Николай Фоменко: "Хорошо известно: новое сразу не едет"

Руководитель инженерного департамента Marussia Virgin Racing Николай Фоменко

О назначении Николая Фоменко на должность главы инженерного департамента Marussia Virgin Racing стало известно в первых числах февраля. По прошествии полугода команда занимает последнее место в Кубке конструкторов – но едва ли можно сказать, что проект не движется вперед.

Кадровые перестановки, новая база, соглашение с McLaren – все это базис для дальнейшего развития, о чем Николай Владимирович и рассказал в эксклюзивном интервью для читателей F1News.Ru. Началась же наша беседа в паддоке Хунгароринга с несколько иной темы...

Вопрос: Во всех энциклопедиях говорится, что ваша карьера в кино началась в 1983 году с небольшого эпизода в фильме «Скорость». Это событие стало знаковым?
Николай Фоменко: В то время я уже занимался раллийными гонками в СТК Динамо в Ленинграде – точнее, пытался заниматься. Тогда я не думал, что гонки станут важной частью моей жизни, но это всегда было где-то во мне.

Фильм снимали в Киеве, на трассе «Чайка». Я был 17-летним студентом первого курса, случайно узнал, что идет отбор на небольшие роли. Это действительно был мой дебют в кино.

Вопрос: Если вернуться к Формуле 1 – как вы оцениваете первую половину сезона?
Николай Фоменко: Оценивать можно по двум позициям: по результатам и по тому, что удалось сделать. Если смотреть со стороны – говорить пока, фактически, не о чем. Но если оценивать ситуацию изнутри, то видно, что проведена колоссальная работа.

Когда мы пришли в Формулу 1 в новом качестве, уже как совладельцы, у меня было ощущение, что мы сдвинемся вперед. Но после первых же тестов стало понятно, что вопросов очень много. Поэтому в первой половине сезона приходилось одновременно перестраивать команду, менять систему, готовить переезд на другую базу. Нужно было полностью изменить подход к разработке в Marussia Virgin Racing – и всё это нам удалось. Мы уже многое сделали, набрались опыта и надеемся, что в следующем сезоне у нас будут шансы побороться с соперниками.

Лучшими результатами Virgin в первой половине 2011 года стали 14-е места Д'Амброзио в Мельбурне и Монреале (на фото)

Вопрос: Кто будет руководить постройкой новой машины?
Николай Фоменко: Она уже строится. У нас в данную секунду нет как такового технического директора. Команду в этом направлении консультирует Пэт Симмондс, плюс мы работаем с McLaren. Этот симбиоз даст нам возможность двинуться вперед. Мы по-прежнему верим в систему CFD, подключаем аэродинамическую трубу и, я надеюсь, сможем использовать огромный опыт McLaren и их технологии.

Также команда переезжает из Диннингтона на совершенно новую базу в Бамберри. Она находится в так называемом «золотом гоночном треугольнике» около Оксфорда.

Вопрос: Каковы реальные задачи на вторую половину сезона? Или все мысли команды – только о 2012-м?
Николай Фоменко: От борьбы в этом сезоне мы не отказываемся. Сложность в том, что команда как бы разделена на две части. Одна работает над будущей машиной, другая пытается сделать так, чтобы нынешняя ехала быстрее. Мы думаем, что к Сингапуру или Корее может получиться что-то интересное.

Вопрос: Каковы реальные задачи на следующий чемпионат?
Николай Фоменко: Находиться в десятке. Это вполне возможно, и при том подходе, который мы сейчас используем, такая цель по силам Marussia Virgin Racing.

Вопрос: Не так давно команда заключила соглашение о технологическом сотрудничестве с McLaren Applied Technologies. Расскажите о нём подробнее...
Николай Фоменко: У компании Marussia в Англии есть большой компьютерный центр, который интересен многим. А McLaren поможет нам в воспитании молодых пилотов. Я очень надеюсь, что в России появится интерес к созданию большой гоночной школы, и McLaren в сотрудничестве с Marussia будет напрямую участвовать в этом.

Конечно же, еще один важный аспект сотрудничества – технологии. Мы будем использовать динамические стенды и аэродинамическую трубу наших партнёров, да и много что ещё, вплоть до программ физической подготовки.

Нет смысла тратить время и силы на создание собственных инноваций внутри команды, когда это уже придумано, сделано и многими используется.

Вопрос: Контракт с первым пилотом Marussia Virgin Racing на 2012 год уже подписан. Как вы можете прокомментировать, почему решено было продолжить работу с Тимо Глоком?
Николай Фоменко: Дело в том, что мы не справимся, если в следующем году у нас будет все новое. Новинок и так очень много, меняется сама система устройства команды. Мы отказались от известного прежде «триумвирата» Wirth Research, Virgin и Manor, с которым оказалось трудно справляться – он медленный и бюрократичный.

Если в подобной ситуации думать о новых пилотах, то ситуация получится такой: новая машина, новые инженеры и другой персонал – и, вдобавок, новые гонщики. Хорошо известно, что всё новое сразу никуда не едет. Потому Тимо очень важен для нас: он знает команду изнутри, стоял у её истоков. Сейчас он фантастически мотивирован и обеспечивает потрясающую обратную связь – потому мы не могли отказать себе в удовольствии подписать с ним контракт.

Николай Фоменко

Вопрос: Если говорить о втором пилоте команды с сильным российским участием – есть ли шанс увидеть там кого-то из наших соотечественников, например, Михаила Алешина?
Николай Фоменко: Отвечу вот как: прямо сейчас я по-прежнему не готов сказать о призовом российском пилоте в команде Marussia Virgin Racing в следующем году. Разумеется, можно говорить о пилотах резервных, но это, по большому счету, ничего, кроме статуса: гонщик находится в паддоке, а его накат пропадает.

Я, конечно, думал бы о том, чтобы прежде мы вышли на какой-то регулярный уровень. У нас есть программа поддержки молодых пилотов, но пока в ней всего один россиянин, Иван Лукашевич. Но во-первых, он молод, а во-вторых, нужно иметь не одного пилота, а 20-30. Такая школа была бы нам необходима.

Я мечтал бы в следующем году посадить хорошего гонщика в нашу машину, но прежде всего, я хотел бы эту машину построить. Мы сделаем быструю машину и после этого будем готовы. Представьте себе – молодой пилот попадает сейчас в нашу команду, в Формулу 1. Это сумасшедший прессинг, никакого опыта – в какой бы серии он не выступал раньше, включая GP2, попадая в Формулу 1, он должен полностью изменить сознание, потому что полностью меняется мир вокруг него.

Поэтому, конечно, мы мечтали бы иметь русского пилота – но начать надо с того, чтобы в следующем году заработала школа. У меня есть готовая программа, её нужно только запустить. Когда у меня есть время, и я бываю в Москве – хожу по разным спонсорам, чтобы сделать это. Это могло бы быть очень интересно, например, для страховых компаний – в Европе есть тому примеры.

Пока программа не сдвинулась с мёртвой точки, но я работаю над этим, это очень важно. Можно собрать со всей страны человек 30-40 ребят в возрасте от 10 до 19 лет, и мы бы с ними поработали по своей специальной программе, которая уже есть. Это не то, что просто заплатить деньги и посадить пилота в какой-то чемпионат. Это огромная школа, включающая множество аспектов – психологию, фитнесс, умение общаться с прессой и многое другое. Это целый комплекс, и он, конечно, не прост. Живя в России, его едва ли можно освоить. Выступать на международной арене – это ответственное и сложное дело.

Моя задача сейчас – построить машину, и если мы до конца 2012 года выполним те планы, что у нас есть… Обычно это получается, как ни странно. Мы планировали участвовать в приобретениях в Формуле 1 в ноябре 2011 года. Получилось на год раньше – и мы считаем это совершенно верным, так как сейчас мы бы этого сделать уже не смогли – ситуация кардинально изменилась. Мы успели буквально вскочить в последний вагон уходящего поезда.

Это прекрасно, намерения наши серьезны – и это видно. Свою задачу на этот год мы в общем и целом выполняем, хотя и будем стараться еще больше. Машина сейчас, мягко говоря, не очень удачная. Но все же она едет, притом быстрее и быстрее. Это заслуга даже не сотрудников базы, а той команды, которая работает на гонках.

Так что мы движемся вперед, и если в 2012 году мы поедем так, как это запланировано – а я надеюсь, что так и будет – то к концу того сезона мы будем стоять перед выбором: кто из российских пилотов окажется за рулем нашей машины на этапах Гран При. А в 2012-м мы будем целенаправленно готовить кого-то для этого.

Вопрос: Николай Владимирович, у вас такое множество проектов. Сил хватает на всё?
Николай Фоменко: Хватает, хотя летать приходится очень часто. Но это как-то сейчас утрясется. Завод Marussia уже практически начал работу. Кстати, сейчас у нас в Москве работают порядка 30 гоночных механиков, они задействованы на опытном производстве – в экспериментальном цехе, где мы проверяем всякие интересные вещи для будущих моделей и усовершенствования нынешних. Конечно, кого-то из них я хотел бы видеть в Ф1. И постепенно, с помощью McLaren, мы будем это делать. Потому что российская команда все же должна иметь российских сотрудников – пусть не в большинстве, но в значительном количестве.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости