Гран При Великобритании

Гран При Великобритании

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в субботу

Льюис Хэмилтон на интервью после квалификации

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Дженсон Баттон) Льюис, не самая простая квалификация, но потрясающая скорость в финальной сессии, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Наше преимущество над третьим местом оказалось довольно большим, но это не имеет значения, так как Валттери до последнего заставлял меня выкладываться на пределе, он очень сильно проводит уик-энд. Перед квалификацией я скорректировал настройки, но поведение машины изменилось к худшему, мне было по-настоящему непросто.

Трасса в Сильверстоуне потрясающая, на разных её участках ветер то попутный, то встречный, то боковой. Мчаться здесь – это как жонглировать мячиками, стоя на раскачивающейся платформе! В какой-то момент меня вовсе развернуло. Знаете, в квалификации важно с каждой попыткой чувствовать себя увереннее, но я допустил разворот, у меня не получалось хорошо проехать первый сектор.

Не знаю как, но я сумел собраться и уверенно начал финальную сессию. Первый быстрый круг получился неидеальным, но всё же очень чистым, а второй я проехал еще лучше. Эмоции от хорошего результата всегда потрясающие, к ним невозможно привыкнуть!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Этот Гран При Великобритании проходит в непривычном формате, без болельщиков. Мы знаем, как вы дорожите поддержкой трибун – возможно, у вас найдется несколько слов для тех, кто сегодня не смог приехать на трассу?
Льюис Хэмилтон: Вы сами видите, в этот раз трибуны Сильверстоуна пустые, хотя обычно здесь слышен рёв сирен, развеваются флаги, болельщики жгут файеры, атмосфера царит невероятная. Сейчас энергетика совершенно другая, и болельщиков нам правда очень не хватает. Надеюсь, они всё же радуются за нас у экранов телевизоров.

В очередной раз спасибо команде, всем нашим сотрудникам, что работают на базе Mercedes неподалеку от Сильверстоуна. Они неустанно трудятся ради прогресса, постоянно улучшают машину, что позволяет нам вновь и вновь быть впереди всех. Я горжусь тем, что являюсь частью этой команды!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Валттери, в первой и второй сессиях вы выглядели очень уверенно, однако Льюис после своего разворота в итоге смог опередить вас в финале…
Валттери Боттас: До финальной сессии квалификация складывалась неплохо. Мне было комфортно в машине, я доволен работой обоих составов резины. Я надеялся в финале всё сделать правильно, но в начале этой сессии задняя часть машины стала скользить больше, чем я рассчитывал. Не знаю, что произошло. Льюис отыграл больше времени, чем я. В конечном счете, он отлично поработал и заслужил поул. Я расстроен результатом и должен всё проанализировать.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Учитывая преимущество Mercedes над соперниками, в гонке основными претендентами на победу будете вы с Льюисом. Рассчитываете ли вы переиграть напарника за счёт стратегии?
Валттери Боттас: В этот уик-энд у меня был неплохой темп на длинных сериях кругов. Уверен, у меня ещё есть шанс. В прошлом году благодаря альтернативной стратегии Льюису удалось выиграть гонку после старта со второй позиции, так что у меня всё впереди. Не сомневаюсь, что соперники позади тоже постараются навязать нам борьбу. Посмотрим, как всё сложится завтра.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Макс, наверняка вам пришлось непросто. Уверен, вы выжали из машины всё, на что она способна, но уступили поулу секунду, а это слишком много. Что скажете?
Макс Ферстаппен: Думаю, сам по себе круг был неплохим, но, конечно, с самого начала квалификации было видно, что машины Mercedes слишком быстры. Но так было и на предыдущих этапах, это надо просто принять и стараться добиться максимально возможного результата. Для нас это 3-я позиция.

Но я доволен, мы отыгрались после квалификации в Венгрии, это неплохое начало, но гонка – уже другая история. Мы стартуем уже ближе к Mercedes, и я не стану обещать, что смогу с ними побороться, но при старте с 3-й позиции у меня хотя бы будет такой шанс.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Не сомневаюсь, вы всё-таки постараетесь навязать борьбу Mercedes. Как ведет себя машина Red Bull Racing в Сильверстоуне? Автодром открыт всем ветрам, это сказывается на поведении RB16?
Макс Ферстаппен: В Сильверстоуне очень ветреная погода, и ветер особенно заметно влияет на поведение машин, на которых мы выступаем в последние годы. Они большие, широкие и очень чувствительные к воздействию ветра, особенно на этой трассе. Например, вчера было очень сложно пилотировать в медленных поворотах, а сегодня направление ветра изменилось, и такое ощущение, словно машина стала какой-то другой. К счастью, нам это даже помогло, и сегодня пилотировать было намного веселее!

Пресс-конференция

Пресс-конференция после квалификации

Вопрос: Льюис, 91-й поул удался на славу! На какой результат вы рассчитывали, начиная финальную сессию? Предполагали, что сможете проехать круг за 1:24.3?
Льюис Хэмилтон: Я не помню, каким был предыдущий рекорд круга, поскольку, как правило, не обращаю на это внимания – важнее сама стартовая позиция. Завершая круг, я не смотрю на абсолютный показатель, мне важнее, проехал ли я лучше, чем в предыдущей попытке.

Но наша скорость в этот уик-энд в самом деле поражает. Сильверстоун – одна из лучших трасс в мире, особенно если ветер дует в нужную сторону, как сегодня, и температурные условия подходящие. Конфигурация очень плавная, а скорость, с которой мы пролетаем связку Maggotts – Becketts… Когда я впервые приехал в Сильверстоун на тесты, я и представить не мог, что когда-нибудь мы будем мчаться здесь настолько быстро.

У нас совершенно особенная команда, я многим обязан нашим сотрудникам, продолжающим прилагать максимум усилий на базе и на трассе – благодаря их работе мы постоянно прогрессируем. Мы не довольствуемся той скоростью, что имеем, а наоборот – снова и снова стараемся расширить границы возможного, перешагнуть предел, и это в Mercedes впечатляет больше всего.

Вопрос: Вы впечатляюще провели финальную сессию, однако во второй у вас был тревожный разворот на трассе. Расскажите об этом...
Льюис Хэмилтон: В целом квалификация прошла не так уж гладко. В ночь с пятницы на субботу мы существенно поменяли настройки, притом из-за смены направления ветра и иной температуры трассы машины у всех вели себя заметно иначе, чем в пятницу. Наша W11 ехала очень неплохо, всегда проще оставить всё так, как есть, и рассчитывать на отличный результат, но мы, как я уже говорил, постоянно стремимся к прогрессу. Мы ещё чуть-чуть скорректировали настройки, однако поведение W11 внезапно ухудшилось, и мне пришлось как-то справляться с этим по ходу квалификации. Баланс был нестабильным, мне пришлось нелегко, и во второй сессии впервые за долгое время я допустил разворот.

К счастью, шины практически не пострадали. Я вернулся в боксы, получил очередной комплект и постарался заново собраться с силами. По ходу квалификации очень важно чувствовать себя увереннее с каждой попыткой, а мне было непросто сосредоточиться, зная, что Валттери штампует один быстрый круг за другим.

Хорошо, что финальную сессию я начал словно с чистого листа и проехал две очень славные попытки. Валттери прессинговал меня с самого начала уик-энда, в Сильверстоуне он очень быстр. Кажется, после первой попытки я опережал его всего на 0,150 секунды и понимал, что во второй он непременно прибавит, так что прессинг от необходимости сработать еще лучше был очень силен.

Я очень рад своему поулу. Пусть в этот уик-энд нам очень не хватает болельщиков с их фантастической энергетикой, надеюсь, у себя дома перед экраном телевизора они порадовались за нас.

Вопрос: Валттери, Льюис сказал, что вы проезжали один быстрый круг за другим, однако ранее вы сами говорили о том, что в финальной сессии поведение задней части вашей машины было нестабильным. Расскажите об этом подробнее, пожалуйста. В чем именно заключались проблемы?
Валттери Боттас: Поначалу всё шло очень гладко, я чисто проезжал попытки, прибавлял с каждым кругом. Машина вела себя хорошо, однако по ходу квалификации баланс всё сильнее смещался в сторону избыточной поворачиваемости.

Не знаю, выросла ли температура трассы, или была какая-то иная причина, но в обеих попытках в финальной сессии я не мог атаковать в медленных поворотах столь же агрессивно, как раньше, задняя часть машины стала чаще скользить. В то же время Льюису удался практически идеальный круг. Моя попытка тоже получилась неплохой, однако из-за проблем с балансом я не мог сработать так же, как напарник.

Конечно, я огорчен вторым местом, так как в целом очень уверенно провел квалификацию. Но главный день уик-энда еще впереди, и я благодарен команде за то, что наша машина здесь настолько быстра. Сотрудники Mercedes здорово постарались, управлять W11 по-настоящему приятно!

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, как прошла для вас квалификация, и насколько удачным был быстрый круг в финальной сессии? Вас удивило, что поулу Льюиса вы уступили целую секунду?
Макс Ферстаппен: Нет, не удивило. Мы по-прежнему изучаем нюансы поведения нашей машины и стараемся добиться прогресса. В целом квалификация для нас прошла неплохо, я практически всё время занимал третье место, но вряд ли мог рассчитывать на большее. Мой завершающий быстрый круг был очень хорош, у меня была разве что одна помарка на выходе из последнего поворота, но… Просто отставание от Mercedes слишком велико, нам остается лишь бороться за лучший из возможных результатов, а это третье место. Мы его добились, и это гораздо лучше, чем стартовать седьмым, как было в Венгрии.

Вопрос: Вам по силам в воскресенье навязать борьбу Mercedes?
Макс Ферстаппен: Наверное, нет. Я просто надеюсь хорошо стартовать, а после буду выкладываться на пределе. Если получится удержаться за Mercedes, я буду очень этому рад и постараюсь заработать немало очков.

Вопросы с мест

Вопрос: Вопрос для гонщиков Mercedes. В пятницу на тренировках, когда погода была жаркой, а ветер дул в ином правлении, у вас наблюдались сложности. Сегодня эти сложности исчезли сами собой из-за смены погодных условий, или причина в серьезной корректировке настроек?
Льюис Хэмилтон: Думаю, дело в сочетании факторов. Наши инженеры здорово поработали минувшей ночью, всё проанализировали и разобрались, как улучшить баланс машины. Кроме того, более прохладная погода и смена направления ветра сыграли нам на руку. Чем сильнее прогревалась трасса в пятницу, тем хуже на нас это сказывалось – мы выяснили это в процессе анализа – и скорректировали настройки.

Вопрос: Валттери, желаете что-то добавить?
Валттери Боттас: Нет, всё уже озвучено.

Вопрос: Рассчитываете ли вы, что команда разделит вашу стратегию в гонке, чтобы вы смогли побороться между собой?
Льюис Хэмилтон: Думаю, подход будет таким же, как всегда. У команды есть свои принципы, мы не меняем что-либо без явной необходимости, и вряд ли здесь стратегия будет сильно отличаться – в этом нет очевидной выгоды. Всем более-менее очевидно, какой она должна быть. Возможно, не настолько очевидно, как в прошлом году, но в целом понятно. Вряд ли мы поступим как-то неожиданно.

Вопрос: Валттери, что вам необходимо предпринять, чтобы опередить Льюиса в гонке?
Валттери Боттас: Конечно, я всеми способами буду стараться выйти вперед. В личном зачете между нами не так много очков, я сделаю всё, что в моих силах. Вечером вместе с инженерами я посмотрю, что можно предпринять, и есть ли шанс сработать как-то иначе.

В остальном – да, в команде есть определенные принципы, и тот, кто оказался впереди, может свободнее выбирать стратегию, это вполне справедливо. Но никогда не знаешь, как всё сложится. В прошлом году в Сильверстоуне у нас с Льюисом получилась разная стратегия – посмотрим, что будет в этот раз.

Вопрос: Макс, в пятницу Кристиан Хорнер сказал, что в команде приложили максимум усилий, чтобы проанализировать информацию с Гран При Венгрии и уже к этому уик-энду подготовить новинки. Почувствовали ли вы, что машина едет лучше, чем пару недель назад? Теперь вопрос касается исключительно скорости, или команде по-прежнему сложно добиться оптимального баланса шасси?
Макс Ферстаппен: По сравнению с Венгрией машина, безусловно, едет стабильнее. Конечно, кое-что по-прежнему необходимо улучшить, мы этим занимаемся, но теперь дело касается непосредственно работы над настройками ради лучшего баланса и большей скорости. Мы разобрались в причинах, а решение – вопрос времени: нужно подготовить модификации и за счет них добиться прогресса.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Льюис, вы привыкли видеть в Сильверстоуне 140000 человек на трибунах, приезжающих поддержать вас. В этот раз они будут наблюдать за вами перед экранами телевизоров – насколько вы мотивированы порадовать их победой в столь непростой для всего мира период? И еще, как обстоят дела с продлением контракта с Mercedes?
Льюис Хэмилтон: Начну со второго вопроса – переговоров пока нет, ничего не решено.

Что касается первого вопроса, я помню о ситуации в мире. Как правило перед этапом в Сильверстоуне меня охватывало и воодушевление, и беспокойство, поскольку я знал, как много людей соберется на трибунах. Это усиливало стремление выступить отлично и порадовать болельщиков результатом, ведь мы вместе прошли долгий путь. В этот уик-энд я стараюсь действовать так же.

Пусть перед началом уик-энда у меня не было тех ощущений, что были в предыдущие годы, так как я знал, что на трибунах не окажется никого, но я старался воскресить в памяти эмоции прошлых лет и тем самым усилить свою мотивацию. Не знаю, как много людей следят за уик-эндом по телевизору, испытывают ли они столь же сильные эмоции, как если бы находились на трассе. Но я надеюсь, что, продолжая проводить гонки, мы укрепляем в людях веру в то, что вскоре всё наладится и будет так, как было до пандемии.

Вопрос: Макс, в предыдущем сезоне у Red Bull Racing тоже были сложности в первых гонках, однако с доработками, представленными в Канаде и Франции, машина стала вполне конкурентоспособной. Рассчитываете ли вы, что нечто подобное возможно и в 2020-м, что за счет даже небольших изменений получится раскрыть потенциал RB16? Или нынешние проблемы всё же более обширные, и команде потребуется больше времени, чтобы добиться нужной скорости и стабильности?
Макс Ферстаппен: Нам, конечно, по силам доработать машину, но проблема в том, что отставание от Mercedes слишком велико, подобраться вплотную будет слишком сложно. Наши инженеры прилагают максимум усилий, чтобы повысить конкурентоспособность машины, и я не сомневаюсь, что у них это получится, но соперники тоже не сидят сложа руки. Нам предстоит проделать большую работу, посмотрим, насколько хорошо мы справимся.

Вопрос: Макс, в пятницу в Сильверстоуне было очень жарко, и на длинной серии кругов ваш темп не так сильно уступал темпу Mercedes. В субботу, когда стало заметно прохладнее, отставание увеличилось. Можно ли утверждать, что чем выше температура воздуха и трассы, тем ближе Red Bull Racing подбираются к Mercedes?
Макс Ферстаппен: Да, но и при жаркой погоде мы всё равно уступили бы несколько десятых. Не думаю, что жара является таким уж сильным фактором, и даже если бы в квалификации воздух прогрелся до 35 градусов по Цельсию, я всё равно оказался бы третьим.

Вопрос: Вопрос ко всем. В этот уик-энд в пелотон неожидано вернулся Нико Хюлкенберг. У него не было трех дней предсезонных тестов, не было трёх предыдущих гонок, и сейчас он наверняка чувствует то, что чувствовали вы после первого дня тестов в Барселоне – с той лишь разницей, что он, в отличие от вас, не готовился к нагрузкам на протяжении нескольких месяцев. Насколько нелегко придется Нико в гонке, особенно если говорить о нагрузке на мышцы шеи?
Льюис Хэмилтон: Нелегко вот так сразу вернуться к гонкам, для мышц шеи это колоссальная нагрузка. В Сильверстоуне поворот Copse проходится на полном газу, здесь скоростные повороты следуют один за другим – я не удивлюсь, если сегодня утром у Нико болела шея! Впрочем, он всегда был в хорошей физической форме, и когда я встретил его в паддоке, всё выглядело так, будто он вовсе не уходил из Формулы 1.

Конечно, физическая подготовка очень важна, но ещё важнее понимание особенностей машины. Если ты не знаком с машиной, ты не знаешь, на что она способна, не понимаешь расчётов команды. Мне сложно передать словами, в какой сложной ситуации оказался Нико, но он отличный гонщик, и если кому по силам справиться с таким вызовом, так ему точно.

Макс Ферстаппен: Я видел, как после первой пятничной тренировки голова Нико была наклонена в одну сторону. У него длинная шея, а в Формуле 1 это в каком-то смысле всё осложняет. Я говорил об этом с Нико ещё тогда, когда он постоянно выступал в чемпионате, он сам был не рад такой своей особенности.

Можно тренироваться сколько угодно, но когда ты возвращаешься за руль, тем более в Сильверстоуне, первое время будешь испытывать болевые ощущения – уверен, так было с Нико субботним утром. Впрочем, для него самого это вряд ли имеет значение, так как он очень рад снова участвовать в гонках. И он в любом случае должен был оказаться здесь, так как по праву заслуживает место в пелотоне.

Валттери Боттас: Уверен, Нико придется иметь дело с болевыми ощущениями, так как у него не было той подготовки, какая была у нас перед первой гонкой сезона. Но он уже неплохо справляется. Вернуться в пелотон буквально в один день – серьёзный вызов, но Нико за счёт огромного опыта выступлений уже в пятницу демонстрировал неплохой темп. Надеюсь, в гонке у него всё получится.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости