Гран При Тосканы Ferrari 1000

Гран При Тосканы Ferrari 1000

Гран При Тосканы: Пресс-конференция в субботу

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Дженсон Баттон) Макс, мы предполагали, что в квалификации вы сможете побороться с Mercedes. В первых двух сессиях вы были очень быстры, но в финале преимущество осталось за Mercedes.
Макс Ферстаппен: Лично я не ожидал, что буду бороться с Mercedes в квалификации. До сих пор всё в этот уик-энд выглядело многообещающе. По-моему, нам удалось отыграться после Монцы, где у нас возникли сложности. Мы можем быть довольны, что здесь я квалифицировался третьим.

Вопрос: (Дженсон Баттон) На пит-лейн ощущается довольно сильный ветер, но чувствовали ли вы его в третьем и четвертом поворотах?
Макс Ферстаппен: Да, в финале квалификации ветер усилился. Я не вполне доволен первой попыткой – мой второй круг был лучше, но условия на трассе изменились из-за ветра. Всё так, как есть. В любом случае, современными машинами сложно управлять в ветреных условиях. Но здесь потрясающая трасса, особенно в квалификации.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Льюис, вам неизменно удается в нужный момент проехать по-настоящему быстрый круг!
Льюис Хэмилтон: Спасибо! Скажу честно, уик-энд складывается непросто. В Муджелло потрясающая трасса – Дженсон, вам довелось на ней выступать?

Вопрос: (Дженсон Баттон) Да, в 2005-м году.
Льюис Хэмилтон: Ого, это было очень давно!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Благодарю!
Льюис Хэмилтон: В общем, трасса очень сложная, притом на тренировках и в первой части квалификации Валттери стабильно был быстрее меня. Пришлось всерьез постараться, чтобы идеально проходить поворот за поворотом, а мои инженеры сработали очень здорово, подобрав оптимальные настройки. Всё это позволило проехать очень неплохой круг. В завершающей попытке ветер усилился, я не смог проехать еще быстрее, но результата хватило, чтобы остаться первым.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Должно быть, особенно приятно атаковать на пределе на такой непростой трассе?
Льюис Хэмилтон: Наверное, болельщикам у телевизоров этого не видно, но скорости здесь невероятные. Шестой, седьмой, восьмой и девятый повороты мы пролетаем на скорости свыше 270 км/ч, перегрузки там колоссальные, притом они постепенно нарастают! От меня требовалось прибавить в первом, втором и десятом поворотах, к счастью, я сумел этого добиться. Валттери оказался очень быстр, я очень рад завоевать этот поул!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Валттери, вы были очень быстры с самого начала уик-энда и до финала квалификации. В заключительной попытке вам помешали желтые флаги?
Валттери Боттас: Жёлтые флаги определённо помешали. Я мог проехать быстрее, но у меня не было такой возможности. Первая попытка получилась хорошей, но не идеальной. Я рассчитывал прибавить на втором быстром круге, но возможности для этого не оказалось. Конечно, я разочарован, поскольку был быстр на протяжении всего уик-энда.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Да, мы видели вашу скорость. Если говорить о предстоящей гонке, многие считают, что она превратится в процессию, но я с этим не согласен. Судя по борьбе в младших сериях, обгонять в первом повороте вполне реально. Как вы считаете, у вас получится навязать борьбу Льюису?
Валттери Боттас: Перед началом уик-энда мы считали, что на этой трассе практически невозможно обгонять, но по ходу свободных заездов выяснилось, что трасса достаточно широкая, и можно использовать разные траектории в поворотах. Я надеюсь, что возможности для обгонов будут.

Отрезок до первого поворота достаточно длинный, и я надеюсь, что завтра сохранится встречный ветер, который может помочь.

Пресс-конференция

Пресс-конференция в субботу

Вопрос: Льюис, 95-й поул, примите поздравления! В этот уик-энд сражение между вами и Валттери особенно плотное, насколько непросто было опередить напарника в квалификации?
Льюис Хэмилтон: Опередить Валттери всегда непросто, он постоянно прогрессирует и всё выше поднимает планку. С начала уик-энда у него было преимущество, притом было сложно понять, как мы выглядим на фоне соперников – Макс и Red Bull Racing оказались к нам намного ближе, чем в Монце. Валттери был быстрее меня в пятницу, в субботней тренировке и первой части квалификации, притом что бы я ни предпринимал, ничего не помогало! Впрочем, постепенно за счёт работы над собственным пилотажем, корректировки настроек и выбора более оптимальной траектории мне удалось добиться прогресса.

В первой сессии я оказался недостаточно быстр и уступил Валттери, но знаете, мне понравилось настолько напряженное сражение! Во второй сессии мне удался неплохой круг, а в финале в первой попытке я сразу проехал здорово, но чувствовал, что могу отыграть еще какое-то время. Но, похоже, ветер усилился, я ощущал его порывы на прямой, и по ходу круга машина скользила заметно больше, что не позволило улучшить результат. Тем не менее, мне понравилась квалификация на этой потрясающей трассе. Макс прав, нам стоит приехать сюда еще раз, Тоскана – очень красивое место!

Вопрос: Как, по-вашему, сложится гонка? Увидим ли мы множество обгонов, сколько пит-стопов предстоит провести?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, но надеюсь, что больше одного! В Муджелло скоростная трасса, преследовать соперника довольно трудно, но, возможно, из-за высокой температуры асфальта шины будут быстро терять эффективность. Повороты здесь затяжные, в них можно выбирать разные траектории, что лично мне очень нравится. Можно по-разному проходить двенадцатый, пятнадцатый и даже первый повороты – надеюсь, это обострит борьбу.

Вопрос: Валттери, уверен, вы очень рассчитывали завоевать поул…
Валттери Боттас: Простите, не понял вопрос.

Вопрос: Думали ли вы о том, что поул непременно должен достаться вам, раз уж вы настолько уверенно выглядели на тренировках и в начале квалификации?
Валттери Боттас: Конечно, я рассчитывал на поул. Я хорошо начал уик-энд, здорово провел все тренировки, но даже перед началом квалификации думал, в чём можно прибавить. Первые две сессии прошли очень гладко, но в финале первая попытка оказалась не вполне удачной, я чувствовал, что могу проехать быстрее.

Я был абсолютно уверен в том, что сумею улучшить результат, но появление желтых флагов лишило меня такой возможности. В любом случае, я должен был лучше сработать в первой попытке. Льюис смог прибавить, его первый быстрый круг оказался лучше моего, это и решило судьбу поула.

Вопрос: В пятницу на длинной серии кругов вы были очень быстры. Насколько вы уверены в своих шансах на победу в гонке?
Валттери Боттас: Вполне уверен. На длинной серии кругов у меня был хороший темп, есть все шансы побороться за высокий результат. Конечно, было бы лучше стартовать с поула, но здешний отрезок до первого поворота один из наиболее протяженных во всем чемпионате, и если ветер окажется встречным, эффект от слипстрима будет максимальным. В общем, я уже целиком сосредоточен на гонке.

Вопрос: Макс, приятно наблюдать, как в этот уик-энд Red Bull Racing прибавили в скорости. Насколько конкурентоспособна ваша машина, и насколько непросто было адаптировать настройки под эту конкретную трассу?
Макс Ферстаппен: К счастью, нам уже в начале уик-энда удалось добиться неплохого баланса. В этом плане ситуация уже заметно отличается от того, что мы наблюдали в Монце, хотя там, безусловно, совершенно иной уровень прижимной силы и другие настройки. В общем, я был очень доволен машиной. Конечно, требовалось оптимизировать настройки и добиться прогресса, но в целом уик-энд начался для нас очень здорово.

В квалификации мы оказались чуть ближе к Mercedes и этим можем быть довольны. Конечно, я ожидал большего от финальной сессии, но моя первая попытка оказалась далеко не безупречной. Не такой уж плохой, но точно не лучшей. Во второй попытке я атаковал изо всех сил, старался ехать на небольшом расстоянии от Льюиса, чтобы воспользоваться слипстримом, но в тот момент ветер усилился, и скорости в целом упали.

Мне удалось немного улучшить результат, без ветра я мог бы проехать еще быстрее, но никак не на четыре десятые. В любом случае, я не рассчитывал опередить Mercedes в квалификации, но рад, что сумел завоевать третье место и уступил при этом не так уж много.

Вопрос: Возможно, вы не рассчитывали опередить Mercedes в квалификации, но рассчитываете ли вы побороться с ними в гонке?
Макс Ферстаппен: Пожалуй, впервые в этом сезоне у нас довольно неплохая скорость на прямых, но обогнать в любом случае будет непросто. Да, в последних поворотах здешняя трасса довольно широкая, можно использовать разные траектории, но возможность атаки будет зависеть, во-первых, от того, хватит ли скорости, чтобы удержаться за соперником, а во-вторых, от эффективности шин.

Вопросы по видеосвязи

Макс Ферстаппен

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Вопрос ко всем. Даниэль Риккардо сказал, что в квалификации после одной из попыток у него перехватило дыхание. Испытывали ли вы сегодня нечто подобное? Насколько большими были физические нагрузки в квалификации?
Макс Ферстаппен: Не знаю, что там было у Даниэля – наверное, он слишком много танцевал! Честно говоря, я ожидал, что пилотировать в Муджелло будет сложнее, но трасса оставила самые позитивные впечатления – приятно гоняться в этих затяжных поворотах! Что касается квалификации, когда атакуешь на пределе, дышать всегда тяжелее, но особых сложностей лично у меня не возникло.

Льюис Хэмилтон: Нам часто задают подобные вопросы. Конечно, все мы профессиональные спортсмены и привыкли к тем условиям, в которых обычно выступаем. Но нагрузки в любом случае высоки, особенно в скоростной серии поворотов, которая очень напоминает знаменитые повороты Сильверстоуна.

В Муджелло невозможно рассчитывать на то, что в конце попытки пульс будет таким же, как при легкой прогулке – мне самому было непросто перевести дух после быстрого круга, настолько я был сконцентрирован. Нельзя позволить себе малейшую ошибку, на всём круге тело максимально напряжено, каждый мускул работает на результат. Если вспомнить, что асфальт здесь довольно кочковатый, то Даниэля вполне можно понять.

Валттери Боттас: Безусловно, в плане физических нагрузок трасса в Муджелло – одна из наиболее требовательных, но мне здесь нравится. По ходу быстрого круга мы настолько сосредоточены, что не ощущаем боли от перегрузок – её замечаешь лишь после попытки, и если она есть, это верный признак того, что ты действительно постарался.

Льюис Хэмилтон: Нужно отказаться от усилителя рулевого управления!

Макс Ферстаппен: А заодно увеличить минимально допустимую массу машины с гонщиком, иначе лично у меня возникнут сложности!

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, после пятничных свободных заездов вы сказали, что вам не сразу удалось освоиться на этой трассе, что нужно поработать над настройками и пилотажем. Насколько приятно в такой ситуации завоевать поул, и каких усилий требует процесс адаптации к новой трассе?
Льюис Хэмилтон: Я привык считать, что умею быстро адаптироваться к любой трассе, но когда я изучал конфигурацию этой трассы на симуляторе, чего я обычно не делаю, я не почувствовал, что мне это как-то помогло. По ходу свободных заездов пришлось выкладываться на пределе, прессинг был невероятно высок – я проезжал круг за кругом, но никак не мог нащупать предел, а Валттери заметно меня опережал. Напряжение было колоссальным, но если бы я не проделал ту работу, то вряд ли бы сумел завоевать этот поул.

Потрясающе, как много нюансов порой приходится учитывать. В ночь с пятницы на субботу я с инженерами детально проанализировал каждый поворот, чтобы подобрать оптимальные настройки. Кроме того, гонщику важно чувствовать, насколько хорошо машина входит в повороты, возникнет ли недостаточная или избыточная поворачиваемость, на пределе он пройден, или остался запас скорости. Можно здорово проехать один поворот, но далее сработать недостаточно хорошо. Или отлично пройти первый, сплоховать во втором и снова быть на высоте в третьем.

Очень важно ощущать баланс внутри себя самого и понимать, что необходимо для пилотажа на пределе собственных возможностей. Необходимо уметь предвидеть реакцию машины, это очень непросто, и потому я с большим уважением отношусь ко всем гонщикам Формулы 1, так как от них требуется не только умение управлять машиной, но и определенные инженерные навыки. Нам приходится рассуждать так же, как рассуждают наши инженеры, притом мы делаем это на трассе на скорости в сотни километров в час.

Валттери Боттас

Вопрос: (Кристиан Менат) Вас удивило, что в этот раз никто не попытался выйти в финал с шинами Medium? Почему вы сами решили использовать Soft, разница в результате на круге была слишком велика? И отдельный вопрос для Макса: вы были особенно быстры на третьем секторе – этот факт добавляет вам уверенности в том, что вы сумеете провести атаку, если на третьем секторе окажетесь достаточно близко к сопернику?
Валттери Боттас: Мягкие шины всегда помогают на старте – особенно если отрезок до первого поворота довольно длинный. В Mercedes мы всегда оцениваем все варианты и в этой раз решили, что шины Soft будут оптимальным выбором на первый отрезок гонки – похоже, многие команды пришли к такому же мнению.

Льюис Хэмилтон: Я хотел использовать шины Medium, но с ними совершенно точно проиграл бы старт. Не знаю, рассказывали ли об этом телезрителям, но в Муджелло от старта до первого поворота довольно продолжительная прямая, притом на всём её протяжении трасса уходит в гору. Пусть на первом отрезке гонки состав Medium обеспечил бы лучший темп и смог бы выдержать большее количество кругов, с ним ты почти наверняка проигрываешь драгоценные метры при разгоне к первому повороту, а нам не хотелось брать на себя такой риск.

Макс Ферстаппен: Как уже было сказано, для старта гонки состав Medium – не оптимальный, но в предыдущие уик-энды мы шли на такой риск, чтобы использовать иную тактику, чем у Mercedes. Но в этот раз я вполне доволен работой шин Soft, так что у нас не было причин отдавать приоритет Medium.

Вопрос: Макс, что скажете о своей скорости на третьем секторе?
Макс Ферстаппен: С самого начала уик-энда мы были там очень быстры. На третьем секторе есть всего два полноценных поворота – двенадцатый и пятнадцатый, в них наша машина работала неплохо, а на прямых преимущество обеспечивали антикрылья, настроенные на меньшую прижимную силу, чем у других команд. Нам удалось добиться стабильного поведения машины, и если у меня получится удержаться за Mercedes на первых двух секторах, то на третьем будет шанс на атаку.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Абхишек Такле) Льюис, почему вам оказалось непросто адаптироваться к этой трассе? Макс, Валттери, для вас это тоже оказалось сложной задачей?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, найдется ли у меня хороший ответ. Я приехал сюда с тем же настроем, что на любую другую гонку. Я готовился к уик-энду, дополнительно работал на симуляторе и вроде бы неплохо начал первую пятничную тренировку, но далее соперники прогрессировали намного быстрее меня. Мне никак не удавалось добиться оптимального баланса, а на скоростной трассе он особенно важен, ведь только с ним можно уверенно атаковать в поворотах. Вряд ли кому-то хочется на высокой скорости допустить ошибку, и если задней части машины не хватает стабильности, ты просто сбрасываешь темп и оказываешься слишком медленным на апексе поворота и на выходе. В этом заключались мои сложности, но я много работал с инженерами, чтобы найти оптимальные настройки, и к квалификации сумел прибавить, всё получилось. Как раз в этом сила нашей команды – в неустанной работе, которая зачастую скрыта от телекамер, и стремлении добиться прогресса.

Вопрос: Валттери, насколько вам помогло то, что в 2012 году вы участвовали в тестах в Муджелло?
Валттери Боттас: Тесты, о которых вы говорите, проходили на мокрой трассе и притом слишком давно, вряд ли они оказали какое-то влияние. Мне понравился сам процесс изучения трассы, ведь с нынешними машинами она ощущается иначе. Было интересно искать предел, открывать для себя особенности конфигурации – это всегда доставляло мне удовольствие. Серьезных сложностей не возникло, но даже если в итоге я оказался достаточно быстр, всегда найдется нечто такое, в чём я мог сработать лучше. Тем не менее, прогресс от первой тренировки к квалификации был очень существенным.

Макс Ферстаппен: Я был в Муджелло несколько недель назад и хотя работал не с машиной Формулы 1, смог составить чуть лучшее впечатление о трассе, чем получил бы на одном лишь симуляторе. Конечно, я привык работать на симуляторе, но считаю, что реальная машина позволяет лучше понять, какую траекторию выбирать в том или ином повороте. Не важно, на какой конкретно машине ты едешь, манера пилотирования остается более-менее одинаковой.

Благодаря тем заездам я не только изучил трассу, но и получил кое-какое представление о возможных настройках. Разумеется, я не катался здесь без какой-либо цели, а старался с той машиной проехать как можно быстрее – это позволило прикинуть, на какой угол атаки можно настроить антикрылья, насколько жесткой сделать подвеску. Когда в эту пятницу мы приступили к тренировке, нам практически сразу удалось добиться неплохого баланса.

Хорошо, что я работал на здешней трассе несколько недель, а не много лет назад – это всегда помогает. Например, в Имоле я был очень давно, с тех пор там поменяли поребрики, внесли еще какие-то корректировки. Адаптироваться там будет сложнее, чем в Муджелло, где предыдущий опыт очень помог уверенно начать уик-энд.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, вы говорили о высоких скоростях в этих поворотах. Ожидаете ли вы, что на результат может повлиять утомляемость?
Льюис Хэмилтон: Физическая утомляемость? Вряд ли, ведь у всех гонщиков хорошая физическая подготовка. Да, здешние восьмой и девятый повороты чем-то напоминают двойной вираж в Стамбуле, но скорость в них не настолько велика. Думаю, гораздо быстрее мы мчимся… впрочем, не помню.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Макс, в этот раз вы совсем немного уступили времени поула. Есть ли у вас объяснение, почему в Муджелло Red Bull Racing выглядит более конкурентоспособно, и насколько высоко вы оцениваете свои шансы в гонке?
Макс Ферстаппен: Могу лишь сказать, что в этот уик-энд мы сумели гораздо лучше настроить машину. В предыдущих Гран При мы заметно уступали Mercedes, я был не вполне доволен балансом RB16, но в этот раз мы сработали максимально эффективно, уже в первой тренировке добились неплохого поведения машины и выбрали верный угол атаки антикрыльев. Возможно, нам помогли особенности трассы – на конфигурациях, где требуется достаточная прижимная сила, мы обычно выглядим увереннее. Думаю, это отчасти объясняет, почему я уступил поулу менее четырех десятых секунды.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости