Жан Саж: «Формуле 1 не хватает свободы…»

ГП Бразилии 1983 года: в машине Ален Прост, крайний справа - Жан Саж

Жан Саж был первым спортивным директором команды Renault, когда французский концерн пришел в Формулу 1 в 1977-м году. Его справедливо считают одним из отцов турбоэры – славного периода, который для многих остается одним из самых интересных в истории автоспорта. Саж дал интервью немецкому сайту Motorsport Total, поделившись воспоминаниями о делах давно минувших дней и взглядами на современную Формулу 1.

Вопрос: В 70-х, точнее, начиная с 1977-го года, Renault впервые пришла в Ф1, удивив всех своим турбомотором. Сначала двигатель был ненадежный, было очень много отказов, и ваша желтая машина даже стала предметом насмешек соперников. Например, ее называли «чайником», потому что слишком часто из нее шел дым.
Вы ведь были менеджером команды Renault с самого начала турбопроекта?

Жан Саж: Да, нашей первой гонкой в 1977-м году был Сильверстоун, где на машине Renault стоял турбодвигатель объемом 1,5 литра. Мы выступали в Формуле 1 до 1986-го года, это почти десять лет, за которые мы выиграли 20 гонок и 50 поул-позиций.

Вопрос: В 1979-м в Дижоне Жан-Пьер Жабуй принес Renault первую победу, но в течение двух предыдущих сезонов у команды было много проблем, моторы горели постоянно. Когда вы поверили в перспективность турбопроекта?
Жан Саж: На бумаге все было понятно: такие моторы мощнее, чем безнаддувные. Мы провели множество тестов, сначала с 2-литровым двигателем, а потом остановились на моторе объемом 1,5 л. На первых порах нам очень помог один из сотрудников нефтяного концерна Elf: фактически, он оплатил первые моторы из своего кармана. Руководство Renault вообще не знало о проекте – мы держали его в секрете и запросили официальное разрешение на продолжение работ только после того, как получили первые обнадеживающие результаты.

Вопрос: В первые три самых трудных года, с 1977-го по 1979-й, возникали ли у вас проблемы с руководством компании?
Жан Саж: Моторы не отличались надежностью, но ведь машина была очень быстрая. Нам удавалось завоевывать поул-позиции, иногда мы лидировали в гонках, а «детские болезни» - явление неизбежное… Мы понимали, что работа по доводке нашего двигателя обязательно принесет свои плоды, и мы добьемся стабильных результатов.

Первые успехи были достигнуты благодаря мотору с двумя турбонагнетателями, хотя сначала нагнетатель был один, и это вызывало большие сложности, например, когда гонки проходили в дождь. Но с 1979 года мы перешли к двойному наддуву…

Вопрос: Эти сложности были связаны с эффектом так называемой «турбоямы»?
Жан Саж: Совершенно верно.

Вопрос: Фактически вы дали старт новой эре в истории Формулы 1…
Жан Саж: Да, после нас турбомоторы начали применять многие команды, например, Ferrari и BMW. Но затраты на их производство были слишком высоки, и в итоге от них пришлось отказаться в пользу традиционных атмосферных двигателей. Но наш опыт пригодился, сейчас в разных гоночных сериях используются силовые агрегаты с турбонагнетателями, как бензиновые, так и дизельные. Так что мы были своего рода первопроходцами. Ведь сама идея очень хороша!

Вопрос: И вы были одним из ее отцов?
Жан Саж: Концепция была не нова, она родилась еще в довоенные времена, но до нас никто всерьез не занимался ее развитием.

Вопрос: Что вы думаете о современной Формуле 1?
Жан Саж: Если честно, сегодня я ею не интересуюсь. Атмосфера в ней какая-то нездоровая. Лучше всего Формула 1 была в наше время… Если говорить о моторах, то тут я сторонник свободного регламента. Было бы намного интереснее, если бы к соревнованиям допускались машины с разными моторами, с четырьмя, шестью, или восьмью цилиндрами.

Вопрос: Да, в 1979-м году разные команды действительно использовали разные моторы, даже оппозитные. Но сегодня, например, австрийская раллийная команда Stohl Racing заправляет свои машины газом. А в гонках национального чемпионата Австрии все будут ездить на биоэтаноле. Возможно ли подобное в Формуле 1?
Жан Саж: На прошлой неделе я принимал участие в гонке автомобилей-ветеранов Le Mans Classic. Для всех участников, кто хотел бы заправлять свои машины биобензином, топливо было бесплатным, а за традиционное горючее надо было платить. Я попробовал это новое топливо и остался вполне доволен.

Вопрос: В 2009-м году Формулу 1 ждет снижение эффективности аэродинамики, уже отменены все электронные системы, помогавшие гонщикам контролировать поведение машины: как вы думаете, Формула 1 развивается в правильном направлении?
Жан Саж: Нет, мне не нравятся все эти ограничения, они избыточны, на мой взгляд. Я всегда был сторонником свободного регламента.

Вопрос: Если бы вы были президентом FIA, вы, наверное, вернули бы старые правила?
Жан Саж: Конечно! Разумеется, я бы лимитировал объем двигателя и габариты машин Формулы 1, но все остальное оставил бы на усмотрение конструкторов… Я не инженер, в 70-х – 80-х я был всего лишь менеджером команды, но в нашем отделе испытаний работали отличные специалисты, которые однажды пришли ко мне с перспективной идеей турбомотора. Передовые идеи могут возникать только тогда, когда правила и регламенты допускают максимальную свободу. По-моему, этого так не хватает современной Формуле 1.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости