F1News.Ru / Чемпионат 2007 / Гран При Китая

Гран При Китая : Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Рон Деннис (McLaren Mercedes), Марио Тайссен (BMW Sauber), Жан Тодт (Ferrari), Фрэнк Уильямс (Williams).

Вопрос: Расскажите, что каждый из вас думает о Гран При Японии...
Марио Тайссен:
Наши гонщики столкнулись с соперниками, при таких обстоятельствах сложно избежать инцидента. Было два повода для беспокойства, и оба связаны с Робертом - сначала он подтолкнул Хэмилтона, а затем схватился с Массой. О гоночных инцидентах можно спорить бесконечно, и, если вы спросите десятерых гонщиков, то услышите десять версий. Больше всего меня задело то, что Роберт оказался единственным гонщиком, оштрафованным за столкновение. Я считаю, что это несправедливо.

Жан Тодт: До нас не довели информацию о шинах, на которых нужно было стартовать, и это все испортило. Мы приняли решение - правильное или нет - стартовать на промежуточных шинах, а спустя два-три круга пришлось возвращаться в боксы для смены резины, и машины откатились в конец пелетона. Мне кажется, что давать старт гонке и проводить 19 из 67 кругов в режиме машины безопасности совершенно неверно. Стартовать за SafetyCar - это правильно, но я не понимаю, зачем нужно было ехать за ней треть гонки. Ну ладно еще два-три-четыре круга, но не 19. Гонку нужно было прервать.

Рон Деннис: Всем ясно, что условия были ужасными. Чарли (Уайтинг) связался с некоторыми командами, в том числе с нами. Наших гонщиков больше всего волновала проблема видимости, и, конечно, инциденты, на самом деле повезло, что никто не пострадал. Я не припомню худших условий, но гонщики старались сделать все, что могли. Мы должны извлечь из этой гонки урок, уик-энд прошел не идеально.

Фрэнк Уильямс: Мне хорошо известно, что такое проблемы с видимостью позади машины безопасности. Думаю, мы наблюдали за суперменами в гоночных машинах - условия были невероятными. Будь вы там пассажиром - думаю, уже через несколько секунд попросили бы вас высадить.

Вопрос: Фрэнк, что вы думаете о выступлениях ваших гонщиков в этом году, в том числе и Накаджимы, и каким может быть его будущее?
Фрэнк Уильямс:
Думаю, Нико - будущая звезда. Алекс был очень надежен, но я не уверен, продолжит ли он выступления в следующем году. Накаджима - слишком рано еще судить о том, будет ли его будущее в Ф1 выдающимся или средненьким, но, думаю, он - то, что нужно Ф1.

Вопрос: Он может остаться в вашей команде на будущий год?
Фрэнк Уильямс:
Без комментариев.

Вопрос: Рон, насколько близок Льюис был от того, чтобы остаться в этом году без контракта в Формуле 1?
Рон Деннис:
Если честно, я точно не помню, когда было принято решение, но где-то в ноябре, и на вопросы, продолжавшие сыпаться до марта, я старался отвечать честно. Не могу вспомнить, когда наступил решающий момент, думаю, в ноябре.

Вопрос: Многие считают, что Алонсо может сменить команду. Ваше мнение?
Рон Деннис:
И у Льюиса, и у Фернандо контракты на следующий год, и мы ясно дали понять всем - и команде, и тем, кто вне ее - мы заняты текущим сезоном, мы стараемся предоставить обоим гонщикам равные возможности для борьбы за чемпионский титул. Так будет продолжаться до окончания Гран При Бразилии. Если возникнет необходимость обсудить этот вопрос, то это будет сделано не раньше.

Вопрос: Жан, у Кими есть шансы на титул, у Фелипе - нет. Что произошло с Фелипе, он упустил шанс еще в начале сезона?
Жан Тодт:
Всему виной надежность. Наши гонщики не совершали ошибок, хорошо работали, а команда не смогла обеспечить им возможность финишировать в каждой гонке. Если хочешь бороться за титул, нужно быть быстрым и добираться до финиша. Из-за проблем с надежностью Фелипе и Кими несколько раз выбывали из борьбы. На трассе они почти не уступали друг другу, были конкурентоспособны, и мы довольны обоими.

Вопрос: Вчера Роберт Кубица сказал, что разочарован своими выступлениями. Вы разочарованы им, или он разочарован сам собой?
Марио Тайссен:
Я бы сказал, что он разочарован теми результатами, которых добился, и это не только его вина. В начале сезона ему мешали технические проблемы, затем авария в Монреале и пропуск следующей гонки. Было очевидно, что это не его вина. Какое-то время ушло на знакомство с новой машиной, особенно с шинами, но я не вижу в нем слабости. У каждого гонщика бывают взлеты и падения, и в этом году Роберту не повезло. Уверен, в следующем сезоне он будет сильнее.

Вопрос: А если сравнивать с Ником Хайдфельдом?
Марио Тайссен:
У Ника было преимущество, он столкнулся с меньшим количеством технических проблем - хотя как раз сегодня у него их было две - и сезон для него прошел намного более гладко. Если сравнивать двух гонщиков с точки зрения чистой скорости и уровня выступления, то я не вижу большой разницы, все зависит от трассы - нравится она гонщику или нет, и от того, у кого более успешный день. Они почти не уступают друг другу.

Вопросы с мест

Вопрос (L'Equipe): Вам когда-нибудь приходило в голову, что новичок сможет бороться за титул?
Фрэнк Уильямс:
Я не мог представить себе, что молодой гонщик может выступать на таком уровне. Льюис - особенный, такие гонщики появляются раз в десятилетие - как Айртон и Михаэль. Для Формулы 1 это очень редкое событие.

Марио Тайссен: Я тоже удивлен тем, насколько он силен. Я ждал, что за рулем сильной машины он будет выигрывать гонки, но его доминирование по ходу сезона - явление исключительное. Хотя это первый его сезон в Ф1, я не рассматриваю его как новичка, на мой взгляд, он - наиболее подготовленный гонщик из всех, кто приходил в Ф1.

Жан Тодт: Как правило, даже очень талантливый гонщик в дебютном сезоне не выступает на машине, позволяющей побеждать. Льюис использовал свой шанс, и мы можем только восхищаться его достижениями.

Рон Деннис: Таковы гонки. Он побил больше рекордов, чем любой другой молодой гонщик, и, думаю, эти рекорды сами за себя говорят. Мы можем хвалить его успехи, но поступки говорят больше, чем слова. Он обладает исключительным талантом, и я уверен, что в будущем он установит еще больше рекордов - надеюсь, он сделает это, выступая за McLaren Mercedes.

Вопрос (Марко Дель'Инноченти - La Gazzetta dello Sport): Прогноз обещает плохую погоду в воскресенье, если условия будут схожи с японскими, стоит ли давать старт гонке?
Рон Деннис:
Решение принимается директором гонки, таковы правила. У нас всегда есть возможность не выходить на старт, но дело в том, что руководители команд в таких случаях ничего не решают. Директор гонки намного лучше осведомлен о ситуации, видит ее со всех сторон, ему и принимать решение.

Фрэнк Уильямс: Если есть возможность обсудить это заранее - это дело гонщиков. И, конечно, директора гонки.

Марио Тайссен: Сидя на пит-уолл, мы не видим полной картины. Решение могут принимать только гонщики и директор гонки, и хотелось бы более тесного взаимодействии в принятии решения.

Жан Тодт: Вероятность дождя в воскресенье - 70%, и нужно, чтобы гонками управляли должным образом. Зрелище должно быть интересным. Просто надо принять правильное решение в нужный момент. Я знаю, что это непросто, но мы надеемся, что так оно и будет.

Вопрос (Джиа Чен - King Sports): Мистер Тодт, и вы и Фелипе говорили о проблемах с надежностью. Как вы оцениваете вероятность возвращения в Ferrari Росса Брауна в следующем году?
Жан Тодт:
В прошлом году Росс решил взять тайм-аут, и мы сказали, что через год оценим возможность его возвращения. Этот вариант обсуждается.

Вопрос (Флавио Ванетти - Corriere della Sera): Вопрос Жану и Рону. Каковы отношения между McLaren и Ferrari? Будет ли установлен мир между двумя командами?
Рон Деннис:
Обеим командам пришлось нелегко, не думаю, что кто-то из нас получил удовольствие от этого конфликта. К тому же я не думаю, что любая команда значит больше, чем Формула 1 в целом, по крайней мере, не McLaren. Время покажет, окрепнут или ослабнут отношения между командами. Время - лучший доктор в таких делах, но McLaren все это не доставило никакого удовольствия.

Жан Тодт: Ситуация была очень напряженной. Даже ненужной, но все уже случилось. Мы делаем свою работу и движемся вперед. Ситуация неприятная, и я буду рад, когда этот сезон закончится, и мы сможем сосредоточиться на будущем.

Вопрос (Марко Эванджелисти - Corriere dello Sport): Марио, чего не хватает BMW Sauber для последнего рывка, чтобы догнать Ferrari, McLaren, всех прочих, и бороться за титул?
Марио Тайссен:
Полсекунды на круге. Я бы не сказал, что сейчас есть какая-то одна, конкретная область, в которой мы уступаем. В прошлом году машина была конкурентоспособна на быстрых трассах, но проигрывала в Монако, а F1.07 более сбалансирована. Мы по всем параметрам чуть-чуть уступаем соперникам, зимой нужно отыграть эти три-пять процентов.

Вопрос (Паоло Яньери - La Gazzetta dello Sport): Мистер Тодт, я читал письмо, посланное мистером Степни президенту FIA Максу Мосли, вам и мистеру Денису, в котором говорится, как в начале сезона он беседовал с некоторыми инженерами в Ferrari и рассказывал им о некоторых деталях...
Жан Тодт:
Вы знаете, что я не участвую в делах мистера Степни. Мистер Степни вел себя совершенно неподобающим образом, и инициированный нами процесс против него в Италии еще не завершен, но мне довольно часто доводилось читать, что пресса доверяет тому, что он говорит и пишет. Я бы ни в коей мере не доверял этому джентльмену, который, как я говорил ранее… сегодня утром вы привели цитату достаточно точно - я сказал, что он потерял голову. Когда человек подбрасывает порошок в топливный бак собственной машины, я не думаю, что стоит очень уж доверять письмам, которые он пишет.

Вопрос (Дэн Натсон - National Speed Sport News): Мистер Тодт, McLaren внедряет новую систему контроля за информацией внутри и вне команды. Планирует ли Ferrari что-то подобное?
Жан Тодт:
К сожалению, держать под контролем абсолютно все невозможно. Сегодня в своем офисе я думал - не спрятаны ли там или в моторхоуме микрофоны. У вас может быть определенный план защиты, но это может случиться и снаружи. Конкурентоспособность в Формуле 1 высока, и нам нужны ответственные люди. У каждого свой компьютер, мобильный телефон, и если кто-то на самом деле хочет что-то сделать и имеет возможность доступа к чужой личной информации, если он хочет сдать компанию, то мы ничего не можем сделать. Если кто-то захочет сделать что-то, чего ему делать не следует - он это сделает.

Вопрос (Паоло Яньери - La Gazzetta dello Sport): У меня два вопроса мистеру Деннису. Один касается мистера Степни - он сказал, что информация поступала не только из Ferrari мистеру Кофлэну, но и из McLaren в Ferrari. Вас это не волнует?
Рон Деннис:
Найджел Степни был бывшим сотрудником Ferrari. У нас не было с ним никаких отношений, мы не собирались их иметь, и его участие в этом деле в прошлом.

Вопрос (Паоло Яньери - La Gazzetta dello Sport): Следующий вопрос касается Льюиса Хэмилтона. Вчера стюарды вызвали его для рассмотрения его маневров за машиной безопасности, послуживших причиной столкновения Феттеля и Уэббера. Что вы думаете об этом? Не слишком ли поздно? Как по-вашему?
Рон Деннис:
На Гран При Японии, после того, как Льюис покинул трассу, стюарды хотели встретиться с ним для просмотра записи гонки. Позвонили ему в отель, и к тому времени, как его нашли, стюарды сказали, что им уже нет нужды с ним встречаться.

Вопрос (Стив Купер - Autosport): Существует неопределенность в отношении клиентских команд и клиентских машин, особенно из-за требований Договора Согласия - очков и распределения доходов. Есть вероятность, что в следующем году клиентских команд будет больше, и они будут конкурентоспособнее. Что вы думаете о клиентских командах и их правах в Формуле 1?
Фрэнк Уильямс:
23 октября апелляционный суд рассмотрит это дело. Конечно, нас волнует этот вопрос, но разумнее пока не комментировать.

Рон Деннис: Я могу лишь сказать, что на данный момент мы не имеем контракта ни с одной из команд. Если команда хочет участвовать в чемпионате-2008 и у нее нет полной ясности насчет того, что разрешено, а что нет - это дело той команды, а не McLaren.

Вопрос (Флавио Ванетти - Corriere della Sera): Снова вопрос Жану и Рону. Существует вероятность того, что в воскресенье вечером McLaren выиграет титул. С учетом шпионского дела счет будет 1:1 - один титул у Ferrari, один у McLaren. Какой из них достанется честнее, или оба - честным путем?
Рон Деннис:
Я считаю, что слово "шпион" растиражировали СМИ. Я с этим словом не согласен. Мы точно знаем, что произошло, расшифровка стенограмм Совета по автоспорту все прояснила, в мнении Совета сомневаться не приходится. McLaren понесла серьезное наказание, была дисквалифицирована в Кубке Конструкторов и заплатит денежный штраф. Но наши машины все время были на 100% интеллектуальной собственностью McLaren. Хоть мы и принимаем наложенное Всемирным Советом наказание, мы считаем, что наши гонщики выступали на абсолютно законных машинах. И хоть я неудовлетворен таким положением дел - пусть титулы будут поделены. Не все придерживаются такой точки зрения, но пусть будет так.

Жан Тодт: Нам было важно, чтобы Всемирный Совет принял решение, и он его принял. Мы уважаем это решение, и я считаю, что неуместно обсуждать, что честно, а что нет. Результат будет зависеть от выступления команд, гонщиков и решения FIA, и мы будем уважать его, а затем позволим вам его комментировать.

Вопрос (Жетан Виньерон - RTBF): После Гран При Японии я получил несколько электронных писем от зрителей, в которых говорилось, мол "вы слишком сурово относитесь к велоспорту, допинговым скандалам и так далее, но посмотрите на Формулу 1, вы видите шпионские скандалы, наказания гонщиков, судебные заседания." Что бы вы им ответили, мне очень трудно дать им ответ, или, другими словами, не время ли вернуться к гонкам?
Жан Тодт:
Если вы говорите о последнем Гран При, то все путаете. Этот сезон был очень напряженным, много чего произошло - на мой взгляд, слишком много, и, мне кажется, извлеченный из этого урок очень важен для того, чтобы в 2008-м году мы провели хороший чемпионат. Очень трудно сделать так, чтобы все были довольны. Как я уже сказал, мы говорим о разных вещах, и если вы говорите о предыдущей гонке, ставшей последней главой в истории-2007, то я считаю, что некоторые решения не были приняты должным образом, но во всем остальном гонка… когда она началась, это было хорошее шоу, было много обгонов, и люди, любящие гонки, по-настоящему наслаждались этим зрелищем. В будущем мы должны прикладывать максимум усилий для того, чтобы обеспечить зрителям и болельщикам Ferrari интересное шоу.

Марио Тайссен: Вы проводите сравнение между Формулой 1 и велоспортом. Да, в этом году в Формуле 1 было несколько инцидентов или эпизодов - назовите, как хотите -, но все случаи были индивидуальны. С другой стороны, по крайней мере, насколько я могу судить, велоспорт - это совсем другое дело, я не вижу параллелей между этими двумя ситуациями.

Фрэнк Уильямс: У многих видов спорта есть свои проблемы, и для каждой из них есть свое решение.

Рон Деннис: Присоединяюсь к большинству. Думаю, вы смешиваете много проблем в одну кучу. От нас требуют прозрачности, и когда мы добиваемся прозрачности, у людей возникает множество мнений о наших проблемах, но я не знаю ни одного из глав команд, которые участвуют в нашем спорте не из-за любви к нему. Мы отдаем гонкам все, они забирают многое у нас и наших семей, в Формуле 1 иная система ценностей, это касается и СМИ. Мы хотим, чтобы наш спорт был лучшим, и когда мы сталкиваемся с такими проблемами, то стараемся справиться с ними и двигаться дальше. Думаю, все в Формуле 1 хотят двигаться дальше - я тоже хочу именно этого, как и все остальные члены McLaren Mercedes.

Вопрос (Эд Горман - The Times): Рон, вчера Фернандо спросили - считает ли он, что в Японии команда поступала с ним справедливо, и не изменялись ли настройки его машины - давление шин и настройки крыла. Его ответ произвел большое впечатление на большинство присутствовавших на конференции - он сказал, что у него есть некоторые основания полагать, что команда вмешивается в его настройки. Можете это прокомментировать?
Рон Деннис:
Вы употребили слово "изменять". Я не думаю, что это слово использовалось в вопросе или ответе. Перед началом Гран При Японии Фернандо уступал Льюису два очка. Думаю, до нынешнего момента обе наши машины, их надежность, конкурентоспособность и поведение нашей команды ни у кого не оставили сомнений в том, что к обоим гонщикам мы относимся одинаково.

В наших контрактах есть множество пунктов, гарантирующих равенство. Мы никогда не имели, не имеем и не будем иметь фаворитов. Гонщики ведут абсолютно равную борьбу, и конечно, я разочарован тем, что один из тех, кто действительно хорошо знает об этом, уходит от простого прямого ответа.