Гран При Венгрии: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция: Фредерик Вассёр, Маттиа Бинотто и Марио Изола

Первая пресс-конференция

Участники: Фредерик Вассёр (Sauber), Маттиа Бинотто (Ferrari), Марио Изола (Pirelli)

Вопрос: Маттиа, результаты второй пятничной тренировки оказались очень плотными. Как прошел день для Ferrari, как вы оцениваете темп соперников?
Маттиа Бинотто: Мы едва завершили тренировку и сейчас изучаем собранную информацию. Из-за трафика и красных флагов сессия выдалась непростой, было сложно выполнить намеченную программу. Нам пришлось пойти на компромисс, чтобы собрать как можно больше данных. Как вы заметили, результаты плотные, но мы сосредоточены на своей работе и пытаемся оптимизировать баланс машины – это крайне важно для квалификации и гонки. В воскресенье погода будет более жаркой, чем в пятницу, потому работа над балансом становится ключевым фактором.

Вопрос: Насколько вы уверены в том, что сможете выступить лучше, чем пару недель назад в Сильверстоуне?
Маттиа Бинотто: В пятницу сложно делать выводы, но здесь свободные заезды прошли не так неудачно, как в Сильверстоуне. Впрочем, британский этап уже в прошлом, о нем нужно забыть и сконцентрироваться на текущем уик-энде. Не думаю, что есть необходимость в каких-то сравнениях.

Вопрос: На минувшей неделе было объявлено о внедрении системы защиты головы Halo с 2018 года. Не могли бы вы рассказать о практических аспектах интеграции Halo в конструкцию машины – как она повлияет на охлаждение, на аэродинамику? Насколько далеко вы продвинулись в этом вопросе?
Маттиа Бинотто: Соответствующее решение было принято на прошлой неделе на заседании Стратегической группы. Для работы с новой машиной оно несколько запоздало, но поскольку речь идёт о безопасности, сейчас все активно работают над этой задачей.

Основная сложность связана с шасси: мы должны интегрировать Halo в конструкцию, а силовые элементы шасси должны соответствовать всем требованиям по нагрузке. В плане аэродинамики система может повлиять на воздушный поток, направляемый к задней части машины, и это тоже нужно учесть при разработке машины.

Вопрос: Марио, что сегодня удалось выяснить о поведении шин и уровне износа? Сколько пит-стопов можно ожидать в воскресенье?
Марио Изола: Непростой вопрос, поскольку вторая тренировка, которая наиболее показательна для нас в плане информации, сегодня дважды прерывалась красными флагами. Разница в результатах на круге между составами Soft и SuperSoft составляла примерно восемь-девять десятых, и это несколько больше нашей прогнозной оценки в шесть десятых.

Мы уже понимаем, что состав Medium вряд ли будет задействован по ходу уик-энда, а при жаркой погоде основным фактором станет износ резины – особенно для состава SuperSoft. Пока я не могу назвать точной цифры – количество пит-стопов будет целиком зависеть от износа SuperSoft. Асфальт на автодроме новый, его сменили всего год назад – он гладкий и очень чёрный, из-за чего прогревается невероятно быстро, и в воскресенье его температура наверняка превысит 50 градусов по Цельсию, так что гонка станет непростым вызовом.

Вопрос: В Pirelli тщательно исследовали проблемы с шинами, возникшими у Ferrari в Сильверстоуне. К каким выводам вы пришли?
Марио Изола: Мы провели самый тщательный анализ, чтобы убедиться, что не упустим любые возможные проблемы.

Мы наблюдали два разных сценария. В случае с Себастьяном речь шла о проколе – шина начала терять давление уже в первом повороте, и в какой-то момент её конструкция оказалась не в силах справиться с нагрузкой и в шестом повороте шина разрушилась.

В случае с Кими выявить причину оказалось сложнее. Каркас шины остался целым, не хватало куска рабочей поверхности, плюс брекер с внутренней стороны был поврежден в двух местах.

Нам пришлось осмотреть все шины, использовавшиеся в гонке, чтобы определить любые возможные сценарии, но никаких иных факторов выявлено не было – шина у Кими просто была повреждена. Не могу сказать, произошло это вследствие наезда на обломок или столкновения, но результат таков: брекер поврежден в двух местах, в остальном с шиной был полный порядок, но Кими всё-таки пришлось ехать на пит-стоп, чтобы её заменить. Таковы итоги нашего расследования.

Вопрос: Фредерик, с возвращением! Во второй тренировке Паскаль Верляйн угодил в серьезную аварию. Как его самочувствие, и что с машиной?
Фредерик Вассёр: Пока рано судить о причинах аварии, мы проведем свое расследование. Похоже, монокок остался цел, но нужно всё проверить. Я покинул боксы сразу после окончания сессии, больше у меня информации нет.

Вопрос: Вы в должности руководителя команды всего неделю, но она выдалась напряженной. Не могли бы вы рассказать о том, почему в Sauber предпочли на 2018-й год моторы Ferrari, а не Honda?
Фредерик Вассёр: Пару недель назад Sauber и Honda подписали меморандум о взаимопонимании, но в современном мире ситуация меняется невероятно быстро. Оставался неясным вопрос сотрудничества между McLaren и Honda, поставщику мотора предстояло найти решение для коробки передач – у нас уже была договоренность с McLaren, что осложняло дело. С другой стороны, у нас были выстроены долгосрочные отношения с Ferrari, нам удалось обсудить с ними вопрос поставки моторов обновленной спецификации – это стало оптимальным вариантом, после чего мы с Honda договорились о прекращении сотрудничества.

Вопрос: Команда получит те же моторы, что сейчас использует Ferrari?
Фредерик Вассёр: Нет, это будут моторы самой последней спецификации.

Вопрос: Каким вам видится развитие команды в краткосрочной и долгосрочной перспективе?
Фредерик Вассёр: В краткосрочной перспективе добиться чего-либо сложно – наш проект рассчитан на длительное время. Впрочем, необходимый базис есть, инфраструктура в сравнении с многими командами впечатляет – в частности, у нас неплохая аэродинамическая труба. Sauber остается легендарным именем в Формуле 1, в коллективе царит отличный боевой дух, который я могу сравнить с тем, что видел год назад в Энстоуне. Все целиком и полностью преданы делу, и теперь, когда с финансами ситуация стабилизирована, мы можем строить планы на будущее.

Вопросы с мест

Фредерик Вассёр

Вопрос: (Роксана Цвик) Господин Вассёр, когда вы пригласили Роберта Кубицу выступить в Спа за рулем Renault Megane RS01, думали ли вы, что в итоге он снова окажется в паддоке Формулы 1?
Фредерик Вассёр: Нет, в тот момент Роберт работал только на тестах и симуляторе. В силу разных причин я старался ему помочь, нам представилась возможность выступить в гонке в Спа на Renault Megane RS01, и Роберт справился весьма неплохо, но теперь это уже не мой проект.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Фредерик, не могли бы вы рассказать о своих обязанностях? Вы отвечаете за всю программу, включая маркетинг, работу со спонсорами, или исключительно за спортивную составляющую? Кто еще, помимо вас, отчитывается перед господином Пиччи?
Фредерик Вассёр: Моя должность звучит предельно понятно: я исполнительный директор компании и руководитель команды, что подразумевает мою личную ответственность за все подразделения.

Маттиа Бинотто

Вопрос: (Петер Фаркас) Маттиа, есть ощущение, что в предыдущих нескольких гонках в Mercedes добились от машины большего, чем в Ferrari. Это произошло потому, что вступили в силу ограничения на конструкцию днища и сжигание моторного масла, или две команды просто находятся в разных фазах доработки машины, и инициатива будет переходить от одного коллектива к другому?
Маттиа Бинотто: Каждая гонка по-своему уникальна. В начале сезона в одних Гран При мы выглядели сильнее Mercedes, в других – наоборот. Скажем, в Бахрейне у соперников было преимущество в квалификации, у нас – в гонке.

Не думаю, что здесь есть тенденция. Да, процесс доработки машины крайне важен и должен продолжаться от гонки к гонке, но до конца сезона еще далеко, и я не вижу причин для закрепления инициативы за одной из команд. Тема с сжиганием моторного масла не имела прямого отношения к Ferrari, а что касается новых требований к конструкции днища, вряд ли они как-то повлияли на нашу конкурентоспособность.

Вопрос: (Петер Фаркас) Маттиа, оба гонщика Ferrari получили четвертый экземпляр турбины. Это естественный процесс комбинирования элементов силовой установки, или же есть опасения, что позже вам гарантировано придется принять штраф?
Маттиа Бинотто: Нас беспокоил тот факт, что уже в начале сезона произошла поломка турбины, после чего пришлось довольно рано вводить в действие все имеющиеся в наличии экземпляры. Мы всерьез поработали над надежностью турбин, сейчас все они функционируют без нареканий. У команды полный комплект турбин, у каждой из них достаточный ресурс, мы ставим разные экземпляры на разные этапы и рассчитываем завершить сезон с имеющимся запасом.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Маттиа, многие автопроизводители стремятся дебютировать в Формуле Е. Возможен ли такой сценарий для Ferrari?
Маттиа Бинотто: Мы временами обсуждаем этот вопрос внутри компании, но решение еще не принято. Честно говоря, решение принимать не мне, потому я не знаю, как всё сложится, у меня нет для вас ответа.

Вторая пресс-конференция

Вторая пресс-конференция: Пол Монаган, Падди Лоу и Ник Честер

Участники: Падди Лоу (Williams), Ник Честер (Renault), Пол Монаган (Red Bull Racing)

Вопрос: Ник, начнем с вас. Для Джолиона Палмера пятничные заезды выдались непростыми – две аварии в двух сессиях. В каком состоянии сейчас его машина? Утром на нее установили обновленное днище – насколько серьезные повреждения оно получило?
Ник Честер: Как вы можете судить по видеозаписи инцидента, нам предстоит проделать серьезную работу. Мы заменим коробку передач, как часто делаем в пятницу вечером, а вместе с ней и заднюю подвеску. Поврежденное во время утренней сессии днище будет восстановлено и возвращено на машину – таким образом, у Джолиона останется днище новой спецификации. Честно говоря, в этой ситуации в плане ремонта для нас нет чего-то непривычного – всё будет исправлено к утру субботы.

Вопрос: Пару недель назад в Сильверстоуне Нико Хюлкенберг выступил очень здорово – похоже, обновленное днище обеспечило серьезный прирост скорости. Помогает ли новинка и здесь, в Венгрии?
Ник Честер: Судя по пятничным результатам, эффект тот же – мы демонстрируем хорошую скорость. Во второй тренировке Нико показал седьмое время, машина едет так же, как в Сильверстоуне, и мы наблюдаем тот же прирост в скорости, что и две недели назад.

Вопрос: Учитывая разные характеристики британской и венгерской трасс, это вселяет оптимизм?
Ник Честер: Да, поскольку Сильверстоун и Хунгароринг практически противоположны по своим требованиям. Если вы одинаково конкурентоспособны на двух этих трассах, вам должно хватить скорости во всех оставшихся гонках.

Вопрос: Еще один вопрос о системе Halo, чей дебют в 2018-м году недавно был подтвержден. Можно ли за счет неё выиграть не только в плане безопасности, но и в плане аэродинамики?
Ник Честер: Не думаю. В случае с Halo приятно получить нечто, обеспечивающее гонщику большую защиту – команды поддерживают эту инициативу и именно из соображений безопасности согласны установить новинку на свои машины. Для аэродинамики этот элемент чужероден, но его влияние предстоит учесть. Вряд ли здесь возможны какие-либо ухищрения: скорее всего, участники просто установят систему на машины и постараются максимально адаптировать её под потребности гонщиков.

Вопрос: Падди, вы давно работаете в Формуле 1. Что вы думаете о системе Halo?
Падди Лоу: Об этой системе много писали, решение выглядит спорным, но следует помнить контекст. Пять-шесть лет назад эксперты выявили, что голова гонщика в Формуле 1 по-прежнему подвержена серьезному риску, и что, по крайней мере, один раз в год мы оказываемся в миллиметрах от возможной трагедии. Потому возникла необходимость в выработке решения, и оптимальным вариантом оказалась конструкция Halo.

Понимаю, она выглядит далеко не изящно, но решение установить её на машину, на мой взгляд, абсолютно верное. Со временем у нас будет возможность доработать систему, но для начала мы хотя бы внедрим защиту, о которой говорили довольно давно.

Падди Лоу

Вопрос: Судя по результатам, первый день уик-энда выдался для Williams непростым, как и предыдущие несколько гонок. Сейчас у команды 41 очко, а год назад в этой же фазе сезона было 92. Чего не хватает вашей машине?
Падди Лоу: Согласен, по итогам первой половины сезона наши дела идут не настолько удачно, как хотелось бы, чем мы очень огорчены. Машина быстрее, чем можно судить по таблице результатов, и одна из ключевых проблем в том, что мы не смогли в силу самых разных причин заработать очки, на которые позволяла рассчитывать скорость FW40.

Более того, наша конкурентоспособность сильно варьируется от трассы к трассе. Есть автодромы, на которых мы заметно уступаем соперникам, тогда как должны выглядеть одинаково уверенно везде – это основная зона внимания в работе над перспективным шасси.

Вопрос: Вам удалось выяснить, почему машине не хватает скорости на конкретных автодромах?
Падди Лоу: Одни моменты нам понятны, другие – нет. Предстоит проделать большую работу, но мы надеемся увереннее провести вторую половину сезона.

Вопрос: Пол, многообещающее начало уик-энда – особенно для Даниэля Риккардо. Как прошла пятница, и как Даниэль охарактеризовал поведение машины?
Пол Монаган: Согласен, такие результаты воодушевляют! Оба наших гонщика выглядели конкурентоспособно, очень жаль, что по итогам пятницы нельзя получить 43 очка! Скорость нашей машины в наших руках, потому мы постараемся помочь гонщикам оптимизировать выбранные ими настройки, а там посмотрим, насколько конкурентоспособной окажется команда в квалификации и гонке. Это всё, что в наших силах, а скорость соперников целиком зависит от них самих.

Вопрос: Такая конкурентоспособность объясняется характеристиками трассы, или же от команды можно ожидать высокой скорости во всех оставшихся Гран При?
Пол Монаган: До этапа в Сильверстоуне у Даниэля Риккардо было пять подиумов подряд – мы оказались конкурентоспособны и на тех трассах, где рассчитывали выступить сильно, и там, где ждали сложностей. Наша машина неплохо выглядит на большинстве конфигураций, хотя некоторые, конечно же, подходят ей больше прочих – это справедливо для всех машин пелотона. Если говорить о трассе в Венгрии, она компенсирует наши слабые стороны и обнажает слабые стороны соперников, но, повторюсь, скорость RB13 целиком зависит от нас самих – посмотрим, чего удастся добиться в субботу.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер) Вопрос ко всем о системе Halo. На брифинге в четверг Чарли Уайтинг пояснил, что в плане эстетики у команд будет возможность за счет различных обтекателей сделать конструкцию более изящной. В какой мере вы уже задумывались о улучшении внешнего облика системы, или же в 2018 году нам предстоит наблюдать только стандартную спецификацию?
Пол Монаган: Использование обтекателей было согласовано еще в июле 2016-го, и, как намекнул Ник, мы задействуем их, чтобы минимизировать влияние новой системы на аэродинамику, а заодно и для улучшения общего вида. Впрочем, сама система должна появиться на машине не по соображениям эстетики, не так ли? Она выполняет функцию безопасности, а мы установим необходимые обтекатели, чтобы уменьшить влияние системы на воздушный поток, и всё это произойдет уже в 2018-м.

Падди Лоу: Окончательные требования еще не опубликованы, потому мы не представляем, насколько широки будут наши возможности. Думаю, у нас будет шанс минимизировать влияние Halo на аэродинамику и заодно поработать над эстетической составляющей – эти вопросы, как правило, решаются одновременно.

Ник Честер: Практически нечего добавить. Использование обтекателей в целом разрешено, но сами обтекатели небольшие, да и требования к ним пока не зафиксированы. Тем не менее, мы постараемся с их помощью компенсировать негативный эффект от новой системы.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Ник, в минувшую среду Renault вновь проводила тесты с участием Роберта Кубицы. Как возникла сама идея этих тестов? Как долго длились переговоры? Кто с кем беседовал? Почему это произошло спустя 6 лет с момента аварии Роберта? Каких волевых усилий стоило Роберту добраться до нынешнего уровня, и насколько он готов к возвращению в Формулу 1?
Ник Честер: Ох, сколько вопросов. Должен признаться, я не в курсе, как всё началось, но мы знаем Роберта еще с тех времен, когда он выступал за Renault – тогда он был очень быстрым гонщиком. Приятно подарить ему возможность снова поработать с машиной, оснащенной восьмицилиндровым мотором, посмотреть, как он с этим справится – после Гран При Венгрии Роберт опробует современную машину, а там будет видно, на что он способен, и сможет ли он когда-нибудь вернуться в Формулу 1.

Ник Честер

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Что вы можете сказать о его готовности, о физических возможностях? Сказывается ли ограниченная подвижность руки на действиях в кокпите, и какие изменения вам пришлось предпринять, чтобы адаптировать машину под потребности Роберта?
Ник Честер: У Роберта потрясающий боевой дух, он прилагает максимум усилий, чтобы вернуться в чемпионат. В плане физической формы Кубица прошел все необходимые проверки, нам потребовалось внести лишь несколько незначительных изменений, чтобы он смог управиться с современной машиной Формулы 1.

Вопрос: Ник, не могли бы вы рассказать чуть подробнее о руле – вам пришлось менять расположение переключателей передач или что-то в этом роде?
Ник Честер: Небольшие модификации, ничего серьезного.

Вопрос: (Роксана Цвик) Падди, во второй тренировке у Фелипе Массы были сложности с прохождением четвертого и пятого поворотов – он даже просил команду проверить машину. Не могли бы вы чуть подробнее рассказать об этом?
Падди Лоу: Во второй тренировке Фелипе пару раз к его собственному удивлению развернуло на трассе, мы как раз выясняем причины и пока у нас нет полного понимания. В той тренировке многие машины соскальзывали с траектории на входе в поворот, и мы пока не знаем, является ли причиной нестабильного баланса шины, собственно характеристики трассы или какие-то проблемы именно с нашей машиной.

Вопрос: (Истван Саймон) Господин Честер, по ходу тренировки Джолион Палмер угодил в очень неприятную аварию и, кажется, повредил диффузор. В чем причина – ошибка гонщика, излишне агрессивная атака поребрика?
Ник Честер: Похоже, вы имеете в виду инцидент в первой тренировке. Да, Джолион слишком широко заехал на поребрик, за которым теперь есть углубление – этого оказалось достаточно, чтобы подбросить машину в воздух. Собственно, так она и лишилась переднего антикрыла.

Вопрос: (Истван Саймон) Поребрики здесь те же, что и год назад?
Ник Честер: Нет, их слегка модифицировали. В прошлом году в четвертом повороте был один ряд поребриков, теперь их два – всё это сделано для того, чтобы гонщики не пытались заехать за второй ряд.

Вопрос: (Истван Саймон) У вас достаточно запасных деталей?
Ник Честер: К счастью, да. У нас достаточно запасных передних антикрыльев, механики уже чинят днище – к субботе машина будет в полном порядке.

Пол Монаган

Вопрос: (Петер Фаркас) Вопрос преимущественно к Полу, но ответить может каждый. Уже в первой тренировке Даниэль Риккардо оказался в паре сотых от абсолютного рекорда трассы, установленного в 2004 году. Вас удивило, что уже в первой сессии трасса позволяла ехать настолько быстро? Впрочем, во второй сессии прогресс оказался не настолько существенным – я хочу сказать, что результаты улучшились лишь ненамного. Есть ли у вас объяснение тому, почему скорости были настолько высоки уже в первой тренировке, и почему не удалось проехать намного быстрее во второй?
Пол Монаган: В Венгрии мы привыкли из года в год наблюдать клубы пыли позади машин в первой тренировке, притом от сессии к сессии состояние трассы менялось кардинально. В этот раз трасса оказалась достаточно чистой уже к началу первой тренировки, что при относительно низкой температуре асфальта позволило эксплуатировать машину на пределе её возможностей, не теряя в уровне сцепления, и постепенно прибавлять по мере улучшения условий. Впрочем, за счет одного прогрева асфальта не всегда возможен тот прогресс, который мы наблюдаем на некоторых автодромах во второй тренировке – потому я не удивлен, что здесь мы не так уж и прибавили.

Если говорить о самом результате на круге, в процессе работы на симуляторе мы ориентируемся на некий уровень сцепления с асфальтом, на аэродинамические расчеты, на параметры работы мотора, но верификация всего этого происходит на трассе. У всех команд есть возможность работать на симуляторе, ну а дальше вы либо угадываете, либо оказываетесь чуть быстрее, чуть медленнее. Впрочем, всё это не имеет особого значения, ведь мы соревнуемся не на симуляторах. Просто сама технология помогает подготовке, а борьба разворачивается в субботу и воскресенье на автодроме.

Вопрос: Пол, каким, по-вашему, будет время поула в субботу?
Пол Монаган: Я не отвечу вам потому, что не знаю, насколько быстро поедут наши соперники, и потому, что не собираюсь рассказывать, насколько быстро поедет наша RB13.

Вопрос: Падди, Ник, что скажете об уровне сцепления с асфальтом в первой тренировке, насколько менялось состояние трассы?
Падди Лоу: В современной Формуле 1 очень непросто уследить за изменением состояния трассы. Сегодня многое решала температура асфальта, шины к ней очень чувствительны – для нас это непростой вызов, что и подтвердили обе тренировки.

Ник Честер: Согласен. Современные машины очень чувствительны к температуре трассы, во второй тренировке асфальт существенно прогрелся, и вдобавок ветер немного усилился, что осложнило работу некоторым гонщикам.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости