Шпионский скандал: McLaren обвиняет Ferrari

Шпионский скандал идет своим чередом. После череды обвинений Ferrari настала очередь McLaren.

1 августа команда раскрыла некоторые детали следствия, адресовав их Луиджи Макалузо - президенту итальянской федерации автоспорта, посредничеством которого воспользовались в Ferrari и FIA, чтобы отправить дело в апелляционный суд. 2 августа Макалузо ответил...

01/08 Письмо Рона Денниса к Луиджи Макалузо

Письмо Рона Денниса к Луиджи Макалузо

1 августа 2007

Дорогой г. Макалузо,

Параграф 151с международного спортивного кодекса

Я обращаюсь к вашему письму от 30 июля 2007 года, адресованного Максу Мосли и его ответу от 31 июля, которые были опубликованы на официальном сайте FIA без каких-либо уведомлений в адрес McLaren, которые позволили бы нам комментировать ситуацию.

В письме к FIA Вы заявляете, что не находите оправданий для решения Совета, который обвинил команду в нарушении параграфа 151с международного спортивного кодекса, но не наказал ее. Из вашего письма очевидно - вы знакомы только с точкой зрения Ferrari, и я, прямо сейчас, хотел бы рассказать о том, почему McLaren не наказали и почему было бы справедливо снять с нас обвинение в нарушении параграфа 151с международного спортивного кодекса.

С тех пор, как возник этот вопрос, команда McLaren была полностью открыта для Ferrari и FIA в расследовании инцидента. Перед заседанием Спортивного Совета я и другие члены руководства McLaren были подвергнуты перекрестному опросу Совета и Ferrari. Мы представили им все необходимые документы, очевидность которых была доказана на слушании.

Факты в следующем:

"Заявление о нарушении в марте 2007-го"

В марте 2007, г.Степни (Ferrari) вошел в контакт с г.Кофлэном и сообщал ему о двух аспектах конструкции машин Ferrari, которые нарушали регламент FIA - "гибком днище" и сепараторе заднего антикрыла. Оба этих элемента могли быть и были замечены на машинах Ferrari до Гран При Австралии. Г.Кофлэн немедленно сообщил руководству McLaren о заявлении г.Степни. Команда проверила полученную информацию и убедилась в ее правомерности. Соответственно мы сообщили в FIA - это общепринятая практика в подобных случаях. Сепаратор заднего антикрыла был признан соответствующим регламенту, а система "гибкого днища" признана незаконной. Об этом мы поговорим позже.

Насколько мы знаем, Ferrari использовала машину, не соответствующую техническому регламенту во время Гран При Австралии и выиграла эту гонку. Руководствуясь спортивными интересами мы не стали подавать протест на результаты Гран При Австралии, хотя Ferrari имела несправедливое преимущество.

В Ferrari отказались от использования систем "гибкого днища" только после того, как их несоответствие регламенту было подтверждено FIA. Если бы не письмо г.Степни и наше обращение к FIA, вероятно, в Ferrari продолжили бы использовать незаконную машину.

Представители Ferrari заявили журналистам, что информация, предоставленная г.Степни в марте 2007 года г.Кофлэну конфиденциальна, но это не так - нет ничего конфиденциального в конструкции сепаратора заднего антикрыла, которая очевидна при внешнем осмотре машины. Что касается "гибкого днища", то г.Степни заявил - в Ferrari использовали эту систему в Гран При Австралии и планировали использовать по ходу сезона. Он действовал в интересах спорта, ни одна команда не может ждать, что ее персонал спокойно отнесется к столь явному нарушению регламента со стороны руководства.

Ferrari жаловалась журналистам, что команда McLaren и я, в частности, должны были назвать информатора, заявить, что именно г.Степни положил конец незаконному использованию запрещенных систем. Они критикуют меня за то, что при подписании заявления о доверии в апреле 2007-го я не заявил о том, что мы получили эту информацию в марте.

Причины очевидны, и я отвергаю эту критику. Имя информатора нельзя называть, это не в интересах Формулы 1. В противном случае персонал команд никогда не заявит о противозаконных действиях своего руководства, не рискуя раскрыть свое имя и потерять работу. Что мы должны были сделать - очевидно, нужно было прекратить любые контакты между г.Степни и г.Кофлэном в марте 2007 года. Мы не видели ничего противозаконного в том, что г.Степни уличил Ferrari, но знали, что г.Кофлэн - не лучший адресат для такой информации, поэтому его босс, г.Нил, проинструктировал подчиненного о необходимости прекратить контакты.

В ситуации, когда Ferrari использовала незаконное устройство, команда McLaren действовала соответствующим образом, хотя наша реакция была весьма сдержанной. Если по этому поводу есть замечания, то я полагаю, что вы отдаете себе отчет в том, что команда Ferrari, имеющая вашу лицензию, выиграла Гран При Австралии на машине, не соответствующей регламенту.

"Документы Ferrari"

Теперь перейдем к событиям, которые произошли позже. Речь идет об апреле 2007 года, а именно о документах Ferrari, которые были переданы на встрече г.Степни и г.Кофлэна, в субботу 28 апреля 2007 года.

Мне хотелось бы отделить эти события от заявления г.Степни, которое неожиданно появилось в марте, потому что в течении этого периода г.Кофлэн действовал тайно, во имя собственных, частных целей и в нарушении контракта с McLaren. Очевидно, он хотел перейти в другую команду, вместе с г.Степни.

В начале апреля 2007 года г.Кофлэн сказал г.Нилу, что несмотря на его усилия, г.Степни продолжает общение, обусловленное обидой на действия Ferrari. Г.Нил предпринял меры к установке брандмаузера в компьютерной системе McLaren, чтобы остановить переписку по электронной почте с г.Степни. В дополнение к этому г.Кофлэн сказал г.Нилу, что единственный способ остановить эти контакты - личная встреча. Г.Нил согласился на такую встречу во внерабочее время.

В субботу 28-ого апреля 2007, г.Кофлэн вылетел в Барселону, где встретился с г.Степни. Вернувшись в распоряжение команды он заявил г.Нилу, что проблема решена и г.Степни не будет пытаться снова войти в контакт. После этого никто в McLaren ничего не слышал о контактах г.Кофлэна и г.Степни до 3 июля 2007. Все мы считали, что проблема действительно решена.

3 июля 2007 года представители Ferrari произвели обыск в доме г.Кофлэна и обнаружили два компакт-диска с документами Ferrari. Я подчеркиваю, эти документы были найдены в частном доме г.Кофлэна, а не в офисе McLaren. Поскольку это заявление было сделано официально, г.Кофлэн признал - г.Степни передал ему эти документы в Барселоне, он воспользовался ими по личным мотивам, которые объяснил "техническим любопытством". Он держал эти документы в своем доме, а позже, с помощью своей жены, скопировал на два компакт-диска в копировальном центре около дома, а оригиналы уничтожил и сжег в саду.

С тех пор, как Ferrari обнаружила эти документы в доме г.Кофлэна, скандал был сознательно раздут, очевидно, чтобы добиться преимущества в борьбе за титул. В частности представители Ferrari утверждают, без каких-либо обоснований, что персонал McLaren знал о документах, попавших к г.Кофлэну, и использовал их в свою пользу. Это оскорбительное и ложное утверждение, никаких доказательств Всемирному Совету представлено не было. Кроме того, в Ferrari сознательно объединяют два разных события - заявление г.Степни в марте 2007-го, о котором все мы знали, и передачу документов 28 апреля, которая скрывалась г.Кофлэном.

Позвольте мне прояснить: в McLaren действительно знали о заявлении, сделанном в марте 2007-го и сообщили о полученной информации в FIA. Однако это не имеет никакого отношения к тому, что произошло до и после 28 апреля.

В дополнение к этому, в Ferrari акцентируют внимание на том, что г.Кофлэн показывал отдельные страницы, якобы принадлежащие Ferrari, г.Тейлору и г.Нилу. Всемирный Совет исследовал эти факты и заключил, что ни г.Тейлор, ни г.Нил не знали, что эти отдельные страницы были конфиденциальной информацией Ferrari и являлись частью многостраничного документа, который г.Кофлэн держал в своем доме.

Г.Тейлор показал, что речь идет об отдельной диаграмме, он понятия не имел, старый или новый рисунок попал ему на глаза, и что эта информация получена от г.Степни. Что касается г. Нила, он провел неофициальную встречу в ресторане 25 мая 2007, чтобы обсудить запрос от г.Кофлэна по поводу досрочного прекращения его контракта с McLaren. В конце этой встречи г.Кофлэн показал г.Нилу две страницы, но г.Нил заявил, что у него нет интереса к подобным документам, а потом объяснил, что никакой очевидной принадлежности Ferrari или любой другой команды на этих документах не было.

Подводя итог - эти случаи никак не свидетельствовали о том, что г.Тейлор или г.Нил знали о том, что г.Кофлэн владеет конфиденциальными документами Ferrari. Никто в McLaren не знал об этом, поэтому я хочу вернуться к заявлению Ferrari о том, что мы использовали их информацию.

Сам г.Кофлэн категорически признает невозможность использования документации Ferrari применительно к машинам McLaren. Работа г.Кофлэна связана с конструкторским отделом, он никак не сообщается с производством и не несет ответственности за прогресс машины. Эта функция выполняется исследовательским отделом, который находится в подчинении г.Падди Лоу, который представил всю необходимую информацию Спортивному Совету.

В дополнение к функциональному анализу, в McLaren провели тщательный физический и электронный поиск (с помощью Kroll), чтобы доказать - никакой документ Ferrari не использовался в работе с машинами McLaren. Результаты исследования говорят о том, что ни один из таких документов не попадал в офис McLaren, не использовался и не мог использоваться в конструкции машин, а значит заявление Ferrari - абсолютная ложь.

Перейдем к истиным причинам появления этих документов в доме Кофлэна. Мы не можем точно судить о мотивах г.Кофлэна (и г.Степни), но спустя несколько дней (2 мая) г.Степни вошел в контакт с представителями Honda, и г.Кофлэн вместе с г.Степни предложили этой команде свои услуги. Вероятно, г.Степни снабдил этими документами г.Кофлэна, чтобы обеспечить занятость в другой команде.

Это - факты.

Мы не знаем наверняка, какую цель преследовали г.Степни и г.Кофлэн, очевидно - они действовали тайно и документы Ferrari никак не использовались в McLaren, но г.Степни и г.Кофлэн обращались к руководству своих команд с просьбой о досрочном расторжении контракта.

Г.Кофлэн никогда не передавал документы Ferrari кому-либо в McLaren и не ставил в известность об обладании такими документами. Никто в McLaren не знал, что 28 апреля г.Кофлэн принял какие-либо документы от г.Степни, а г.Кофлэн, сразу после Гран При Австралии, получил запрет на какие-либо контакты с г.Степни от своего босса, г.Нила.

Другие вопросы

В вашем письме есть предположение, что результат заседания Всемирного Совета мог быть иным, если бы представители Ferrari участвовали в обсуждении. Я еще раз прошу вас рассмотреть реальные факты, они говорят о том, что Ferrari участвовала во всех предшествующих обсуждениях. Более того, 20 июля 2007 года Ferrari разослала членам Всемирного Совета меморандум из 118 страниц, с содержанием которого мы не были знакомы. Нам его попросту не отправили, мы увидели текст за два дня до слушания и только тогда смогли исправить массу неточностей в документе. Цитаты из меморандума, по всей видимости, попали в итальянскую прессу.

Президент FIA, дал возможность адвокатам Ferrari высказаться по ходу заседания, господин Тодт тоже дал показания. В конце слушания представители Ferrari попросили о заключительном слове, это тоже было разрешено, и адвокат выступил с длинной речью. Я просто не понимаю, о чем идет речь, когда Ferrari заявляет о том, что им не позволили свидетельствовать. У них была такая возможность, и письменно, и устно.

Я с уважением прошу, чтобы Вы и итальянская федерация объективно рассмотрели все имеющиеся факты, вместо того, чтобы вводить в заблуждение общественность и порочить честь McLaren. McLaren не наказали потому, что команду нельзя обвинять в проступке г.Кофлэна. Это решение базируется на твердых фактах, но репутацию McLaren теперь пытается опорочить итальянская пресса и чрезвычайно ошибочные комментарии Ferrari.

На наших глазах разворачиваются события самого фантастического чемпионата мира за последние годы, было бы трагедией затмить эту борьбу проступками одного сотрудника Ferrari и одного сотрудника McLaren, которые действовали в собственных интересах, совершенно не связанных с интересами Ferrari или McLaren. Мы полагаем, что пресс-релизы Ferrari, утечки информации в итальянскую прессу и недавние события так же разрушительно влияют на Формулу 1 в целом, как и на McLaren. Судьба чемпионата мира должна решаться на трассе, а не в залах суда или страницах газет.

Разумеется, мы представим свои аргументы на заседание апелляционного суда FIA. Мы убеждены в том, что команда McLaren не сделала ничего противозаконного и верим в то, что правосудие восторжествует.

Искренне ваш, Рон Деннис

Копия:
Макс Мосли, Президент FIA
Жан Тодт, главный администратор Ferrari SpA

02/08 Ответ Луиджи Макалузо

Ответ Луиджи Макалузо

2 августа 2007

Дорогой г. Деннис,

Параграф 151с международного спортивного кодекса

Я обращаюсь к вашему письму от 1 августа 2007. Из текста очевидно, что оценка событий со стороны McLaren и со стороны Ferrari отличается, поэтому спорный вопрос нужно урегулировать в апелляционном суде, как это и было решено президентом FIA Максом Мосли. Я не могу комментировать ваше заявление, это не моя роль, это роль апеляционного суда. В любом случае, я хочу подчеркнуть, что вина McLaren в нарушении параграфа 151с международного спортивного кодекса подтверждена, но команда не наказана.

В письме от 31 июля г.Мосли справедливо заявил, что в интересах спорта крайне важно добиться верного решения. На заседании Всемирного Совета команда Ferrari была представлена юридически, но имела статус наблюдателя, а значит не могла представить Совету собранную информацию и задать вопросы ключевым участникам конфликта. Слушанье дела в апелляционном суде позволит разобраться в сути более подробно.

Искренне ваш, президент ACI-CSAI Луиджи Макалузо

Копия:
Макс Мосли, Президент FIA
Жан Тодт, главный администратор Ferrari SpA


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Предыдущая новость
F1ЛОС’офия: Love For Sale...
Следующая новость
Тост не хватал Спида за шею...
Другие новости