Гран При Великобритании: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Зак Браун (McLaren), Клэр Уильямс (Williams), Виджей Малья (Force India), Гюнтер Штайнер (Haas)

Вопрос: Зак, после прошлой гонки в руководстве McLaren прошли перестановки. Почему Эрик Булье решил уйти в отставку?
Зак Браун: Собственно, этот вопрос было бы логичнее задать Эрику. Я беседовал с ним в начале недели. Команда находилась под серьезным прессингом, и сам Эрик, желая ей прогресса, решил, что лучшей для этого возможностью будет своего рода новый старт. Я принял его отставку. Эрик давно работает в автоспорте, добился больших успехов – уверен, скоро мы вновь увидим его на пит-лейн.

Вопрос: Как вы планируете заполнить вакансию?
Зак Браун: Мы уже кое-что предприняли, но для команды это начало пути возвращения к победной форме, на это потребуется много времени и усилий. У нас достаточно мотивации, нас поддерживают акционеры McLaren.

Андреа Стелла отныне целиком отвечает за работу над машиной по ходу гоночного уик-энда, а Жиль де Ферран, с которым год назад мы сотрудничали в Индианаполисе, и который консультировал нас с начала нынешнего сезона, стал спортивным директором, чья задача – взаимодействовать с командой, гонщиками и Андреа, чтобы весь коллектив работал предельно эффективно.

Саймон Робертс, наш операционный директор, по-прежнему отвечает за то, чтобы уже в пятницу машина была достаточно быстра, и команда регулярно получала новинки. Эту работу можно видеть уже здесь, в Сильверстоуне, но это лишь первые шаги на долгом пути.

Вопрос: Как отреагировали гонщики на отставку Эрика Булье?
Зак Браун: Я беседовал с Фернандо, Стоффелем и Ландо перед тем, как сделать заявление. Парни верят в команду, мы общаемся очень конструктивно. У Алонсо огромный опыт выступлений – когда я пришел в McLaren, я искал информацию, подкрепленную опытом, ведь в McLaren многие знают, как выигрываются гонки и чемпионаты, а Фернандо смог поработать с разными коллективами.

Знаю, сейчас активно обсуждается, советовались ли мы с Алонсо, но, похоже, некоторые восприняли слово «советовались» слишком буквально. С момента моего прихода в McLaren это моя обязанность беседовать со всеми – гонщиками, инженерами, механиками. Я собрал необходимую информацию, донес её до ключевых руководителей и акционеров, мы приняли решение и теперь готовы двигаться дальше.

Вопрос: Клэр, вы слышали о перестановках в McLaren. Нужны ли подобные действия Williams, чтобы стать более конкурентоспособными?
Клэр Уильямс: Ситуация в Williams очень похожа на то, что происходит в McLaren, нам тоже необходимы перемены, и иногда приходится принимать трудные решения. В настоящий момент этот процесс уже начался, но мы не собираемся действовать поспешно, ведь спешка подчас приводит к решениям, о которых впоследствии приходится сожалеть.

Мы проводим полный анализ структуры нашей организации и всех рабочих процессов, этот процесс завершается, но пока я не могу делать заявления. Главное – выявить уже имеющиеся компетенции. В Williams немало отличных специалистов, которые в этой тяжёлой ситуации работают с максимальным напряжением сил, потому мы концентрируемся на собственных преимуществах и стараемся понять, нужно ли дополнительно усилить некоторые компетенции или пополнить определенный ресурс.

Вопрос: Вы рассчитываете найти нужных специалистов внутри коллектива и повысить их в должности?
Клэр Уильямс: Да.

Вопрос: Для Williams этап в Сильверстоуне домашний, но прошло больше сотни гонок с тех пор, как ваша команда была конкурентоспособна. Насколько досадно быть в таком статусе на трассе, где одержана первая победа?
Клэр Уильямс: Ранее на этой неделе я говорила, что с нетерпением жду визита в Сильверстоун, в силу разных причин эта трасса занимает особое место в сердце каждого сотрудника. Для Williams это домашняя гонка, здесь много наших болельщиков – приятно видеть людей в фирменных футболках! Жаль, что пока мы этих людей подводим, но нас это огорчает ещё больше. Тем не менее, приезд на трассу добавил позитивных эмоций – нас встретили болельщики, продолжающие поддерживать команду и в непростые времена.

Сегодня утром мы неплохо провели тренировку. Команда активно работает с новинками, но нам потребовалось немало времени, чтобы подготовить их к этому уик-энду. Надеюсь, результатом этих усилий станет… Я не хочу сказать, что в воскресенье мы сработаем намного лучше, чем в предыдущих гонках, ведь до этого еще далеко, но команда постарается порадовать болельщиков более уверенным выступлением.

Вопрос: Клэр, в четверг на трассу приезжал ваш отец, Фрэнк Уильямс. У него позитивный настрой?
Клэр Уильямс: Определенно! Он счастлив быть здесь, а нам всем приятно снова видеть его в моторхоуме. Кажется, его появление вызвало в коллективе большой ажиотаж, ведь он какое-то время не приезжал на этапы. В общем, здорово, что он вернулся в паддок, ведь он – настоящая легенда Формулы 1.

Вопрос: Виджей, в этом году вы впервые участвуете в пресс-конференции. Как вы оцениваете прогресс Force India в нынешнем сезоне?
Виджей Малья: Мы начали сезон не так, как хотелось бы. Мы не смогли гарантировать, чтобы обе машины финишировали в десятке. Мы оказались участниками трёх из четырех инцидентов на первых кругах гонок – всё это отразилось на нашей позиции в Кубке конструкторов. Но я верю в тех, кто работает на трассе и на базе. Они привыкли добиваться результатов, которых от них даже не ждут, и я искренне это ценю.

Да, сейчас мы уступаем два очка McLaren и семь очков Haas из-за их успешного выступления в предыдущей гонке, а от Renault отстаем и вовсе на двадцать очков. Но пару лет назад мы отставали от Williams на те же двадцать очков, однако всё же смогли закончить сезон на четвертом месте в Кубке конструкторов. Потому я со сдержанным оптимизмом оцениваю наши перспективы и надеюсь, что этот сезон мы снова закончим четвертыми.

Мы подготовили несколько новинок для гонки в Сильверстоуне и опробовали их в первой тренировке. Неважно, присутствую я на гонке, на пресс-конференции FIA, или нет, эти парни отлично справляются со своей работой.

Вопрос: Эстебан и Серхио выступают весьма уверенно, они талантливы и стабильно быстры. Приближается период переходов – что вам необходимо предпринять, чтобы сохранить состав на 2019-й год?
Виджей Малья: Гонщикам нравится атмосфера в команде. Они не раз говорили об этом журналистам, когда их об этом спрашивали. А мы очень довольны работой Серхио и Эстебана. Конечно, если у них появится шанс выступать в чемпионской команде, будет сложно их удержать, но им пока не делали таких предложений, поэтому я не вижу, что помешало бы им остаться в Force India. Мы даем им шанс стать лучшими из остальных. Мы доказывали это на протяжении двух последних лет и, надеюсь, подтвердим в 2018-м.

Вопрос: Гюнтер, в первой тренировке у Романа Грожана была досадная авария. Насколько сильно пострадала машина?
Гюнтер Штайнер: Мы вынуждены заменить шасси, так что Роман не смог принять участие во второй тренировке.

Вопрос: Неприятный момент и для него самого, и для команды, но поговорим о позитивном. В Австрии дела Haas шли намного лучше – что вы почувствовали, когда обе машины финишировали в призовой десятке?
Гюнтер Штайнер: Мы знали, что нам по силам добиться такого результата. В предыдущих гонках у нас были шансы, однако в силу разных причин мы их не использовали, хотя выступали весьма уверенно. Конечно, в Австрии нам повезло, что кое-кто из первой шестерки не добрался до финиша, за счет чего мы и финишировали на четвертом и пятом местах – иначе мы могли бы рассчитывать разве что на седьмое и восьмое. Теперь мы убедились, что высокий результат вполне возможен, нужно постараться его повторить.

Когда удается выступить здорово, ты с особым нетерпением ждешь следующую гонку. Ожидание показалось нам вечностью, но сегодня мы вернулись к привычному положению дел: одной машине потребовалась замена шасси, второй гонщик сейчас беседует со стюардами. Я надеюсь, что в субботу мы сумеем собрать всё воедино, а гонку проведем еще лучше, чем в Австрии. Нельзя всякий раз рассчитывать на безупречный ход уик-энда, у нас впереди много работы.

Вопрос: Пару минут назад мы просили Виджея оценить результаты своих гонщиков – хотелось бы услышать ваше мнение насчёт Романа Грожана. Насколько важным было для команды четвертое место Романа в Австрии?
Гюнтер Штайнер: Парни, работающие с машиной Романа, начинали терять терпение, поскольку хороших моментов было немало, но мы всякий раз не доводили дело до конца. Финиш на четвертом месте их очень порадовал, настроение в тот уик-энд было просто фантастическим, ну а сейчас они заняты заменой шасси.

Вопрос: Насколько важным был тот результат для самого Романа?
Гюнтер Штайнер: Очень важным. Роман знает, как управлять машиной, просто ему в силу разных причин не удавалось заработать очки. Первый же результативный финиш принес ему двенадцать очков – уверен, Роман почувствовал облегчение.

Вопросы с мест

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем. Мы завершаем напряженный период из трех этапов подряд, и вновь ходят разговоры о возможном увеличении числа гонок в следующем году. Что вы думаете о повторении опыта с тремя Гран При подряд в 2019-м, и не кажется ли вам, что количество этапов уже достигло максимума?
Зак Браун: Нелегко проводить три уик-энда подряд, это требует немалых усилий, все очень устали. Насколько я понял, маловероятно, что мы увидим подобное в следующем году – в начале недели это обсуждалось на стратегическом совещании в FOM, но окончательное решение пока не принято. Если придется снова провести три гонки подряд, мы, конечно, это сделаем, но большинство команд предпочло бы не иметь столь плотный график. Если же говорить об увеличении числа этапов, вряд ли это имеет отношение к 2019-му году, речь идет о 22-23 гонках через несколько лет.

Возможно, в 2019-м мы снова увидим двадцать гонок или двадцать одну. Для двадцати трех нужен иной бюджет, а мы как раз выступаем за ограничение расходов, что пошло бы на пользу нашему спорту. Следует помнить, на какие жертвы уже приходится идти сотрудникам и сотрудницам, чтобы провести двадцать один этап, но, опять же, если две дополнительные гонки пройдут в Майами, Нью-Йорке или в Азии – то есть, на весьма привлекательных рынках – наших коммерческих партнеров это может заинтересовать. Вряд ли есть некое идеальное число – мы в любом случае проведем столько Гран При, сколько их будет в календаре.

Вопрос: Клэр, ваше мнение?
Клэр Уильямс: Я согласна с Заком. Лично мне, безусловно, нравятся гонки, и три этапа в три недели – это замечательно. Кроме того, так сезон быстрее закончится, что для Williams в нашей нынешней ситуации тоже неплохо. Но гораздо важнее думать о мужчинах и женщинах, что работают в команде. Они прилагают невероятные усилия, и три уик-энда вдали от дома – непростое испытание для них и их семей.

Нам приходится много думать над графиком, чтобы у сотрудников было время на поездку домой – даже 24 часа с родными того стоят. Но для этого нам приходится искать временную замену тем, кто отсутствует, и это непростая логистическая задача. Вы сами видели, как в Австрии многие команды не использовали привычные моторхоумы, и организаторам этапа вряд ли было приятно наблюдать временные решения – с ними паддок выглядел менее ярко. Подобные нюансы, как правило, не принимаются в расчёт при планировании календаря.

Я, как и Зак, сомневаюсь, что строенные этапы снова появятся в расписании. Всем понятно, что это очень непростое испытание. Если же говорить о большем количестве Гран При в целом, болельщиков такая перспектива наверняка обрадует. Приятно, когда чемпионат открывает для себя новые страны – особенно если нашим партнерам удается закрепиться на новых для себя рынках, но всё это имеет смысл до тех пор, пока сохраняется определенный баланс, и уик-энд воспринимается как отдельное, целостное событие. Возможно, следует уменьшить продолжительность уик-энда, поскольку люди и без того проводят слишком много времени вдали от дома – все эти моменты нужно принять во внимание.

Вопрос: Виджей, что скажете?
Виджей Малья: Я согласен с Клэр и Заком, меня самого больше всего беспокоит нагрузка на сотрудников, выезжающих на гонки. Три этапа подряд – это тяжело, двадцать один этап за год – это тяжело, однако, как заметил Зак, чем больше в чемпионате Гран При, тем выше доходы, и если бы владельцы чемпионата доплачивали мне за содержание дополнительного количества сотрудников, то я бы, возможно, согласился. Но если всё остается так, как есть, то строенные этапы и количество Гран При, превышающее 21, будут слишком тяжелым испытанием для механиков, инженеров и всех сотрудников.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Мне нечего добавить, я согласен со всем, что было озвучено.

Вопрос: (Алан Болдуин) Клэр, вы говорили, что Williams оказалась в столь же непростой ситуации, как McLaren. В McLaren на протяжении нескольких лет считали, что обладают лучшим шасси в чемпионате, а все неудачи списывали на силовую установку, но у вас далеко не первый год лучший мотор в пелотоне. Как команда оказалась в столь удручающей ситуации, и каковы финансовые последствия?
Клэр Уильямс: Есть несколько причин тому, почему сейчас наша команда занимает только десятое место в Кубке конструкторов – иначе просто не бывает, нельзя вот так взять и откатиться настолько далеко.

Думаю, всем очевидно, что у нашей машины недостаточно эффективная аэродинамика, и решение проблем в этой области крайне важно для общего прогресса. У нас есть план действий, мы выявили недостатки в машине и рабочих процессах, но когда глубоко погружаешься в проблемы, обнаруживается множество связанных факторов. Возможно, нам было в каком-то смысле полезно пройти через всё это, когда после предсезонных тестов стало понятно, что скорость машины не соответствует ожиданиям. Вероятно, это позволит в будущем добиться большего прогресса, но путь предстоит долгий.

Зак говорил, что McLaren нужно от двух до десяти лет, и для Williams ситуация тоже вряд ли изменится в момент. Команды, которые уступали нам в 2017-м, сейчас оказались впереди, и нам как независимому коллективу приходится иметь дело совсем с иными вызовами, чем пару лет назад.

Если говорить о финансовой стороне дела, конечно, нынешняя ситуация будет иметь определенные последствия – уж призовые выплаты за десятое место точно будут меньше выплат за пятое. Кроме того, в конце сезона мы расстанемся с нашим нынешним титульным спонсором, компанией Martini – пусть мы заранее об этом знали и смогли спланировать финансовые потоки, потери всё равно ощутимые, а найти новых спонсоров, занимая десятое место в Кубке конструкторов, довольно непросто. При этом, мы вынуждены тратить средства на выход из кризиса – это очень непростой процесс, но даже в таких условиях наши замечательные сотрудники продолжают выкладываться по максимуму. У Williams фантастический финансовый директор, делающий всё возможное, чтобы сформировать бюджет, с которым в 2019-м году мы сможем приезжать на гонки и выступать успешно, но пока ситуация остается сложной.

Вопрос: (Энтони Роулинсон) Клэр, команда Williams по-прежнему носит вашу фамилию. Что значит для вас эта команда?
Клэр Уильямс: К слову, по мужу моя фамилия Харрис. На самом деле, мне больно наблюдать текущее положение дел. Williams – команда моей семьи, мои родные многим ради неё пожертвовали за эти 40 лет выступлений. Но мы также добились в Формуле 1 немалых успехов, и для семьи Williams большая честь продолжать участвовать в этом фантастическом чемпионате.

Я стала заместителем руководителя команды в 2013-м году и чувствовала, что смогу внести свой вклад. Мы проделали большую работу и сумели вернуться на более высокие позиции – да, нынешний сезон складывается не лучшим образом, но по итогам 2014 и 2015 годов мы были третьими, в 2016 и 2017-м – пятыми. То, что происходит сейчас – непростой период, который бывает у каждой команды в любом виде спорта.

Мне тяжело наблюдать такую ситуацию, но мы стараемся сохранять оптимизм, и я должна помочь команде. Нужно сосредоточиться на собственных усилиях и убедиться, что мы делаем максимум возможного, ведь Williams заслуживает права остаться в Формуле 1. Мы здесь потому, что любим гонки, и нам жизненно необходимо создать внутри команды такую обстановку, которая позволит ей продолжать выступать сообразно своему историческому статусу. Для меня это крайне важно.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Зак, в среду вы объявили об отставке Эрика Булье и практически сразу сообщили о назначении двух ключевых руководителей, каждый из которых будет непосредственно работать с гонщиками. Всё намекает на многоходовую перестановку, так скажите, Эрик Булье ушел сам, или он был вынужден уступить место?
Зак Браун: Эрик ушел сам. Я много общался со всеми в команде, в том числе с Эриком, для которого последние полтора года были связаны с постоянным и чрезвычайно высоким уровнем прессинга. Его решение не стало для меня сюрпризом, мы плотно взаимодействовали друг с другом и стали рассматривать такой сценарий, когда вместе искали оптимальный путь развития для McLaren.

Вопрос: (Абхишек Такле) Виджей, понимаю, вам каждый год задают этот вопрос, однако сейчас снова появились разные сообщения о том, останетесь ли вы владельцем Force India. Что вы можете ответить на слухи о продаже команды?
Виджей Малья: О потенциальных покупателях Force India пишут несколько лет. Я горжусь, что в Австрии мы финишировали в своём 200-м Гран При. Для меня это важное событие, ведь команда принадлежит мне. Я уверен, что в Force India вы не увидите никого, тем более меня, кто разгуливал бы с табличкой "Выставлена на продажу".

Что касается всех этих слухов и заявлений, которые продолжают появляться в прессе, то могу сказать только одно: если бы я получил убедительное предложение и реальные деньги, то начал бы обсуждать его с акционерами. Я выяснил бы их мнение, но маловероятно, что мы продали бы команду, однако если мы получим предложение, которое не сможем отвергнуть, то я первым заявлю об этом. До тех пор слухи остаются слухами.

Вопрос: (Цезарий Гутовски) Гюнтер, вы с пониманием относитесь к своим гонщикам и всячески их поддерживаете. Каким требованиям должен соответствовать гонщик, чтобы выступать за Haas F1?
Гюнтер Штайнер: Я жду от гонщика, что он будет зарабатывать очки и добиваться тех результатов, на которые рассчитывает команда. Кевин в нынешнем сезоне выступает отлично и полностью справляется с задачами. Что касается Романа, для него первые несколько этапов оказались непростыми, однако он с нами уже третий год, притом в предыдущие два выступал очень здорово. Он шел на риск, подписывая с нами контракт, поскольку мы, будучи дебютантами, не могли гарантировать ему успешного выступления, ведь нашим предшественникам зачастую вовсе не удавалось выйти на старт.

Из уважения к Роману мы должны обеспечить ему поддержку и помочь заработать очки, как было в Австрии – надеюсь, он добьется хорошего результата и здесь, в Сильверстоуне, но лично я, учитывая скорость нашей машины, жду от гонщиков финиша в призовой десятке каждый уик-энд.

Вопрос: (Грэм Харрис) Каждый из вас представляет независимую команду, притом вы, Зак, поддерживаете идею ограничения расходов. Высказывались мнения, что у трех ведущих команд гораздо больше денег, чем им на самом деле нужно, и что они готовы тратить любые суммы ради победы. У ваших команд таких возможностей нет, но как вы относитесь к ситуации, когда фавориты угрожают уйти из чемпионата, если им прикажут тратить меньше?
Гюнтер Штайнер: Этот вопрос в компетенции FOM, крайне важно добиться баланса между призовыми выплатами и лимитом на бюджет. Haas F1 никак не влияет на решение топ-команд уйти или продолжать выступать, но мы целиком и полностью поддерживаем идею ограничения расходов, притом доводы в пользу такого решения звучат и со стороны фаворитов. Нужен компромисс, устраивающий и нас, и крупные команды, но в FOM весьма успешно ведут переговоры со всеми участниками процесса, и я надеюсь, что чуть позднее мы придем к оптимальному решению, благодаря которому к 2021 году у всех команд будут более-менее равные возможности.

Виджей Малья: Я полностью поддерживаю идею ограничить бюджет команды, и я не раз повторял, что структуру выплат необходимо скорректировать, и что независимым коллективам вроде Force India нужно платить намного больше. Базовый принцип в том, что конкурентоспособность не должна напрямую зависеть от объемов финансирования, конкуренция должна быть более-менее равной, и независимые команды должны иметь шансы на победу в гонке. Если у заводских команд будут безразмерные бюджеты, то и уступать мы будем не в силу нехватки технологических компетенций или гоночного мастерства, а лишь из-за иных сумм на счетах, чего не должно быть ни в одном виде спорта.

Зак Браун: Согласен с Гюнтером и Виджеем. Когда ранее я говорил, что McLaren на выход из кризиса потребуется от двух до десяти лет, я не хотел называть конкретную цифру, чтобы не повторять ошибок предыдущих лет, когда мы не раз давали прогнозы, которые в итоге не оправдывались. Но до тех пор, пока не будет введен лимит на расходы, у нас нет никаких шансов на равных соперничать с Ferrari и Mercedes.

Если бы у нас было столько же денег, мы выступали бы не хуже – да, фавориты действуют безупречно, но и тратят они больше, притом у них есть клиентские команды, сотрудничество с которыми несет обоюдную выгоду. Как заметил Гюнтер, в FOM должны обеспечить баланс, при котором побеждает действительно лучшая команда – потому в ближайшие два года все будут стремиться снизить расходы до целевого уровня, чтобы позднее уже в равных условиях победить за счет лучших технологий, лучших специалистов и наиболее эффективной командной работы. Думаю, всё это мы увидим уже в 2021 году.

Клэр Уильямс: Я готова подписаться под всем сказанным. Озвученные цели важны для выживания некоторых команд, и нам не стоит недооценивать сложности, с которыми приходится сталкиваться отдельным коллективам из-за обстоятельств, сложившихся в Формуле 1 за последние несколько лет. Командам вроде Williams выступать очень непросто, и правила, которые вступят в силу в 2021 году, напрямую повлияют на то, останутся ли некоторые команды в чемпионате или нет.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Виджей, вы говорили, что если кто-то из ваших гонщиков получит предложение от одной из ведущих команд, вам будет непросто удержать его в Force India. Можно ли сказать то же самое о ключевых специалистах команды? У ваших сотрудников высокий уровень лояльности, но многие команды сейчас переживают реструктуризацию – нет ли опасений, что кое-кто из ключевых инженеров решит сменить место работы?
Виджей Малья: Подобную ситуацию я не смогу оставить без внимания, но у нас фантастические сотрудники, которым нравится работать в Force India. В коллективе поистине уникальная культура и очень высокий уровень мотивации, люди по-настоящему преданы своему делу. Конечно, деньги тоже важны, и люди работают, чтобы их труд оплачивался как можно выше, но ранее наших специалистов уже пытались переманить, и никто из них не ушел, поскольку работа в Force India – это нечто большее, чем цифры в чеке. У нас замечательная команда, сотрудники работают великолепно, и я всеми ими очень горжусь. Но если кто-то всё же решит от нас уйти, я постараюсь найти на замену не менее талантливого специалиста.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости