Гран При Австрии

Гран При Австрии

Гран При Австрии: Пресс-конференция в субботу

Интервью после квалификации

1. Валттери Боттас (Mercedes)
2. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Вопрос: (Пол ди Реста) Валттери, вы завоевали поул в первом Гран При сезона! Что вы чувствуете? Наверняка вы долгое время мечтали об этом и сейчас рады своему успеху?
Валттери Боттас: Это здорово! Мне не хватало этих ощущений – после квалификации меня буквально трясёт. Это особенное чувство, когда знаешь, что выжал из машины всё. Я давно к этому готовился, ощущения потрясающие! Больше нечего добавить. Команда великолепно поработала – судя по всему, мы выступаем в своей лиге.

Вопрос: (Пол ди Реста) В Mercedes предоставили вам потрясающую машину. Уверен, вы поняли это еще на зимних тестах, но с тех пор команда явно добилась большего – отрыв от соперников просто колоссальный!
Валттери Боттас: Да, отрыв от соперников впечатляет. Сегодня только первая квалификация в сезоне, но я впечатлён! Спасибо команде, всем, кто работает на базе. У нас потрясающая машина. Сегодня мы добились хорошего результата, но важно, что произойдёт завтра!

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, вы квалифицировались в первом ряду. С самого начала уик-энда вы контролировали ситуацию, но, полагаю, вас обрадовал квалификационный дубль Mercedes, верно?
Льюис Хэмилтон: Валттери сработал потрясающе, мы вместе здорово начинаем этот сезон.

Вопрос: (Пол ди Реста) У Mercedes блестящие шансы на предстоящую гонку. Скажите, насколько хорошо ваша команда справляется с работой?
Льюис Хэмилтон: Mercedes от сезона к сезону остается лучшей командой – думаю, это потому, что мы открыто смотрим на вещи и действуем своевременно. Люди, с которыми я работаю, умеют признавать собственные ошибки, мы постоянно учимся друг у друга и всякий раз поднимаем планку. Внутри коллектива нет никаких политических интриг – мы работаем как единое целое, поэтому каждый год демонстрируем хорошую скорость. Такое встречается далеко не во всех командах.

Вопрос: (Пол ди Реста) Перед финальной попыткой на трассе образовался трафик – он как-то вам помешал?
Льюис Хэмилтон: Трафик в заключительной попытке? Нет, он меня ничуть не смутил. На выходе из четвертого поворота кто-то поднял облако пыли, я не знал, где впереди находится машина, но в следующий момент увидел, как Валттери пытается вернуться на траекторию. К счастью, этот момент никак не сказался на моем результате, Валттери все-таки удержал поул, а я остался вторым.

Вопрос: (Пол ди Реста) Макс, вы снова оказались лучшим среди остальных, притом гонку вам предстоит начать с шинами Medium. Вы этим довольны?
Макс Ферстаппен: Я доволен третьим местом. У меня на старте будут шины, отличные от остальных, и завтра ожидается более жаркая погода – надеюсь, всё это сыграет нам на руку. Сегодня было очевидно, что Mercedes, к сожалению, выступает на другом уровне, но посмотрим, что мы сможем сделать завтра.

Вопрос: (Пол ди Реста) Да, в воскресенье ожидается еще более теплая погода, притом год назад в схожих условиях вы продемонстрировали отличную скорость. Тогда у вас был неудачный старт, но вы продолжали бороться до самого финиша. Полагаете, нынешняя машина Red Bull Racing позволит атаковать Mercedes?
Макс Ферстаппен: В прошлом году мы тоже не лучшим образом выступили в квалификации, но я жду, что, как и год назад, мы будем лучше выглядеть в гонке. Только я в первой десятке выбрал другой состав шин для старта, и мне интересно, как это сработает. Нам нечего терять, и я постараюсь настолько усложнить жизнь Mercedes, насколько это возможно.

Пресс-конференция

Вопрос: Валттери, примите поздравления! Потрясающая квалификация, невероятно быстрая машина и великолепный круг в финальной сессии уже в первой попытке! Расскажите, как всё прошло...
Валттери Боттас: В интервью на трассе я сказал, что скучал по этому чувству адреналина и ощущениям, которые испытываешь, когда пилотируешь машину на пределе. К этому этапу я старался подойти на пике формы и концентрации, старался продемонстрировать всю свою скорость – знаете, это было по-настоящему здорово, квалификация доставила немало удовольствия! Именно в квалификации я сумел, наконец, раскрыть свой потенциал и потенциал машины. В некоторых поворотах я хоть и выглядел неплохо, но всё-таки терял время, однако по ходу квалификации мне удалось обрести уверенность, я прибавил там, где ранее уступал, проехал несколько удачных кругов и в итоге сумел собрать всё воедино.

Честно говоря, меня удивил отрыв от соперников. Он показывает, насколько сильна наша команда, это в самом деле невероятно!

Вопрос: Вы могли проехать быстрее, чем результат в первой попытке, или тот круг был практически идеален?
Валттери Боттас: Думаю, я мог бы сработать лучше. Во второй попытке я опережал собственный график, но в четвертом повороте зацепил гравий и оказался за пределами трассы. Это была моя ошибка. Первая попытка была не идеальной, отрыв от Льюиса в итоге оказался минимальным, но, к счастью, моего результата хватило, чтобы удержать поул.

Вопрос: Льюис, Mercedes оказались на полсекунды быстрее ближайших соперников. Насколько это добавляет уверенности в начале сезона?
Льюис Хэмилтон: Конечно, мы не ожидали, что отрыв окажется настолько большим. Это доказывает, насколько здорово работают наши сотрудники на базе команды. Валттери сегодня сработал фантастически здорово, показал невероятный круг – готов повторить, мы не ожидали, что настолько опередим соперников. Мы предполагали, что скорости нам хватит, чтобы бороться за лидирующие позиции, на тестах соперники иногда были быстрее, иногда уступали. Что ж, сегодня мы продемонстрировали свою реальную скорость, притом далее мы планируем доработать нашу машину.

Вопрос: Что скажете о поведении машины в финальной сессии – оно вас устроило?
Льюис Хэмилтон: Машина ехала здорово, просто я не смог собрать всё воедино и проехать по-настоящему быстрый круг. Что ж, проанализирую ситуацию и буду активнее работать над собой.

Вопрос: Макс, вас удивило отставание от Mercedes?
Макс Ферстаппен: Честно говоря, в квалификации я был не вполне доволен балансом машины. В одних поворотах она ехала неплохо, в других явно хуже. Конечно, отставание могло быть еще больше, но и полсекунды – это очень много. Что еще я могу сказать? Нужно работать еще усерднее и постепенно подбираться к Mercedes.

Я рад, что в финал квалификации смог пробиться за счёт попытки на шинах Medium и с ними начну гонку. Возможно, погода будет еще более жаркой, и это нам как-то поможет. В Австрии мы никогда не были быстрейшими на одном круге, но, хочется верить, в гонке будем более конкурентоспособны. Мы оказались лучшими среди остальных, это неплохо для начала сезона, теперь нужно работать, чтобы отыграть отставание от Mercedes.

Вопрос: Полагаете, в гонке вам придется действовать как-то иначе, чтобы иметь шансы побороться с Mercedes?
Макс Ферстаппен: Не знаю, выясним по ходу гонки. Мы постараемся сработать как можно лучше. Посмотрим, как будут вести себя шины, а там сориентируемся.

Вопросы с мест

Льюис Хэмилтон и Валттери Боттас

Вопрос: (Кристиан Менат) Вопрос для гонщиков Mercedes. Учитывая ваше преимущество над соперниками, ожидаете ли вы, что в гонке будете бороться исключительно между собой, или предполагаете угрозу со стороны Макса Ферстаппена, выбравшего иную тактику?
Валттери Боттас: Борьба на дистанции – всегда отдельная история. Мы не раз наблюдали, насколько быстры оказывались Red Bull Racing в воскресенье. Успех в гонке зависит от множества факторов, кроме того, у нас не было возможности сравнить темп команд на длинной серии – максимум на десяти кругах подряд. Потому мы не можем сбрасывать со счетов кого-либо из конкурентов и готовимся к сражению не только между собой, но и с другими гонщиками.

Льюис Хэмилтон: Согласен с Валттери. Думаю, нас всех ждет плотное сражение. Макс стартует на шинах Medium, у него другая стратегия, чем у нас, и Red Bull Racing традиционно очень быстры в гонке. Полагаю, разница в скорости будет меньше, чем в квалификации.

Вопрос: (Алан Болдуин) Макс, в прошлом году в Австрии вы сражались за победу с Шарлем Леклером, а в этот раз не только Ferrari, но и все, кому они поставляют свои моторы, в квалификации серьёзно уступили. В чем, по-вашему, может быть причина?
Макс Ферстаппен: Думаю, вам лучше спросить об этом инженеров Ferrari! Я выступаю с мотором Honda, у меня нет информации о проблемах Ferrari.

Вопрос: Интересно узнать мнение гонщиков Mercedes о результатах Ferrari в квалификации. Льюис, что скажете?
Льюис Хэмилтон: А на каких позициях они квалифицировались?

Вопрос: Далеко позади, в частности, Себастьян Феттель вовсе не смог выйти в финал квалификации.
Льюис Хэмилтон: Что ж, я точно не ожидал, что они окажутся так далеко позади. Как сказал Макс, причины мы знать не можем, так что у меня нет для вас ответа.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: Мне нечего добавить, я тоже удивлен результатами Ferrari.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем. Насколько сложно вам было выжимать из машины максимум, когда шло сражение за какие-то доли секунды? Круг в Австрии очень короткий, многое решают сотые, а иногда и тысячные, притом ранее звучали предположения, что за время долгого перерыва некоторые из гонщиков могли потерять былую хватку и скорость.
Льюис Хэмилтон: Я чувствовал себя на все 100%. Режим тренировок и восстановления, который я организовал для себя во время вынужденного перерыва, позволил мне вернуться к гонкам еще более подготовленным. Конечно, квалификация от этого не стала сколь-нибудь проще, как и задача выжать из машины максимум, но в целом в этот уик-энд я чувствую себя достаточно уверенно.

Вопрос: Валттери, ранее вы говорили про адреналин, желаете что-то добавить?
Валттери Боттас: С самого начала уик-энда я постепенно прибавлял в скорости и чувствовал себя всё более уверенно – особенно в квалификации. К финалу квалификации у меня не было ощущения, что я долгое время не работал с машиной.

Вопрос: Макс?
Макс Ферстаппен: Я чувствовал себя так же, как обычно. По сути, я не переставал гоняться, у меня было несколько тренировочных дней на трассе. Да, я работал не с машиной Формулы 1, но какая разница, если выжимаешь из техники максимум.

Ты выкладываешься на пределе, стараешься выжать максимум из себя самого – когда я вернулся в кокпит машины Формулы 1, я спустя всего несколько кругов полностью адаптировался к скорости в поворотах, а к началу квалификации уже забыл, что у нас был долгий перерыв. Кроме того, на тренировках у нас было достаточно времени на работу с машиной, так что вернуться в ритм оказалось несложно.

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, вы один из тех гонщиков, кто во время перерыва не работал с машиной Формулы 1. Сколько кругов вам потребовалось проехать в пятницу, прежде чем вы почувствовали себя комфортно в кокпите?
Макс Ферстаппен: Сколько потребовалось? Не так уж много. Кроме того, по ходу уик-энда мы постепенно прибавляем в скорости, никто не выжимает максимум уже на первом круге. Ну и в целом гонщику Формулы 1 не требуется много кругов, чтобы адаптироваться к машине.

Вопрос: (Люк Смит) Льюис, мы знаем, что среди гонщиков обсуждалась идея перед стартом гонки продемонстрировать приверженность идее недопустимости расизма в спорте. Вы довольны тем, как прошло это обсуждение? Что лично вы намерены сделать? Вы планируете преклонить колено?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, сейчас у меня нет каких-либо планов, я об этом не думал. Уверен, мы затронем эту тему на вечернем брифинге пилотов, и хорошо, что мы, по крайней мере, прислушиваемся к дискуссии. Не знаю, чего ожидать в воскресенье – возможно, каждый выразит поддержку так, как сочтёт нужным.

Вопрос: (Алекс Калинаукас) Льюис, вы сказали, что наблюдали впереди облако пыли, предположительно от машины Валттери. Насколько это помешало вашей попытке, и были ли там желтые флаги, из-за которых пришлось замедлиться?
Льюис Хэмилтон: Желтых флагов я не видел. Ускорившись на выходе из поворота, я заметил, как впереди Валттери оказался за пределами трассы и старается вернуться на траекторию. Я пытался разглядеть, нет ли на трассе гравия и какой-то другой машины, но впереди было свободно, я продолжил попытку, а когда в шестом повороте взглянул в левое зеркало, увидел, что Валттери далеко позади. Всё произошло очень быстро, я видел только большое облако пыли.

Вопрос: (Крис Медланд) Льюис, говоря об обсуждении темы расизма с другими гонщиками, вы сказали «получилось любопытно». Означает ли это, что вы недовольны их реакцией, что вам недостаточно поддержки с их стороны? И было ли нечто положительное, о чем вам хотелось бы рассказать?
Льюис Хэмилтон: На брифинге я убедился, что гонщики по-разному интерпретировали опубликованный мной в социальных сетях призыв не молчать и открыто говорить о проблеме расизма. Я поблагодарил всех, кто откликнулся и сказал несколько слов на своих страницах – это очень важно, а еще попытался убедить тех, кто пока не высказался, сделать это. Я пояснил, что молчание – это негласное одобрение расизма, что о многих случаях его проявления просто предпочитают не говорить. Я понимаю, что это тоже часть диалога, что люди не до конца понимают, что происходит вокруг, в чем реальные причины всех недавних протестов. Я продолжу прилагать усилия и буду стараться донести до них информацию.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Вопрос для гонщиков Mercedes. Макс Ферстаппен в воскресенье стартует на шинах Medium, вы оба – на Soft. Рассматривали ли вы вариант начать гонку на Medium, или посчитали, что преимущества в скорости недостаточно, чтобы на более жестких шинах пробиться в финал квалификации?
Валттери Боттас: Уверен, в команде проанализировали все возможные варианты выбора шин на первый отрезок гонки. Еще до начала квалификации было решено, что мы стартуем на Soft. Да, мы думали о возможности стартовать на Medium, но чтобы обеспечить себе максимальные шансы на гонку остановились на выборе в пользу Soft.

Льюис Хэмилтон: Аналогичный ответ.

Вопрос: (Эрик ван Харен) Макс, в феврале в Барселоне мы обсуждали с вами шансы побороться за титул, и тогда вы сказали: «Будет досадно, если уже в начале сезона Mercedes будут быстрее на полсекунды». Что вы чувствуете сейчас, уступив соперникам те самые пять десятых?
Макс Ферстаппен: Конечно, это не то, что хотелось бы наблюдать, мы постараемся всё проанализировать. В любом случае, я был не вполне доволен балансом собственной машины, и как только мы устраним этот недостаток, ситуация, возможно, будет выглядеть лучше. Я не хочу сказать, что мы могли уже сегодня одолеть Mercedes, но посмотрим, как пойдут дела дальше. Впереди восемь гонок, нам предстоит провести в Австрии еще один уик-энд, так что постараемся взять максимум от нынешнего, чтобы через неделю сработать лучше.

Ничего драматичного не произошло. Да, возможно, мои соотечественники ожидали большего, но лично я пока не обеспокоен. Я сосредоточен на себе и команде, а там посмотрим, что будет дальше.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос для гонщиков Mercedes. В этот уик-энд вы впервые по ходу квалификации использовали систему DAS. Она уже стала частью вашего привычного арсенала, вы освоились с её использованием? Эффективность DAS вы ощущаете уже в начале квалификации, или её эффект виден исключительно при анализе данных телеметрии?
Льюис Хэмилтон: Эффект от DAS ощущается сразу, как только её задействуешь. Систему признали соответствующей правилам, мы этим очень горды и будем стараться еще лучше разобраться в нюансах её работы. Пока мы работали с ней недостаточно долго, но с течением времени сможем использовать DAS еще эффективнее.

Валттери Боттас: Меня вполне устраивает DAS. Думаю, её эффективность может быть еще выше в зависимости от трассы и условий. Мы уже какое-то время используем эту систему, она становится всё более привычной. Её влияние на скорость не так уж велико, но даже минимальное улучшение очень помогает, а когда удается собрать воедино множество таких улучшений, эффект получается значительным.

Вопрос: Макс, вам бы хотелось, чтобы у Red Bull Racing в этом сезоне появилась своя DAS?
Макс Ферстаппен: Кажется, в команде уже ответили на этот вопрос. При столь коротком сезоне будет сложно внедрить нечто подобное, но посмотрим. Мне хотелось бы видеть на машине много разных доработок, однако приходится оставаться реалистом.

Вопрос: (Бен Хант) Макс, вы удовлетворены ответом FIA на протест, поданный Red Bull Racing в отношении DAS? И вопрос для гонщиков Mercedes: опасались ли вы лишиться возможности использовать DAS?
Макс Ферстаппен: Не мне судить о подобных вещах, это дело команды. Лично я не подавал протест, я сосредоточен на пилотаже.

Льюис Хэмилтон: О том, что протест отклонен, я узнал поздно ночью. Честно говоря, у меня не было какого-то беспокойства, так как я поговорил с Джеймсом Эллисоном и другими специалистами. Я привык безоговорочно доверять команде и знал, что разработка абсолютно легальна.

Валттери Боттас: Аналогично. У меня и в мыслях не было, что на машине может быть установлено нечто такое, что не соответствует правилам. В команде были готовы к тому, что кое-кто из соперников может посчитать нашу разработку не соответствующей регламенту, но я был уверен, что никаких нарушений нет, и потому ничуть не беспокоился.

Вопрос: (Крис Медланд) Макс, ранее мы говорили о том, насколько большим может оказаться преимущество Mercedes, однако на предсезонных тестах команды из середины пелотона тоже сумели подобраться к Red Bull Racing. Вас удивило, насколько близко они оказались в финале квалификации? Ландо Норрис уступил вам менее одной десятой секунды.
Макс Ферстаппен: Да, но у меня не было опасений, что они вдруг сумеют нас опередить. Круг в Австрии короткий, и если ты доволен балансом машины, можно показать хорошее время. Я ничуть не беспокоился.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, ранее на этой неделе вы призывали гонщиков действовать сообща против расизма. Предполагаете ли вы, что перед стартом гонки кто-то из гонщиков преклонит колено, а кто-то нет? Продемонстрирует ли это, что единения в спорте нет, и что это проблема?
Льюис Хэмилтон: Мы знаем, что проблема есть, и нам не нужны эксперименты перед стартом, чтобы в этом убедиться.

Вопрос: (Алекс Калинаукас) Макс, насколько мы поняли, вы с напарником использовали разные спецификации носового обтекателя и переднего антикрыла. В чем причина такого решения, и насколько велик был эффект от использования новой спецификации?
Макс Ферстаппен: У нас был всего один комплект новинок, его предоставили мне. Мы всё еще пытаемся оценить разницу в эффективности, так как у спецификаций разная концепция. Не могу сказать, насколько велика разница, поскольку сам этого не знаю. Мы продолжаем экспериментировать.

Вопрос: (Кристиан Менат) По ходу квалификации несколько раз повторилась ситуация, когда у вас, Льюис, было преимущество на первом секторе, а у вас, Валттери, на втором. Верно ли это наблюдение, и в чем причина этой разницы?
Валттери Боттас: Думаю, разница не так уж велика. Возможно, я просто не лучшим образом проходил первый поворот. Кроме того, по ходу сессий я часто первым выезжал на попытку и не мог воспользоваться слипстримом на прямых первого сектора. Наверное, отчасти этим всё и объясняется.

Льюис Хэмилтон: По-моему, в квалификации Валттери в целом сработал лучше.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости