Гран При Испании: Пресс-конференция в четверг

Первая пресс-конференция

Участники: Фернандо Алонсо (McLaren), Карлос Сайнс (Toro Rosso), Себастьян Феттель (Ferrari)

Вопрос: Фернандо, на какой результат в Барселоне вы рассчитываете?
Фернандо Алонсо: Посмотрим, на что мы будем способны. Сейчас команда переживает не лучшие времена, мы слабо провели первые четыре гонки, а я еще ни разу не добрался до финиша. Первая задача – добиться прогресса, что не так уж и сложно, а затем нужно понять, насколько конкурентоспособно мы можем выступить в Барселоне, где трасса сильно отличается от двух предыдущих. Сюда все привозят новинки, расстановка сил может измениться – ещё предстоит понять, на каких позициях мы находимся.

Также важна надежность: мы обязаны сработать качественнее и финишировать двумя машинами, записав на свой счёт достаточное количество километров. В каком-то смысле нам нужно заложить основу на оставшуюся часть сезона – будем надеяться, что здесь для нас сезон начнется заново.

Вопрос: Какие меры предприняла команда после того, как в Сочи вам не удалось стартовать, есть ли информация о программе действий со стороны Honda?
Фернандо Алонсо: Я до сих пор не знаю, что именно случилось в Сочи. На прогревочном круге возникла проблема с ERS. Я попытался перезапустить её несколько раз, но после последней попытки машина не завелась. Для нас, как команды, очень плохо то, что Стоффель не смог стартовать в Бахрейне, а я – в России. Это абсолютно недопустимо. Мы должны серьёзно прибавить в надёжности. Надеюсь, здесь обе машины финишируют.

Вопрос: До вашего дебюта в гонке «500 миль Индианаполиса» остается всего две недели. Как прошли тесты?
Фернандо Алонсо: Вы за ними наблюдали?

Вопрос: Да, в Интернет...
Фернандо Алонсо: Похоже, вам нечего было делать! Если серьезно, там всё оказалось иначе – как я и ожидал. Машина ощущается по-другому, непривычно работать с ассиметричными настройками – приходится адаптироваться, но к концу дня я чувствовал себя более комфортно и смог понять разницу в регулировках.

Техника пилотирования иная, приходится действовать постепенно. Я провел первые тесты, почувствовал машину, а когда на следующей неделе приступлю к тренировкам с другими участниками, надеюсь обрести уверенность и лучше понять, что нужно для подготовки к гонке. Предстоящие две недели будут напряженными, но я жду их с нетерпением.

Вопрос: Карлос, вы заработали очки в трех из четырех прошедших гонок, временами стартуя за пределами первой десятки. Считаете ли вы, что Toro Rosso сможет оказаться сильнейшей в борьбе с Williams, Force India и Renault?
Карлос Сайнс: В начале года команда четко обозначила желание закончить сезон на пятом месте в Кубке конструкторов. Начало сезона получилось интересным, сразу пять команд сражаются за четвертое место, похоже, у Williams в этой группе есть преимущество – по скорости их машина ближе к Red Bull Racing. Но мы тоже прогрессируем, стараясь использовать свои шансы. Я заработал 11 очков, команда в целом 13 – надеюсь, новинки позволят нам приблизиться к конкурентам, которые сейчас немного нас опережают.

Вопрос: Вы довольны собственным пилотажем и прогрессом?
Карлос Сайнс: Пожалуй, для меня это лучший старт сезона в Формуле 1. Опыт помог, я неплохо проводил квалификации и гонки – жаловаться не на что, нужно продолжать в том же духе.

Вопрос: К этому этапу в Red Bull Racing существенно доработали машину. Что подготовила ваша команда, насколько результат в сезоне зависит от доработок силовых установок Renault?
Карлос Сайнс: Как и другие участники, мы готовили новинки и надеемся, что они окажутся наиболее эффективными среди команд середины пелотона. Я не говорю о Ferrari, Mercedes или Red Bull Racing – они выступают в другой лиге, располагают совершенно иным бюджетом. Меня заботит лишь то, чтобы наши новинки позволили сбросить необходимые доли секунды, а соперники из Williams, Renault, Haas и McLaren добились меньшего прогресса.

Вопрос: Себастьян, для вас это лучшее начало сезона с 2011 года – вы лидируете в личном зачете с преимуществом в 13 очков. Похоже, акцент сменился: если раньше Ferrari и другие участники искали способ опередить Mercedes, то теперь в Mercedes думают, как опередить Ferrari. Вы с этим согласны?
Себастьян Феттель: В этом сезоне мы занимаем более высокие позиции, чем в прошлые годы, но не стоит спешить с выводами. В Испании нас ждёт важная гонка, именно на этот этап команды обычно привозят обновления, хотя в последние годы уже нет конкретной даты, когда вы ставите новинки на машину. Лидеры готовят их практически к каждой гонке. Я не чувствую, что мы фавориты – в Mercedes отлично провели несколько сезонов подряд, они остаются для всех ориентиром. Если оценивать не только отдельные гонки, а ситуацию в целом, то они – доминируют, нам очень сложно переломить их преимущество, но мы сделаем всё, что в наших силах.

Вопрос: Вы говорили о новинках – они крайне важны в битве за титул. Насколько вы уверены в способности команды стабильно готовить модификации?
Себастьян Феттель: В этом году просто невозможно говорить о каких-то ожиданиях, ведь мы работаем в условиях нового технического регламента. После всех тех подъемов и спадов, что были у нас в прошлом, сейчас команда сосредоточена на решении собственных задач. Результаты доказывают, что в нашей команде собрались правильные люди, способные построить машину, позволяющую побеждать. Значение имеет то, что вы делаете сейчас, а не каких результатов добились в прошлом. Поскольку у нас продолжают работать те же специалисты, я уверен – они создадут новинки, которые позволят нам и дальше оставаться в борьбе.

Вопрос: В Сочи вы завоевали поул, а в Барселоне первая стартовая позиция имеет ключевое значение. По ходу свободных заездов вы будете работать с прицелом на квалификацию?
Себастьян Феттель: И на квалификацию, и на гонку. Мы отлично знаем испанскую трассу, однако по сравнению с февралем или мартом сейчас условия совершенно иные. Гонщик всегда стремится к поулу, и если бы я мог выбирать, то предпочел бы именно первую позицию, но это было бы очень скучно, если бы я делал такой выбор уже в четверг. Так что дождемся пятницы, а там будем постепенно прогрессировать. Постараемся как можно лучше выступить в квалификации и оптимальным образом подготовиться к гонке.

Вопросы с мест

Вопрос: (Сеф Хардинг) Фернандо, в Испании у вас впечатляющая коллекция машин, которыми вы управляли. Планируется ли поместить в ваш музей и машину, на которой вы выступите в гонке «500 миль Индианаполиса»?
Фернандо Алонсо: Да, после гонки машина займет свое место в музее. С 2004 года в моем контракте неизменно присутствует пункт, что машина, на которой я выступаю, впоследствии становится частью экспозиции, и машина IndyCar – не исключение.

Вопрос: (Майк Дудсон) Себастьян, заключительные 15 кругов Гран При России получились захватывающими. Я не перестаю задаваться вопросом – если бы вы смогли подобраться к Валттери, удалось бы провести обгон? В этом году результативных атак даже меньше, чем в предыдущем – возможно, следует увеличить зоны DRS или позволить активировать систему при большем отрыве… С этими мерами обгонять стало бы проще?
Себастьян Феттель: Не скажу, что мне нравится идея увеличить зоны DRS. Несколько лет назад, когда система только появилась, в отдельных гонках атаковать было очень просто, что, разумеется, здорово, когда ты выступаешь в роли преследователя и буквально проносишься мимо, но идея обгона не в этом, и вполне нормально, что в одних Гран При результативных атак больше или меньше, чем в других.

В Сочи в силу разных причин обгонять было очень трудно. Шины долго сохраняли эффективность, на преимущество за счёт износа рассчитывать не приходилось, да и конфигурация трассы не позволяла вплотную преследовать соперника.

Мы видели это и в предыдущие годы – например, после заключительного поворота очень непросто подобраться на главной прямой. Конечно, я был бы рад оказаться ближе и что-то предпринять, но обгон должен оставаться вызовом – нельзя просто догнать и проехать мимо, или с помощью некоего устройства выходить бок о бок. Нужно реально выкладываться, пробовать разные траектории.

В Сочи я просто начал приближаться слишком поздно – отрыв сокращался только на последних двух-трех кругах. Но и чуть ранее было интересно – я пытался догнать Валттери, чтобы ближе к финишу попробовать атаковать. Было бы здорово, если бы план удался – я желал борьбы не меньше вашего, но не получилось, так бывает. Однако нам не стоит возвращаться к ситуации, когда соперничество получается искусственным. Да, обгонять сложно, но если тебе это удается, ты воспринимаешь это как достижение.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Фернандо, я читал интервью, в котором вы сказали, что в следующем сезоне останетесь в Формуле 1 с McLaren или какой-либо другой командой. Означает ли это, что вы рассматриваете и вариант с возращением в Ferrari?
Фернандо Алонсо: Еще зимой я говорил, что в этом году заканчивается мой действующий контракт с McLaren, но думать о перспективах я буду позже – сейчас очень напряженный период, вдобавок мне предстоит выступить в «500 милях Индианаполиса». Оценивать варианты я буду в сентябре или октябре – возможно, появится интересный вызов за пределами Формулы 1, или в самой Формуле 1 представится шанс выиграть очередной титул, что является моей основной целью. Я открыт для разных идей.

Нынешними машинами очень приятно управлять – можно сказать, что вернулась настоящая Формула 1: мы наблюдаем ту скорость в поворотах, которой нам в последнее время не хватало. Сами машины выглядят потрясающе, мне всё это нравится, и в первую очередь я хотел бы остаться в чемпионате, но не просто остаться, а побеждать. Сейчас у меня нет обязательств перед McLaren – меня устраивает команда, однако мы не выигрываем гонки. Если до октября станет понятно, что у нас реальные шансы на победы в 2018-м, я буду рад остаться, а если нет – стану вести переговоры с кем-то ещё.

Вопрос: (Иан Паркес): Фернандо, прошло несколько месяцев с тех пор, как место Рона Денниса в McLaren занял Зак Браун. Не могли бы вы рассказать, как изменилась культура команды, какие новшества привнес Зак, за счет каких факторов McLaren может снова вернуться в первые ряды?
Фернандо Алонсо: Рон и Зак очень разные, однако не бывает волшебного способа привести команду к триумфу. В прошлом Рон добился с McLaren больших успехов. Но теперь, когда командой управляет Зак, она стала более открытой. Это касается как коммерческой стороны, так и технической. Зак хочет расширить сферу деятельности McLaren, привести компанию в другие миры, в другие категории. Мы видим это на примере Инди-500 – думаю, McLaren будет выступать там не только в этом году, но и в будущем.

На мой взгляд, вскоре McLaren придёт и в "24 часа Ле-Мана". Так уже было в прошлом – они выигрывали и Инди-500, и Ле-Ман. Зак сосредоточен не на Формуле 1, а на McLaren, он хочет, чтобы команда выступала в различных сериях, что позволит продавать больше машин. С точки зрения бизнеса McLaren должна открывать для себя новые рынки, и США – самый важный из них.

Вопрос: (Фредерик Ферре) Вопрос для Карлоса и Фернандо. Карлос, что вы думаете о сложностях, с которыми в этом году имеет дело Фернандо? Фернандо, как вы оцениваете достигнутый Карлосом прогресс?
Карлос Сайнс: Как и многие из вас, я считаю, что Фернандо с его талантом и опытом должен сражаться за титул. У него давно не было такой возможности, и я надеюсь, что когда-нибудь он получит шанс и сработает очень здорово, а я, хочется верить, смогу с ним побороться. Больше добавить нечего – надеюсь, Фернандо вскоре вернется в группу лидеров.

Фернандо Алонсо: Думаю, всем очевидно, какого прогресса добился Карлос за последние три года. Он уже в момент дебюта впечатлил многих своим талантом, с которым ранее побеждал в младших гоночных категориях. Современные молодые гонщики очень хорошо подготовлены, они приходят в Формулу 1, имея за плечами опыт работы на симуляторе и участия в молодежной программе Ferrari или Red Bull Racing – для них дебют не является чем-то шокирующим. Добавьте к этой подготовке талант, что есть у Карлоса, и станет понятно, почему уже в дебютном сезоне он выступил на очень высоком уровне. Теперь, набравшись опыта, он, на мой взгляд, является одним из лучших гонщиков в пелотоне – надеюсь, мне удастся с ним побороться. Год назад он тоже начал очень здорово, но ближе к концу сезона их команда немного сдала – посмотрим, что будет в этот раз.

Вопрос: (Ральф Бах) Фернандо, если бы у вас был выбор, мотор какого из четырех производителей поставить на шасси McLaren в следующем году, что бы вы предпочли?
Фернандо Алонсо: Honda? Нет? Нужно выбрать из трех оставшихся? Тогда у меня нет ответа. Всегда хочется заполучить лучший мотор, у McLaren и Honda долгосрочное партнерство, которому верны обе стороны. Сейчас ситуация складывается не так, как хотелось, но обе стороны прилагают максимум усилий, чтобы изменить всё к лучшему. Сотрудничество двух компаний рассчитано на длительный срок, в Honda должны выжать из силовой установки большую мощность – надеюсь, вскоре мы увидим прогресс и уже в этом году сможем побороться за более высокие результаты.

Вопрос: (Дэн Натсон) Карлос, вы сказали, что вам помогает опыт. Вы добились прогресса в конкретных областях, или во всём понемногу?
Карлос Сайнс: Отдельных областей нет – с самого дебюта я прогрессировал буквально во всём. Это опыт, который приходит с каждой гонкой. Ты постепенно чувствуешь себя увереннее, лучше понимаешь машину, работу команды. У тебя выстраиваются более тесные взаимоотношения, ты оптимизируешь и поведение машины, и свою эффективность – всё это позволяет выступать лучше и с каждой гонкой прибавлять. Иногда удается выступить чуть ярче, иногда явно не везет, но главное – продолжать учиться, что я всегда делаю, и если выпадает шанс, как было у меня в Китае, стараться себя показать.

Вопрос: (Пайлар Селебровский) Себастьян, в итальянской прессе прошла информация, что в следующем сезоне вы можете оказаться в Mercedes. Что скажете?
Себастьян Феттель: Возможно, вам стоит спросить об этом у итальянской прессы, которой известно даже больше, чем мне. Думаю, ситуация ясна. Не секрет, что я полностью сосредоточен на борьбе в этом сезоне, и у меня нет никакого крайнего срока, до которого надо принять решение. В этом году команда в хорошей форме, мы хотим продолжать в том же ключе. Все остальное не так и важно. Конечно, слухи ходят и в итальянской, и в немецкой прессе, но так было и в прошлые годы.

Вопрос: (Оттавио Давидди) Себастьян, если вы останетесь в Ferrari, согласитесь ли видеть своим напарником Фернандо Алонсо?
Себастьян Феттель: В целом, нужно быть готовым выступать с кем угодно. По многим причинам у Фернандо есть определенная репутация, и это связано не только с тем, что он дважды становился чемпионом мира. Он выиграл много гонок, не один год выступает в чемпионате, но не я подписываю контракты. Я подписываю только свой контракт. Решение принимать не мне, но я готов выступать с любым напарником. Все мои предыдущие напарники не были похожи друг на друга ни как личности, ни, представьте себе, как гонщики – разные стили пилотирования, сильные и слабые стороны. Твой собственный прогресс отчасти зависит от того, кто выступает рядом, с очередным напарником всегда открываешь что-то новое, но сейчас мы полностью довольны ситуацией и сосредоточены на нынешнем сезоне. Да, на следующий год еще ничего не решено, но вся наша команда предпочитает заниматься текущими задачами.

Вопрос: (Бен Хант) Себастьян, борьба с Льюисом на трассе – это одно, но можно ли сказать, что в психологической борьбе с ним преимущество на вашей стороне?
Себастьян Феттель: Нет.

Вопрос: Почему?
Себастьян Феттель: Я не веду психологическую борьбу.

Вопрос: Но для вас прессинг в самом деле меньше! От вас не ожидали столь высоких результатов, Mercedes нужно защищать статус чемпионов…
Себастьян Феттель: Что ж, идеально! Если вы не ждете от меня результатов, я только в выигрыше. Конечно, отдельные моменты можно интерпретировать как элементы психологической борьбы, но я не занимаюсь подобными вещами – мне просто нравится гоняться. Не знаю, есть ли признаки чего-то такого, о чем вы говорили – возможно, у Льюиса в таких делах есть преимущество, а я недостаточно в них разбираюсь.

Вопрос: (Иоланда Скиннер) Себастьян, с кем бы вы хотели побороться в последнем повороте гонки и почему?
Себастьян Феттель: Возможно…

Фернандо Алонсо: Давай, поборись со мной и просто обгони на прямой!

Себастьян Феттель: Было бы здорово побороться с тобой, но до гонки еще далеко. Полагаю, вы хотели спросить, кто победит в воскресенье, и если у нас получится до последнего поворота сражаться за первое место, это будет замечательно. Можете сами выбрать любого соперника – пока вы рассматриваете меня в качестве одного из претендентов на победу, мне по нраву любой расклад.

Вторая пресс-конференция

Вторая пресс-конференция в четверг

Участники: Маркус Эриксон (Sauber), Льюис Хэмилтон (Mercedes), Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Вопрос: Маркус, в Sauber объявили о предстоящем сотрудничестве с Honda. Вы рады этой сделке? Она повышает ваш интерес к долгосрочному контракту с командой?
Маркус Эриксон: В данный момент сделка не выглядит оптимальным решением, поскольку у Honda серьезные трудности, но на долгосрочную перспективу это решение может оказаться весьма дальновидным. В Honda рано или поздно во всем разберутся, так что посмотрим.

Вопрос: Как это скажется на подготовке к следующему сезону, как скажется на вас, гонщиках?
Маркус Эриксон: Не думаю, что всё это скажется на подходе команды. У нас есть действующий поставщик, мы должны как можно лучше выступить в нынешнем сезоне и сейчас полностью сосредоточены на этой задаче. В какой-то момент мы, как и другие участники, переключимся на подготовку к следующему сезону, но пока всё внимание текущей борьбе и задаче подтянуться к командам середины пелотона.

Вопрос: Льюис, вы продолжительное время выступали очень стабильно, потому результат в Сочи выглядел странно. Удалось разобраться, что там произошло?
Льюис Хэмилтон: Множество небольших трудностей сложились в одну комплексную проблему. Выделить что-то одно и сказать, что именно это оказало наиболее серьёзное влияние на результат, нельзя. Но в Барселоне всё должно пройти лучше.

Вопрос: В команде говорили о сложностях с поддержанием рабочей температуры шин – это тоже внесло свой вклад? Можно ли сказать, что в предстоящий уик-энд данный фактор будет менее весомым?

Льюис Хэмилтон: В целом можно сказать, что рабочий диапазон температур очень узкий, и в Сочи весь уик-энд у меня были сложности с тем, чтобы удерживать шины в этом окне.

Вопрос: Если уж у вас не получилось победить, то хорошо, что вашему напарнику – Валттери Боттасу – удалось финишировать впереди Себастьяна Феттеля. Насколько вы были рады за Валттери каких результатов ждете от него после первой победы?
Льюис Хэмилтон: Я с самого начала сезона называл Валттери в числе претендентов на титул, его успехи меня не удивляют, и я обрадовался его победе – после финиша Гран При России все это видели. Вместе со всей командой я гордился тем, чего мы добились, ведь Mercedes опередила Ferrari в Кубке конструкторов, и лишь жалел, что не смог вместе с Валттери подняться на подиум, что мы не заработали в Сочи победный дубль. Возможно, получится заработать его в этот уик-энд.

Вопрос: Макс, всего двенадцать месяцев тому назад вы сидели в этой комнате, едва перейдя в Red Bull Racing, и что за уик-энд выдался тогда для вас! С тех пор вам пришлось многому научиться – скажите, в каких областях удалось добиться наибольшего прогресса?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать…

Льюис Хэмилтон: По крайней мере, у тебя теперь есть водительские права!

Макс Ферстаппен: У меня и тогда они были.

Льюис Хэмилтон: Нет, не были.

Макс Ферстаппен: У меня уже пять месяцев как есть водительские права.

Льюис Хэмилтон: В общем, у Макса теперь есть водительские права, это серьезный шаг вперед.

Макс Ферстаппен: Я в целом стал опытнее и в жизни, и в гонках, но в плане пилотажа никаких серьезных изменений не произошло. Помогает множество мелких факторов, и если тебе комфортнее в кокпите, ты лучше понимаешь машину.

Вопрос: Что скажете о соперничестве с другими гонщиками и, в частности, с лидерами?
Макс Ферстаппен: Теперь мне чаще приходится бороться с лидерами, но именно такой и была цель с момента моего дебюта в Формуле 1.

Вопрос: В Барселону Red Bull Racing привезла существенно доработанную машину. Не могли бы вы рассказать, насколько она отличается от первоначальной версии, и над какими областями вам предстоит поработать?
Макс Ферстаппен: Все привезли сюда немало новинок – надеюсь, наши доработки позволят подобраться к лидерам. Всегда есть возможность добиться прогресса в любой области – именно эту цель мы преследуем в работе над машиной. Хочется верить, уже здесь у нас получится сократить отставание.

Вопрос: Над какими областями предстоит поработать?
Макс Ферстаппен: Необходимо прибавить во всех областях, машина должна стать значительно быстрее.

Вопросы с мест

Вопрос: (Сеф Хардинг) Льюис, вас часто называли джедаем Формулы 1. В мае исполняется 40 лет с даты выхода первого фильма «Звездные войны», и мой вопрос – какого цвета меч вы бы предпочли? Ответ важен, поскольку он определит, на какой вы стороне силы…
Льюис Хэмилтон: Приятно получать столь разнообразные вопросы! Я предпочел бы пурпурный, а еще я дружу с Джорджем Лукасом и являюсь большим поклонником его саги. Каждый эпизод смотреть безумно интересно – с нетерпением жду, что будет дальше!

Вопрос: (Оана Попоиу) Вопрос ко всем. В Сочи Кими Райкконен на протяжении половины гонки думал, что за ним едет Валттери Боттас, а не Льюис Хэмилтон. Насколько важно для вас понимать, кто из гонщиков находится позади, и зависит ли от этого ваш подход к гонке и темп?
Маркус Эриксон: Нет, не зависит. Если борьба плотная, ты, как правило, знаешь, кто находится позади, а если соперник находится на достаточном расстоянии, то это не так уж и важно. Конечно, есть гонщики, которые действуют агрессивнее других, но в целом все относятся друг к другу с уважением и сражаются корректно.

Льюис Хэмилтон: Я всегда знаю, кто едет позади меня, но это ни на что не влияет.

Макс Ферстаппен: Это и не должно на что-то влиять. Если не знаешь, кто едет позади – посмотри на информационную доску, там всё написано.

Вопрос: (Фил Данкан) Льюис, год назад в Испании вы столкнулись с Нико Росбергом. Чему научил вас тот эпизод? Впоследствии сообщалось, что вы угрожали уйти из Mercedes, или же вам поступило такое предложение – это правда?
Льюис Хэмилтон: Нет.

Вопрос: (Фил Данкан) Что вы вынесли из этой ситуации как гонщик и как личность?
Льюис Хэмилтон: Практически ничего, это был гоночный инцидент. По ходу карьеры у меня было немало столкновений, та авария просто стала одной из многих. В команде среагировали максимально сдержанно, мы прошли через тот непростой момент настолько гладко, насколько это в принципе было возможно, а потом одержали немало побед.

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопрос ко всем, начиная с Льюиса. Вы говорили, что в Сочи было сложно удержать шины в рабочем диапазоне. В этот уик-энд вам предстоит использовать самые жесткие составы Pirelli – можно ли ожидать сложностей?
Льюис Хэмилтон: У нынешних шин очень узкий рабочий диапазон. Для нас они по-прежнему новые, мы изучаем их поведение от гонки к гонке. Некоторым из соперников удается заставить резину работать практически мгновенно, притом все действуют по-разному: например, в Бахрейне в Red Bull Racing очень медленно ехали на установочном круге, но все равно успевали прогреть шины, тогда как в Ferrari выкладывались по максимуму, едва покидали пит-лейн. В общем, с новыми шинами всё очень интересно! Кроме того, они более жесткие, а значит, более стойкие к разрушению – посмотрим, как они покажут себя в этот уик-энд.

Макс Ферстаппен: В Сочи уровень сцепления в целом низкий, а с непростым прогревом шин ситуация только осложняется. Было непросто вывести резину в рабочий диапазон, вы сами могли наблюдать несколько подготовительных кругов или чуть лучший результат на втором быстром круге. Здесь всё будет немного иначе – асфальт в Барселоне более абразивный. Впрочем, и шины у нас более жесткие, так что посмотрим. Всегда стараешься использовать наиболее мягкий состав, даже в Барселоне, но задача оптимально прогреть шины всё равно остается критически важной и непростой.

Маркус Эриксон: Соглашусь с Льюисом и Максом, а от себя могу лишь добавить, что в этот уик-энд мы вполне могли бы обойтись более мягкими шинами. Состав Hard малоприменим, зато с SuperSoft в квалификации было бы интереснее.

Вопрос: (Сеф Хардинг) Макс, гонка в Сочи огорчила крайне малым количеством обгонов. Считаете ли вы, что в первых гонках сезона борьбы было достаточно, что в целом наблюдать за Формулой 1 сейчас интереснее?
Макс Ферстаппен: По сравнению с чем?

Вопрос: (Сеф Хардинг) По сравнению с этапом в Сочи...
Макс Ферстаппен: С прошлогодним? То есть, в этом году гонки интереснее, чем… Да, я сам был удивлен, что в Сочи был всего один обгон, просто сейчас нам сложнее преследовать соперника. А еще шины способны выдерживать большую дистанцию, и две недели назад в России мы в принципе могли бы обойтись без пит-стопа.

В Бахрейне, где тоже не обошлось без сложностей с резиной, можно было наблюдать борьбу с участием пяти машин – думаю, достаточно просто предоставить участникам более мягкие шины, чтобы вернуть интригу. Опять же, нынешние машины сами по себе шире и оставляют позади себя сильно возмущенный поток воздуха: стоит оказаться за соперником, сразу теряешь в прижимной силе – особенно с возросшими скоростями в поворотах. Всё это заметно осложняет обгоны.

Вопрос: (Марк Тишшоу) Льюис, как вы оцениваете прогресс Макса за прошедшие двенадцать месяцев?
Льюис Хэмилтон: Он ворвался в Формулу 1, сработал очень здорово, сразу после перехода в Red Bull Racing блестяще выиграл гонку и с тех пор остается очень сильным соперником. Макс заметно вырос, впереди его ждет долгая карьера… Макс, тебе ведь всё еще восемнадцать?

Макс Ферстаппен: Девятнадцать.

Льюис Хэмилтон: Да, его ждет невероятная карьера.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, год назад ваше столкновение с Росбергом в Барселоне стало одним из самых обсуждаемых событий уик-энда. Скажите, беседовали ли вы с Нико с момента его ухода из Формулы 1? Мы знаем, что в Монако вы живете в одном доме – ходите ли вы друг к другу в гости?
Льюис Хэмилтон: Мы не общаемся. Но как-то в Лондоне я спешил от Ковент-Гардена в сторону Темзы и на одной из улиц услышал, что в толпе меня кто-то догоняет. Обернувшись, я увидел Нико: оказывается, он был по каким-то делам в Лондоне и заметил меня из машины, так что мы остановились и немного поболтали. Это была наша единственная встреча.

Вопрос: (Бен Хант) Кто в тот раз оказался быстрее?
Льюис Хэмилтон: Нико пытался догнать меня, так что…

Вопрос: (Пайлар Селебровский) Макс, в Китае Льюис сказал, что ему и другим гонщикам следует поучиться у вас пилотажу в дождевых условиях. А чему вы сами можете поучиться у Льюиса в условиях сухой погоды?
Макс Ферстаппен: Сложно делать выводы, когда вы выступаете в разных командах – у напарников всегда больше информации. Но по ходу уик-энда всегда стараешься следить и за соперниками – что они делают иначе, какие траектории используют – и пытаешься чему-нибудь у них научиться.

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, с какими ощущениями вы приехали на Гран При Испании? На автодроме тысячи голландских болельщиков – это усиливает прессинг?
Макс Ферстаппен: В прошлом году напряжение было заметно больше. Всегда приятно возвращаться туда, где одержал победу, но сейчас 2017-й год, а 2016-й уже в прошлом. Да, тот уик-энд получился замечательным, но сейчас я хочу полностью сосредоточиться на предстоящей гонке.

Вопрос: (Леннарт Блоемхоф) Макс, в прошлом году вы навсегда вписали свое имя в число победителей Гран При Формулы 1. Это как-то изменило ваш статус?
Макс Ферстаппен: Успех был приятен, но я хочу выиграть больше одной гонки. Я здесь не для того, чтобы ограничиться единственной победой.

Вопрос: (Ребекка Кланси) Льюис, вы сказали, что у неудачи в России нет конкретной причины, просто совпало несколько факторов. Есть ли у вас уверенность в том, что в предстоящий уик-энд проблемы не повторятся? И еще один вопрос: насколько приятно вам видеть здесь рядом с собой своих питомцев – Роско и Коко?
Льюис Хэмилтон: Сейчас мы лучше понимаем, что две недели назад пошло не так. Для этого, как обычно, потребовался тщательный анализ. Мы растем благодаря опыту – как в ситуации с быстрой машиной, выигрывающей гонки, так и в ситуации, когда наблюдаются проблемы в самых разных областях. Сейчас мы гораздо лучше обо всем осведомлены, но я не могу обещать, что в этот уик-энд всё пройдет успешнее – полагаю, будет именно так, но предстоит иметь дело с разными вызовами, все команды подготовили немало модификаций. В пятницу мы постараемся подобрать оптимальные настройки.

Я постоянно путешествую, потому здорово видеть рядом моих собак! Кажется, Макс немного нервничает от того, что у меня здесь собака…

Макс Ферстаппен: Он спит.

Льюис Хэмилтон: Да, сейчас он спит. Не думаю, что в истории был хотя бы один случай, когда кто-либо приводил собаку на пресс-конференцию. Мне захотелось попробовать!

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, считаете ли вы Валттери Боттаса реальным соперником в битве за титул? Обсуждался ли внутри команды вопрос, в какой момент один из вас получит основную поддержку коллектива?
Льюис Хэмилтон: Я ни с кем не беседовал о поддержке, поскольку в этом нет необходимости. И, разумеется, Валттери остается реальным соперником с момента своего прихода в команду. Ещё до начала сезона многие представители прессы и болельщики высказывали определённые сомнения, когда рассуждали о возможных результатах Валттери, но он доказал, что все ошибались. Он заслуживает похвалы и на протяжении всего сезона останется серьёзным конкурентом. Наша борьба будет продолжаться, но у нас отличные рабочие отношения, основанные на взаимном уважении.

Вопрос: (Иоланда Скиннер) Маркус, как новость о переходе на моторы Honda повлияла на ваш настрой? Теперь вы мотивированы в большей степени, или в меньшей?
Маркус Эриксон: Прежде всего, у меня есть контракт только на этот год. Как я уже заметил, для команды решение сменить поставщика моторов в долгосрочной перспективе выглядит правильным. Если же говорить о краткосрочной, нужно посмотреть, каких результатов добьются в Honda в течение года, чтобы лучше понимать, какой продукт получит Sauber в начале 2018-го. Что касается меня самого, я полностью сосредоточен на нынешнем сезоне. У нас есть силовая установка Ferrari, мы должны использовать её эффективно и должны дорабатывать машину в целом, чтобы добиться максимально возможных результатов.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости