Гран При Венгрии: Пресс-конференция в четверг

Первая пресс-конференция

Первая пресс-конференция

Участники: Себастьян Феттель (Ferrari), Фернандо Алонсо (McLaren), Нико Хюлкенберг (Renault), Маркус Эриксон (Sauber)...

Вопрос: Хотелось бы узнать ваше мнение о системе защиты Halo, которая появится в 2018-м. Себастьян, что вы о ней думаете, особенно по сравнению с защитным экраном, который вы тестировали в Сильверстоуне пару недель назад?
Себастьян Феттель: Я не большой поклонник экрана Shield, поскольку в моём случае он негативно влиял на видимость. Если не ошибаюсь, в последний раз я тестировал Halo в прошлом году в Абу-Даби – к ней тоже необходимо привыкнуть, но она не влияет на видимость – в этом главное отличие от Shield.

Halo может помочь гонщикам в ситуации, когда всё складывается по худшему сценарию. Я могу понять тех, кто считает, что Halo на машине Формулы 1 выглядит чужеродно, но времена меняются, и мы движемся вперед.

Я считаю, что нужно кое-что пояснить, чтобы все поняли, почему нужно вводить эту систему. Мы используем решение, которое дает дополнительную защиту в ситуациях, в которой оказался Джастин Уилсон несколько лет назад. Думаю, он не отказался бы от такой защиты, мы все не отказались бы. Жизнь такова, что мы не можем вернуться в прошлое, но было бы глупо игнорировать решения, способные спасти в подобных ситуациях.

Мне нравится, как выглядели машины Формулы 1 в прошлом, но сейчас на машинах есть элементы, которые всех устраивают, но их не было раньше. Например, до конца 1960-х у нас не было антикрыльев, но сейчас они являются частью машины. Можно привести и другие примеры. Раньше были двигатели V12, вернуть которые мне бы хотелось, но этого не произойдет. В целом, Halo поможет нам – мы должны об этом помнить.

Вопрос: Фернандо, из присутствующих здесь гонщиков вы со своими 280 стартами – самый опытный. Что скажете о Halo?
Фернандо Алонсо: Склонен согласиться с тем, что сказал Себастьян. Безопасность превыше всего, и если эта система способна, как доказали в FIA, спасти во многих страшных авариях, что произошли в минувшие 10-15 лет, то мы счастливы внедрить её. Если бы это оказалось возможно, мы были бы рады вернуться в прошлое и с её помощью спасти жизни наших, увы, ушедших коллег. Это должно нас заботить в первую очередь.

Эстетика? Знаете, я о ней не думаю. В Формуле 1 многое изменилось, по сравнению с моим дебютным 2001-м машины теперь выглядят совсем иначе – достаточно взглянуть на высоту носового обтекателя, защиту в районе кокпита. 40-50 лет назад в чемпионате не было ремней безопасности, но когда они появились, никаких споров не возникло, и если новую систему нужно внедрить…

Думаю, гоняться без ремней безопасности было бы забавно… Так вот, лично у меня вопросов нет – я рад появлению любой дополнительной защиты головы. Если в FIA проработали конструкцию Halo и сочли её наиболее эффективной, я буду рад её дебюту.

Вопрос: Нико, прежде вы сдержанно высказывались о Halo. Что думаете сейчас?
Нико Хюлкенберг: Я никогда не был сторонником какой-либо дополнительной защиты головы, такого же мнения придерживаюсь и сейчас, но решение принимать не мне – в FIA определяют требования к безопасности, а я просто приму эти требования, как есть.

Вопрос: Не могли бы вы рассказать подробнее, почему не поддерживаете идею Halo?
Нико Хюлкенберг: Посмотрим, удастся ли что-то сделать с внешним видом системы – пока она смотрится неприглядно. Да, она может защитить от нелепого инцидента, одного на миллион, но сейчас сами машины становятся прочнее, а тросы, что удерживают шины, с каждым годом модифицируются – остается всё меньше шансов, что нечто тяжелое взмоет в воздух. Не уверен, что в дополнительной защиты головы есть необходимость, так как в других областях тоже достигнут прогресс, а видимость с Halo всё-таки ухудшается.

Вопрос: Маркус, ваше мнение о предстоящем внедрении Halo?
Маркус Эриксон: Думаю, идея правильная. Как заметили Фернандо и Себастьян, безопасность превыше всего. В FIA тщательно исследовали этот вопрос, и если Halo является оптимальным решением, никаких вопросов по поводу внедрения системы быть не должно.

Если у нас есть возможность спасти чью-то жизнь, это здорово. Я испытывал Halo в прошлом году и почти не заметил разницы – хорошо, что на ощущения от пилотирования система не повлияла. Да, возможно, она выглядит не очень изящно, но мы к этому постепенно привыкнем. В Формуле 1 значительные изменения поначалу не выглядят привлекательно, но со временем люди к ним привыкают – так будет и с Halo.

Вопрос: Себастьян, для вас это 50-й уик-энд с Ferrari – эту отметку довелось преодолеть только тринадцати гонщикам. Как бы вы охарактеризовали эти два с половиной года с командой, и каковы перспективы?
Себастьян Феттель: Время летит быстро. Я и вся наша команда приложили немало сил, чтобы вернуть конкурентоспособность. Пока что сезон складывается для нас очень неплохо, я получаю удовольствие – приятно быть частью семьи Ferrari. Мы все стремимся к тому, чтобы вернуть Ferrari на подобающие ей позиции, такова наша миссия, наша цель.

Вопрос: Что скажете о перспективах?
Себастьян Феттель: У меня пока нет контракта на следующий сезон, но сейчас основная задача не в том, чтобы заниматься документами – нужно добиться хороших результатов. Впереди еще одна гонка, в Венгрии у нас есть возможность упрочить свои позиции перед летним перерывом, а там будет время обо всём подумать.

Вопрос: Фернандо, на Хунгароринге у вас и McLaren неплохие шансы, не так ли?
Фернандо Алонсо: Думаю, да. Трасса в Монако тоже очень подходила нашему шасси, но я пропускал ту гонку, так что для меня этап в Венгрии – первая возможность побороться за выход в финал квалификации и за очки в гонке. Если что-то случится в группе лидеров, возможно, получится сработать еще лучше и зацепиться за седьмое или восьмое место. Сейчас это максимум, на что мы можем рассчитывать. Для команды это важный уик-энд, в предыдущих гонках мы приняли немало штрафов, чтобы здесь иметь возможность свободно выбирать моторы – надеюсь, наш подход себя оправдает.

Вопрос: Нико, в Сильверстоуне Renault выступила блестяще. Можно ли ожидать такой же конкурентоспособности здесь, в Венгрии?
Нико Хюлкенберг: Думаю, предстоящий уик-энд будет более показательным. В Сильверстоуне с подготовленными модификациями мы добились прогресса, однако именно венгерская трасса с её характеристиками позволит реально оценить, на каких позициях мы находимся. Ближайшие дни будут очень интересными, с нетерпением жду возможности оценить, как поведет себя машина. Команда привезла дополнительные модификации, мы выкладываемся по максимуму, к каждой гонке готовим новинки – всё выглядит неплохо, нужно продолжать в том же духе.

Вопрос: Маркус, что вы думаете о назначении Фредерика Вассёра новым руководителем команды Sauber?
Маркус Эриксон: Для нас это хорошая новость. Фредерик пользуется уважением в паддоке, он многого добился в автоспорте. Я пока мало его знаю, но сразу после этапа в Сильверстоуне отправился на базу в Хинвилл, чтобы побеседовать с ним, и беседа оставила приятное впечатление.

У Фредерика немало идей о том, как организовать работу команды и в краткосрочной, и долгосрочной перспективе. В этот уик-энд он впервые будет с нами на трассе, и для нас это тоже плюс. Позитивных моментов немало, машина снова получит кое-какие доработки – для Sauber наступают неплохие времена!

Вопросы с мест

Пресс-конференция в четверг: Себастьян Феттель и Фернандо Алонсо

Вопрос: (Флавио Ванетти) Себастьян, предстоящая гонка будет непростой для Ferrari, команде нужно взять реванш за этап в Сильверстоуне, иначе преимущество Mercedes станет весьма существенным. Вы по-прежнему верите в то, что вам по силам оказаться впереди по итогам сезона?
Себастьян Феттель: В прошлом у меня было много непростых гонок, а о предстоящем этапе всегда говорят в контексте того, как сложился предыдущий. Но я не склонен нагнетать прессинг – теоретически Гран При Венгрии должен оказаться для нас удачным. Посмотрим, как всё получится. Да, в Сильверстоуне нам не повезло, а у Mercedes всё ладилось, но в этом сезоне бывали и обратные ситуации, потому я не беспокоюсь.

Мне нравится венгерская трасса, я рассчитываю насладиться уик-эндом. Мы знаем свою работу, и тот факт, что это последняя гонка перед летним перерывом или гонка после этапа в Сильверстоуне, который сложился для нас неудачно, ничего не меняет. Здесь разыгрывается столько же очков, сколько в любом другом Гран При, мне нравится этот этап – постараюсь получить удовольствие.

Вопрос: (Ливио Орихио) Себастьян, после этапа в Монако у вас было преимущество в 25 очков над Льюисом Хэмилтоном, а Ferrari лидировала в Кубке конструкторов. Четыре гонки спустя Ferrari уступает Mercedes, а вы опережаете Льюиса всего на одно очко. Похоже, в Mercedes эффективнее дорабатывают машину, или у вас иное мнение? Фернандо, в вашем инциденте в Австралии в 2016-м году система Halo была бы полезной?
Себастьян Феттель: Не могу не согласиться с вашими словами, поскольку они подтверждаются разницей в количестве очков, однако нужно смотреть на конкретные гонки. Предыдущие два этапа мы провели не лучшим образом, хотя в Австрии были очень близки к победе – не думаю, что там нам не хватало скорости. В Сильверстоуне мы выступили слабо, но иногда неприятности случаются. Последние два круга сказались на результате, время от времени шины получают прокол – к сожалению, это явно не последний случай в моей карьере, с этим имел дело каждый гонщик.

Впереди будут и удачные, и неудачные Гран При, предыдущие два этапа сложились далеко не фантастически, но я настроен оптимистично. У Ferrari быстрая машина, в Венгрии есть шанс побороться за победу – нужно смотреть на позитивные моменты, а не на единственный этап, где нас постигла неудача, а Mercedes, наоборот, выступили здорово. После Гран При Монако мы были довольны, а парни из Mercedes – нет, но не стоит отвлекаться на краткосрочные результаты. Мы были огорчены итогами Гран При Великобритании, но многое узнали о нашей машине – здесь у нас есть кое-какие доработки, которые должны помочь. Нужно продолжать работу – весь коллектив нацелен на то, чтобы финишировать впереди Mercedes.

Фернандо Алонсо: Насколько я понял из отчета FIA, система Halo не помешает гонщику покинуть кокпит, в этом плане в моем инциденте все осталось бы так, как было. Но когда машина взмывает в воздух, мы думаем лишь о том, чтобы ничего не ударило в шлем – если бы в 2016-м году в Австралии у меня была система Halo, возможно, я бы меньше опасался травм. Так что буду рад – нет, не повторить тот инцидент, а просто ездить с Halo.

Вопрос: (Роксана Цвик) Себастьян, что предприняли в Ferrari, чтобы избежать повторения тех проблем с шинами, что случились в Сильверстоуне?
Себастьян Феттель: Мы внимательно изучили все обстоятельства. Проблемы с шинами испортили гонку и мне, и Кими, потому команда совместно с Pirelli пыталась найти ответ. В моем случае всему виной оказался медленный прокол – он произошел несколькими поворотами ранее, но слишком поздно, чтобы мы успели среагировать и сразу отправиться в боксы. К тому моменту я проехал на этом комплекте немало кругов, чувствовал износ резины, но нам казалось, что ситуация под контролем.

Конечно, можно было сразу поставить очередной комплект и вернуться на трассу, но в гонке требуется держать позицию, плюс мы не знали, как идут дела у соперников, и насколько им сложно работать с шинами. Мы приложили немало усилий, чтобы после уик-энда понять, что именно произошло, что мы могли сделать лучше и что мы сделаем иначе, если в будущем снова окажемся в подобной ситуации.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Фернандо, в Сильверстоуне вы отобедали с коллективом McLaren, и позже сотрудники команды выразили надежду, что вы останетесь с ними на следующий год. Что скажете?
Фернандо Алонсо: Мне нечего добавить. На некоторых гонках весь коллектив собирается вместе, мы беседовали и о будущем, но пока никаких изменений. Мои пожелания на следующий сезон остаются прежними.

Вопрос: (Петер Вамози) Вопрос к победителям Гран При Монако и триумфатору «24 часов Ле-Мана». Что вы думаете об уходе Porsche из чемпионата по гонкам на выносливость? Вам по силам выиграть «500 миль Индианаполиса», Гран При Монако и марафон «24 часа Ле-Мана», как это удалось Грэму Хиллу, или вероятность этого теперь крайне мала?
Нико Хюлкенберг: В какой-то степени досадно наблюдать уход Porsche. Они четыре года выступали в чемпионате, три сезона подряд становились чемпионами – можно сказать, их миссия выполнена, коллективу нужен новый вызов. Соперничество в чемпионате свелось к борьбе двух производителей – очевидно, в Porsche пожелали чего-то большего, но всех немного шокировала новость об их уходе.

Вопрос: Фернандо, что скажете о тройном успехе – Индианаполис, Монако и Ле-Ман?
Фернандо Алонсо: Эта задача по-прежнему актуальна. Нельзя сказать, что невозможно выиграть Ле-Ман с другим производителем – в частности, в 2018-м Toyota будет явным фаворитом. А на «500 миль Индианаполиса» уход Porsche никак не повлияет – марка не была там представлена. Кстати, в Porsche сегодня подтвердили свой уход? Я ничего об этом не слышал.

Вопрос: (Петер Фаркас) Себастьян, вы сказали, что внимательно изучили обстоятельства инцидента с шинами в Сильверстоуне, но каков вывод? Могли ли вы что-то предпринять, или это был досадный инцидент, когда на обеих машинах произошло разрушение резины, а команда была не в силах его предотвратить?
Себастьян Феттель: Простите мне мой сарказм, но мы могли провести пит-стоп, и тогда шина бы не разрушилась. Мы многое поняли и в следующий раз постараемся избежать чего-то подобного. Лично я во всем разобрался, нужно двигаться дальше – мы ведь не можем вернуться в прошлое и изменить ситуацию. Я находился в кокпите, мы с командой обсуждали состояние шин – да, они были изношены, но я не сомневался, что их ресурса хватит до финиша. Парой кругов раньше, парой кругов позже – знаете, всегда легко рассуждать постфактум, но случилось то, что случилось, и это сказалось на нашем результате. Мы не в силах изменить прошлое, но можем действовать немного иначе, если снова окажемся в подобной ситуации.

Вопрос: (Кейт Уолкер) Себастьян, в начале пресс-конференции лично вы позитивно высказывались о системе Halo. В прошлом году вы, будучи одним из руководителей ассоциации гонщиков GPDA, вместе с коллегами написали письмо в адрес FIA, выразив поддержку новым начинаниям со стороны как действующих, так и уже покинувших чемпионат гонщиков. Беседовали ли вы с гонщиками после того, как было принято решение о внедрении системы Halo? Получили ли вы такую же всеобщую поддержку? Какой позиции придерживаются в GPDA?
Себастьян Феттель: Позиция GPDA предельно проста. Ассоциация призвана представлять мнение гонщиков в вопросах повышения безопасности спорта – такова основная задача сейчас, такой она была и ранее. Примерно год назад нам представили концепцию системы Halo, позднее на брифинге гонщиков мы обсуждали, как наличие системы могло бы повлиять на последствия того или иного инцидента, и оценка была от нейтральной до позитивной в зависимости от конкретной ситуации.

Практически сразу мы написали в FIA письмо о том, что высоко ценим их стремление найти решения, позволяющие повысить безопасность гонок, и попросили продолжать работу в этом направлении. Насколько я понял, уже год назад мы все согласились, что в 2018-м должна появиться дополнительная защита головы, сейчас это подтвердилось, и меня немного удивляет реакция людей на решение. Лично меня и большинство гонщиков радует тот факт, что в этом вопросе мы постепенно движемся вперед. Если говорить об эстетике, сложно удовлетворить всех, но, как мне кажется, год от года система Halo будет выглядеть немного иначе. Это один из тех случаев, когда новинка поначалу смотрится не изящно, но со временем начинает выглядеть вполне приемлемо.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Вопрос для Нико и Фернандо. Что вы думаете о Формуле E как о гоночной серии? В Mercedes решили дебютировать в Формуле Е в 2018-м, вам самим доводилось выступать в иных гоночных сериях – что скажете?
Фернандо Алонсо: У меня нет мнения, поскольку я не видел машины Формулы E и не вникал в нюансы. Однако я с большим уважением отношусь к иным гоночным сериям, этапы Формулы Е проводятся в знаменитых городах мира – организаторы весьма умело её продвигают. Возможно, когда-нибудь я заинтересуюсь, но пока у меня нет мнения. Как показало заявление Mercedes, крупные производители заинтересованы в подобных соревнованиях – значит, организаторы сработали неплохо.

Вопрос: Нико?
Нико Хюлкенберг: Всё больше производителей делает акцент на гибридных и электрических машинах, что является неплохой поддержкой для Формулы Е. Но лично я никогда не был на гонке Формулы Е, не пилотировал такую машину – мне сложно комментировать. Впрочем, базовый подход, похоже, работает – посмотрим, как всё будет через пару лет.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Себастьян, что сдерживает продление контракта с Ferrari, когда станет ясно, остаетесь ли вы в команде?
Себастьян Феттель: Сейчас у меня и команды много других дел, во время летнего перерыва будет больше времени обо всем подумать. Впереди несколько недель без гонок, ну а пока всё внимание работе с машиной. Я стараюсь предоставить как можно более полную обратную связь, много работаю на симуляторе, беседую с инженерами, а поставить подпись на документе можно довольно быстро, с этим не будет никаких проблем.

Вопрос: (Ребекка Клэнси) Себастьян, в Ferrari уже сказали, что готовы продлить с вами контракт, но хотите ли вы остаться в команде?
Себастьян Феттель: Почему бы нет? Правда, я не готов обсуждать детали уже в этот уик-энд, но я не тороплюсь, и в команде, насколько я понял, тоже не спешат. Мы с командой прекрасно контактируем – будь иначе, мне наверняка бы сказали! Так что никаких проблем.

Вопрос: (Истван Саймон) Нико, после Гран При Венгрии здесь пройдут двухдневные тесты Формулы 1, одним из участников которых станет Роберт Кубица – поляк сядет за руль нынешней машины Renault. Что вы думаете о Роберте как о потенциальном напарнике в следующем или уже в нынешнем сезоне? Вы планируете следить за его возвращением в чемпионат? Команда просила вас поделиться с ним советом?
Нико Хюлкенберг: Здорово, что Роберт вернулся в гонки после аварии и нескольких сложных лет. Теперь у него появился шанс протестировать современную машину Формулы 1. До аварии он был одним из лучших и мог сделать отличную карьеру в Формуле 1. Я останусь в Будапеште и буду следить за тестами. Любопытно, как Роберт справится.

Я спокойно отношусь к слухам о том, кто может стать моим напарником. Мне всё равно, с кем работать. У каждого из нас есть напарник, с которым нужно наладить конструктивные отношения. Конечно, конкуренция всегда присутствует, но мне не важно, с кем именно предстоит выступать. В этом плане я совершенно спокоен. Посмотрим.

Вторая пресс-конференция

Гран При Венгрии. Вторая пресс-конференция в четверг

Участники: Макс Ферстаппен (Red Bull Racing), Серхио Перес (Force India), Стоффель Вандорн (McLaren), Кевин Магнуссен (Haas)

Вопрос: По ходу первой пресс-конференции мы обсуждали предстоящее внедрение системы Halo. Что вы об этом думаете? Макс, начнем с вас.
Макс Ферстаппен: Мне не нравится Halo, но ничего не остается, кроме как уважать решение FIA. Однако я считаю, что после появления в Формуле 1 виртуального автомобиля безопасности, мы существенно сократили многие риски, связанные с превышением скорости во время желтых флагов по ходу гонки. Кроме того, тросы достаточно прочные, поэтому сейчас колеса не так просто отрываются от машины. Что касается ситуаций, когда в машину летят различные детали, то Halo мало поможет, так что я не понимаю, почему нужно использовать это решение.

Вопрос: Серхио?
Серхио Перес: А я поддерживаю эту инициативу. Безопасность всегда должна быть на первом месте, и если бы система Halo была у нас в предыдущие 6-7 лет и позволила спасти хотя бы одну жизнь, это оправдывает все те риски, на которые идут в FIA, внедряя новинку. Да, над Halo предстоит всерьез поработать, но, уверен, прогресс будет существенным. В Формуле 1 немало талантливых инженеров, все команды знают, что система будет внедрена с 2018 года, и смогут позаботиться об её улучшении.

Вопрос: Кевин, ваше мнение?
Кевин Магнуссен: Я против Halo. Не думаю, что такой должна быть Формула 1 – наверняка есть более изящный способ повысить безопасность. Впрочем, я не считаю, что безопасность всегда должна быть главным приоритетом: есть грань, за которой чемпионат становится слишком безопасным, чтобы быть зрелищным. Формула 1 популярна в том числе за счет риска. Да, за 30 лет уровень безопасности гонок значительно вырос, но сейчас они и достаточно безопасны, и достаточно зрелищны – баланс оптимальный. Конечно, можно добиться большего, ограничить скорость машин до 80 км/ч – это будет очень безопасно, но невероятно скучно. Всегда можно уменьшить риск, но притом уменьшится и зрелищность, в этом проблема.

Вопрос: Стоффель?
Стоффель Вандорн: В эстетическом плане это не самое изящное решение, многие со мной согласятся. Но мы активно искали пути повышения уровня защиты головы, в FIA, подбирая оптимальное решение, провели немало исследований, тестировали разные варианты – в частности, в Сильверстоуне был опробован защитный экран. Для FIA лучшим вариантом стала система Halo.

Вопрос: Макс, в десяти прошедших гонках вы пять раз сходили с дистанции, однако на этой неделе руководитель команды Red Bull Racing Кристиан Хорнер сказал, что в целом вы стали лучше как гонщик. Вы с этим согласны?
Макс Ферстаппен: Приятно слышать. Каждый год мы ставим себе цель добиться прогресса, я прибавил относительно предыдущего сезона, но это сложно продемонстрировать, если сходишь с дистанции. К счастью, в Сильверстоуне обошлось без проблем, но нужно оставаться честными по отношению к самим себе: со второй машиной у нас всё-таки возникли сложности. Нужно добиться большей надежности – начнем уже с этапа в Венгрии, а там посмотрим.

Вопрос: Как вы оцениваете шансы команды в этот уик-энд? В предыдущие четыре года Red Bull Racing стабильно зарабатывала подиум в Венгрии…
Макс Ферстаппен: Посмотрим, насколько эффективными окажутся наши доработки, и как покажут себя лидеры – они тоже не стоят на месте. Надеюсь, мы будем к ним чуть ближе. В Сильверстоуне мы немного ошиблись с подходом, но в предыдущих гонках постепенно сокращали отставание – надеюсь, эта тенденция продолжится, у нас получится добиться оптимального баланса, и если в гонке, как часто бывает в Венгрии, не обойдется без инцидентов, шанс всё-таки будет.

Вопрос: Серхио, этап в Венгрии всегда складывался для вас не лучшим образом. Учитывая скорость команды в нынешнем сезоне, насколько вы уверены в том, что сумеете выступить конкурентоспособно?
Серхио Перес: Нам удалось добиться стабильности, теперь нет такого, что на одной трассе мы конкурентоспособны, а на другой выступаем откровенно слабо. Мы сражаемся в середине пелотона и стабильнее соперников зарабатываем очки именно потому, что машина одинаково быстра на всех трассах. Да, в Венгрии нам придется непросто – здесь McLaren, Haas, Renault и Toro Rosso будут очень сильны, но я рассчитываю побороться с ними и заработать неплохие очки.

Вопрос: В Формуле 1 начинается сезон переходов. В нынешнем сезоне Force India удалось добиться прогресса – насколько вы уверены, что в следующем году команда сделает очередной шаг вперед, и хотите ли вы сделать этот шаг вместе с ней?
Серхио Перес: В этом году команда занимает те же позиции, что и в прошлом, но я чувствую, как с каждым годом мы прогрессируем. Интерес со стороны партнёров и спонсоров растёт, а перейти в какую-то более сильную команду очень непросто. Надеюсь, когда мы приедем на следующую гонку, у меня уже будет новый контракт.

Вопрос: С Force India?
Серхио Перес: Это было бы неплохо, но кто знает, что может произойти.

Вопрос: Кевин, Джин Хаас подтвердил, что вы с Романом Грожаном останетесь в Haas в 2018-м. Насколько важна эта стабильность для вас и команды?
Кевин Магнуссен: Она важна для обеих сторон. Подписывая контракт год назад, я знал, что должен выступать в Haas на протяжении двух сезонов подряд – для меня продление контракта не новость, но хорошо, что Джин всё подтвердил, теперь вопросов не будет.

В предыдущие два года мне было крайне досадно в каждой гонке второй половины сезона говорить о ситуации с контрактом – сейчас перспективы понятны, можно сосредоточиться на работе и атаковать в полную силу, ни о чем не беспокоясь.

Вопрос: Вы хорошо взаимодействуете с Романом Грожаном?
Кевин Магнуссен: Думаю, да. У нас хорошие отношения, команда фантастически поддерживает и меня, и его – для гонщика обстановка оптимальная. В коллективе в нас верят, мы оба выступаем неплохо, я многому учусь у Романа и надеюсь, что он тоже может у меня кое-чему научиться, чтобы мы активнее подгоняли друг друга и тем самым помогали команде.

Вопрос: Стоффель, позади половина сезона – как вы оцениваете ваш прогресс и прогресс команды?
Стоффель Вандорн: Начало сезона выдалось непростым – множество технических проблем мешали нашей работе на трассе, но с тех пор мы сделали шаг вперед. Да, ситуация по-прежнему не идеальная, но мы прибавили и в части шасси, и в части силовой установки – команда на верном пути. Сделать предстоит немало, но в предыдущих гонках мы продемонстрировали прогресс. Я доволен машиной, она едет здорово, в предстоящей гонке у нас должны быть неплохие шансы – с нетерпением жду оставшихся этапов и надеюсь продолжить позитивную тенденцию.

Вопрос: Вы сказали, что сделать предстоит немало, но в этот уик-энд у команды неплохие шансы. Чем венгерская трасса подходит машине McLaren-Honda?
Стоффель Вандорн: Здесь извилистая конфигурация с множеством поворотов, в которых наше шасси работает весьма эффективно. Это своего рода Гран При Монако без стен вокруг, одна из трасс, менее требовательных к мощности силовой установки. Теоретически наши шансы в Венгрии неплохи, однако они, конечно же, не гарантированы, потому мы должны постараться выжать максимум из того, что имеем, и тогда, возможно, будем вознаграждены хорошим результатом.

Вопросы с мест

Вопрос: (Сеф Хардинг) Впереди летний перерыв – куда планируете отправиться? Барбадос, Калифорния, Гавайи?
Кевин Магнуссен: Я рассчитываю просто расслабиться и набраться сил, но пока у меня нет конкретных планов.

Серхио Перес: Я не поеду на Барбадос, а отправлюсь в Калифорнию.

Макс Ферстаппен: А я встречусь с друзьями и семьей.

Вопрос: Где именно?
Макс Ферстаппен: Не скажу.

Стоффель Вандорн: Я знаю, куда отправится Макс, но… Лично я поеду в Черногорию с друзьями, а после отдохну в Монако.

Вопрос: (Томаш Кубиак) Вопрос к трем гонщикам, принимавшим участие в прошлогоднем Гран При Венгрии. Тогда выезд за пределы трассы стали контролировать с помощью электронной системы – вам понравилось это решение по сравнению с высокими поребриками, что наносят вред машинам на некоторых автодромах?
Макс Ферстаппен: Высокие поребрики – не лучший вариант для нашей машины из-за настроек клиренса. Повредить переднее антикрыло или кромку днища не составляет труда, здесь можно поискать некое решение, но в целом лучше держаться от поребриков подальше. Ситуация в целом неплохая, но далеко не идеальная.

Серхио Перес: По-моему, будет сложно создать электронную систему, автоматически сбрасывающую скорость – так можно спровоцировать аварию позади, вряд ли этот вариант правильный. Машины Формулы 1 едут очень быстро, это не картинг, где в случае аварии тебя могут принудительно замедлить. Разница в скорости может оказаться колоссальной, потому было бы неправильным в случае выезда за пределы трассы сбрасывать скорость с помощью электроники.

Вопрос: Получается, поребрики – неплохое решение?
Серхио Перес: Думаю, да.

Кевин Магнуссен: Да, с поребриками полный порядок.

Вопрос: (Жером Пагмайр) В Mercedes объявили о своем участии в чемпионате Формулы Е. Что вы думаете о Формуле Е? Она захватывающая, или, возможно, для вас недостаточно быстрая?
Макс Ферстаппен: Думаю, тем машинам не помешало бы иметь чуть больше скорости, но знаете, со временем к этому придут, а в остальном в Формуле Е случаются весьма захватывающие гонки. Я пытался следить за отдельными этапами. Посмотрим, что ждет этот спорт в будущем.

Вопрос: (Петер Вамози) Серхио, если бы у вас было право переименовать Force India, какое название вы бы выбрали? Есть ли шанс, что команду назовут Brabham?
Серхио Перес: Я бы выбрал Force Mexico или Force Checo! Неплохая пара вариантов для Виджея Мальи! Команда на верном пути, скоро мы определимся с новым названием, но о Brabham мне ничего не известно.

Вопрос: (Велимир Велико Юкич) Вопрос ко всем. В следующем году у вас будет более эффективная защита – означает ли это, что вы будете атаковать еще агрессивнее?
Макс Ферстаппен: Это означало бы, что мы сейчас не выкладываемся на пределе, а это не так.

Вопрос: (Рик Шпекенбринк) Макс, понимаю, сложно предугадать, как покажут себя новинки, но на какой результат вы рассчитываете?
Макс Ферстаппен: Надеюсь, мы сможем сократить отставание от лидеров. Такова цель на данный момент, а далее посмотрим.

Вопрос: (Эрик ван Харен) Макс, считаете ли вы, что венгерская трасса лучше подойдет вашей машине? В Сильверстоуне вы говорили, что вам не хватало скорости для борьбы с Ferrari и Mercedes – здесь дела должны пойти лучше?
Макс Ферстаппен: Мы на это надеемся. В Венгрии мы должны быть конкурентоспособнее – Стоффель верно заметил, что здесь темп не настолько зависит от мощности силовой установки. Но хороший баланс в любом случае необходим – постараемся его добиться.

Вопрос: (Сурани Геза) Вопрос ко всем. Считаете ли вы, что система Halo мешает видимости из кокпита, и опасаетесь ли, что её появление скажется на вашем пилотаже?
Кевин Магнуссен: От Halo может быть и негативный эффект, например, при подъеме – в первом повороте в Остине, да и в Eau Rouge в Спа будет проблематично рассмотреть вершину. Я всего один раз тестировал систему – не лучшее ощущение, когда прямо перед глазами находится стойка.

Серхио Перес: Соглашусь c Кевином. В прошлом году я дважды тестировал Halo, но каждый раз проезжал всего по одному кругу, и у меня не так уж много информации. Не знаю, будем ли мы использовать ту же спецификацию, которую испытывали в 2016-м, или её планируют как-то доработать.

Макс Ферстаппен: Я только один раз тестировал Halo, и мне не понравилась обзорность из-за стойки перед глазами.

Вопрос: Стоффель, вам удалось опробовать Halo?
Стоффель Вандорн: Нет, потому у парней больше информации, раз уж они работали с этой системой.

Вопрос: (Виктор Богнар) В продолжение предыдущего вопроса – опасаетесь ли вы, что наличие Halo снизит эмоции от управления машиной Формулы 1? Стоффель?
Стоффель Вандорн: Сложно сказать. Разумеется, эмоции будут иными – многое меняется, когда на машине появляется нечто новое. Как сказали мои коллеги, поначалу видимость покажется странной, однако никто из нас полноценно не работал с системой, не адаптировался к различным ситуациям. Нужно дождаться полноценных тестов.

Макс Ферстаппен: Вряд ли мне понравится наличие этой системы на моей машине. Всё воодушевление у меня исчезло еще до того, как я сел за руль.

Серхио Перес: Как заметил Стоффель, рано делать выводы. Никто не работал с новинкой и дня – посмотрим, как всё пройдет в Барселоне, где мы впервые будем тренироваться с Halo.

Кевин Магнуссен: Соглашусь с Максом – новая система словно отнимает часть эмоций. С ней машина выглядит уродливой, а машина Формулы 1 не должна быть такой. По каким-то причинам Ferrari вызывает больше эмоций, чем Mazda, в итальянской машине больше страсти. Если конструкция выглядит нелепо, это плохо.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости