификации, но в нынешнем сезоне ещё ни разу не пробивались в финальную сессию. Здесь вам по силам это сделать?
Кевин Магнуссен: Пробиться в финал? Это будет непросто. Для первой десятки нам не хватает чистой скорости, но уступаем мы не так много. Если кто-то из соперников выступит чуть хуже, а мы, в свою очередь, выжмем чуть больше из шин, баланса и настроек, задача может оказаться по силам. На австрийской трассе от нас нельзя ждать гарантированного выхода в финал, но мы приложим максимум усилий.

Вопросы с мест

Себастьян Феттель

Вопрос: (Петер Фаркас) Себастьян, я понимаю ваше желание не обсуждать инцидент в Баку, однако есть один интересный вопрос. Высказывались предположения, что вы врезались в Льюиса только потому, что активно жестикулировали в его адрес. Столкновение было намеренным, или оно произошло из-за того, что вы отвлеклись от управления машиной?
Себастьян Феттель: Странный вопрос, но ответ прост. Я по ошибке подумал, что меня пытаются провести, разозлился, поравнялся с Льюисом и среагировал излишне резко. Не думаю, что здесь нужны дополнительные пояснения. Вы сами всё видели. Впрочем, не уверен, правильно ли я понял ваш вопрос.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Льюис, после гонки, находясь во власти эмоций, вы сказали, что действия Себастьяна бросают тень на Формулу 1. Вы сожалеете о тех словах? Возможно, вы были слишком раздосадованы…
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что после гонки я был слишком раздосадован. Если я и был расстроен, то совершенно по иным причинам, но мне не кажется, что я сказал какие-то слова, которые мне бы хотелось взять назад. Я остался при своём мнении, но с тех пор уже немало воды утекло, так что сейчас нет необходимости говорить что-то ещё.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Себастьян, вы признали ошибку. Почему вам потребовалось столько времени, чтобы принести извинения? Почему пришлось ждать отдельного расследования со стороны FIA?
Себастьян Феттель: Прошу меня простить, но не думаю, что мне нужно говорить журналистам больше, чем требуется. С кем мне было действительно важно побеседовать – это Льюис. В понедельник в Париже я встретился с представителями FIA, расследуя обстоятельства инцидента, они спросили моё мнение. Для меня важен тот, с кем я соперничаю – это Льюис, ему я решил позвонить в первую очередь.

Вопрос: (Кристиан Менат) Льюис, нас удивило то, насколько спокойно вы отреагировали на удар от Себастьяна. Как вам это удалось? На вашем месте мы среагировали бы совершенно иначе...
Льюис Хэмилтон: Наша ситуация отличается от, скажем, футбола, где после столкновения вы с соперником оказываетесь лицом к лицу. Возможно, ваша реакция была бы иной, однако в кокпите мы жестко пристегнуты и ограничены в действиях. К тому же, я был сосредоточен на непростой гонке и итоговом результате. Даже тот досадный момент с подголовником не занимал моё внимание – я думал об упущенных очках, о том, как мы всей командой должны собраться с силами, чтобы не допустить повторения чего-то подобного, и о том, что до конца сезона нам предстоит пройти сложный путь.

Вопрос: (Ральф Бах) Льюис, Герхард Бергер сказал, что пока в FIA назначали штраф Себастьяну, высшие силы наказали вас. Что это могло значить?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, о чем говорит Герхард – это его личное мнение. Мне всё равно, что он хотел этим сказать, к тому же, он сказал это не мне, а вам. Высшие силы здесь совершенно не при чём.

Вопрос: (Натали Пинкхэм) Льюис и Себастьян, вы оба, как правило, открыто выражаете свои мысли. Себастьян, почему после гонки вы не стали разговаривать с Даниилом Квятом?
Себастьян Феттель: Знаете, это как если бы вы попросили меня выйти через ту дверь – для этого мне пришлось бы сперва пройти через толпу журналистов. Учитывая, какая шумиха поднялась после финиша, момент был не самым удачным – да и Даниил, уверен, был занят не меньше меня. После гонки у каждого из нас плотный график, и было бы не лучшим вариантом начинать беседу, едва выбравшись из кокпита. К тому же, между нами было немало людей.

Вопрос: (Ребекка Клэнси) Себастьян, вы сказали, что рады слышать слова Льюиса о том, что инцидент в прошлом. Означает ли это, что после вашей с ним беседы впечатление было иным? И вопрос для Льюиса – вы приняли извинения Себастьяна?
Себастьян Феттель: Нет, впечатление было правильным, я просто рад слышать, что мы оба достаточно зрелые люди, чтобы оставить инцидент в прошлом. Я допустил ошибку, принес извинения, но сам момент уже не исправить. Если бы я мог вернуться в прошлое, то поступил иначе, но такой возможности у меня нет, поэтому я рад, что мы находимся здесь, говорим о том, что целиком сосредоточены на уик-энде и борьбе на трассе – это мы любим больше всего.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Замечу лишь, что в беседе извинений не прозвучало – даже если у Себастьяна и было такое намерение. Они поступили на следующий день, когда мы переписывались – я получил от Себастьяна сообщение с извинениями и эти извинения принял.

Вопрос: (Бен Хант) Себастьян, теперь у вас девять штрафных баллов. Вы грубо высказались в адрес директора гонки в Мексике, в Баку использовали свою машину как таран – вам не кажется, что вы ещё легко отделались?
Себастьян Феттель: Я получил штраф. На фоне проблем с подголовником на машине Льюиса я должен был гарантированно победить и потому, финишировав четвертым, был очень недоволен. Думаю, мне не нужно вам объяснять, сколько очков было упущено…

Вопрос: (Бен Хант) Однако вы использовали свою машину в качестве тарана…
Себастьян Феттель: Я сказал Льюису, что у меня не было намерений навредить ему. Я не пытался умышленно столкнуться с ним…

Вопрос: (Бен Хант) И тем не менее, столкнулись…
Себастьян Феттель: Я вспылил. У меня не было мысли навредить Льюису или его машине, скорость была низкой, но, оглядываясь назад, я понимаю, что реакция была ошибочной, опасной и совершенно бессмысленной, так как я ничего не выиграл.

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопрос ко всем. Когда между гонщиками обостряются отношения, как сейчас между Льюисом и Себастьяном, возможно ли оставить все противоречия в прошлом, или в пылу борьбы они всё-таки дают о себе знать?
Льюис Хэмилтон: Я не ощущаю противоречий – возможно, вам, журналистам, так кажется. Мы с Себастьяном всё высказали друг другу по телефону, тот разговор останется между нами, ну а для меня важны две вещи. Во-первых, Себастьян признал, что я не проверял его на торможении, принёс свои извинения, но я не уверен, поняли ли зрители реальную картину. Для меня это важно, поскольку после гонки мне присылали сообщения со словами, что мои действия были вне всяких рамок, тогда как я вовсе не нажимал на тормоза.

Во-вторых, безопасность на дорогах вызывает серьезные опасения, в FIA проводят кампанию по её повышению, мне было важно убедиться, что принимаемые ими решения несут аналогичный посыл всему миру.

Вопрос: Себастьян, вы способны оставить проблему в прошлом, или возьмете её с собой в следующую гонку?
Себастьян Феттель: Я буду рад уже завтра вернуться в кокпит, провести свободные заезды, а затем выложиться по максимуму в гонке. Борьба на трассе требует немалых усилий, обгонять очень непросто, а на раздумья о чем-либо времени попросту нет – ты планируешь атаку. Не думаю, что прошлые противоречия как-нибудь сказываются на соперничестве в очередной гонке.

Кевин Магнуссен

Вопрос: Кевин, желаете что-то добавить?
Кевин Магнуссен: У меня нет проблем ни с Себастьяном, ни с Льюисом!

Вопрос: (Сеф Хардинг) В этом помещении слишком напряженная атмосфера! Вопрос для Льюиса и Себастьяна. Вы оба недавно участвовали в озвучивании мультфильма «Тачки-3». Себастьян, вы работали над немецкой версией картины – каково было вам сотрудничать со специалистами Pixar? Льюис, каково было озвучивать очередной эпизод трилогии? Кевин, а вам хотелось бы тоже озвучить кого-либо из персонажей? Начнем с Кевина…
Кевин Магнуссен: Я озвучивал датскую версию «Тачек-3», точнее, одного из персонажей. У всех нас есть такой опыт.

Себастьян Феттель: Притом все мы озвучивали одного персонажа – кажется, Сэта Нейва.

Кевин Магнуссен: Я не был Сэтом Нейвом, я… Эх, не могу вспомнить, кого озвучивал!

Себастьян Феттель: Уверен, парни из Pixar пригласят тебя еще раз!

Вопрос: Себастьян, как вам такой опыт?
Себастьян Феттель: Мне озвучка фильма дается проще, чем актерская игра. Это было довольно весело, активно помогали специалисты Pixar. Задача довольно простая, поскольку эти люди просто помещают запись голоса в нужный момент фильма, тогда как при актерской игре требуется большая точность. Я работал над немецкой и итальянской версиями – со второй было чуть сложнее, но тоже интересно! Мне не терпится услышать свой голос с экрана!

Вопрос: Льюис, как всё прошло у вас?
Льюис Хэмилтон: Я второй раз озвучивал персонажа, это было весело – спасибо за такую возможность!

Вопрос: (Петер Вамози) Вопрос для Льюиса и Себастьяна. Если верить слухам, менеджеры Фернандо Алонсо сейчас ведут переговоры с Ferrari и Mercedes. Как вам нравится идея заполучить испанца в напарники? Льюис, почему бы вам не ответить первым, ведь вы с Фернандо уже выступали в одной команде.
Льюис Хэмилтон: Меня вполне устраивает мой нынешний напарник, об иных вариантах я даже не думаю.

Вопрос: Себастьян?
Себастьян Феттель: Не я нанимаю гонщиков, но если бы спросили мое мнение, я предпочел бы Кими Райкконена.

Вопрос: (Том Слейтер) Кевин, хотелось бы узнать ваше мнение об инциденте в Баку. Многие считают, что в FIA поступили слишком мягко. Как вам кажется, если бы там были замешаны другие гонщики, в FIA действовали бы точно так же?
Кевин Магнуссен: Не представляю.

Вопрос: (Петр Хлавичка) Себастьян, вы с Льюисом знаете телефонные номера друг друга? Второй вопрос о недавних предписаниях насчет сжигания моторного масла – не кажется ли вам, что на Ferrari они скажутся больше, чем на соперниках?
Себастьян Феттель: Начну со второго вопроса – нет, я так не думаю. Вам, конечно, лучше спросить кого-то, кто больше понимает в силовых установках, ведь для меня главное, чтобы мотор работал.

Не уверен, что правильно понял первый вопрос. Мы беседовали по телефону, и чтобы позвонить кому-либо… Не знаю, из какой страны вы приехали, но везде, где мне довелось побывать, для звонка требовалось знать номер другого человека! Наверное, у вас хороший телефон, который сам находит номер, стоит только произнести имя!

Вопрос: (Петер Фаркас) Еще один вопрос для Льюиса и Себастьяна, но, наконец, о гонках. В двух Гран При подряд команда Mercedes выглядела сильнее Ferrari. Льюис, насколько вы уверены в том, что сложности с шинами остались позади? Себастьян, насколько вас беспокоит складывающаяся ситуация? По гонке в Баку сложно делать выводы, так как она получилась хаотичной, но в квалификации преимущество Mercedes было существенным – насколько вы, Себастьян, уверены в том, что в Ferrari снова сумеют подобраться к соперникам?
Льюис Хэмилтон: Мы постоянно узнаем что-то новое о шинах и сумели добиться прогресса. С Монреаля наша команда прибавляла каждый уик-энд. Конечно, мы приезжаем на разные трассы, каждый раз имеем дело с иными характеристиками асфальта, специфичными обстоятельствами – в команде разобрались в причинах проблем и понимают, что сложности могут возникнуть в любой момент, однако теперь мы лучше знаем, как с этими сложностями справляться.

Себастьян Феттель: Я прекрасно понимаю, что происходило в двух предыдущих гонках. Они складывались по-разному и проходили на совершенно разных трассах. В Канаде в воскресенье мы были достаточно быстры, однако моя машина получила повреждения, и темп был совсем не таким, как у Льюиса, который, будучи лидером, спокойно контролировал ситуацию.

В Баку в квалификации не удалось собрать всё воедино. Отставание было серьезным, но я не думаю о том, что в субботу мы уступили 1,1 секунды, ведь в гонке темп был сопоставим. Следует признать, что сейчас у Mercedes есть преимущество и в субботу, и в воскресенье, однако оно незначительно. Все команды стараются прибавить во всех областях, доработать машину, разобраться в поведении шин. Думаю, здесь, в Австрии, мы будем вполне конкурентоспособны. Надеюсь, гонка пройдет более ровно, и вы сами сможете оценить, насколько Mercedes и Ferrari близки друг к другу.

Вопрос: (Луис Деккер) Кевин, следующий чемпион мира сидит справа или слева от вас?
Кевин Магнуссен: Не знаю, мне не дано предвидеть будущее. Со временем узнаем!

Вопрос: (Дитер Ренкен) Недавно Марк Уэббер высказал мнение, что гонщики не должны получать штраф с потерей мест на стартовой решетке из-за технических проблем. Что вы об этом думаете? Можно ли в этом вопросе отделить гонщика от команды?
Себастьян Феттель: Сложный вопрос. Как гонщики мы понимаем, что хотел сказать Марк, и он, в каком-то смысле, прав, с другой стороны, правила обязаны соблюдать все команды. Участники чемпионата невероятно конкурентоспособны, каждый пытается найти нечто такое, чего нет у соперника – так можно прийти к ситуации, когда коробку передач будут менять перед каждой гонкой ради малейшего преимущества. Не знаю, что вам ответить – вопрос в самом деле непростой.

Льюис Хэмилтон: Я понял мысль Марка, хотя услышал её только сейчас, и у меня не было времени хорошо об этом подумать. Применить такой подход будет непросто. Коллектив – это единое целое: если гонщик допускает ошибку, команда теряет очки, а если сама команда ошибается, или с надежностью возникают проблемы, страдают все. Кроме того, представьте ситуацию: если у вас возникли проблемы с мотором, вы получаете новый, но притом без какого-либо штрафа – так можно обеспечить преимущество. Возможно, какой-то способ применить подход всё-таки есть.

Кевин Магнуссен: Любой штраф досаден и для гонщика, и для команды. Когда гонщик допускает ошибку, страдает и коллектив, но в случае отказа мотора ответственность на стороне команды. Возможно, следует снимать очки в Кубке конструкторов вместо того, чтобы лишать гонщика позиций на стартовой решетке, но я об этом особенно не раздумывал.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Себастьян, сегодня мы услышали, что один из ключевых сотрудников Ferrari, отвечающий за создание силовой установки, освобожден от своих обязанностей. Это может сказаться на результатах во второй половине сезона?
Себастьян Феттель: Не понимаю, о чем вы. Подобные вопросы лучше адресовать руководству.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, после гонки вы выразили обеспокоенность тем, что столкновение между вами и Себастьяном послужит плохим примером подрастающему поколению. Вас устроил пресс-релиз, выпущенный по итогам слушаний в минувший понедельник?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что пресс-релиз что-то меняет. Моё мнение осталось прежним, и Жану Тодту, при всём к нему уважении, следовало бы сидеть сейчас рядом с нами и отвечать на некоторые вопросы, поскольку по итогам слушаний всё осталось без изменений.

Вопрос: (Натали Пинкхэм) Себастьян, в пылу борьбы вы потеряли хладнокровие – возможно, у вас проблемы с темпераментом? Льюис, не кажется ли вам, что, судя по количеству журналистов в зале, подобное соперничество только во благо спорту?
Себастьян Феттель: Я понимаю, почему вам может показаться, что у меня проблемы с темпераментом, но мне не раз доводилось бывать в сложных ситуациях, никаких проблем с этим нет.

Льюис Хэмилтон: Острое соперничество идет на пользу любому спорту, с этим я не буду спорить, но мы должны служить примером и нести определенный посыл. Мы тоже люди и не всегда поступаем верно, но вместе должны вдохновлять подрастающее поколение. Многим хотелось бы оказаться на нашем месте, наш статус открывает перед нами широкие возможности, но важно, как именно мы эти возможности используем.

Вторая пресс-конференция

Вторая пресс-конференция с гонщиками в четверг

Участники: Фелипе Масса (Williams), Карлос Сайнс (Toro Rosso), Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Вопрос: Фелипе, начнем с вас. Гонка в Баку – насколько вы сожалели о возможном результате?
Фелипе Масса: Не только я, но и Макс. Что в такой ситуации можно сделать? Впрочем, нужно смотреть на вещи позитивно. Гонка складывалась неплохо, я пилотировал уверенно, однако неприятности иногда случаются – мы сражались за победу, когда возникли механические проблемы. К сожалению, мы упустили возможность выиграть гонку или заработать двойной подиум, однако нужно сохранять оптимизм и ждать следующих этапов.

Я доволен своим пилотажем и тем, что правильно понимаю машину. Это крайне важно. Надеюсь, удача вернется, и в ближайших Гран При мы добьемся заслуженного результата.

Вопрос: Мы только что слышали точку зрения Хэмилтона и Феттеля на их столкновение в Баку. Вы давно выступаете в Формуле 1 – насколько сложно в пылу борьбы сохранять хладнокровие?
Фелипе Масса: Думаю, в той гонке Себастьян немного перешел грань. Я ехал позади, но не видел всей ситуации – похоже, Себастьян перестарался и упустил право сетовать на то, что Льюис слишком сильно замедлился. Кто знает, может самого Льюиса оштрафовали бы, если бы всё шло своим чередом. Мы не можем решать за стюардов и должны сохранять спокойствие. Направляя машину в соперника, ты многим рискуешь, но Себастьяну повезло – он не потерял слишком много и даже заработал больше очков, чем Льюис. Феттель – потрясающий гонщик, выигравший немало титулов, вне кокпита с ним очень приятно общаться, но подобные инциденты никого не украшают. Уверен, он сделал соответствующие выводы. Всем хотелось бы видеть острую борьбу в чемпионате, но не в таком стиле.

Вопрос: Макс, как заметил Фелипе, для вас гонка в Баку тоже закончилась неудачно, вашей машине с начала сезона не хватает надежности. Как вы приходите в себя после досадного схода?
Макс Ферстаппен: Довольно просто – звоню друзьям, чтобы немного отвлечься, а затем переключаюсь на очередной этап. Да, сход неприятен, но что я могу с этим поделать? Остаётся выкладываться по максимуму каждый уик-энд и стараться добраться до финиша.

Вопрос: Вы довольны скоростью машины? Считаете ли вы, что отставание от Mercedes и Ferrari постепенно сокращается?
Макс Ферстаппен: Нам по-прежнему необходимо прибавить, но мы постепенно отыгрываемся, это здорово. Команде нужен прогресс, ведь в Баку мы уступали секунду с круга. Впрочем, отставание было бы меньшим, если бы не мои проблемы в квалификации, ведь на втором секторе, где множество поворотов, мы оказались вторыми по чистой скорости. Это вселяет определенный оптимизм, однако отставание пока сохраняется, и нам нужно активно его сокращать.

Вопрос: Для Red Bull Racing австрийский этап – домашний. Как, по-вашему, он может сложиться?
Макс Ферстаппен: Понятия не имею, особенно после нескольких предыдущих гонок. Всё выясним в воскресенье. В среду я активно тренировался на симуляторе, чтобы уже в начале уик-энда иметь хороший баланс, с которым можно работать дальше. Надеюсь, получится заработать очки.

Вопрос: Карлос, сумасшедшая гонка в Баку, но теперь у вас уже шесть результативных финишей в восьми Гран При...
Карлос Сайнс: Я уверен в себе, в команде и машине, сезон пока складывается удачно. Всякий раз, когда удается закончить гонку, мы зарабатываем очки, у меня их сейчас на 11 больше, чем в этой же фазе сезона год назад, и это здорово. Но нужно продолжать работу: в Баку Williams обошли нас в Кубке конструкторов, нужно приложить максимум усилий, чтобы добиться большей скорости, начать зарабатывать очки двумя машинами и вернуться на пятое место в Кубке конструкторов.

Карлос Сайнс

Вопрос: Скоро начнется сезон переходов, вас сватают в разные команды. Вы третий год выступаете в Toro Rosso. Когда вы определитесь – останетесь в команде или перейдёте куда-то еще?
Карлос Сайнс: В этой фазе сезона всегда ходят разные слухи, но, как вы знаете, мой приоритет – оказаться в Red Bull Racing в следующем году и вместе с ними сражаться за подиумы и победы. К этому я буду стремиться в первую очередь, а если не получится, четвертый сезон подряд в Toro Rosso маловероятен, так что я не исключаю иные варианты.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дитер Ренкен) Марк Уэббер считает, что гонщиков нельзя штрафовать потерей мест на старте за технические проблемы с машиной. Что вы об этом думаете? Можно ли в этом вопросе отделить гонщика от команды?
Макс Ферстаппен: Возможно, следует ввести финансовые штрафы, но в таком случае команда рискует оказаться банкротом! В нынешних условиях чемпионат можно выиграть за счет надежности, и это хорошо для производителей, т.к. побеждает тот, у кого надежность выше.

Фелипе Масса: Штрафы нужны, иначе команды станут каждый раз менять силовые установки. Есть лимит в четыре силовые установки на сезон, команды должны стараться уложиться в эти рамки, а если не получается – расплачиваться за использование дополнительных компонентов. Да, иногда наказание выглядит чрезмерным – как в случае с McLaren, ведь у них сложностей и без того больше, чем ожидалось, но правила есть правила.

Карлос Сайнс: Марк высказался справедливо, ситуация требует рассмотрения. Правда, как заметил Макс, сложно найти компромисс в ситуации, когда преимущество автоматически получают те, у кого выше надежность. Не представляю, каким здесь может быть решение, но вопрос поднят справедливо.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Макс, после гонки в Баку сложилось мнение, что Себастьяну Феттелю непросто контролировать свой темперамент. В прошлом году у вас с ним было несколько острых моментов – считаете ли вы, что Себастьяну сложно себя контролировать?
Макс Ферстаппен: Не думаю. Себастьян решил, что Льюис проверяет его на торможении – это особый случай, иначе Феттель не поступил бы так, как поступил. Вряд ли у него есть какие-то сложности с самоконтролем – подобные вещи всегда легко заметить, но в беседе Себастьян неизменно приятен. Да, все мы эмоциональны, это временами проявляется в переговорах или на глазах у болельщиков, но такова природа человека – иначе было бы невероятно скучно, и вам, журналистам, было бы не о чем писать!

Вопрос: (Петер Вамози) Вопрос ко всем. Роберт Кубица оценивает свои шансы на возвращение в Формулу 1 на уровне 80-90%. Что вы об этом думаете, и как оцениваете результаты его тестов в Валенсии?
Фелипе Масса: Роберт – отличный гонщик, с его талантом он, вероятно, должен был уже выступать в одной из ведущих команд и сражаться за титул. О возвращении говорить сложно – мы не знаем, насколько он восстановился, а чтобы понять, нужно провести сезон целиком. За последние несколько месяцев я пару раз встречался с Кубицей, мне сложно делать выводы. Было бы фантастикой вернуть его в паддок, но я надеюсь, что он сам будет к этому полностью готов и сможет выступать весь сезон.

Макс Ферстаппен: Согласен. Роберт был отличным гонщиком и остается таковым, несмотря на травмы. Кроме того, он славный парень, и, как заметил Фелипе, не будь той аварии, его карьера могла сложиться блестяще. Было бы здорово снова увидеть Роберта среди участников.

Карлос Сайнс: Мне нечего добавить. Роберт очень талантлив, его авария была крайне досадной, и если он сумеет вернуться конкурентоспособным, это станет отличным событием для всей Формулы 1.

Вопрос: (Петр Хлавичка) Макс, считаете ли вы, что после устранения проблем с корреляцией данных получения новинок шасси Red Bull Racing практически не уступает шасси Mercedes и Ferrari?
Макс Ферстаппен: Об этом судить всегда сложно. Похоже, Mercedes по-прежнему впереди, а вот с Ferrari всё не так очевидно, поскольку в Баку наше шасси работало эффективнее. Впрочем, для понимания ситуации нужно подождать несколько гонок. Команды не стоят на месте, процесс продолжается – мы сработали неплохо, однако нам нужно выкладываться интенсивнее остальных, если мы хотим достать Mercedes.

Макс Ферстаппен

Вопрос: (Луис Деккер) Макс, в субботу и воскресенье Red Bull Racing уготованы пятое и шестое места, или вы присматриваетесь к более высоким позициям?
Макс Ферстаппен: Думаю, и в субботу, и в воскресенье мы будем в районе пятого и шестого мест. Мы постепенно приближаемся, но пока не готовы навязать соперникам реальную борьбу. В Баку я застрял за Серхио Пересом, но в целом мы были быстрее Ferrari, тогда как Mercedes выступали в своей лиге.

Вопрос: (Рафаэль Пельтье) Вопрос ко всем. Мы слышали от Эстебана Окона и Лэнса Стролла, что компьютерные игры помогли им изучить конфигурацию некоторых трасс. По-вашему, влияют ли компьютерные игры на то, насколько быстро молодые гонщики адаптируются к реальному автодрому?
Карлос Сайнс: Я не верю в видеоигры, а верю в полноценный симулятор вроде того, что есть у Red Bull Racing – вот он действительно помогает. В свой дебютный сезон на нем я изучал трассы и впоследствии начинал пятничные тренировки, уже располагая нужной информацией.

Макс Ферстаппен: Игры – это весело, в последние годы они стали заметно реалистичнее, но им сложно сравниться с симулятором Red Bull Racing. Впрочем, такая видеоигра чаще всего стоит своих денег, поскольку при разработке сканируют реальную трассу, так что большинству людей вне паддока это позволяет хоть немного почувствовать конфигурацию. Но для нас, гонщиков, гораздо важнее симулятор. В 2015 году многие трассы для меня и Карлоса были незнакомы, симулятор помог подготовиться к первым свободным заездам, но сейчас, спустя почти три года, он нужен нам больше для поиска настроек, так как конфигурация автодрома уже известна.

Вопрос: Фелипе, а вы полагались на видеоигры, когда начинали свою карьеру в Формуле 1?
Фелипе Масса: Нет.

Макс Ферстаппен: А тогда были видеоигры?

Фелипе Масса: Я не настолько стар, как тебе кажется! Я видел, как гонщики играли в Playstation, но, оказавшись на трассе, ориентировались не лучшим образом. Я видел и тех, кто без какой-либо подготовки адаптировался очень быстро. Мне не доводилось работать на симуляторе Red Bull Racing, но все симуляторы, с которыми я имел дело, позволяли более-менее понять конфигурацию автодрома. Ну а на то, чтобы чувствовать себя на симуляторе так же, как в кокпите, требовалось гораздо больше времени.

Вопрос: (Сеф Хардинг) В продолжение предыдущего вопроса. Макс, вы участвовали в съемке проморолика для очередной игры компании Codemasters – F1 2017. Создатели постарались сделать её максимально реалистичной – каково ваше мнение о новинке?
Макс Ферстаппен: Не уверен, что я могу говорить об этом, так как это могут расценить… Создателям снова удалось добиться прогресса по сравнению с предыдущей – прошлогодней – версией, и здорово, что в игре появилось несколько исторических машин. Не думаю, что я могу говорить о чем-то еще, но игра, определенно, будет интересной!

Вопрос: (Ливио Орихио) Макс, у вас были проблемы с надежностью и в Канаде, и в Баку, а вашему напарнику удалось в трех гонках подряд финишировать на подиуме, одержав одну победу. Прослеживается ли какая-либо связь между вашим стилем пилотирования и проблемами, с которыми приходится иметь дело, или в современной Формуле 1 понять это невозможно?
Макс Ферстаппен: Не думаю, что здесь есть какая-то связь, и я не представляю, что именно я делаю неправильно. Причина остановки на трассе всегда понятна, с моим пилотированием это никак не связано.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Карлос, вы говорили о следующем сезоне. Если не удастся получить место в Red Bull Racing, где бы вы хотели оказаться, насколько уверены в своей способности сражаться на самом высоком уровне?
Карлос Сайнс: Пока рано об этом говорить. До конца сезона еще далеко…

Фелипе Масса: В Mercedes, да?

Карлос Сайнс: В Renault! А если серьезно, никогда не знаешь, что может произойти по ходу столь продолжительного сезона. Впереди только девятый этап, но в целом я готов сделать очередной шаг в своей карьере и с нетерпением этого жду. Я заведомо не исключаю никакие варианты – посмотрим, что в итоге получится.

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, вернёмся к этапу в Баку. После финиша вы отправились прямиком в отель, не захотев общаться с журналистами. Что произошло в отеле? Вы не разгромили номер?
Макс Ферстаппен: Нет, я просто предпочел остаться одним.

Карлос Сайнс: Ты звонил своему другу.

Макс Ферстаппен: Да, звонил. Я был крайне огорчен, мне потребовалось десять минут, чтобы найти телевизионный канал, транслирующий гонку. Зная себя, я решил ни с кем не общаться, ведь я мог наговорить такого, о чём бы потом сожалел. Начались бы все эти бесконечные истории в прессе, в чём нет никакой необходимости.

Вопрос: (Луис Деккер) Если в ближайшее воскресенье снова не обойдется без проблем, вы выйдете к журналистам, или снова отправитесь в гостиницу?
Макс Ферстаппен: Если будут проблемы, я сперва покину кокпит, а затем… Похоже, мне следует изменить подход, поскольку… Знаете, я реагирую очень бурно и медленно успокаиваюсь. Многое зависит от ситуации, но обычно я стараюсь побеседовать с журналистами.

Вопрос: (Карлос Мигель) Карлос, сколько команд готовы предложить вам место в 2018-м?
Макс Ферстаппен: Red Bull Racing принадлежат две команды, значит, остается восемь!

Карлос Сайнс: Сколько команд в чемпионате?

Макс Ферстаппен: Восемь, не считая Red Bull Racing и Toro Rosso.

Карлос Сайнс: Значит, восемь! Ладно, Макс пошутил, а если серьезно – пока рано говорить на эту тему. Я не представляю, что ждет меня в следующем году. Ходят разные слухи, это в каком-то смысле забавно, но для меня всё веселье сейчас на трассе – нужно продолжать выступать на том же уровне, что в предыдущих гонках, ведь сезон складывается довольно неплохо. За ситуацией пусть следят менеджеры, моя задача – как можно быстрее проезжать круги по трассе.

Вопрос: (Петер Вамози) Макс, как вы оцениваете выступление Харрисона Ньюи в европейском чемпионате Формулы 3? Обращался ли к вам за помощью сам Эдриан Ньюи, или вы сосредоточены исключительно на своих задачах?
Макс Ферстаппен: Что я думаю о выступлении сына Эдриана? Мы несколько раз беседовали, но времена меняются, и тому, что работало раньше, возможно, уже найдена лучшая альтернатива. Если у Харрисона появляются вопросы, я всегда на связи, поскольку он выступает за ту же команду, где раньше гонялся я. Впрочем, речь идет не о советах, а, скорее, об обмене впечатлениями.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Фелипе, насколько вас впечатлило выступление Лэнса Стролла в Баку? Считаете ли вы, что таким образом Лэнс ответил на, возможно, несправедливую критику в свой адрес?
Фелипе Масса: Я в курсе всей этой истории. В начале сезона Лэнсу было очень непросто, а журналисты уделяли этому повышенное внимание. Лэнс здорово сработал в предыдущей гонке, на протяжении всего уик-энда он был конкурентоспособен и не допустил ни единой ошибки. В Канаде возникли сложности в квалификации, но в гонке он выступил заметно увереннее, а в Баку ещё прибавил. Да, Лэнс очень молод, ему предстоит многому научиться, но он уже доказал, что способен ехать гораздо быстрее, чем многие могли ожидать.

Я рад еще потому, что теперь, когда Лэнс чувствует себя увереннее, мы, вероятно, сможем рассчитывать на очки двумя машинами, что крайне важно для команды. Я впервые встретил Лэнса, когда ему было семь или восемь лет, я готов передать ему необходимые знания, чтобы он смог добиться прогресса, и делаю это с удовольствием. Приятно осознавать, что теперь Стролл сможет выступать еще конкурентоспособнее – для Williams это только в плюс.

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, прогноз погоды на воскресенье не исключает дождь. Что вы об этом думаете? Вы рассчитываете на осадки?
Макс Ферстаппен: Дождь мог бы помочь, но первоочередная задача – добраться до финиша.

Вопрос: (Марика Ласельва) Макс и Карлос, вы были напарниками в свой дебютный сезон в Toro Rosso, а теперь у Карлоса цель – попасть в Red Bull Racing. Как вам перспектива снова оказаться напарниками? Раньше вы активно подгоняли друг друга – это в силу юного возраста и потому, что вы были дебютантами?
Карлос Сайнс: Тогда это было весело, и я был бы не прочь это повторить!

Макс Ферстаппен: Согласен, правда, нам в таком случае следует подумать о трех машинах в одной команде.

Вопрос: Макс, вы были бы рады снова видеть Карлоса своим напарником?
Макс Ферстаппен: У нас было отличное соперничество, мне нравится конкуренция, однако я не в курсе, как обстоят дела с остальными контрактами. Нужно набраться терпения – уверен, рано или поздно мы оба получим конкурентоспособную машину, правда, не уверен, в какой команде.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости