Оксана Косаченко: "Контракт Петрова занимает 93 страницы"

Оксана Косаченко

Виталию Петрову ещё только предстоит заявить о себе в Формуле 1, а вот менеджер гонщика, Оксана Косаченко, уже одержала по-настоящему серьезную победу, выведя своего подопечного на орбиту чемпионата мира. О деталях контракта она рассказала в эксклюзивном интервью для читателей F1News.Ru...

Вопрос: Что такое контракт пилота Формулы 1 – насколько он подробен, какие разделы включает?
Оксана Косаченко: Это очень сложный документ. Даже находясь столько лет рядом с Формулой 1, я не подозревала, насколько все серьезно. Контракт Виталия Петрова содержит 93 страницы и состоит из трёх основных частей – одна оговаривает спортивные условия гонщика в команде: по каким параметрам он должен действовать, в каких мероприятиях принимать участие, что требуется от него по ходу сезона помимо участия в гонках. Например, у нас до 1 июля есть всего 23 свободных дня, один из них мы посвятили визиту в Москву и общению с журналистами накануне Гонки звезд. Так что по большому счету никакой особой свободы у нас нет.

Вторая часть контракта подразумевает коммерческие договоренности между сторонами. По сути это контракт между нами и Renault о том, что Виталий Петров будет иметь некую спонсорскую поддержку.

Наконец, в третьей части говорится о взаимоотношениях пилота со спонсорами. Кстати, чтобы было понятно – менеджмент пилота не получает из спонсорских денег ни копейки. Контракт заключается напрямую с командой и в нём говорится, что Renault получит спонсорские деньги только в том случае, если в ее составе будет выступать Виталий Петров. Если пилот уходит из команды – её покидает и спонсор. Фактически можно говорить о том, что в данном случае мы имеем персонального спонсора Виталия.

Вопрос: 93 страницы контракта делятся между частями поровну, или какая-то существенно больше?
Оксана Косаченко: Гоночный контракт гораздо больше остальных. Он составлен невероятно подробно и оговаривает даже, что может рекламировать пилот, в каких кампаниях участвовать, что ему разрешено – и что нет.

Вопрос: А кто ставит свою подпись под контрактом?
Оксана Косаченко: Пилот не подписывает ни одну из частей контракта, все они подписаны мной как менеджером.

Вопрос: А на каком языке составлен контракт?
Оксана Косаченко: На двух – английском и русском.

Вопрос: То есть в команде Renault французский вариант отсутствует?
Оксана Косаченко: Мы начинали именно с французского варианта, в нём команда изложила свои основные требования. После этого мы перевели документ на английский – ведь это второй официальный язык Международной автомобильной федерации, и он допустим в этом случае. Да и мне, говоря откровенно, с английским работать проще, поскольку в контракте множество тонкостей.

Виталий, разумеется, тоже знакомится с контрактом, чтобы быть в курсе того, что ему можно делать. К примеру, там есть целый список спортивных дисциплин, заниматься которыми гонщик теперь не вправе – прежде всего это разные виды экстрима.

Вопрос: Каков срок действия контракта и может ли быть изменено его содержание?
Оксана Косаченко: На сегодняшний день контракт подписан в формате 1+2 – то есть, если по итогам первого года обе стороны довольны друг другом, следует автоматическая пролонгация. Если говорить об изменениях – в контракте изложена часть требований Международного спортивного кодекса FIA. Потому, если в следующем сезоне Кодекс будет изменен, нам придется менять и контракт.

Оксана Косаченко дает интервью для читателей F1News.Ru

Вопрос: Есть ли в контракте какие-то особые условия?
Оксана Косаченко: Есть, в коммерческой части. В настоящее время российской стороне предоставлена отсрочка – если до ее истечения мы не сможем найти финансирования, то часть прав на пилота перейдет команде Renault F1, либо компании Renault, либо аффилированной с ней компании.

Это очень важное условие – оно возникло потому, что на сегодняшний день Россия, по моему мнению, была не совсем готова получить своего первого пилота в Формуле 1. Я скажу честно – после подписания контракта мы получаем очень много звонков. Увы, люди как правило приходят в шок, когда им называешь те суммы, какими оперируют в Формуле 1. Ведь речь там идет не о сотнях тысяч, а о миллионах долларов.

Вопрос: То есть можно говорить, что появление в Ф1 первого российского пилота привлекло к нему внимание спонсоров?
Оксана Косаченко: Сейчас можно говорить о том, что письма от Российской автомобильной федерации и профильного комитета Госдумы дошли до Владимира Владимировича Путина и возымели действие. Письма прошли все необходимые инстанции и попали в руки премьер-министру России. Ровно через сутки после этого мне начали звонить люди.

Вопрос: Вернемся к отсрочке оплаты контракта. О какой сумме и каких сроках идет речь?
Оксана Косаченко: До конца года мы должны внести оставшуюся часть средств – 7,5 миллионов Евро. Если мы не закроем этот опцион, то потеряем какое-то количество прав на гонщика на некоторый период времени. Разумеется, мы в этом не заинтересованы. Мы очень хотим вместе с Renault осуществить тот план, который разработала команда. Они планируют в 2011, в крайнем случае в 2012 году всерьез бороться за победу в чемпионате мира. Это амбициозный план молодых менеджеров, и мы верим, что здесь нет ничего невозможного.

Сейчас в Renault подобрался очень хороший коллектив. Кроме того – и этого никто не скрывал – Роберт Кубица едет очень быстро, если его постоянно «подталкивает» быстрый напарник. Роберт вообще очень талантливый парень, как, впрочем и Виталий – просто Петрову еще нужно набраться опыта. Вопрос в том, как быстро он сумеет это сделать.

Но уже решено, что после финальных тестов в Барселоне все сядут и тщательно проанализируют, кто из пилотов особенно силен в каком компоненте. Ведь есть некоторые вещи, которым Виталий научился в Renault очень быстро. Это позволит использовать возможности пилотов наилучшим образом.

Вопрос: А есть ли в контракте Петрова пункт о том, что он имеет статус второго пилота?
Оксана Косаченко: Нет, у двух гонщиков Renault абсолютно равный статус.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости