Гран При Австрии

Гран При Австрии

Гран При Австрии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Австрии: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция

Участники: Тото Вольфф (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull), Зак Браун (McLaren).

Вопрос: (Рафаэль Пельтье) Вопрос ко всем. Насколько ваши команды адаптировались к новому формату работы в паддоке?
Кристиан Хорнер: Обстановка сильно отличается, требование использовать средства индивидуальной защиты – совсем не то, к чему мы привыкли. В паддоке очень тихо, команды изолированы друг от друга. Всё происходит внутри небольшого коллектива, но затем внимание быстро переключается на машины и задачу заставить их ехать быстрее. Как только преодолеваешь дискомфорт от ношения маски, это становится такой же повседневной работой, как раньше.

Тото Вольфф: Я давно нахожусь в Австрии, эти меры кажутся мне странными для региона, где нет ни одного вновь выявленного случая заражения коронавирусом – по крайней мере, в окрестностях автодрома. Понимаю, в Великобритании ситуация складывается иначе. Опираясь на опыт Австрии, я надеюсь, что это начало перемен к лучшему, и хорошо, что мы снова приступаем к гонкам. Пусть это странно, что мы сидим в нескольких метрах друг от друга, и на нас надеты медицинские маски, но если это необходимо для возвращения к гонкам – никаких проблем. Да, все эти меры сказались на работе в боксах, но, в конечном итоге, всё по-прежнему решает результат на круге, мы все в одинаковой ситуации. Нужно выполнить поставленные задачи, пусть и с небольшой импровизацией.

Зак Браун: Странная ситуация, в которой ранее никому из нас не доводилось бывать. Но команды Формулы 1 привыкли к правилам и предписаниям, нам вполне по силам быстро адаптироваться к новым обстоятельствам. Должен сказать, FIA, FOM, администрация автодрома, местные власти и все, кто причастен к этому уик-энду, сработали очень здорово – мы действительно чувствуем себя в безопасности. Надеюсь, вскоре мы вернемся к привычному формату, а нынешняя ситуация в любом случае лучше, чем сидеть дома.

Вопрос: (Люк Смит) Кристиан, мы знаем, что в Австралии ваша команда хотела подать протест на разработанную Mercedes систему DAS. С тех пор намерения изменились? Вы по-прежнему хотите обратиться к стюардам? Тото, вы абсолютно уверены в том, что ваша разработка соответствует регламенту?
Кристиан Хорнер: Прежде всего, это очень оригинальное техническое решение, инженеры Mercedes сработали здорово. Вопрос в том, насколько оно соответствует регламенту, если сами правила для подобных инноваций не определены. Мы хотим ясности по поводу этой системы, поскольку она окажет влияние на события всего сезона. В следующем году это решение окажется вне закона, но вопрос в том, можно ли её использовать в этом году? Его мы адресуем FIA, используя для этого соответствующие каналы.

Вопрос: Тото, ваше мнение?
Тото Вольфф: Мы уважаем позицию, которую занимает Кристиан. Всегда полезно получить разъяснение. Мы считаем, что правы. Сейчас идёт интенсивный обмен информацией с FIA. Поэтому система DAS установлена на нашей машине. Сейчас обе стороны выдвигают свои аргументы, а там будет видно.

Вопрос: (Крис Медланд) В продолжение темы вопрос для Кристиана. Если бы у Red Bull Racing была своя версия DAS, вы бы тоже просили разъяснений относительно легальности?
Кристиан Хорнер: Это очень сложная система, на разработку которой требуется немало усилий. Мы, конечно, присматривались к ней. Как в случае с любой другой системой, выгоды от её появления на машине должны быть больше компромиссов, на которые придется пойти в части массы или компоновки. Мы можем думать о собственном варианте DAS хоть до конца сезона, всё будет зависеть от разъяснений.

Вопрос: (Кристиан Холлман) Тото, как продвигается обсуждение контрактов с Льюисом и Валттери? К какому сроку вы рассчитываете определиться с составом на следующий сезон, на чём будет основано ваше решение?
Тото Вольфф: Мы на протяжении длительного времени не встречались друг с другом, потому в переговорах возникла пауза. К счастью, оба наших гонщика целиком доверяют команде – вы можете возразить, что в Формуле 1 доверие ничего не значит, но у нас дела обстоят иначе.

Думаю, в скором времени мы вернемся к обсуждению, но я предпочел бы не называть какой-либо срок, так как не хочу каждый уик-энд отвечать на один и тот же вопрос, почему контракты до сих пор не подписаны. Никакой спешки нет, когда придет время, мы обо всём объявим.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Вопрос ко всем. В первой пятничной тренировке Шарлю Леклеру не хватало скорости, и Маттиа Бинотто уже подтвердил, что в Венгрию Ferrari привезет обновленный аэродинамический обвес. По-вашему, Ferrari начинает сезон не в лучшей форме, или соперники просто блефуют?
Зак Браун: Пока рано судить наверняка, позади только зимние тесты и одна тренировка. Делать выводы о реальной скорости Ferrari прямо сейчас было бы поспешным решением.

Тото Вольфф: Мне нечего добавить к ответу Зака!

Вопрос: После зимних тестов каким было ваше мнение о скорости Ferrari?
Тото Вольфф: Оценивать темп на зимних тестах – опасное дело, ведь они проходят в Барселоне в феврале. В 2019-м году на тестах Ferrari возглавляли протоколы сессий, а затем в первых гонках у них возникли сложности. Потому я бы не хотел обмануть самого себя, думая, что мы очень конкурентоспособны.

То же самое можно сказать о первой пятничной тренировке – вряд ли в Ferrari и Red Bull Racing задействовали всю мощность силовой установки, притом в поворотах они всё равно выглядели очень уверенно. Кроме того, у них явно были иные настройки аэродинамики. Не стоит делать выводы из одной сессии – полагаю, для первой сколь-нибудь значимой оценки стоит дождаться субботних результатов.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Зак всё верно описал. У нас было всего шесть дней тестов и одна тренировка здесь, в Австрии. Да, на прямых скорость Ferrari оказалась не настолько впечатляющей, как было раньше, но уик-энд только начался. Давайте вернемся к этой теме после квалификации и гонки, а еще лучше – после трех-четырех Гран При. Только тогда мы сможем более-менее точно представлять себе реальное положение дел.

Вопрос: (Алан Болдуин) Тото, в продолжение дискуссии насчет DAS. Есть ли у вас опасения, что, порадовавшись долгожданному возвращению к гонкам, в воскресенье соперники все же подадут протест, и если даже гонщик Mercedes финиширует первым, никто не будет знать имя реального победителя?
Тото Вольфф: Вопреки вашим ожиданиям все команды прекрасно понимают, насколько деликатна ситуация с возобновлением гонок. Это первая гонка, и, с одной стороны, стремление получить разъяснение вполне справедливо, с другой, по-моему, не хочется, чтобы в воскресенье всё закончилось серьёзным разбирательством. Думаю, в Red Bull Racing примут правильное решение. Различные мнения по поводу инновационных решений всегда были частью Формулы 1, реакция во многом ожидаемая – всё это тоже часть нашего спорта.

Вопрос: (Джон Нобл) Кристиан, вы сказали, что к нынешнему сезону в Red Bull Racing готовы лучше, чем к любому из тех, что были после 2013 года, когда команда в последний раз выиграла титул и Кубок Конструкторов. Почему у вас такое ощущение? Появилось нечто такое, чего не было раньше?
Кристиан Хорнер: С 2014 года, когда Формула 1 перешла на гибридные силовые установки, эта подготовка к сезону прошла для нас максимально продуктивно. Мы вступаем в свой второй сезон с Honda. Было здорово уже в первый год сотрудничества с ними выиграть три гонки – благодаря тем успехам и всё более тесной совместной работе над силовыми установками у меня есть ощущение, что за всю гибридную эру нынешний сезон мы начинаем максимально конкурентоспособными. Это воскрешает в памяти 2013 год, когда мы тоже начали сезон очень уверенно. В общем, причины для оптимизма есть.

Да, этот сезон будет очень своеобразным. Мы не знаем, каким окажется итоговое расписание, где нам предстоит гоняться осенью – нужно просто выкладываться на пределе. Похоже, к первой гонке мы подошли с неплохим базисом – приятно, наконец, приехать в Австрию и приступить к делу!

Вопрос: Тото, полагаете, в этом году Red Bull Racing будут ближе к Mercedes, чем в предыдущем?
Тото Вольфф: Они были близки к нам и в 2019-м. Да, у них были взлеты и падения, но в некоторых гонках они выглядели конкурентоспособнее нас. Сейчас Александер Элбон явно чувствует себя в кокпите более комфортно, мы высоко оцениваем его талант, ну а скорость Макса Ферстаппена известна всем. Думаю, в Red Bull Racing сделают всё, чтобы осложнить нам задачу, но и мы ответим тем же. Острая конкуренция – как раз то, что нужно Формуле 1.

Вопрос: (Абхишек Такле) Вопрос ко всем. Кризис подчеркнул то, насколько важно команде Формулы 1 быть прибыльной. Считаете ли вы, что теперь на рентабельность инвестиций в ту или иную команду будут смотреть несколько иначе, что значение будут иметь не только маркетинговые выгоды, но и реальная прибыль?
Зак Браун: Команды эффективно использовали возникшую паузу в чемпионате, чтобы разобраться с финансовой составляющей спорта. Ни для кого не секрет, что разница в доходах между первым и десятым местом в Кубке Конструкторов слишком велика, и эта разница напрямую влияет на последующие результаты на трассе.

Когда вы приобретаете прибыльную франшизу, с ростом её стоимости вы выигрываете и за счет переоценки активов. Мне думается, что акционерам McLaren нравится сам факт присутствия в Формуле 1. Вряд ли они пришли сюда ради прибыли, но с нами, в отличие от многих других команд, они не несут больших убытков.

Сейчас в чемпионате выбран курс, позволяющий со временем выйти на прибыльность операций. Разница между первым и десятым местом в Кубке Конструкторов должна стать меньше, что должно привести к более зрелищной борьбе на трассе – от этого, в конечном итоге, выиграют болельщики. Хорошо, что был найден компромисс, пусть даже в новых условиях командам, привыкшим тратить большие суммы, придется сильно сократить свои расходы. Думаю, в целом в Формуле 1 команды более-менее финансово состоятельны, и риск ухода некоторых из них был связан скорее с досадой от невозможности конкурировать на равных, чем от неспособности позволить себе выступление в чемпионате. Сейчас мы нашли приемлемый баланс, и я уверен, Формулу 1 ждет прекрасное будущее.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Наша ситуация несколько отличается от ситуации McLaren. Если акционеры McLaren только ждут отдачи от инвестиций, то для Mercedes и наших партнеров рентабельность инвестиций уже находится на приемлемом уровне. Формула 1 – одна из лучших маркетинговых платформ в мире, с ней мы формируем доход, который в несколько раз превышает объем инвестиций со стороны Mercedes и партнеров. В плане отдачи от маркетинга вложения в Формулу 1 всегда были и остаются оправданными.

Но теперь появился новый фактор – лимит на расходы. Наша команда функционирует стабильно, адаптироваться и провести реструктуризацию будет довольно непросто, но как бы нам ни хотелось, чтобы финансовые рамки были оставлены на достаточно высоком уровне, новый лимит позволит нашей команде превратить соотношение доходов и расходов из дефицита – а он пусть небольшой, но всё же есть – в прибыль, что очень важно для долгосрочной стабильности.

Да, есть владельцы команд и акционеры, которые вкладывают деньги в Формулу 1 исключительно из-за любви к ней и ради маркетинговых выгод, но для настоящего процветания мы должны демонстрировать прибыль, как любая коммерческая организация. Тогда больше людей будет заинтересовано во владении акциями команд или акциями самой Формулы 1. Повторюсь, сколь непросто нам будет провести необходимую реструктуризацию, столь же сильно мы хотим стать прибыльной командой.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Компания Red Bull участвует в Формуле 1 с целью продвижения собственного продукта, так как зрительская аудитория чемпионата уступает разве что Олимпийским Играм и чемпионату мира по футболу. Притом оба обозначенных события случаются раз в четыре года, тогда как сезон Формулы 1 – каждый год.

Мне кажется, что совместно найденный компромисс позволит улучшить финансовую модель команды Формулы 1 и повысит уровень отдачи от инвестиций для акционеров, партнеров и спонсоров. Верхняя планка расходов определена, соответственно, команды, находящиеся не на первых позициях, смогут постепенно подтянуться – сперва в финансовом плане, а затем, хочется верить, и в результатах на трассе. Это, в свою очередь, обеспечит более равную конкуренцию и гарантирует спорту и всем участникам долгосрочное будущее.

Решение было правильным и ответственным, все команды… знаете, мы часто расходимся во мнениях по вопросам вроде легальности DAS, но в интересах спорта в этой конкретной ситуации было важно прийти к единому пониманию. К счастью, необходимый компромисс был найден.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) В Австралии у многих остались вопросы о легальности прошлогодних моторов Ferrari. Также было немало вопросов насчет соглашения между FIA и Ferrari. Мы знаем, что в Mercedes предпочли не давать делу ход, но что скажут в Red Bull Racing и McLaren? Кристиан, Зак, вы по-прежнему хотите получить ответы на вопросы?
Кристиан Хорнер: Когда в вопросе о соответствии машины правилам дело заканчивается неким соглашением, это выглядит странно, и вы начинаете думать, а что это за соглашение? Чего оно касается, если в нашем понимании машина либо соответствует правилам, либо нет?

Этот вопрос был адресован FIA, и в FIA сказали, что были бы рады опубликовать текст документа, но для этого нужно согласие второй стороны. Это лишь подстегнуло всевозможные догадки и подозрения, было бы правильным просто дать всем ознакомиться с соглашением. В FIA заявили, что готовы на такой шаг – было бы здорово, если бы в Ferrari ответили тем же, и вопрос был бы исчерпан.

Зак Браун: Я согласен с Кристианом. Хорошо было бы понять, что именно произошло, что именно выяснили в FIA. Возможно, мы увидим ровно то, что наблюдали по своим данным год назад. В какой-то момент вы ставите точку в прошлых вопросах, если чувствуете, что они решены – в современных реалиях, исходя из принципов прозрачности, было бы неплохо разобраться, в чем именно там было дело. Впрочем, не похоже, что в ближайшее время нам что-то расскажут.

Тото Вольфф: Я хотел бы уточнить вашу ремарку, Лоуренс. В Mercedes не отказывались от намерений во всем разобраться. Просто в Мельбурне мы решили, что старт сезона, который и без того проходил на фоне резкого ухудшения ситуации с коронавирусом в Италии – не лучший момент для выяснения всех обстоятельств. Я полностью разделяю позиции Кристиана и Зака, в наше время прозрачность очень важна, как и умение решать ту или иную ситуацию. Возможно, в данном конкретном случае всё было решено верно, но если не знать деталей, сложно делать выводы. Потому мы продолжаем следить за развитием событий. Мы недовольны тем, как закрыли этот вопрос. В какой-то момент по ходу предыдущего сезона конкурировать с Ferrari стало невероятно трудно, потому посмотрим, как начнется нынешний сезон, а затем мы сами и другие команды, которых не устроило решение FIA, вместе подумаем, как поступить.

Вопрос: (Адам Купер) Тото, насколько большой потерей стал уход Энди Кауэлла из High Performance Powertrains? У вас есть уверенность, что он не намерен присоединиться к кому-либо из конкурентов?
Тото Вольфф: Всегда досадно, когда уходит кто-то из специалистов, но мы уважаем решение каждого. В Mercedes мы придерживаемся принципа: если ты замечаешь, что чувствуешь себя уже не великолепно, а всего лишь хорошо, что твоя энергия постепенно угасает, ты вправе принять решение, а Энди в самом деле хотел взять паузу. Сейчас он участвует в интересном проекте Daimler, а позднее мы вместе решим, что делать дальше.

В предыдущие годы мы доказали, что способны заблаговременно и успешно планировать замену ключевым специалистам. В разное время от нас уходили Росс Браун, Падди Лоу, Альдо Коста, Боб Белл, Марк Эллис, притом каждого заменил блестящий инженер из более молодого поколения. То же самое сейчас происходит в High Performance Powertrains. Там отличный совет директоров, ныне возглавляемый Томасом Хайвелом, которого я очень ценю за талант инженера и личные качества. Что касается того, присоединится ли Энди Кауэлл к какой-либо из команд – знаете, это зависит от него самого. Внутри Mercedes Энди пользуется уважением и признанием, надеюсь, он останется в компании.

Вопрос: (Нейт Сандерс) Кристиан, вы говорили о хорошей подготовке команды к нынешнему сезону, однако единственное, в чем сейчас можно быть уверенным, это то, что гонок будет явно меньше, чем планировалось. В этой ситуации у Red Bull Racing больше шансов побороться с Mercedes за титул, чем на дистанции из 21-22 гонок?
Кристиан Хорнер: Если вспомнить, как Mercedes провели предыдущие шесть сезонов, одолеть их сложно в любой ситуации. Потому мы рассматриваем нынешнюю ситуацию скорее как один сезон, который продлится полтора года. Судите сами: этот год складывается очень странно, мы по-прежнему не представляем, сколько будет этапов – восемь или восемнадцать. Затем с этой же машиной нам предстоит начать следующий сезон, по ходу которого она получит в основном доработки в части аэродинамики. Соответственно, важно добиться оптимального базиса, так как он будет влиять не только на этот сезон, но и на следующий.

Надеюсь, у нас хорошие начальные условия. В конце прошлого года нам удалось подобраться к Mercedes на отдельных трассах вроде Мексики и Бразилии – надеюсь, в этом году мы сумеем создать для них прессинг и не позволим расслабиться. Это будет несколько иной сезон, нашему спорту очень нужна острая конкуренция – особенно когда все так долго ждали возобновления гонок. Было бы здорово начать сезон как можно лучше.

Вторая пресс-конференция

Участники: Маттиа Бинотто (Ferrari), Сирил Абитебул (Renault), Франц Тост (AlphaTauri).

Вопрос: (Кристиан Менат) Маттиа, 11 февраля на презентации новой машины Ferrari вы сказали, что Себастьян – первый, кому вы намерены предложить контракт, однако в мае было объявлено о расставании с немецким гонщиком. Вы тогда назвали это общим решением, однако в минувший четверг сам Себастьян сказал, что не получал от Ferrari какого-либо предложения. Не могли бы вы пояснить, что изменилось? Как вы перешли от предпочтительного варианта к идее вовсе не предлагать контракт?
Маттиа Бинотто: В межсезонье я говорил Себастьяну в частном порядке и публично заявлял, что он – первый в списке претендентов на место в команде. Я это подтверждаю. Зимой многие гонщики интересовались вакансиями, но это не влияло на нашу позицию – мы хотели продолжить работать с Себастьяном.

Но с тех пор случилась пандемия, изменившая весь мир, а не только автоспорт и Формулу 1; приняты правила, касающиеся ограничения бюджета, а переход на новый регламент отложен на один год. Всё изменилось. Кроме того, сезон долго не начинался, поэтому у Себастьяна не было возможности показать нам, что он хочет остаться в команде. В этом плане ему не повезло.

Во время перерыва нам в Ferrari пришлось пересмотреть свою позицию, и мы приняли решение, за которое несём ответственность. Мы сообщили о нём, и я слышал, что наше решение удивило Себастьяна. Я помню, как он его воспринял – по-моему, это нормальная реакция. Насколько я понимаю, он до сих пор им недоволен.

Вопрос: Маттиа, понимаю, впереди еще целый сезон, но как вы оцениваете период выступлений Себастьяна Феттеля в Ferrari?
Маттиа Бинотто: Это были славные пять лет – с нынешним сезоном будет шесть. Себастьян – великий чемпион и хороший человек, он нравится болельщикам, всем в Ferrari комфортно работать с ним. Лично я очень ценю Себастьяна как профессионала и как личность, от принятого решения отношение к нему никак не поменяется.

Вопрос: Мой вопрос касается планов насчёт топлива. С 2030 года Формула 1 должна стать углеродно нейтральной, в 2025 или 2026 году – еще предстоит определиться – в чемпионате появятся моторы иной спецификации. На какое топливо, по-вашему, должна перейти Формула 1, чтобы достичь целевых показателей? Это будет полностью синтетическое топливо, биотопливо или какое-то альтернативное решение?
Сирил Абитебул: Спасибо, Дитер! Это интересный вопрос, притом действовать предстоит постепенно. Мы знаем, что есть ближайшие планы на 2022 год, когда чемпионат должен перейти на топливо с 10% содержанием этанола. Следует заметить, что мы вполне могли отложить эти планы на более поздний срок или вовсе отказаться от них в виду разных сложностей, но вместо этого всё же решили придерживаться договоренностей, так как единогласно сочли это важным посылом.

Столь же важно было действовать постепенно и запланировать первый шаг, пусть и с отсрочкой на один год. Что касается дальнейших планов, мы договорились замедлить «гонку вооружений» в области моторов, чтобы оставить себе пространство для дискуссии и быть более гибкими в вопросах ресурсов, которые потребуются для разработки моторов 2026 года.

Сама разработка должна начаться в 2023 году, соответственно, у нас есть 1,5-2 года, чтобы подумать, что будет правильным для Формулы 1. Лично мне кажется, что вопрос о топливе должен рассматриваться в общем контексте, а это означает, что мы можем отложить второй шаг и реализовать его одновременно с переходом на новые моторы. Важно помнить, что мы не просто подаем новое топливо в существующий двигатель внутреннего сгорания – процесс потребует пересмотра и оптимизации самой конструкции мотора. Первый важный вопрос – каким будет соотношение между гибридными технологиями и традиционным двигателем внутреннего сгорания, второй – какое топливо должно питать двигатель. Мне кажется, все эти аспекты нужно рассматривать одновременно и во взаимосвязи.

Вопрос: Маттиа?
Маттиа Бинотто: Спасибо за интересный вопрос, Дитер! Как заметил Сирил, первый шаг предстоит сделать в 2022 году, и этот шаг очень значимый. Притом мы должны держать в фокусе и 2026 год, очень важный для всех производителей моторов. Мы считаем, что для мирового автоспорта полностью электрическая силовая установка – не единственный вариант на перспективу, скорее Формула 1 должна стать платформой для решений, способных стать альтернативой электроустановкам.

Что касается регламента на 2026 год, мы должны добиться, чтобы новые моторы были еще более экологичными, а для этого нужно более экологичное топливо. Будет оно синтетическим, биологическим и каким-то еще? Как раз это мы сейчас обсуждаем с FIA, притом наши поставщики топлива должны непосредственно участвовать в этой дискуссии. Сейчас настал подходящий момент, чтобы всё обсудить и впоследствии принять решение на будущее. Важно, чтобы Формула 1 стала экологичной, но не менее важно, чтобы она осталась инновационной платформой для автомобильной индустрии.

Вопрос: Франц, ваше мнение?
Франц Тост: Предстоит многое сделать, чтобы обрести экологичное топливо, но я убежден, что производители силовых установок совместно с производителями топлива смогут найти решение. Уверен, Формуле 1 по силам в очередной раз продемонстрировать, что исследования и разработки играют очень важную роль, и реализовать такую технологию, которая позволит по-прежнему использовать гибридные моторы – возможно, с двумя системами рекуперации энергии – как удачную альтернативу полностью электрическим силовым установкам. Думаю, Формула 1 справится с задачей и сохранит за собой статус технологической вершины автоспорта.

Вопрос: В случае с пандемией ситуация отличалась от страны к стране – например, в Великобритании обстановка складывалась иначе, чем во Франции или Италии. Расскажите, чем вы занимались во время вынужденной паузы, и как ваши команды постепенно возвращались к работе и снова готовились к гонкам.
Франц Тост: В начале марта ситуация в Италии местами была критической – из-за пандемии отдельные провинции были полностью изолированы. К счастью, Фаэнцу миновала эта участь, но президент и премьер-министр Италии приняли решение, что все деятельность всех предприятий – соответственно, и нашей команды – должна быть приостановлена.

К счастью, следом во всей Формуле 1 была объявлена пауза, на протяжении шестидесяти дней ни одна из команд не работала. Думаю, чемпионат очень продуктивно использовал внезапный перерыв – было проведено немало видеоконференций с участием FIA, FOM и руководителей команд, на этих конференциях мы обсуждали спортивный, технический регламенты, новые финансовые рамки. За время самоизоляции удалось договориться по многим пунктам.

Что касается подготовки к гонкам, она прошла неплохо. Механики и прочие специалисты постепенно вернулись к работе. Конечно, на протяжении трех месяцев машина никак не дорабатывалась, в этом плане есть определенное отставание, но, с другой стороны, мы потратили намного меньше денег, чем могли бы – это своего рода плюс. Хорошо, что благодаря Red Bull сезон всё-таки начался здесь, в Австрии – надеюсь, во второй половине года мы успеем провести как можно больше гонок.

Вопрос: Маттиа?
Маттиа Бинотто: Да, в конце марта ситуация с коронавирусом была очень сложной – особенно в Италии. Мы были вынуждены закрыть всё производство – не только гоночную команду, весь завод Ferrari. Когда сотрудники стали постепенно возвращаться к работе, мы приложили максимум усилий, чтобы обеспечить им наиболее безопасные условия, и активно консультировались с местными властями, чтобы соблюсти все предписания.

Думаю, мы сработали фантастически здорово и стали примером для всех в Италии, когда ради здоровья собственных сотрудников утвердили максимально жесткие правила и процедуры. Сотрудники всегда остаются в центре внимания Ferrari, это касается не только гоночной команды – всего коллектива, насчитывающего несколько тысяч человек. Было радостно наблюдать, как люди возвращались к работе и притом находились в максимально безопасных условиях.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Всё уже было сказано, что я могу добавить? У нас ситуация была аналогичной. Команда базируется в Великобритании и Франции, в Великобритании карантин длился девять недель, во Франции – семь. Когда пришло время вернуться к работе, мы предприняли специальные меры: установили минимально требуемую дистанцию, обязали всех носить маски, постарались свести контакты между сотрудниками к минимуму – в частности, сделали так, чтобы нескольким сотрудникам не приходилось пользоваться одним инструментом. Кроме того, мы утвердили график выхода на работу: в настоящий момент на базе постоянно работают 50% коллектива, остальные работают удаленно – почти как гоночная бригада. Мы рассчитываем постепенно вернуть на базу как можно больше сотрудников – прежде всего тех, кто непосредственно собирает машину. Например, наш проектный офис вполне справляется с работой дистанционно благодаря современному программному обеспечению – это, кстати, интересная смена парадигмы, в том числе для управленцев!

Вопрос: (Лоуренс Барретто) Хотят ли в Renault к следующему сезону заполучить в напарники Эстебану Окону знаменитого гонщика? Фернандо Алонсо и Себастьян Феттель представляют интерес для вашей команды?
Сирил Абитебул: Прежде всего, нам нужен гонщик – быстрый, талантливый гонщик, способный внести свой вклад в долгосрочный проект Renault. Мы предельно открыто говорим о сути нашей команды. Renault на фоне прочих участников – уникальная, лояльная к Формуле 1 и вместе с тем очень молодая команда, которая по-прежнему развивается, притом не без трудностей, что особенно было заметно в прошлом году. Потому нам необходим тот, кто способен охватить весь проект и по достоинству оценить те усилия, которые мы прилагаем. Я не хочу сказать, что Даниэль Риккардо всего этого не понял – это совсем не то, что я имел в виду. Я говорю о перспективах, о будущем. Мы рассматриваем разные варианты, среди которых известные гонщики и те, кто менее знаменит. Мы возьмем необходимое время и постараемся удостовериться в том, что сущность нашей команды и то, что ищет в ней потенциальный кандидат, полностью гармонируют.

Вопрос: Можете хотя бы примерно сказать, когда следует ждать решения?
Сирил Абитебул: Нет.

Вопрос: (Алан Болдуин) Маттиа, было много разговоров о том, что один из этапов может пройти в Муджелло. Этот автодром принадлежит Ferrari, потому владельцам чемпионата, очевидно, нужно договориться с вами. Как статус переговоров? Теоретически юбилейная, 1000-я гонка в истории Ferrari может пройти на домашней для команды трассе.
Маттиа Бинотто: Да, я могу подтвердить, что мы ведем переговоры с владельцами чемпионата и надеемся провести гонку в Муджелло. Это замечательная трасса – не только в плане инфраструктуры, но и в плане требовательности к мастерству гонщика. И было бы здорово вот таким образом привезти Формулу 1 в Тоскану – красивейший регион, жемчужиной которого является Флоренция. Думаю, гонка получилась бы интереснейшей, а если бы 1000-й Гран При в истории Ferrari прошел на домашней для нас трассе, это было бы вдвойне замечательно. Пожалуй, было бы лучше, если бы гонка прошла при зрителях на трибунах, но сейчас мы не можем этого гарантировать. В любом случае, если этап в Муджелло всё-таки состоится, мы постараемся организовать отличную телевизионную картинку!

Вопрос: Недавно Ferrari проводила тесты в Муджелло с машиной 2018 года. Насколько требовательна итальянская трасса к машинам нынешнего поколения?
Маттиа Бинотто: Я хорошо знаю трассу в Муджелло, поскольку с 1995 года регулярно бывал там на тестах – в роли инженера, разумеется, не в роли гонщика. Конфигурация очень интересная, требовательная, скоростная. Гонщикам нравится пилотировать там – как вы заметили, недавно мы работали там с Себастьяном и Шарлем, притом они оба остались довольны трассой. Пожалуй, она особенно интересна благодаря своим скоростным поворотам.

Вопрос: (Нейт Сандерс) Сирил, подписание контракта с Даниэлем Риккардо было удачным ходом для вас и Renault, однако теперь он уходит в команду, которой вы поставляете моторы, и которая с точно такой же силовой установкой опередила вас в Кубке Конструкторов в прошлом году. Вряд ли это говорит в поддержку как проекта в целом, так и в поддержку руководства. Есть ли ощущение, что вам необходимо оправдать своё присутствие в команде, и насколько велик для вас прессинг?
Сирил Абитебул: Когда в Формуле 1 вы руководите командой, история выступлений которой насчитывает 43 сезона и несколько чемпионских титулов как в качестве заводской команды, так и в качестве поставщика моторов, прессинг, безусловно, присутствует. И он присутствует каждый год. Мы стабильно прогрессировали с 2016 года, но в 2019-м положительная динамика прекратилась. Впрочем, признаки возможного регресса мы стали наблюдать задолго до 2019-го. В 2018-м команда заняла четвертое место в зачете Кубка Конструкторов, но притом было совершенно очевидно, что мы не способны прогрессировать в темпе, позволяющем достать лидеров, тогда как у McLaren дела явно пошли в гору.

Мы провели кадровые перестановки, в результате которых на базе в Энстоуне сменилась большая часть технического руководства. В работе над мотором нам удалось добиться неплохого прогресса, это очевидный факт, теперь нужно сосредоточиться на машине в целом – именно так мы решили, когда искали компромисс при планировании расходов на будущее. Да, я ощущаю прессинг, но вместе с тем абсолютно уверен в перспективах на этот и последующий сезоны.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос для Маттиа и Сирила. В целях экономии средств в этом сезоне возможности доработки машин весьма ограничены, притом эти ограничения касаются и доработки моторов. На эту гонку вы привезли доработанную версию тех моторов, что должны были использоваться в Австралии?
Маттиа Бинотто: Позвольте мне высказаться первым, мой ответ – нет. У нас точно такие же силовые установки, какие мы привезли в марте в Австралию. База команды была закрыта в течение длительного периода, времени на доработку осталось крайне мало, так что мы не привезли ничего нового. Теперь спецификация силовой установки зафиксирована до конца сезона. Знаю, другие производители воспользовались возможностью и продолжали работать над моторами – мы были в курсе этого, соперники в результате получили преимущество, но ничего не поделаешь, такова жизнь. Это один из тех компромиссов, на которые мы во благо спорта пошли в период закрытия баз.

Сирил Абитебул: Отвечая на один из предыдущих вопросов, я говорил о компромиссах, на которые мы были вынуждены пойти, чтобы пережить тяжелейший кризис. Мы говорим о серьезном уменьшении призовых выплат, ведем переговоры со спонсорами, которые очень к нам лояльны, но тоже сталкиваются с трудностями в своих сферах бизнеса. Требовалось принять определенные решения, в частности, приостановить работу над моторами и сосредоточиться на дальнейших шагах, которые будут обсуждаться чуть позже. В целом это означает, что доработки моторов в Renault в этом сезоне не будет.

Вопрос: (Джон Нобл) Маттиа, что вам удалось выяснить о новой машине? Какие её недостатки были выявлены на тестах в Барселоне?
Маттиа Бинотто: Кажется, мы уже говорили об этом в различных интервью. На зимних тестах машина ехала не так, как мы рассчитывали, обнаружилась недостаточная корреляция между расчетами и результатами в реальных условиях. С этим нужно было разобраться в первую очередь. Мы приступили к этой задаче, как только вернулись в Италию, но из-за закрытия базы продолжить этот процесс возможности не было. Мы выяснили, что расчеты расходились с реальными данными в основном в части аэродинамики. Мы старались добиться большой прижимной силы, которой в предыдущем сезоне явно не хватало, но в результате на трассе аэродинамика машины почему-то работала нестабильно. Сейчас мы делаем своего рода шаг назад и пытаемся переосмыслить проблему, чтобы затем добиться прогресса.

Мы рассчитываем привезти доработки в Венгрию, не раньше – в основном потому, что для любых инноваций нам приходится сперва сделать шаг назад. Надеюсь, к венгерскому этапу мы если и не устраним все наши проблемы, то хотя бы добьемся существенного прогресса в эффективности машины, после чего сможем реально оценить свою конкурентоспособность.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) В первой части пресс-конференции Кристиан Хорнер, Тото Вольфф и Зак Браун сказали, что у них по-прежнему остаются вопросы к заявлению FIA по поводу силовых установок Ferrari и расследованию, проведенному минувшей зимой. В FIA дали понять, что готовы предоставить более подробную информацию, однако не могут сделать этого без согласия со стороны Ferrari. Маттиа, почему вы не согласны раскрыть все детали? Возможно, тема себя исчерпает, если вы дадите согласие.
Маттиа Бинотто: Мой ответ довольно прост. Во-первых, явного нарушения правил не было, иначе бы команду дисквалифицировали. Мы не хотим раскрывать детали лишь потому, что нам в таком случае придется объяснять свою интеллектуальную собственность – уверяю, никто в паддоке не согласится просто так раскрыть информацию о своих разработках. Это вопрос защиты прав на интеллектуальную собственность, потому мы не намерены давать более подробную информацию.

Вопрос: (Люк Смит) Сирил, на предсезонных тестах звучали опасения насчет того, что машина Racing Point представляет собой прошлогоднюю машину Mercedes, выкрашенную в розовый. Рассматривают ли в Renault возможность подать протест на действия Racing Point уже в этот уик-энд?
Сирил Абитебул: Это давний спор насчет клиентских машин, притом в Racing Point сумели по максимуму реализовать эту концепцию. Будет интересно взглянуть на их результаты на круге – об этом зимой было немало разговоров. Известно, что делать выводы из тестов довольно трудно, на этой неделе мы возвращаемся к борьбе и, наконец, получим некое представление о конкурентоспособности той или иной команды. Если машина Racing Point полностью соответствует регламенту, им, безусловно, не о чем беспокоиться. В любом случае, на этот уик-энд ключевой приоритет – вернуться к гонкам.

Вопрос: (Крис Медланд) Маттиа, мой вопрос о новом направлении в аэродинамике, о котором вы говорили ранее. В четверг мы спрашивали об этом Шарля Леклера и Себастьяна Феттеля, они оба ответили, что это, возможно, отбросит команду назад. Считаете ли вы, что такой шаг исключит Ferrari из претендентов на титул? Был ли он действительно необходим, если учесть, что до следующего сезона возможности доработки машины во многом ограничены?
Маттиа Бинотто: Всегда нелегко начинать сезон недостаточно конкурентоспособными, когда ваша цель – сражаться за титул. Начало нынешнего сезона складывается для нас очень непросто. Скажется ли оно на шансах в целом? Для нас главное в первых гонках сезона заработать максимально возможное количество очков, ведь никогда не знаешь, как обернется ситуация. У соперников тоже могут возникнуть сложности или проблемы. Всё решат гонки, мы здесь ради борьбы и задачи выложиться по максимуму. Наша команда целиком сосредоточена на этом уик-энде, мы постараемся оптимизировать настройки и поведение машины, чтобы добиться оптимального результата в гонке.

Ограничения на доработку? Когда во время закрытия баз мы обсуждали эту ситуацию, для нас согласие приостановить работу не выглядело очевидным, однако мы поступили ответственно и все же согласились. Похоже, следовало требовать единой реакции от всех команд, ведь это важно для спорта. В сложившейся ситуации даже для небольших команд продолжение доработки могло стать весомым фактором, и лично я считаю, что в Ferrari поступили максимально ответственно. Притом мы надеялись, что не только наша команда согласна иногда идти на компромисс – ранее я открыто заявил, что разочарован тем, как идея с короткой, спринтерской гонкой была отклонена из-за позиции одной команды. Если бы все вокруг руководствовались собственной выгодой, многие решения, которые удалось принять во время паузы в чемпионате, никогда не были бы приняты.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости