Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция

Участники: Гюнтер Штайнер (Haas), Маттиа Бинотто (Ferrari), Франц Тост (AlphaTauri)

Вопрос: Первая тренировка выдалась богатой на события, хотелось бы услышать мнение каждого из вас о том, как она прошла. Франц, начнем с вас...
Франц Тост: Тренировка прошла неплохо, по крайней мере, для Пьера Гасли. Думаю, у нас конкурентоспособная машина. К сожалению, выехав на мягких шинах, Пьер попал в трафик, но, полагаю, ему вполне по силам продемонстрировать здесь хорошую скорость. Юки повезло меньше: на его машине возникли проблемы с электроникой силовой установки – проводка или что-то в этом роде. Надеюсь, механики смогут устранить неполадку, и мы успеем должным образом подготовиться к квалификации и гонке.

Вопрос: Маттиа?
Маттиа Бинотто: Как вы справедливо заметили, событий было много. Радиосвязь работала очень плохо, а когда сталкиваешься с такими проблемами, приходится особенно трудно, так как полноценная коммуникация с гонщиками отсутствует. Кроме того, на машине Шарля силовая установка работала не вполне корректно, мы разбираемся с этим.

Ничего серьезного, но это в какой-то степени осложнило нам задачу. Карлос, если можно так сказать, провел полноценную сессию, поработав и с жесткими, и с мягкими шинами. Как обычно бывает в первой тренировке, его задачей было собрать необходимую информацию.

Как мы оцениваем скорость? Это сложный вопрос, да и после первой тренировки рано делать выводы. Важнее оставаться сосредоточенными на настройках, балансе машины и готовиться к квалификации и гонке. В целом мы неплохо начали уик-энд, но впереди еще много работы, в этом плане вторая тренировка будет очень важна. Сессия теперь длится всего один час, ритм гораздо более интенсивный.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: По-моему, часовая продолжительность сессии только на пользу – все сразу выезжают на трассу, зрителям есть, на что посмотреть. Мне это нравится!

При не работавшей поначалу радиосвязи для наших молодых дебютантов сессия выдалась, скажем так, захватывающей. Они не привыкли работать без связи с инженерами, однако справились. Конечно, им было не вполне комфортно, но теперь у них есть такой своеобразный опыт.

Мик старался постепенно прибавлять, но в конце сессии, когда после красных флагов все разом выехали на трассу, попал в трафик. Никита на мягких шинах заметно опережал собственный график, но в последнем повороте зацепил гравий, после чего машину развернуло и ударило о барьер. Кажется, повреждения не такие уж серьезные, мы наверняка успеем всё починить. В целом сессия выдалась интересной, даже если со стороны всё выглядело иначе – за этот час наши гонщики многому научились.

Вопрос: Гюнтер, вы сказали, что Мик и Никита многому научились. Давайте вернемся к первому Гран При сезона. Тот уик-энд выдался очень непростым для обоих ваших дебютантов, о чем вы говорили с ними на брифинге после гонки?
Гюнтер Штайнер: Кажется, мы… Знаете, Никита тогда сошел уже на первом круге, обсуждать было особо нечего. С другой стороны, Мик хорошо сработал по ходу гонки, каждый следующий комплект шин использовал эффективнее предыдущего и постепенно прибавлял в скорости. Для первого уик-энда с двумя дебютантами всё прошло не так уж и плохо. Мы набираемся опыта, я всегда говорил, что на сезон это основная задача.

Опыт не приходит без ошибок, а результат ошибки, как правило, разбитая машина. В какой-то момент это должно прекратиться. Сейчас мы стараемся как-то справляться и обучаем наших гонщиков, чтобы вместе стать более профессиональными. Надеюсь, в будущем к этому добавится более конкурентоспособная машина.

Вопрос: В Бахрейне Никита Мазепин выбыл из борьбы уже на первом круге. Насколько нелегко было ему забыть о том досадном инциденте? Что вы ему сказали?
Гюнтер Штайнер: Я сказал ему, что нельзя падать духом. Неудачи иногда случаются, а Никита сейчас для всех стал этаким мальчиком для битья – все вокруг его критикуют, из-за чего ему приходится еще труднее. Конечно, после таких испытаний гонщик становится сильнее, но для этого нужно сохранять мотивацию, думать о следующей гонке и продолжать работать.

Никита так и поступает. В четверг он был вполне спокоен, и сегодня на брифинге после сессии, несмотря на разворот, тоже не нервничал, поскольку понимает, что учится и прогрессирует. Именно такой реакции мы от него ждем. Это всё, что Никита может предпринять – продолжать работать, понимая, что иногда всё может складываться плохо, и помня, что ему вполне по силам выступать намного лучше.

Вопрос: Учитывая инцидент в Бахрейне, насколько обеспокоил вас разворот Никиты в сегодняшней тренировке?
Гюнтер Штайнер: Насколько обеспокоил? В какой-то момент инцидентов должно стать меньше, но сейчас Никита выкладывается на пределе и иногда ошибается. Ему нужно нащупать предел, причем это конкретно его задача, не наша. Мы можем ему помочь, но это один из тех случаев, когда приходится время от времени учиться на болезненных ошибках. В какой-то момент эти ошибки прекратятся, и тогда Никита будет очень конкурентоспособен.

Вопрос: Франк, для AlphaTauri первая гонка сезона сложилась не так, как можно было ожидать, но наверняка она оставила немало позитивных моментов, не так ли?
Франц Тост: Пожалуй, она оставила разве что огорчение. У нас была конкурентоспособная машина, и Пьер вполне мог финишировать пятым, но, к сожалению, он оказался участником инцидента, в котором повредил переднее антикрыло. Как вы понимаете, в нашем спорте подобные вещи иногда случаются.

Юки хорошо провел гонку, поскольку перед стартом мы сказали ему не рисковать и постараться проехать как можно больше кругов, чтобы набраться опыта. Он справился с этой задачей и вдобавок провел несколько впечатляющих атак – можно сказать, гонка в его исполнении получилась фантастической!

Вопрос: Насколько хороша сегодняшняя машина AlphaTauri?
Франц Тост: Это еще предстоит выяснить. В Бахрейне прошёл первый этап, теперь мы приехали в Имолу… Похоже, наши инженеры здорово поработали, особенно над аэродинамикой, но и специалисты Honda зимой сумели добиться большого прогресса в работе над силовой установкой – у неё гораздо больше мощности, благодаря чему я с оптимизмом жду продолжения сезона.

У нас два быстрых гонщика, притом Пьер уже достаточно опытен – он проводит свой четвертый сезон, и вы сами видите, как он выступает. Столь уверенно выглядеть в первой тренировке можно лишь в том случае, если у тебя достаточно опыта. Что касается Юки, он дебютант, но быстрый и талантливый – уверен, его ждёт успешный сезон.

Вопрос: Можно ли сказать, что сейчас у AlphaTauri наиболее конкурентоспособная машина с 2008 года?
Франц Тост: С позволения сказать, с 2008 года у нас были конкурентоспособные машины. Просто за эти годы мы достигли прогресса во всех аспектах производства и особенно в работе над аэродинамикой, а наши инженеры на трассе стали гораздо более опытными. Команда сделала огромный шаг вперед, и сейчас вы наблюдаете результаты. Если вы хотите добиться успеха в Формуле 1, нужно прогрессировать не в каком-то отдельном компоненте – буквально во всем. Сейчас мы одинаково хороши во всех областях, и это решающий фактор конкурентоспособности в борьбе за статус лучших в середине пелотона.

Вопрос: Маттиа, переходим к вам. К каким выводам пришли в Ferrari после первой гонки сезона?
Маттиа Бинотто: В прошлом году в Бахрейне нам не хватало скорости и на прямых, и в поворотах. Тогда мы были медленными и в квалификации, и в гонке, потому для нас первый этап нынешнего сезона стал важной проверкой. Думаю, нам удалось добиться неплохого прогресса, в том числе на фоне соперников, а сделать это в условиях практически полной «заморозки» регламента было не так уж и просто. Мы хорошо поработали над силовой установкой, теперь на прямых у нас нет дефицита скорости. Кроме того, машина в целом ведет себя намного лучше, что особенно важно.

В Бахрейне брифинг после гонки был особенно долгим, что вполне естественно для начала сезона, ведь нам вместе с гонщиками нужно разобраться в поведении машины, понять предел её возможностей и запланировать доработки. На дистанции гонки мы оказались не настолько конкурентоспособны, как в квалификации, потому команда старалась выявить причины.

Что касается контроля эффективности шин… В Бахрейне была очень жаркая погода, совсем не такая, как сейчас в Имоле – там требовалось избегать перегрева, особенно задних шин. Здесь нам очень важно оценить поведение машины в совершенно иных условиях и подтвердить прогресс. Пожалуй, это основная задача на Гран При Эмилии-Романьи.

Вопрос: После досадного для Ferrari предыдущего сезона насколько вас обрадовала скорость, которой удалось добиться команде за время зимнего перерыва?
Маттиа Бинотто: Пожалуй, гораздо больше радует то, что мы, наконец, на верном пути. Для команды очень важно видеть, что результаты испытаний в аэродинамической трубе коррелируют с результатами на трассе гораздо лучше, чем раньше – это помогает верить и в собственные возможности на перспективу, и в используемые инструменты. В этом плане первый этап принёс чувство облегчения. Машина едет намного лучше, соответственно, мы можем рассчитывать на более высокий результат по итогам уик-энда, а это важно. Мы не раз говорили, что наши результаты в прошлом году были неприемлемы для такого бренда, как Ferrari, и мы понимали, что нам крайне важно продемонстрировать убедительный прогресс во всех областях. Прирост в скорости, конечно, позволил вздохнуть с облегчением.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Скотт Митчелл) Гюнтер, вы говорили об ошибках Никиты Мазепина. Конечно, они с Миком новички, им обоим предстоит многому научиться. Полагаю, вам непросто контролировать этот процесс, ведь вряд ли можно установить некий лимит на ошибки, после которого их количество станет для команды реальной проблемой. Как вы намерены с этим работать? Наверное, необходимость в этом нарастает, ведь по ходу уик-энда в Бахрейне ваши гонщики ошибались едва ли не в каждой сессии, а здесь тенденция повторяется.
Гюнтер Штайнер: Как вы заметили, невозможно установить лимит на ошибки. Не то чтобы сложно – просто невозможно. В Бахрейне Мику и Никите пришлось работать в условиях сильного ветра, и это при том, что еще год назад наша машина откровенно плохо вела себя в ветреную погоду. Конечно, не обошлось без разворотов на трассе, причём у Мика он случился уже по ходу гонки. Разумеется, мы не планировали эти развороты, но, с другой стороны, они неизбежны в процессе обретения опыта. Так что я не хочу определять какое-то число ошибок или некую дату, после которой они должны прекратиться. Это решится само собой.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Гюнтер, можно ли сказать, что переход из Формулы 2 в Формулу 1 оказался для Никиты Мазепина сложнее, чем можно было ожидать? В какой мере короткий зимний перерыв осложнил ему подготовку? Мы знаем, что Никита активно работал с Mercedes на частных тестах. Не кажется ли вам, что после тех тестов он стал чувствовать себя излишне самоуверенно?
Гюнтер Штайнер: Мне кажется, что мы торопимся с выводами. Это всего вторая пятница сезона, рано составлять впечатление. Да, в Бахрейне у Никиты было несколько ошибок, и, возможно, переход из Формулы 2 в Формулу 1, как вы заметили, в самом деле очень сложен – лично я этого не знаю. Я уже ответил Скотту Митчеллу, что в Бахрейне были очень непростые погодные условия, но ошибки Никиты я в любом случае списываю на процесс адаптации. В прошлом году он работал с машиной Mercedes, кое-что для себя выяснил, но затем быстро понял, что на её фоне наша машина не настолько хороша. Я открыто смотрю на вещи и не скрываю, что машина Mercedes не настолько темпераментна и непослушна, как машина Haas. Могу лишь повторить, что у нас есть год на адаптацию. Мы не можем позволить себе весь год допускать ошибки и потому продолжаем работу.

Вопрос: (Льюис Ларкхам) Франц, чем особенно впечатлил вас Юки Цунода в своей дебютной гонке, и как он смотрится на фоне других талантливых гонщиков, ранее выступавших за вашу команду?
Франц Тост: Разумеется, многие сравнивают Юки с другими гонщиками, пришедшими в Формулу 1 из молодежной программы Red Bull. Во-первых, все они невероятно талантливы – в противном случае их не включили бы в программу. Во-вторых, они предельно дисциплинированны, все их усилия направлены на задачу выступать как можно лучше. В Юки меня впечатлило то, что он обучается максимально быстро. Он здорово работает на торможении, отлично контролирует поведение машины и уже предоставляет инженерам обстоятельную обратную связь, что помогает им настраивать машину – мы не привыкли наблюдать нечто подобное от того, кто только что пришёл к нам из Формулы 2. В Бахрейне Юки сработал очень здорово, и я надеюсь, что здесь мы сумеем обеспечить ему надежную машину, ведь тогда у него будут все шансы выполнить важную задачу и пробиться в финал квалификации.

Вопрос: Маттиа, Карлос Сайнс не новичок в Формуле 1, но для него это первый сезон в Ferrari. Какое впечатление он на вас произвел?
Маттиа Бинотто: Прежде всего, Карлос очень опытный гонщик. Причем это относится не только к его способности управлять машиной и предоставлять инженерам обратную связь, но и к умению интегрироваться в команду. Его способность к эффективной коммуникации очень воодушевляет. Вдобавок Карлос весьма трудолюбив и в перерывах между гонками много времени проводит на базе команды в Маранелло, что не может не радовать. Для нас это словно глоток свежего воздуха, новый движущий фактор. Думаю, всё это очень важно и для Шарля Леклера. Я вижу, как наши гонщики одинаково хорошо взаимодействуют с командой, как постоянно подгоняют друг друга не только на трассе, но и за её пределами. Это позитивный опыт, который в конечном итоге влияет на боевой дух.

Карлос очень быстр, но вряд ли это новость для кого-либо. Он конкурентоспособен и в гонке, и в квалификации, мы наблюдали за ним на протяжении нескольких лет и убедились, что перед нами очень хороший гонщик. Меня очень впечатлили его настрой и умение работать с командой.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Журналисты подсчитали, что в третьем сезоне сериала Drive to Survive 227 раз звучали нецензурные слова. Может ли тот, кто матерился больше всех, делать это меньше в следующих сезонах сериала, или это своего рода способ привлечь внимание к Формуле 1?
Гюнтер Штайнер: Сложный вопрос. Я не знаю, как часто буду материться в этом году, я не могу предвидеть будущее. Обычно я не планирую, когда и как выражаться – я не актер, у меня нет заранее прописанной роли, как нет планов материться чаще или реже.

Маттиа Бинотто: Если оставить в стороне вопрос о нецензурных выражениях, в целом, как мне кажется, Netflix работает во благо Формулы 1 – благодаря их работе гораздо больше людей стало интересоваться нашим спортом. Сериалу предстоит уже четвертый сезон, притом каждый следующий сезон стабильно оказывался интереснее предыдущего. Думаю, мы должны относиться к этому позитивно и радоваться, что, не будучи актерами, можем повысить интерес и к сериалу, и к Формуле 1 в целом.

Франц Тост: Должен сказать, Netflix работают очень здорово. Они делают Формулу 1 более близкой и понятной для молодого поколения, всё это, безусловно, хорошо. В ближайшие несколько лет планируется еще несколько сезонов сериала Drive to Survive – посмотрим, как всё получится. Пока всё складывается неплохо, мне это видится очень полезной инициативой.

Вопрос: (Андреас Хаупт) Франц, вы сказали, что у AlphaTauri конкурентоспособная машина. Можно ли сказать, что третье место в Кубке Конструкторов реальная цель для вашей команды? Вы уже определились, в какой момент переключитесь на подготовку к следующему сезону?
Франц Тост: Мы не говорили о третьем месте в Кубке Конструкторов, по крайней мере, я точно не говорил.

Маттиа Бинотто: Может о втором месте?

Гюнтер Штайнер: Да, речь шла о втором месте, не о третьем!

Франц Тост: Когда? Я этого не говорил – видимо, где-то рядом бродит еще один Франц Тост! Я всегда подчеркивал, что меня более чем устроит результат в первой пятерке. И мы уже работаем над машиной для следующего сезона, как и другие команды. В прошлом году мы начали вникать в правила, стараясь понять, какой должна быть новая машина – полагаю, до июня-июля мы будем дорабатывать АТ01, но со временем всё больше инженеров будут переключаться на подготовку к сезону 2022 года. Конечно, многое будет зависеть от результатов и прогресса, которого мы сумеем добиться в первой половине нынешнего сезона, но в какой-то момент нашему техническому директору предстоит принять решение и направить 100% ресурсов на перспективный проект.

Вопрос: (Бен Хант) Насколько серьезными были проблемы с радиосвязью в первой тренировке? Насколько опасной была ситуация, если у вас не было возможности предупредить гонщика о медленной машине на трассе? Можно ли что-то предпринять, чтобы исключить повторение подобных проблем в будущем?
Маттиа Бинотто: Конечно, ситуация была серьезной. Не знаю, была ли она одинакова для всех команд, но нам пришлось очень непросто, особенно с Шарлем. Мы не могли поддерживать с ним связь, пришлось прервать первую попытку, а потом возникли небольшие неполадки, о которых я говорил ранее. Как вы заметили, обстановка была непростой, ведь мы не могли предупредить Шарля о машинах позади, из-за чего могла возникнуть непредумышленная блокировка соперника. Самому гонщику в такой ситуации сориентироваться очень сложно. Кроме того, мы работали с тем мотором, с которым выступали в Бахрейне, и в случае каких-либо существенных проблем не смогли бы снабдить Шарля инструкциями. Прецедент настораживает, мы понимаем, что всё это случилось непреднамеренно, но всё-таки надеемся, что в FOM сумеют всё исправить уже ко второй тренировке, так как радиообмен между гонщиками и командой напрямую влияет на безопасность.

Гюнтер Штайнер: Согласен с Маттиа. В каком-то смысле нам повезло, что радиосвязь не работала у всех – каждому пришлось внимательно смотреть по сторонам. Было бы сложнее, если бы проблемы наблюдались только у одной из машин, но тут все оказались в одинаковой ситуации. Довольно быстро выяснилось, что радиосвязь не функционирует у всех участников, гонщики понимали, что соперника впереди не могут предупредить о приближающейся машине, и это помогало действовать аккуратнее. Тем не менее, инцидент показал, насколько важен радиообмен в современной Формуле 1. Надеюсь, уже ко второй тренировке всё вернется в норму.

Франц Тост: Было по-своему интересно наблюдать небольшую суматоху, поскольку мы привыкли в начале сессии инструктировать гонщиков по радиосвязи и сообщать им ситуацию с трафиком. Но в этот раз мы не могли слышать гонщиков, они не слышали нас, к такому не был готов никто. Надеюсь, ко второй тренировке всё починят. Обстановка была непростой, нам повезло, что обошлось без серьезных последствий.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Франц, к вопросу о переходе из Формулы 2 в Формулу 1. В вашей команде тоже выступает дебютант. Не кажется ли вам, что разница в скорости между Формулой 2 и Формулой 1 стала незначительной, и её необходимо скорректировать, так как уровень подготовки молодых гонщиков изначально очень высок? Насколько сложно сейчас адаптироваться к машинам Формулы 1 и быть стабильно быстрым в гонках?
Франц Тост: Не думаю, что это такая уж сложная задача. В конце концов, всё зависит от гонщика, его способностей и времени, которое он тратит на подготовку к Формуле 1. Зимой Юки Цунода работал по предельно интенсивной программе, причем не только на трассе, но и на базе команды. Из-за пандемии он не мог приехать в Великобританию, но оставался на связи с инженерами, что очень помогло общему процессу.

Должен сказать, сейчас уровень подготовки гонщиков Формулы 3 и Формулы 2 очень высок. Вы спросите, почему так? Парни гоняются с шести-семи лет, десять лет проводят в картинге, потом год-два в Формуле 4, затем Формула 3, Формула 2. К моменту дебюта в Формуле 1 у них достаточно опыта, а к нашим скоростям они адаптируются предельно быстро. Повторюсь, многое зависит от способностей самого гонщика, от того, как много опыта он извлекает из конкретной ситуации, и, конечно, от его собственной мотивации и самодисциплины.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Очевидно, в первой тренировке вам не удалось собрать тот объем информации, на который вы рассчитывали. Каких именно данных вам не хватило?
Гюнтер Штайнер: Знаете, мы могли слышать гонщиков, а они слышали нас только в одном повороте. Кроме того, поначалу у нас не было данных GPS, мы не получали информацию о работе шин и результатах по секторам. В какой-то момент работоспособность тайминга частично восстановилась, но не более того. Вместо радиосвязи мы использовали табличку с цифрами, но это, пожалуй, максимум, что мы могли предпринять.

Маттиа Бинотто: Практически нечего добавить. Табличка с цифрами действительно пригодилась. Хорошо, что у нас есть собственная телеметрия, это самое необходимое для дальнейшего анализа. Но контролировать работу команды по ходу первой сессии было очень непросто – можете представить, каково это, когда радиосвязь не работает совершенно. Как сказал Франц, это было по-своему интересно, но довольно сложно.

Франц Тост: Мне нечего добавить.

Вторая пресс-конференция

Гран При Эмилии-Романьи. Вторая пресс-конференция в пятницу

Участники: Отмар Сафнауэр (Aston Martin), Марио Изола (Pirelli), Фредерик Вассёр (Alfa Romeo)

Вопрос: В первой пятничной тренировке было довольно много событий, расскажите, как всё прошло. Отмар, начнём с вас.
Отмар Сафнаэур: Пока рано делать выводы. Несмотря на красные флаги, мы поработали очень продуктивно и выполнили большую часть программы, оценив настройки с разным уровнем прижимной силы и новые детали. Пока всё выглядит многообещающе.

Марио Изола: Обошлось без неожиданностей, шины работали ровно так, как предполагалось. У состава С4 была заметна небольшая грануляция, но в нынешних температурных условиях это вполне естественно. Если погода будет такой же прохладной, жесткому составу придется непросто, но в остальном никаких сложностей. Как заметил Отмар, из-за красных флагов нам было несколько сложнее в полной мере оценить работу резины.

Вопрос: Из-за прохладной погоды возможны трудности с прогревом шин?
Марио Изола: Для жесткого состава – определенно. Это означает, что на гонку предпочтительным будет состав Medium. Будет любопытно взглянуть, сумеют ли команды справиться с гранулированием передних шин при работе в квалификационном режиме. В субботу во вторую квалификационную сессию участникам предстоит пробиваться либо на Medium, либо на Soft – в зависимости от того, насколько бережно они смогут работать с наиболее мягким составом смеси.

Фредерик Вассёр: Мы едва начали уик-энд, притом первая тренировка выдалась очень непростой. Пришлось действовать практически вслепую, так как у нас не было необходимой информации. Кроме того, сессию дважды останавливали красными флагами, температурные условия были далеки от того, что мы привыкли наблюдать в Имоле, но посмотрим, как будет развиваться ситуация.

Вопрос: Фредерик, судя по результатам первого этапа сезона, Alfa Romeo удалось добиться заметного прогресса. За счёт чего он был достигнут? В какой степени это объясняется прогрессом мотора, шасси?
Фредерик Вассёр: Прежде всего, я не стал бы делать выводы после всего одной гонки – нужно сперва провести несколько Гран При на разных трассах и в разных условиях. Кроме того, прогресс никогда не бывает следствием изменений в какой-то одной области. Мы прибавили во всём, в том числе в работе над силовой установкой, а над аэродинамикой, как мне кажется, поработали особенно неплохо. Опять же, перед нами стояла задача финишировать в призовой десятке, а с этим мы не справились. Да, команда добилась прогресса, но нужно начать зарабатывать очки.

Вопрос: Вы сказали, что позади всего одна гонка. Насколько вы уверены в том, что достигнутый командой прогресс подтвердится и здесь, в Имоле?
Фредерик Вассёр: От меня не требуется демонстрировать уверенность или неуверенность. Моя задача вместе с командой брать максимум от каждого уик-энда, ровно такой подход был у нас и в прошлом году. По ходу предыдущего сезона мы сумели добиться прогресса, минувшей зимой сделали еще один шаг вперед, однако нам не нужно думать о том, что уже сделано – важнее быть сосредоточенными на следующих задачах.

Вопрос: Поговорим о гонщиках, в частности, об Антонио Джовинацци. В чем ему удалось добиться прогресса за время зимнего перерыва?
Фредерик Вассёр: В прошлом году Антонио смог прибавить в гоночном темпе, а в межсезонье ему удалось добиться прогресса в скорости на одном быстром круге. Сейчас Антонио способен выжать из машины максимум в квалификации, а это очень важно – уметь в нужный момент сработать на пределе. Всё это приходит с чувством уверенности в машине и собственных силах, лично я в Антонио ничуть не сомневаюсь.

Вопрос: Марио, как показали себя в Бахрейне шины новой конструкции? Насколько вы остались ими довольны?
Марио Изола: Новая конструкция сработала так, как ожидалось. У команд была возможность поработать с этими шинами еще на предсезонных тестах, правда, в условиях ветреной погоды. В гонке участникам тоже пришлось непросто, так как условия были более прохладными, но, по крайней мере, все смогли опробовать новую конструкцию в «боевых» условиях и оценить баланс. Мы знаем, что с шинами новой конструкции активнее проявляется недостаточная поворачивамость, но притом следует помнить, что и машины сейчас не такие же, как год назад. Трасса в Бахрейне требовательна к тяге двигателя при разгоне, и нет ничего удивительного, что в пятницу при жаркой погоде участникам пришлось бороться с деградацией задних шин. В воскресенье ситуация была несколько иной, но в целом можно сказать, что новая конструкция показала себя неплохо. Не забывайте, составы смеси остались прежними. Мы изменили только конструкцию, не меняя составы, так что не стоит ожидать кардинальных отличий.

Вопрос: После первой гонки представители Pirelli остались в Бахрейне и вместе с командой Alpine тестировали новые 18-дюймовые шины. Как прошли те заезды, что вам удалось выяснить?
Марио Изола: Один день мы работали с Ferrari, еще два дня – с Alpine, притом были задействованы основные гонщики обеих команд. Нам удалось подтвердить выводы, к которым мы пришли ранее. Мы близки к финальной версии конструкции и профиля шины, и хорошо, что наши расчёты подтвердились на разных машинах. Нам интересно тестировать шины не только на разных трассах, но и с машинами разных команд. С нынешними машинами у нас есть возможность оценить, чего можно ждать в следующем сезоне, но, конечно, до начала 2022 года мы вряд ли будем знать наверняка, насколько хорошо всё получилось. Тем не менее, результаты пока воодушевляют. Больше года назад нам поставили задачу выслушать мнение гонщиков и сделать шины с меньшей массой, которые будут работать в более широком температурном диапазоне и медленнее терять эффективность. Мы планомерно движемся к заданной цели.

Вопрос: Отмар, на пресс-конференции в четверг Себастьян Феттель был в хорошем настроении, хотя первая гонка для него и всей вашей команды сложилась не лучшим образом. Какими были для Себастьяна первые 100 дней работы в Aston Martin?
Отмар Сафнауэр: Приятно слышать, что Себастьян в хорошем настроении! Он постепенно знакомится с командой и чувствует себя всё более комфортно. Ему нужно больше поработать с машиной, так как он не смог поработать с ней в то время, что было отведено на тестах. Тесты были трехдневными, притом в те полтора дня, что были предназначены для Себастьяна, нас стабильно преследовали проблемы с надежностью. Чем больше Феттель будет работать с машиной, тем быстрее будет его прогресс.

Вопрос: Есть ли некая особенность машины, с которой Себастьян справляется менее успешно, чем Лэнс Стролл?
Отмар Сафнауэр: Себастьян работал с силовыми установками разных производителей, и если поначалу у него были небольшие сложности с конкретными режимами, то сейчас они уже позади. Пожалуй, ему не хватает общей уверенности в машине и балансе. Лэнс выступает за нас уже несколько сезонов и знает, чего ожидать от машины, поведение которой сильно отличается от того, к чему привык его новый напарник. Впрочем, Себастьян постепенно адаптируется.

Вопрос: Вы сказали, что в первой сессии команда опробовала кое-какие новинки. Каких результатов можно ждать от Aston Martin в этот уик-энд?
Отмар Сафнауэр: Нам еще предстоит проделать кое-какую работу, нужно оценить всю информацию, которую удалось собрать в первой сессии. Ко второй тренировке мы скорректируем настройки, а там посмотрим, насколько хорошо сумеем выступить в квалификации и гонке.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Скотт Митчелл) Отмар, Фредерик, в первой тренировке у всех команд не работали радиосвязь и тайминг. Не могли бы вы рассказать подробнее, с чем пришлось иметь дело? Вам известна причина произошедшего?
Фредерик Вассёр: Это был странный опыт, так как у нас не было информации о том, с каким результатом проехал тот или иной гонщик. Такая картина наблюдалась по ходу первой половины сессии – не скажу, что ситуация была на грани, но, конечно, к подобному мы не привыкли. Гонщики жаловались на отсутствие радиосвязи, однако каких-то двадцать лет назад они как-то без неё обходились. В общем, ничего серьезного.

Отмар Сафнауэр: Только лишившись информации мы понимаем, насколько от неё зависим. Сегодня инженеры на пит-лейн не получали никаких сведений – более того, не работала даже связь с гонщиками! Причина? Мне она неизвестна, но я надеюсь, что организаторы и FOM сумеют всё починить.

Вопрос: (Андреас Хаупт) Отмар, результаты первой гонки заставили вас задуматься о пересмотре планов на сезон?
Отмар Сафнауэр: Нет. Мы планируем продолжать работу над нынешней машиной и от этих планов не отказываемся. Возможно, позднее приоритеты изменятся, но на данный момент никаких корректировок нет.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Фредерик, вы привели в Формулу 1 немало талантливых гонщиков. Скажите, в силу меньшего количества тестов сейчас перейти из Формулы 2 в Формулу 1 сложнее, чем раньше? Или этот шаг стал заметно проще, так как гонщики в целом подготовлены намного лучше?
Фредерик Вассёр: Обе точки зрения по-своему верны. Безусловно, переход из Формулы 2 в Формулу 1 – непростой шаг, так как на тесты отводится всего три дня, по полтора для каждого гонщика. С другой стороны, дебютанты из Формулы 2 изначально хорошо подготовлены, так как выступают на тех же трассах и с практически такими же шинами. Машины Формулы 2 стали более быстрыми и не так уж много уступают машинам Формулы 1. Если вспомнить тех, кто за предыдущие несколько лет перешел из Формулы 2 в Формулу 1, все они сейчас выступают довольно неплохо. Так что для хорошего гонщика Формулы 2 переход в Формулу 1 не такой уж трудный шаг.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Марио, в Pirelli провели уже несколько тестов шин для следующего сезона. Насколько вы уверены в том, что сможете подготовить шины, полностью соответствующие новым требованиям – то есть, работающие в более широком температурном диапазоне и позволяющие гонщикам агрессивнее атаковать по ходу гонки?
Марио Изола: Вполне уверен, поскольку результаты первых тестов вселяют оптимизм. Конечно, на тестах на трассе работает всего одна машина, и в такой ситуации сложно предугадать, как будут вести себя шины, если эта машина будет преследовать другую, теряя при этом в прижимной силе. Мы проведем определенные проверки, но окончательный ответ получим только в следующем сезоне. В новые составы смеси мы добавили ингредиенты, позволяющие уменьшить вероятность перегрева – это должно помочь выполнить задачу. Уверен, у нас всё получится.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Отмар, если я правильно понял, в Aston Martin наняли компанию-рекрутера, чтобы найти достойного кандидата на пост исполнительного директора. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее? Какая роль будет отведена вам в случае смены организационной структуры?
Отмар Сафнауэр: Впервые обо всем этом слышу. Речь идет о команде Формулы 1, или о проекте Aston Martin Lagonda?

Вопрос: (Джон МакЭвой) О команде Aston Martin в Формуле 1.
Отмар Сафнауэр: Сейчас я руководитель команды и исполнительный директор. И я не нанимал компанию-рекрутера для озвученных вами задач.

Вопрос: (Джон МакЭвой) То есть, вы отрицаете, что команда ищет нового исполнительного директора?
Отмар Сафнауэр: Именно так, отрицаю.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости