Гран При Австрии

Гран При Австрии

Гран При Австрии: Пресс-конференция в воскресенье

Участники: Валттери Боттас (Mercedes), Шарль Леклер (Ferrari), Ландо Норрис (McLaren)

Интервью на трассе

Вопрос: (Дженсон Баттон) Валттери, по ходу гонки вам пришлось иметь дело с невероятным прессингом. Один выезд автомобиля безопасности – уже сложность, а когда их случается несколько, и соперники вдобавок оказываются на более быстрых шинах, трудно вдвойне. Но вы все-таки справились, поздравляю!
Валттери Боттас: В течение всей гонки я чувствовал изрядный прессинг, это понятно. Я хочу сказать, что один автомобиль безопасности – это ещё нормально, но когда он выехал на трассу в третий раз, я подумал: "Опять! Сколько можно?!"

У Льюиса Хэмилтона было так много возможностей выйти в лидеры, если бы я допустил хотя бы малейшую ошибку. Он сегодня был очень быстрым, но я сохранял собранность и контролировал ход гонки. Так что, конечно, лучшего начала сезона и быть не могло!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Согласен, начать сезон с победы исключительно важно. Льюис прессинговал вас на протяжении всей гонки, справиться с этим было трудно – особенно когда команда напоминала о проблемах с сенсором. Сегодня было много сходов по техническим причинам, вероятно, из-за коробок передач – это усиливало напряжение?
Валттери Боттас: Да, прессинг был связан ещё и с тем, что надо было аккуратнее пилотировать, чтобы поберечь машину, у меня не было возможности атаковать поребрики, и в какой-то момент я начал немного волноваться, всё ли будет нормально, но нам удалось добраться до финиша. Кроме того, наша команда лидирует в Кубке конструкторов, так что начало положено хорошее!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Шарль, готов поспорить, вы не ожидали такого результата!
Шарль Леклер: Да, я не ожидал такого результата – он стал для нас приятным сюрпризом. Сегодня мы всё сделали идеально, и я оказался вторым. Мне повезло со штрафом Льюиса и другими инцидентами… Но это тоже часть гонок.

Нужно воспользоваться любым шансом, даже если машине не хватает скорости, чтобы добиться такого результата. Я очень доволен вторым местом. Впереди много работы, ведь мы по-прежнему много уступаем соперникам, но сегодняшняя гонка показала, что всё возможно. Нужно сохранять боевой дух, работать сообща и вернуться на позиции, которых мы заслуживаем, правда, на это потребуется время.

Вопрос: (Дженсон Баттон) И всё-таки вам удавалось в нужный момент провести атаку – вы хотели использовать все шансы, верно?
Шарль Леклер: Я хотел действовать агрессивно. За сейфти-каром у меня были проблемы на отрезке между выходом из первого поворота и вплоть до третьего, и я понимал, что там у меня нет шансов. Я знал, что моё время ещё придёт, если кто-нибудь допустит ошибку. К тому же в какой-то момент Ландо немного сбросил темп и боролся с Пересом, так что я решил атаковать. В поединке с Серхио пришлось нелегко, но мне очень понравилось.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Ландо, нет слов, потрясающее выступление! На последних кругах гонки вам удалось заработать подиум! Что вы чувствуете?
Ландо Норрис: У меня просто нет слов! По ходу гонки мне временами казалось, что навязать борьбу не получится, на последних кругах я откатился на пятое место, Карлос активно пытался опередить меня. Но я не сдавался, сумел пройти Серхио Переса и заработал подиум!

Гонка выдалась долгой, но я продолжал выкладываться и завершающие круги проехал очень здорово. Я атаковал на пределе и сейчас с трудом могу перевести дух! Я счастлив быть частью McLaren. Если вспомнить, на каких позициях была команда всего несколько лет назад, прогресс от предыдущего сезона к нынешнему по-настоящему впечатляет!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Когда в Австрии сбиваешься с ритма, это сильно осложняет задачу – вы сказали, что вас едва не опередил Карлос Сайнс, но вы справились и вскоре атаковали Серхио Переса. Вам пришлось действовать агрессивно, но иначе было нельзя, ведь требовалось подъехать ближе чем на пять секунд к Льюису. Наверное, вам есть что сказать команде, предоставившей вам отличную машину, не так ли?
Ландо Норрис: Опередив Серхио Переса, я знал, что Льюису Хэмилтону назначен пятисекундный штраф, но никакой другой информации у меня не было. Мне с трудом удавалось подбираться к машинам впереди, гораздо сильнее была угроза от соперников позади. Я понимал, что догнать Льюиса на трассе не получится, но шанс оказаться впереди всё же есть – я стал атаковать агрессивнее, взял хороший ритм, выдал несколько быстрых кругов. В какой-то момент я заблокировал колеса в «шпильке», но всё же сумел отыграться и в итоге завоевал подиум!

Пресс-конференция

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: Валттери, примите поздравления! Вы лидировали от старта до финиша, однако нельзя сказать, что гонка получилась для вас простой. Расскажите, как всё прошло...
Валттери Боттас: Выиграть гонку в Формуле 1 в принципе непросто, но сегодня победа далась особенно трудно. На первом отрезке мой напарник терял время в сражении с гонщиками Red Bull Racing, а мне было немного проще – я создал хороший отрыв, контролировал ситуацию и старался сохранить эффективность шин до пит-стопа.

На втором отрезке прессинг тоже не был таким уж существенным, я сохранял лидирующую позицию и был уверен, что удержу её до самого финиша, но затем в дело вмешались непредсказуемые факторы. У нас возникли проблемы с отдельными сенсорами – они оказались повреждены из-за наезда на высокие поребрики. После я старался держаться от поребриков подальше, что немного сказалось на темпе.

Когда возглавляешь пелотон, многократный выезд машины безопасности… Знаете, когда сейфти-кар появился на трассе в третий раз, я подумал: «Да ладно, неужели опять?» Лидеру всегда хочется, чтобы гонка шла стабильно, без неприятностей. Всевозможных факторов было много, но я избежал неприятностей и одержал победу!

Вопрос: И вам удалось безупречно провести все рестарты...
Валттери Боттас: Похоже, я скоро стану специалистом по рестартам в Австрии – так много их было сегодня! Каждый раз стараешься действовать немного иначе, на заключительном рестарте я едва не обогнал сейфти-кар раньше, чем разрешено правилами, но в итоге всё получилось.

Вопрос: Шарль, в субботу вы квалифицировались только седьмым и сейчас наверняка довольны вторым местом, не так ли?
Шарль Леклер: В этой ситуации второе место воспринимается как победа! С самого начала уик-энда у нас были сложности, но в гонке нам повезло с выездами машины безопасности, авариями и штрафами у соперников, а я смог избежать неприятностей и выложился на пределе. Учитывая нашу нынешнюю скорость, мы сработали безупречно, второго места я никак не мог ожидать. Нам удалось взять максимум от ситуации, я этим очень доволен, но в целом темп у нас пока далек от желаемого.

Вопрос: В гонке машина была более конкурентоспособной, чем в квалификации?
Шарль Леклер: К сожалению, нет. Машина неплохо справляется с поворотами, но всё же уступает соперникам. В Венгрии у нас будет новый аэродинамический обвес, с которым мы надеемся исправить отдельные недостатки – посмотрим, как всё получится.

Сегодняшняя гонка выдалась очень непростой, мне было трудно атаковать соперников, потому каждый раз, когда кто-то впереди допускал ошибку, я действовал предельно агрессивно и старался не упустить шанс. Мне это удалось, я рад второму месту!

Вопрос: Ландо, переходим к вам. Первый подиум в карьере! У вас было несколько минут, чтобы осознать произошедшее – что вы чувствуете сейчас?
Ландо Норрис: Не знаю… Кажется, мне нужна новая защитная маска – эта пропиталась шампанским, что, безусловно, звучит приятно, но я не могу через неё дышать! (Ландо приносят новую маску). Извините, большое спасибо!

Вопрос: Должно быть, это самые серьезные проблемы, с которыми вам пришлось сегодня столкнуться – шампанское и маска! Продолжим, расскажите о своих эмоциях...
Ландо Норрис: Я очень рад, как был рад после вчерашней квалификации. Мы взяли максимум от того, что имеем, и выступили лучше, чем могли ожидать.

В команде понимали, что в гонке Ferrari и Racing Point будут чуть быстрее нас – примерно так всё и выглядело, но мы все равно атаковали на всей дистанции. Приятно, когда новая машина получается быстрее прошлогодней – я мог атаковать в момент рестарта, создавал прессинг.

Сегодня всё могло сложиться намного хуже, когда Шарль обогнал меня, я откатился на шестое место, стал блокировать колеса, широко выходить из поворотов. Но я знал, что машина способна ехать быстро, потому сосредоточился и постарался обогнать Серхио Переса сразу после того, как ему назначили пятисекундный штраф. Я действовал агрессивно, но в тот момент это и требовалось.

Льюис Хэмилтон тоже получил прибавку в пять секунд, и в борьбе с ним всё решил последний круг гонки – я уступал 5.2 секунды, но сумел сократить отставание до 4.8 секунды и в протоколе оказался впереди. Если бы мой финальный круг не оказался быстрейшим в гонке – этим кругом я, кстати, очень горжусь – мне бы не досталось третье место.

Огромное спасибо команде! Наверное, я сейчас говорю слишком много, но я просто очень счастлив!

Вопросы с мест

Валттери Боттас

Вопрос: (Эдд Стро) Валттери, когда команда попросила вас не атаковать поребрики, насколько сложным было адаптироваться и продолжать показывать высокий темп на узкой австрийской трассе, зная, что позади едет Льюис Хэмилтон, и не имея информации о том, в какой мере он скорректировал свой пилотаж и темп?
Валттери Боттас: Поначалу мне было непросто, так как в зеркалах я видел, что Льюис продолжает атаковать довольно агрессивно и использует всю ширину трассы. Но приоритетом всегда остается надежность, мне потребовалась пара кругов, чтобы скорректировать пилотаж и больше не наезжать на поребрики. Они здесь устроены таким образом, что чем дальше на них заезжаешь, тем сильнее вибрация – ты чувствуешь, когда она приемлемая, а когда чрезмерная.

По сути, было лишь несколько мест, где требовалась явная осторожность. Я быстро адаптировался, и даже когда за пару кругов до финиша попробовал показать быстрейший круг, всё равно держался на удалении от поребриков. Это выглядело странным, но я должен был действовать именно так.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Валттери, во второй пятничной тренировке на вашей машине были проблемы с коробкой передач. В гонке проблемы были того же рода? Просила ли команда вас и Льюиса не бороться между собой? Знали ли вы, что рискуете лишить Льюиса подиума, когда он, уже имея штраф в пять секунд, догнал вас на последних кругах гонки?
Валттери Боттас: На протяжении всей гонки команда ни разу не попросила меня и Льюиса прекратить бороться между собой. Мне сообщили, что напарник тоже не атакует поребрики – соответственно, мы были в одинаковой ситуации. Я старался контролировать ситуацию и делал всё, чтобы сберечь ресурс шин и без сложностей добраться до финиша. Простите, я не запомнил все вопросы – о чем был последний?

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Вы знали, что, сдерживая Льюиса, рискуете лишить его подиума?
Валттери Боттас: Мне сообщили, что Льюис получил пятисекундный штраф, но в тот момент на трассе появились двойные желтые флаги, все должны были сбросить скорость, причем некоторые гонщики, очевидно, сбросили её не настолько сильно и сумели сократить отставание. Мы по-прежнему не могли позволить себе атаковать поребрики, мне пришлось искать компромисс, чтобы не рисковать сверх меры, но притом ехать достаточно быстро и гарантировать себе победу. Кроме того, это не моя вина, что Льюис получил пятисекундный штраф.

Вопрос: (Бен Хант) Валттери, тематика моего вопроса отличается от предыдущих. Наблюдая за вашей страничкой в Instagram, я заметил, что в воскресенье на завтрак вы предпочитаете блинчики – ими вы заменили овсянку? Намерены продолжать в том же духе, раз с блинчиками выступаете настолько здорово?
Валттери Боттас: Знаете, блинчики сделаны из овсянки, так что сила овсянки по-прежнему со мной! Моя подруга каждое воскресенье готовит блинчики, она использует овсяную муку – получается почти как овсянка. Кроме того, я подкрепился овсяной кашей перед гонкой – это лучший способ подзарядиться энергией.

Шарль Леклер

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Шарль, по ходу карьеры вы одержали две победы и не раз демонстрировали впечатляющий пилотаж. Как вы оцениваете своё сегодняшнее выступление на фоне предыдущих? На дистанции вы долгое время ехали за Серхио Пересом и Ландо – что изменилось на последних кругах?
Шарль Леклер: Я бы назвал эту гонку одной из своих лучших в Формуле 1, поскольку почти не допускал ошибок. Я доволен скоростью машины и стратегией. Да, было непросто, первая часть гонки складывалась скучно, но, желая сохранить концентрацию, я продолжал атаковать и держал довольно высокий темп. Мы выжали максимум из машины, и это принесло результат, что всегда здорово!

На последних кругах тоже было сложно. Ландо, как и я, ехал на свежих шинах, в момент рестарта мне было сложно держаться за ним вплоть до четвертого поворота. Далее в скоростных виражах я был достаточно быстр, но на первом секторе испытывал трудности. Я ждал шанса провести атаку, и он представился, когда Ландо попытался пройти Серхио Переса – он потерял время, а я воспользовался моментом. То же самое я повторил уже с Пересом несколькими кругами позже – увидел возможность для атаки и сразу её реализовал.

Вопрос: (Фил Дункан) Ландо, вы стали самым молодым британским гонщиком на подиуме Формулы 1. Младше вас на подиуме в Формуле 1 были только Макс Ферстаппен и Лэнс Стролл. Что вы чувствуете, опередив в этом рейтинге самого Льюиса Хэмилтона?
Ландо Норрис: Не знаю, у меня нет ответа. Подняться на подиум здорово, лучше может быть разве что звание самого молодого победителя гонки. Я просто рад, что финишировал в первой тройке, а то, о чем вы рассказали, просто приятный бонус. Я не ставил себе цель превзойти рекорд, это просто дополнение к результату долгой, кропотливой работы.

Да, лестно слышать, что я закрепил за собой рекорд, но это не единственная цель, ради которой я выступаю в Формуле 1. Мне важны не сами рекорды, я, прежде всего, хочу выступать хорошо и выигрывать гонки. Да, достижение приятно, буду им гордиться, но я все же больше рад самому подиуму.

Вопрос: (Алан Болдуин) Вопрос ко всем. Это была первая гонка, которая прошла без зрителей на трибунах и в режиме соблюдения социальной дистанции. Каково вам было выступать без болельщиков, и насколько сложно было сдерживать эмоции на подиуме из-за требований соблюдать дистанцию?
Валттери Боттас: По ходу гонки я не замечал разницы, так как был полностью сосредоточен на пилотаже.

Ландо Норрис: Так ты и раньше не замечал болельщиков на трибунах?

Валттери Боттас: Да! На дистанции ты сосредоточен на одной конкретной задаче, в этом плане нет разницы, со зрителями проходит гонка или без них. Но, признаюсь, в обычных условиях уик-энда мне очень нравится во время парада пилотов видеть болельщиков с флагами разных стран. Это создает особенную атмосферу перед стартом и после финиша – особенно если добился хорошего результата, как я сегодня.

Было бы здорово снова ощутить эту атмосферу и отпраздновать успех вместе с болельщиками – этого сейчас немного не хватает. Но я знаю, что мои болельщики следят за мной по телевизору, как следят за мной самые дорогие для меня люди – мои родные, которые постоянно меня поддерживают.

Конечно, атмосфера уик-энда несколько иная, но что есть, то есть – лучше гоняться вот так, чем не гоняться совсем. Уверен, мы по-прежнему делаем многих людей чуть более счастливыми, даря им возможность посмотреть гонку по телевизору. Что касается процедур и церемоний, мы по-прежнему пытаемся понять, как всё сделать оптимально, но FIA, FOM, организаторы гонки и все команды уже сработали здорово. Мы чувствуем себя в безопасности, порядок действий предельно понятен, и шанс для кого-либо заразиться коронавирусом в самом деле минимален.

Вопрос: Шарль?
Шарль Леклер: Обстановка всё же странная. Не хватает эмоций болельщиков, за которые я так люблю Формулу 1. По ходу гонки я обычно бросаю взгляд на трибуны, но не делал этого сегодня, так как смотреть там было не на кого.

Впрочем, как заметил Валттери, лучше гоняться так, чем не гоняться вовсе. Я счастлив вернуться на трассу и надеюсь, что болельщики насладились гонкой у экрана телевизора, что все они в полной безопасности и скоро снова вернутся на трибуны. Ситуация непременно изменится к лучшему. Во время церемонии награждения мы привыкли слышать радостные крики болельщиков, в этот раз всё было иначе, но ничего не поделаешь – это максимум, что мы можем себе сейчас позволить.

Ландо Норрис

Ландо Норрис: Согласен с Валттери и Шарлем. Мы можем только порадоваться, что вновь участвуем в гонках, и что все процедуры и церемонии организованы максимально безопасно. Для меня ситуация несколько иная – парни привыкли быть на подиуме, а я поднялся на него впервые.

Мне кажется, подиум воспринимается как нечто особенное как раз потому, что ты можешь разделить эмоции с сотнями, тысячами людей – не важно, поддерживают они тебя или кого-то другого. Это невероятно усиливает радость от успеха, и то, что в моем случае болельщиков на автодроме нет, немного огорчает. Да, подиум всё равно приятен, но поделиться радостью сразу со многими возможности нет.

Как сказали Валттери и Шарль, все мы рады тому, что снова участвуем в гонках. Лучше выступать без зрителей на трибунах, чем не выступать совсем, но я всё же надеюсь, что вскоре болельщики к нам присоединятся.

Вопрос: (Кристиан Менат) Валттери, вы говорили о последних кругах гонки. Должно быть, это странное ощущение: мчась на полной скорости, рискуя собственным результатом, вы одновременно и сражались со своим главным соперником, и помогали ему. Насколько непривычно вы себя ощущали, и рассматривался ли вариант обменяться позициями с Льюисом Хэмилтоном?
Валттери Боттас: Сама ситуация не казалась мне странной – по ходу гонок часто приходится адаптироваться к тем или иным обстоятельствам, я просто старался просчитать риск. Мне хотелось выиграть гонку, я думал об очках, которые могу заработать для команды, но из-за опасений насчет надежности машины мне не хотелось излишне рисковать и ради пары десятых секунды атаковать поребрики, чтобы в итоге сойти с дистанции на последнем круге. Я делал всё, что было в моих силах, а вариант с обменом позиций не обсуждался – по крайней мере, мне об этом не известно.

Вопрос: (Крис Медланд) Пара вопросов для Ландо. Что сказала вам команда перед последним кругом гонки? Вас попросили проехать быстрейший круг, сказали выложиться по максимуму, дали какой-то конкретный ориентир? Как выглядели те инструкции? И еще: вы стартовали с третьей позиции и на протяжении всей дистанции были близки к первой тройке. Изменилась ли ваша уверенность в собственных силах, когда вы стали бороться в ведущей группе?
Ландо Норрис: Последние несколько кругов гонки оказались очень непростыми. Мне было известно только то, что Серхио Перес получил пятисекундный штраф. Я в тот момент ехал пятым, хотел выйти на четвертое место, и скорости для этого вполне хватало. В третьем повороте Серхио сместился на внешний радиус, и мне пришлось решать – рисковать и обгонять сейчас или продолжать ехать следом и отыграть место за счет его штрафа. Темп у меня был выше, вдобавок позади ехал мой напарник, готовый воспользоваться любой возможностью выйти вперед.

Я понимал, что должен провести атаку, но тогда еще не знал, что Льюиса Хэмилтона тоже наказали прибавкой пяти секунд. Обогнав Серхио, я радовался, что заполучил свободную трассу, немного прибавил в темпе и стал понемногу подбираться к Шарлю, однако он был слишком далеко, чтобы догнать. За три круга до финиша мне сообщили о штрафе Льюиса, я задействовал все резервы мощности мотора, стал атаковать агрессивнее и по максимуму использовал ширину трассы, наезжая на поребрики. Как сказал Валттери, здесь наезд на поребрик сильно бьет по подвеске, и если нет необходимости, можно не рисковать, однако у нас не было никаких опасений насчёт надежности машины, и когда мне сказали, что можно выжимать из MCL35 всё, на что она способна, я рискнул на 100%.

Я всё-таки смог подобраться к Льюису на требуемый интервал. Сам не знаю, что это было: за несколько кругов я отыграл у Хэмилтона более секунды и обеспечил себе подиум буквально на последнем круге гонки. Если бы я изначально отставал сильнее или не сумел проехать быстрейший круг, я бы не участвовал в этой пресс-конференции.

Хорошо, что машина оказалась достаточно быстра. Если бы всё это происходило год назад, с тогдашней машиной я бы не добился подиума – еще одно подтверждение весомого прогресса, которого нам удалось добиться минувшей зимой.

Вопрос: Что скажете о собственной уверенности?
Ландо Норрис: Приятно с самого старта сражаться в первых рядах. Не буду вас обманывать, я в самом деле немного нервничал. Тренировки процедуры старта для меня прошли откровенно плохо, я всякий раз активировал систему, препятствующую остановке двигателя, и потому испытывал опасения. Но я также знал, что Макс Ферстаппен начнёт гонку на шинах Medium, и что против него у меня могут быть неплохие шансы. Кроме того, в предыдущем сезоне мы стартовали едва ли не лучше всех в пелотоне, потому я, в целом, чувствовал себя уверенно, но далеко не на 100%, и опасался, что снова активирую систему, не позволяющую мотору заглохнуть.

В итоге я всё же стартовал лучше Макса и почти как Валттери. Далее я был уверен в своих действиях, у нас получилось побороться с лидерами, но всё-таки мы с самого начала уик-энда понимали, с кем на самом деле соперничаем. Пусть всё закончилось так, как закончилось, на дистанции мы были не настолько быстры, как Ferrari или Racing Point. Тем не менее, нам удалось опередить обе Racing Point и одну Ferrari, чему я очень рад!

Вопрос: (Марк Хьюз) Валттери, хотелось бы спросить вас о последних кругах первого отрезка гонки. Машина безопасности появилась на трассе на двадцать шестом круге, к тому моменту Льюис постепенно к вам подбирался – в каком состоянии были ваши шины, и насколько далеки вы были от планового пит-стопа?
Валттери Боттас: Да, как раз в тот момент мы с Льюисом свернули в боксы. На самом деле, до планового пит-стопа оставалось не так уж много, менее десяти кругов, и с тем отрывом, что я успел создать в начале гонки, я мог спокойно контролировать темп. Мне казалось, что для победы в гонке мне лучше всего как можно дольше оставаться на одном комплекте шин, потому я старался беречь резину в начале и в середине каждого отрезка. Я мог в любой момент взвинтить темп, так что ситуация была под контролем – в том числе на последних кругах, однако выезд машины безопасности – это всегда риск. Из-за неудачного рестарта или ошибки можно потерять всё, но в моём случае обошлось без неприятностей.

Вопрос: (Алекс Калинаукас) Шарль, в пятницу вы уступали Себастьяну Феттелю, но в квалификации и гонке оказались впереди. Было ли нечто такое, что вы изменили по ходу уик-энда, и это помогло вам обойти напарника?
Шарль Леклер: Честно говоря, в пятницу я пилотировал не лучшим образом. Да, меня не вполне устраивало поведение машины, но и сам я был не на высоте. Я приложил усилия, в субботу утром остался доволен и машиной, и своими действиями, а в квалификации сумел собрать всё воедино.

То же самое можно сказать о темпе на длинной дистанции. Во второй половине дня в пятницу я заметно уступал Себастьяну, но сегодня в сравнении с самим собой пилотировал намного лучше. В общем, мы поработали над машиной, я поработал над своим пилотажем, в результате получилось прибавить.

Ландо Норрис и команда McLaren, Австрия, 2020 (фото из Instagram гонщика)

Вопрос: (Бен Хант). В продолжение кулинарной темы. Ландо, примерно год назад вы с командой сделали оригинальную фотографию, на которой вы изображали плывущего лосося. В этот раз, очевидно, сделать подобное помешало требование соблюдать социальную дистанцию, но есть ли планы на оригинальное фото в будущем?
Ландо Норрис: Мы еще не придумали. Нужно сделать что-то оригинальное, но это должно быть в рамках предписаний. Возможно, нам поможет Photoshop! Мы не планируем делать то же самое, что год назад, мы думаем о чем-то новом, так как я хочу разделить этот момент с командой и сохранить его для истории. Всегда приятно взглянуть на фото и вспомнить хороший день. Что-нибудь мы обязательно придумаем, просто еще не определились.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости