Гран При Испании: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция

Участники: Сирил Абитебул (Renault), Роберт Фернли (Force India), Тото Вольфф (Mercedes)

Вопрос: Сегодня день волонтера FIA, вечером на главной прямой пройдет церемония в честь всех этих замечательных людей. Возможно, вы скажете несколько слов о работе волонтеров?
Тото Вольфф: Без волонтеров мы просто не смогли бы выступать. Работа этих по-настоящему увлеченных людей подчас скрыта от публики, но именно они на всех автодромах мира помогают нам устроить увлекательное зрелище. Хорошо, что в их честь придумали сегодняшнюю церемонию.

Сирил Абитебул: Ничего не добавить. Автоспорт весьма своеобразен, есть лишь несколько избранных, которым выпала честь выступать в гонках или просто присутствовать в боксах, но весь спорт включает в себя множество индивидуумов, будь то механики в боксах, сотрудники на базе команды или члены федераций автоспорта по всему миру. Согласен, церемония – отличная возможность воздать волонтерам за их преданность.

Роберт Фернли: Вне всяких сомнений волонтеры – невоспетые герои всего автоспорта, не только Формулы 1. Мы должны помнить, что они выполняют важную работу и за пределами Формулы 1, тогда как наше внимание приковано исключительно к чемпионату. Люди забывают, что ни один уик-энд не обходится без волонтеров – честь и хвала им!

Вопрос: Спасибо! Сирил, в квалификации Renault демонстрирует неплохую скорость, но в гонке результаты, по всей видимости, не соответствуют ожиданиям. Почему?
Сирил Абитебул: Отчасти это объясняется тем, что в 2017-м все участники так или иначе находятся в опытной фазе, когда гораздо проще выжать максимум на одном быстром круге – что мы, собственно, и делаем с начала сезона.

Мы понимаем, что нам не хватает надежности, это является зоной особого внимания. Проблемы с надежностью мешают нам и по ходу гонок, и в пятницу, в процессе подготовки. У нас отличные специалисты, умеющие должным образом настроить машину на квалификацию, но когда речь идет о скорости на длинной дистанции, в дело вступает фактор надежности.

В лице Нико Хюлкенберга у нас есть мастер квалификации, к тому же у него неплохой гоночный темп. Джолиону часто мешали обстоятельства, но в свой единственный уик-энд без каких-либо неприятностей – в Бахрейне – он пробился в финал квалификации. Мы стараемся поддерживать высокий уровень и считаем, что и в воскресенье машина может быть быстрее – такова задача и на этот уик-энд.

Вопрос: С какого этапа вы планируете в полной мере раскрыть потенциал силовой установки?
Сирил Абитебул: С текущей спецификацией на это потребуется ещё несколько гонок. При постоянных доработках от силовой установки вполне логично ожидать большего, а это, в свою очередь, зависит от того, насколько оперативно мы решим проблемы с надежностью. Полагаю, мы приблизимся к раскрытию потенциала с дебютом третьей версии силовой установки – она будет мощнее, независимо от того, станем ли мы корректировать базовую компоновку. В общем, всё упирается в план доработки.

Вопрос: Вы упомянули сложности, с которыми пришлось столкнуться Палмеру. Что вы говорите ему вне поля зрения телекамер, каких результатов ждёте?
Сирил Абитебул: Главное, нам удалось пережить непростой период, начавшийся еще на зимних тестах в Барселоне, где Джолион уже оказался в сложных обстоятельствах. Крайне малая пройденная дистанция на тестах, череда поломок в первых четырех Гран При – притом у него есть очень талантливый напарник, наглядно демонстрирующий способности машины. Впрочем, Нико тоже не волшебник, и именно это я повторяю Джолиону. Сам Джолион уже доказывал, что может ехать в темпе Нико – на этом мы акцентируем внимание и стараемся сделать так, чтобы уик-энд для него прошел максимально гладко, и наш гонщик смог снова поверить в себя.

Вопрос: Роберт, во всех прошедших гонках Force India зарабатывала очки обеими машинами. Полагаю, вы довольны тем, как начался для команды этот сезон?
Роберт Фернли: После тестов в Барселоне мы понимали, что нам немного не хватает скорости, потому важно было брать максимум от каждой гонки. В этом плане гонщики и команда сработали фантастически!

Вопрос: По силам ли команде продолжать в том же духе? В середине пелотона у вас серьезные соперники – Renault, Williams, Toro Rosso. Насколько важен пакет доработок, представленный в этот уик-энд, какой эффект он уже обеспечил?
Роберт Фернли: Думаю, как и все участники, сейчас мы стараемся скорее определиться с направлением работы, а не просто готовим новинки. С направлением, в котором будет двигаться всю оставшуюся часть сезона. Пока ситуация вселяет оптимизм. Надеюсь, так будет и в ближайших гонках. Хочется верить, проблемы у Renault останутся, и мы продолжим точно так же зарабатывать очки!

Вопрос: Тото, несколько слов о доработанной машине, которую команда привезла в Испанию. По ходу свободных заездов поведение новинки, которая внешне сильно отличается от предшественницы, соответствовало ожиданиям?
Тото Вольфф: На данный момент мы довольны корреляцией данных и результатами обеих пятничных сессий. Вы правы, внешне машина выглядит очень эффектно, но именно взаимодействие всех новых решений должно обеспечить прогресс. Впрочем, в пятницу рано делать выводы – реальный эффект станет понятен к вечеру субботы.

Вопрос: Предыдущий этап впервые в карьере выиграл Валттери Боттас. Вы наблюдали за финским гонщиком на протяжении многих лет – что вы почувствовали, когда на ваших глазах он одержал дебютную победу в Формуле 1?
Тото Вольфф: Я знаком с Валттери более десяти лет, замечательно, что ему удалось добиться цели выиграть гонку, но я должен придерживаться интересов команды и делать так, чтобы гонщик Mercedes – кем бы он ни был – выигрывал гонки, сражался за титул и становился чемпионом. Я одинаково поддерживаю и Валттери, и Льюиса, и буду одинаково рад успеху каждого из них.

Вопрос: В России первый ряд стартового поля остался за Ferrari, но победил Валттери – это был важный результат, если учесть, что у Льюиса в тот день возникли сложности. Что вы можете сказать об этом?
Тото Вольфф: Валттери сработал здорово, реализовал преимущество третьей стартовой позиции, которую в Сочи, пожалуй, можно назвать оптимальной, воспользовался «воздушным мешком» на участке к первому повороту, а потом уверенно контролировал ситуацию. Если вспомнить, что на последних кругах его прессинговал четырехкратный чемпион мира, Валттери выступил очень достойно.

Что касается Льюиса, он попал в трафик, и вдобавок на его машине возникли проблемы с охлаждением, из-за чего она не могла постоянно ехать на пределе. Мы видели, что мощность нестабильна, но если машина едет в потоке горячего воздуха и постепенно перегревается, сделать что-либо почти невозможно. Гонщик и команда оказались в сложной ситуации без возможности что-то предпринять.

Вопросы с мест

Вопрос: (Питер Уиндзор) Тото, что скажете о проблемах Льюиса на третьем секторе в Сочи? Мы слышали, как гонщик говорил о настройках дифференциала, о том, что недоволен тягой. У команды была возможность во всем разобраться?
Тото Вольфф: Сейчас все участники заново разбираются в нюансах взаимодействия шасси и шин, а еще важно понять, как заставить работать каждый из предложенных составов резины. Мы пытались решить проблему взаимодействия путем корректировки настроек дифференциала, смещением баланса тормозов, но причины оказались более фундаментальными. Машина должна стабильно работать в определенном диапазоне, уже потом появляется скорость в квалификации и гонке, но если добавить в это уравнение разные составы резины, выйти на нужный результат становится сложнее. Это одна из ключевых задач, над которыми сейчас работает команда.

Вопрос: (Грэм Харрис) В FIA решили, что с Гран При Испании номера и фамилии гонщиков на машинах должны стать крупнее. Одни команды сделали номера и надписи частью новой цветовой схемы, другие просто увеличили размеры. Что вы об этом думаете и какое решение считаете оптимальным?
Роберт Фернли: Шаг со стороны FIA правильный, но, при всем уважении, немного запоздалый. При всем многообразии коммерческих соглашений, что есть у команд, в FIA должны были раньше установить стандарты для номеров и надписей, тогда как сейчас всем приходится искать способ соответствовать правилам не в ущерб коммерческим соглашениям.

Тото Вольфф: Роберт отлично всё описал. Это путь проб и ошибок. Мы пробовали различные варианты, кому-то в команде идея нравилась, кому-то – нет, после первой тренировки мы оставили всё как есть, хотя в эстетическом плане впечатления неоднозначные.

Сирил Абитебул: Аналогичное мнение. Шаг со стороны FIA верный, нечто подобное следовало предпринять намного раньше – надеюсь, они всё-таки разработают стандарты. Как в любом другом виде спорта – вы ведь знаете, где посмотреть номер и фамилию, скажем, футболиста. Когда в дело вступают спонсорские контракты, хочется работать в определенных рамках. Формуле 1 необходимы стандарты представления информации, и они должны появиться как можно скорее.

Роберт Фернли: Хотел бы заметить, что сейчас номер имеет большее значение, поскольку гонщик сохраняет его на протяжении всей карьеры.

Вопрос: (Свен Хайдингер) Тото, машину Mercedes довольно трудно настроить на работу в нужном диапазоне. Чувствуется ли нехватка в команде Нико Росберга, чьи настройки Льюис Хэмилтон не раз копировал?
Тото Вольфф: Всегда помогает, когда в команде есть опытный гонщик, не первый год представляющий коллектив, но Валттери стал неплохой заменой Нико – он тоже мыслит технически. В ранней фазе сезона важно найти подход к новой машине, так что я не воспринимаю отсутствие Нико как нехватку ресурса.

Вопрос: (Сэм Коллинз) Великобритания, возможно, движется к самому жесткому варианту выхода из Европейского Союза, что может существенно осложнить жизнь базирующимся на острове командам и особенно тем, чьи поставщики находятся на континенте – как в случае с Сирилом и его клиентами. В условиях отсутствия свободы въезда и выезда в Великобританию для граждан ЕС каких сложностей можно ожидать, и какие планы вы разработали на случай непредвиденных обстоятельств?
Сирил Абитебул: Спасибо за вопрос! Посмотрим, как всё сложится – многое из того, что обещали нам в случае выхода Великобритании из ЕС, так и не произошло, да и не мне рассуждать на данную тему. Одним из важных факторов будет курс валюты, но в этом плане для команд, базирующихся в Великобритании, эффект окажется скорее положительным, и для нас это, как ни странно, хорошая новость. Но посмотрим, как будет развиваться ситуация в долгосрочной перспективе, о какой-то стабильности здесь говорить не приходится.

Также нужно учитывать трудовую миграцию – нам нужны таланты со всех уголков земного шара, и Великобритания должна остаться гостеприимным местом для высококлассных специалистов вне зависимости от того, из какой страны они приехали. Мы часто перемещаем сотрудников между Францией и Великобританией, поэтому внимательно следим за данным аспектом.

Вопросы перемещения товаров нас практически не беспокоят, так как те же силовые установки фактически сдаются в лизинг, право собственности не переходит к резидентам Великобритании, соответственно, не возникает сложностей с налогообложением. Конечно, нужно внимательно следить за развитием событий, но если говорить о каких-то планах на случай непредвиденных обстоятельств, у нас их нет. Мы строим новые здания в Энстоуне, Великобритания, и не собираемся переезжать куда-то еще. Мы по-прежнему исходим из предположения, что люди будут действовать осмысленно, и что в Великобритании смогут защитить свою промышленность, частью которой является и индустрия автоспорта.

Тото Вольфф: Сирил представил полную картину, добавить нечего. Мы внимательно следим за ситуацией и надеемся, что всё сложится удачно. Мне нравится работать в Великобритании, я хотел бы это продолжить.

Роберт Фернли: К сожалению, я старше и Тото, и Сирила, и прекрасно помню, как мы работали до появления Европейского Союза. Проблемы как таковой нет – мы и сейчас действуем в условиях необходимости соблюдать множество требований и норм, я не вижу в этом особых сложностей.

Вопрос: (Алан Болдуин) Роберт, вопрос к вам. На этой неделе появилась предварительная информация об объеме выплат со стороны FOM в пользу команд по итогам предыдущего сезона. Особых сюрпризов нет, однако Force India, несмотря на завоеванное четвертое место, получит почти в два раза меньше команд «большой тройки» и даже меньше, чем McLaren. Как изменится ситуация с новыми владельцами чемпионата, и ждёт ли нас корректировка подходов к распределению выплат?
Роберт Фернли: Моя позиция по этому вопросу предельно ясна – я несколько лет выступал против такого распределения доходов. Но сейчас мы должны поддержать новых владельцев из Liberty Media в их попытках решить и вопросы издержек, и вопросы распределения выплат. Давайте дадим им такую возможность. Откровенное неравенство, с нашей точки зрения, недопустимо, но посмотрим, как всё сложится.

Вопрос: (Серхио Альварез) Тото, считаете ли вы, что перестановки в техническом штабе Mercedes помешали полноценному пониманию новой машины? Как вы контролируете переходный процесс от работы под руководством Падди Лоу к работе под руководством Джеймса Эллисона?
Тото Вольфф: Есть сотрудники, представляющие команду перед журналистами – кто-то в большей степени, кто-то – в меньшей. Но сам коллектив насчитывает почти 1000 специалистов, и в группах, занимающихся шинами, настройками и многими другими вопросами, ситуация не изменилась. У нас отличные люди, которые не первый год взаимодействуют друг с другом и совместно контролируют процесс – я очень доволен тем, как работает команда.

Вопрос: (Сеф Хардинг) Вопрос ко всем. После того, как Фернандо Алонсо объявил о своем намерении участвовать в гонке «500 миль Индианаполиса», Формулу 1 вновь стали сравнивать с IndyCar по разным показателям. Готовы ли вы совместно с новыми владельцами чемпионата работать над повышением зрелищности и над тем, чтобы сделать мир паддока более открытым? Мы видели, что в Liberty Media уже приобрели двухместные формульные машины и организуют заезды – хотелось бы вам устроить нечто подобное для болельщиков?
Роберт Фернли: Мне посчастливилось работать и в Формуле 1, и в IndyCar, потому я могу говорить с позиции определенного опыта. Гонки IndyCar фантастически зрелищные – особенно «500 миль Индианаполиса». Можем ли мы сделать мир паддока более доступным? Да, и в этом плане мы можем кое-чему поучиться у IndyCar, но Формуле 1 нужно оставаться самой собой. В Liberty это прекрасно понимают и стараются, с одной стороны, сделать чемпионат более открытым, с другой – сохранить оттенок эксклюзивности. Нужен баланс – уверен, в Liberty найдут оптимальное решение, для этого у них есть необходимые знания и опыт.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: «500 миль Индианаполиса» - одна из легендарных гонок, ее концепция сильно отличается от концепции Гран При Формулы 1. Овал обеспечивает иной характер восприятия, само событие проводится один раз в год, да и в целом серия IndyCar очень отличается от того, что мы наблюдаем у себя. Но участие Фернандо Алонсо в «500 милях Индианаполиса» - это отличная возможность создать позитивный информационный фон вокруг McLaren, что им крайне необходимо, а еще оно позволит лучше представить Формулу 1 на территории США.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Соглашусь с тем, что нам следует многому поучиться у других видов спорта. Мы не настолько закостенелые, однако проводим большую часть времени в Формуле 1, и если появляется кто-то, способный показать нам, что делается у других – будь то новые владельцы или гонщик Формулы 1, выступивший в другой серии, а затем вернувшийся обратно – это здорово. Чемпионату нужен ориентир, ведь не только команды внутри Формулы 1 сражаются между собой – сама Формула 1 конкурирует с другими видами спорта за внимание спонсоров, производителей и болельщиков. Болельщики, сами того не подозревая, постоянно сравнивают нас с кем-либо, когда просматривают программу соревнований и покупают билеты – они не могут следить за всеми событиями сразу, потому мы должны оставаться для них первым приоритетом.

Приятно, что в чемпионате появился свежий взгляд, однако, как заметил Роберт, нам нужно сохранять идентичность. С приходом новых людей неизбежно будет старый вопрос – в чем сущность и своеобразие Формулы 1? Будет интересно порассуждать об этом, скажем, через призму моторов.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос сперва для Тото, а затем для остальных руководителей. Тото, ходят слухи, что в Mercedes готовы оказать Honda техническую поддержку – не могли бы прокомментировать? Вопрос к Сирилу и Роберту – должна ли быть разрешена в Формуле 1 концепция, согласно которой ведущий производитель моторов помогает другому производителю?
Тото Вольфф: В данный момент мне не хотелось бы комментировать эту тему.

Вопрос: То есть, вы не исключаете возможность оказания технической поддержки?
Тото Вольфф: Без комментариев.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Я не могу комментировать отсутствие комментариев.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: А я всё-таки отвечу! Как команда, которая не только платит за силовые установки, но и участвует в их доработке, мы были бы против предоставления технологий нашим соперникам.

Вопрос: (Ральф Бах) Тото, насколько вероятен такой сценарий, что в следующем году Фернандо Алонсо и Стоффель Вандорн будут выступать на моторах Mercedes, не являясь при этом гонщиками вашей команды?
Тото Вольфф: В McLaren используют силовые установки Honda. Японский производитель очень важен для Формулы 1, Honda – крупная и успешная компания, которая, несомненно, добьется желаемого. Не думаю, что в McLaren планируют перейти на моторы Mercedes.

Вопрос: (Майк Дудсон) Тото, вы и австриец Ники Лауда совместно представляете команду. Бывали ли у вас разногласия между собой?
Тото Вольфф: Мы с Ники давно работаем вместе. В самом начале был период, когда мы оба только пришли в команду, и каждому из нас предстояло научиться принимать решения коллегиально, а не лично, как мы делали всю свою жизнь. С тех пор у нас сложились замечательные отношения.

Ники – совсем другой человек, для меня он – олицетворение прессинга, а прессинг подчас необходим. У него громадный опыт, мне нравится с ним работать. Ники говорит, что у него нет друзей, но когда после одной из наших недавних побед мы вместе летели домой, он признался, что теперь у него есть почти что друг – похоже, мне удалось превзойти многих, кого он знал. Я очень ценю присутствие Ники, а что касается разногласий – если они и есть, то во благо команды. Мы часто вступаем в дискуссию, имея разные точки зрения, но всегда приходим к чему-то одному, и это здорово.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Тото, в продолжение темы, поднятой Дитером Ренкеном. Не могли бы вы во имя открытости, которую пропагандируют в Liberty Media, рассказать о планах работы с Honda? Уверен, это интересно миллионам болельщиков…
Тото Вольфф: Мне понятны ваши доводы, однако мы не планируем какую-либо работу с Honda. Покуда ситуация не изменится, я не хотел бы подогревать и без того ничем не подкрепленные слухи, наносящие ущерб самой Honda и провоцирующие негативную реакцию со стороны других участников чемпионата. Посмотрим, как всё сложится.

Вторая пресс-конференция

Гран При Испании. Вторая пресс-конференция в пятницу

Участники: Маурицио Арривабене (Ferrari), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Мониша Кальтенборн (Sauber)

Вопрос: Кристиан, многое было сказано о том, что в Испании Red Bull Racing представит существенно доработанную машину. Насколько новинка отличается от предшественницы, в какой мере вы довольны ее скоростью?
Кристиан Хорнер: Думаю, дебют обновленной версии машины был несколько переоценен отдельными СМИ, но доработки в самом деле существенные. Изменения коснулись аэродинамики, многие новшества легко разглядеть, но их появление повлекло за собой и модификацию элементов, скрытых от глаз. Всё это потребовало существенных усилий от всех сотрудников на базе команды – коллектив проделал громадную работу, чтобы успеть всё подготовить к этапу в Барселоне.

Вопрос: Сирил Абитебул сказал, что потенциал силовых установок Renault будет в полной мере раскрыт с дебютом третьей версии. Что вы об этом думаете?
Кристиан Хорнер: Я хотел задать ему вопрос из зала, но не получил микрофон – мне было интересно узнать, когда же дебютирует эта третья версия. Для нас чем раньше, тем лучше. В Renault выбрали путь, позволяющий раскрыть возможности силовой установки, но пока есть определенные сложности. Надеюсь, вскоре они предоставят нам по-настоящему конкурентоспособную спецификацию.

Вопрос: В четверг на пресс-конференции мы обсуждали с ведущими гонщиками возможные переходы в другие команды. Вы точно знаете, что оба ваших гонщика останутся в Red Bull Racing в 2018-м?
Кристиан Хорнер: Да, это совершенно точно.

Вопрос: Мониша, вы объявили о сделке с Honda – это означает, что через восемь месяцев японские моторы появятся на машинах Sauber на предсезонных тестах. Какого прогресса к тому моменту вы ждете от своих будущих поставщиков?
Мониша Кальтенборн: Мы рассчитываем, что в Honda успеют справиться со всеми проблемами, которые есть у них сейчас. Побеседовав с ними, увидев их инфраструктуру и целеустремленность, нам не приходится сомневаться в их возможностях.

Вопрос: Переговоры продолжались в течение какого-то времени?
Мониша Кальтенборн: Да, притом мы рассматривали все доступные варианты.

Вопрос: Какие возможности обеспечивает вам партнерство с Honda в плане спонсорства и выбора гонщиков?
Мониша Кальтенборн: Задача команды – получить конкурентоспособных гонщиков. Ранее мы всегда обсуждали возможные варианты с нашими нынешними партнерами из Ferrari и приглашали их пилотов, поскольку такой выбор выглядел оптимальным. Мы открыты для подобных сценариев – посмотрим, как всё сложится в этот раз. Что касается спонсорства, пока рано делать прогнозы. Мы совсем недавно объявили о достижении соглашения, посмотрим, что будет дальше.

Вопрос: Маурицио, могли вы себе представить, что после четырех первых гонок представитель Ferrari будет лидировать в личном зачете чемпионата с преимуществом в тринадцать очков, имея на счету две победы?
Маурицио Арривабене: Конечно, мы не рассчитывали на это, поэтому очень довольны. Долгие усилия начинают оправдываться, я очень рад за всех сотрудников на трассе и на базе в Маранелло. Вместе с тем я видел, насколько здесь прибавили соперники из Red Bull Racing, да и в Mercedes намерены отстоять звание чемпионов, потому мы по-прежнему сосредоточены на работе от гонки к гонке и постараемся сделать сражение за титул максимально острым.

Вопрос: Мы обсуждали с Тото Вольфом доработанную машину Mercedes и спрашивали его о том, насколько он доволен ее скоростью. Каким вам видится расклад сил между Ferrari и Mercedes в этот уик-энд и в предстоящих гонках?
Маурицио Арривабене: Предыдущий сезон научил нас следить за всеми соперниками. Визуально новая машина Mercedes очень впечатляет, но мы присматривались и к новинкам Red Bull Racing. Можно сказать, перед нами два подхода: подход Mercedes – интересный, изобретательный, удивляющий, и подход Red Bull Racing, при котором модификации не столь очевидны, но очень эффективны.

Чтобы на равных соперничать с этими командами, нам нужно принимать в расчет их действия и продолжать собственную работу. В нынешнем сезоне для нас это своего рода мантра: мы присматриваемся к соперникам, и если видим что-то интересное, внимательно это изучаем, но в целом придерживаемся собственной программы и стараемся выполнять ее, не отвлекаясь на прочие моменты.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер) Уверена, вы в курсе, что FIA отмечает день волонтера, посвященный людям, без участия которых не обходится ни одно событие в мире автоспорта. Не могли бы вы поделиться мнением о том, насколько важен их вклад, и рассказать о положительном опыте взаимодействия с волонтерами?
Кристиан Хорнер: Эти люди проделывают невероятную работу не только на Гран При Формулы 1, но и на всевозможных соревнованиях по всему миру, притом многие из них занимаются этим из чистой любви к автоспорту. Медицинская поддержка, бригады докторов – я очень ими восхищаюсь, без них мы бы попросту не смогли выступать. Они во многом облегчают нам жизнь, но притом выполняют поистине значимую, колоссальную работу.

Маурицио Арривабене: У меня есть отличный пример, как я сам будучи молодым и помешанным на Формуле 1 пытался стать маршалом, притом мной двигало единственное стремление – не деньги, а желание быть ближе к машинам и наблюдать гонку. Мне задали пару вопросов, поняли, что я просто болельщик, и отправили восвояси, но я должен поблагодарить FIA за то, что все эти люди – они не только увлечены Формулой 1 и работают совершенно бесплатно, они являются экспертами в тех вопросах, в которых оказывают нам содействие. Ну а мы, в свою очередь, относимся к ним с огромным уважением.

Мониша Кальтенборн: Важно проводить подобные мероприятия, так как это отличный способ обратить внимание на волонтеров, выполняющих очень нужную работу. Они работают с полной самоотдачей, помогают устранить многие непростые моменты, и мы должны об этом говорить. Есть много примеров, когда люди вовлекаются в дела спорта на самом разном уровне, и их функционал и участие гораздо шире, чем кажется по ходу гонки.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Маурицио, в первой части свободных заездов разница между Mercedes и Ferrari оказалась весьма существенной. Как так получилось, и были ли у вашей команды какие-либо сложности? Считаете ли вы, что у Mercedes по-прежнему есть преимущество на одном быстром круге?
Маурицио Арривабене: Такой же вопрос мне задали в пятницу в Австралии, где в первой тренировке мы уступили Mercedes примерно секунду. Я отвечу точно так же, как в Мельбурне: честь и хвала Mercedes, но мы не намерены отклоняться от своей программы. Мы рассчитываем добиться прогресса к субботе и воскресенью и целиком заняты этой задачей. Я не раз говорил, что Mercedes – действующие чемпионы мира, им нужно защитить свое звание, они сильны и по-прежнему остаются для всех ориентиром, а мы должны постараться осложнить им жизнь.

Вопрос: (Алан Болдуин) Маурицио, в Liberty Media хотят, чтобы команды активнее общались с болельщиками, но я не ошибусь, если скажу, что Ferrari – единственная команда, которая в этом сезоне меньше общается с журналистами, чем в предыдущем. Можете пояснить причины? В прошлом году это отвлекало от работы, или так вы пытаетесь снизить прессинг?
Маурицио Арривабене: Честно говоря, я удивлен, поскольку в двух Гран При один из наших гонщиков общался с болельщиками в четверг в социальных сетях, а в остальном мы делали то же самое, что и год назад. О каком меньшем общении мы говорим? Разумеется, в Liberty хотят видеть больше интервью, но они также говорят о цифровых каналах – мы попробовали использовать разные варианты в первых двух гонках сезона и в итоге вернулись к прошлогодней модели работы. Все вы получаете наши комментарии и в печатном, и в цифровом формате – не понимаю, в чем проблема? Команда целиком сосредоточена на своих задачах, это правда.

Вопрос: (Джон МакЭвой) В продолжение предыдущего вопроса. Маурицио, но раньше вы высказывались после гонки…
Маурицио Арривабене: Если вы получили пресс-релиз по итогам гонки, там представлены мои комментарии. Ваш коллега говорил о подходах Liberty Media – мы тоже стараемся представить гонщиков главными действующими лицами Гран При. Задача руководителя команды – управлять коллективом и мотивировать всех, в том числе гонщиков, выполнять свою работу. Сейчас я лично и вся команда сосредоточены на текущих задачах – поймите, очень сложно сражаться с соперником вроде Mercedes, это требует полной концентрации, и мы будем давать комментарии только тогда, когда требуется – то есть, в воскресенье после гонки. Никаких других намерений у нас нет.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Собственно, я хотел спросить о другом, но полезно понимать, что мы можем обратиться к вам с вопросом и получить ответ, а не ограничиваться одними пресс-релизами. А вопрос следующий – хотели бы вы снова видеть Фернандо Алонсо в составе Ferrari?
Маурицио Арривабене: А, так вот в чем вопрос! Видимо, есть причина, почему вы хотите меня разговорить, но мой ответ будет не сильно отличаться от того, что был ранее. Постарайтесь понять настрой нашей команды в нынешнем сезоне. Мы действительно работаем как единый коллектив, неотъемлемой частью которого являются оба наших гонщика. Мы полностью сосредоточены на своих процессах, и вопрос о контрактах не входит в число приоритетных. Мы отлично взаимодействуем между собой и хотим сработать по максимуму, в коллективе потрясающая атмосфера – так зачем начинать беседы на отвлекающие темы? Мы смотрим друг другу в глаза и понимаем, что являемся единой командой.

Вопрос: (Мартин Вризема) Кристиан, мы только что беседовали с Максом Ферстаппеном, и он сказал, что Red Bull Racing остается третьей командой по скорости, а в его голосе чувствовалась досада. Как вы работаете со столь амбициозным гонщиком, которому приходится мириться с мыслью, что он пока не фаворит? Это касается и Даниэля Риккардо – ждут ли гонщики иных подходов от команды?
Кристиан Хорнер: Макс не ошибся в своих наблюдениях, на данный момент мы остаемся третьей по силе командой, но есть и положительные моменты – мы ближе к Ferrari и Mercedes, чем когда-либо с начала сезона. Нам удалось прибавить в скорости – да, предстоит поработать над настройками и реализовать потенциал новинок, но я не ощущаю со стороны Макса какого-либо разочарования. Он по-прежнему сосредоточен, мотивирован, выкладывается на каждом круге и наслаждается тем, что выступает в Формуле 1. Конечно, он жаждет успеха, и то же самое можно сказать о Даниэле. Но Макс не требует от нас смены подхода: он видит, какие усилия прилагает команда, сколько часов работают наши сотрудники – для них это тоже спорт, ведь наши отделы, по сути, конкурируют с такими же отделами внутри Ferrari и Mercedes.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Кристиан, шесть-семь лет назад вы выступали против любых форм контроля расходов, а недавно высказались в поддержку ограничения бюджета. Почему вы считаете, что сейчас расходы можно контролировать, тогда как пару лет назад такой возможности не было? Если можно, я хотел бы также услышать мнение Мониши и Маурицио…
Кристиан Хорнер: Прежде всего, хотел бы пояснить – я по-прежнему не приветствую любые ограничения бюджета. Они неработоспособны, не поддаются контролю, и пять лет назад нас больше всего беспокоило то, каким образом можно понять, что именно происходит в отдельном конструкторском подразделении, приходящимся дочерним крупному автопроизводителю.

Я всегда выступал за то – уверен, со мной согласятся все команды – чтобы контролировать объем текущих расходов за счет упрощения правил. Формула 1 прогрессирует невероятными темпами, каждая область требует исследований, и это лишь подстегивает расходы. С новыми держателями коммерческих прав и FIA у нас есть возможность заново взглянуть на источники роста издержек, поработать над ними, после чего станет понятно, сколько средств можно тратить. Зрителям на трибунах зачастую не понятны и не интересны технологии, на которые команды тратят целое состояние, и некоторое упрощение стало бы выходом из сложившейся ситуации.

Мониша Кальтенборн: Приятно слышать такое от Red Bull Racing, ведь мы с Force India давно говорим о том же – нужно в целом снизить издержки, и не важно, будет ли это лимит на бюджет или иные методы контроля. Необходимо сократить расходы, убедиться в том, что все участники способны выступать на конкурентоспособном уровне, а затем заняться вопросами зрелищности. Судя по всему, новые владельцы чемпионата разделяют эту точку зрения и активно работают в данном направлении – надеюсь, вскоре они представят свои предложения.

Маурицио Арривабене: Прежде чем говорить об ограничении расходов, нужно понять, как нынешний держатель коммерческих прав планирует развивать Формулу 1 и повышать интерес к ней. Помнится, мы – точнее, представители Liberty Media – говорили о цифровых средствах коммуникации, которые сейчас задействованы лишь на 1% от своих потенциальных возможностей: над этой областью следует поработать.

Что касается ограничений, я всегда говорил, что наша команда поддерживает идею снижения затрат. Да, идеального решения не существует, но мы готовы рассмотреть любые поправки к регламенту, позволяющие сократить расходы без ущерба результатам на трассе, поскольку в противном случае – если со снижением расходов падает и скорость – никакой выгоды для зрелищности не получается. Я говорил об этом раньше, буду делать акцент и в будущем.

Также важно понять, насколько верны чемпионату так называемые небольшие команды – по сравнению с другими видами спорта они сами по себе не так уж малы. Формуле 1 нужны люди, верные своему делу, желающие работать в своей профессиональной сфере и подкрепленные соответствующими финансовыми ресурсами. Худшее, что можно представить, это когда команда создается на два-три года, а затем покидает чемпионат. Все эти вопросы нужно рассматривать одновременно с корректировками регламента, направленными на снижение затрат.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Кристиан, в этом году Red Bull Racing по ходу гонок пару раз мешали проблемы с тормозами. Ваша команда использует те же тормоза, что Ferrari – полагаю, проблема не в них, но тогда в чем же? Всё это кажется немного странным…
Кристиан Хорнер: У нас были проблемы с тормозами в Бахрейне и в момент рестарта в Сочи. Итог в обоих случаях одинаковый, но характер поломок разный. В Бахрейне на машине Макса поломка позволила горячему воздуху в обход уплотнителя попасть на тормозной суппорт, вследствие чего последний вышел из строя. Кроме того, произошла утечка жидкости из суппорта – в общем, всё произошло внутри тормозного барабана.

В случае с Даниэлем причину выявить оказалось сложнее. За машиной безопасности темп был не таким уж высоким, температура тормозов оставалась в пределах нормы, но в момент рестарта они внезапно отказали. Мы потратили немало времени на анализ ситуации и надеемся, что нашли решение, которое в пятницу было опробовано на трассе.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости