Гран При Испании: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Испании: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Себастьян Феттель (Ferrari)
3. Даниэль Риккардо (Red Bull Racing)

Интервью на подиуме

Вопрос: (Педро де ла Роса) Льюис, расскажите о гонке. Начнем с плохого – что произошло на старте?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, я хочу поблагодарить всех болельщиков на трибунах! Этой гонки мы ждали долго – должен признаться, мой первый визит в Испанию был не вполне удачным, но со временем моя любовь к этой стране только усилилась. Команда сработала прекрасно. Сегодня мы увидели невероятную борьбу – такими и должны быть гонки! Себастьян был очень быстрым, но команда, принимая тактические решения, всё сделала верно.

Я точно не знаю, что пошло не так на старте, мне нужно обсудить это с инженерами…

Вопрос: (Педро де ла Роса) Не стоит беспокоиться...
Льюис Хэмилтон: Старт прошел не идеально. Поверьте, я сделал всё, что мог, но произошла небольшая пробуксовка.

Вопрос: (Педро де ла Роса) Расскажите о борьбе в первом повороте по ходу гонки. Себастьян как раз выехал с пит-лейн на Medium – как всё прошло?
Льюис Хэмилтон: Если говорить об эпизоде после пит-стопа, когда Себастьян выехал из боксов и наши машины поравнялись, то мне показалось, что я оказался за пределами трассы. Момент был очень острый, но, как я уже говорил, именно так и должно быть в гонках. Мне это нравится!

Вопрос: (Педро де ла Роса) Отлично сработано – 55-я победа в карьере! Себастьян, переходим к вам. Возможно, вам кажется, что следовало атаковать чуть агрессивнее?
Себастьян Феттель: Мне удался неплохой старт – у меня и Льюиса возникла пробуксовка, но я вышел вперед. До первого поворота здесь продолжительный отрезок, я смог удержать лидерство, а затем вошёл в ритм. Всё складывалось удачно, но Льюис позже меня провел пит-стоп. Я понимал, что всё решится в конце гонки.

После второго пит-стопа я был удивлён тем, как близко мы оказались. Я старался тормозить как можно позднее, едва не заблокировал колеса в первом повороте, но сумел остаться впереди и следующие несколько кругов делал всё, чтобы сохранить позицию.

Поначалу мне везло – отстававшие на круг машины обеспечивали эффект «воздушного мешка», но на свободной трассе Льюис просто промчался мимо на прямой. Я пытался удержаться за ним, к сожалению, не удалось – отлично сработано, а мы сделали всё, что могли.

Вопрос: (Педро де ла Роса) Вы лидируете в чемпионате с преимуществом в шесть очков...
Себастьян Феттель: Хорошая гонка, замечательная аудитория – было бы здорово одержать победу, но…

Вопрос: (Педро де ла Роса) Расскажите о резервном плане – какие варианты рассматривала команда? Скорректировать стратегию и попытаться атаковать?
Себастьян Феттель: В конце гонки у нас было огромное преимущество над Даниэлем Риккардо, мы могли свободно выбирать стратегию. Я и команда активно обсуждали возможности, мы надеялись, что у Льюиса возникнут сложности с шинами, но к концу гонки трасса, как правило, покрывается слоем отработанной резины, поэтому комплект дольше сохраняет эффективность. Я атаковал изо всех сил, но не мог подобраться ближе.

Вопрос: (Педро де ла Роса) Фантастический пилотаж! Переходим к Даниэлю. На этот раз не будем пить из ботинка! Это ваш первый подиум с прошлогоднего Гран При Мексики – что скажете?
Даниэль Риккардо: Здорово финишировать в тройке. Сегодня мне немного повезло со сходом Валттери. Я занимал четвертую позицию, когда у него возникли какие-то проблемы. Сейчас мы стараемся использовать любой шанс, и я счастлив, что поднялся на подиум. Очень рад вновь попробовать призовое шампанское. Сегодня отличная погода, хотя говорили, что возможны осадки. Здорово, что светит солнце. Спасибо всем!

Вопрос: (Педро де ла Роса) Блестящий результат! Снова к вам, Льюис. Трасса в Барселоне считается одной из самых требовательных к физической подготовке – насколько трудно вам пришлось?
Льюис Хэмилтон: В плане физических нагрузок это была одна из самых трудных гонок.

Вопрос: (Педро де ла Роса) Как мышцы шеи?
Льюис Хэмилтон: Шея в порядке, но, кажется, сегодня я потерял почти два килограмма. Машины очень быстрые, я всё время боролся с Себастьяном, который ехал очень быстро и прекрасно провёл этот Гран При. Я просто наслаждаюсь борьбой с такими соперниками!

Пресс-конференция

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: Льюис, примите поздравления! 55-й успех в карьере и второй – в Барселоне. Судя по вашим эмоциям, эта победа многое для вас значит. Казалось, что первое место ускользает, однако в Mercedes выбрали верную стратегию, а вы блестяще сработали с шинами…
Льюис Хэмилтон: Я хотел бы поздравить команду и поблагодарить за отличную стратегию, блестящую работу в боксах и те новинки, что позволили нам не отпустить Ferrari. Уик-энд сложился здорово, приятно вернуться в форму после неудачи в прошлой гонке.

Правда, я всё-таки уступил на старте – не знаю, почему. Машина уже сорвалась с места, но в следующий момент возникла пробуксовка – и Себастьян сразу промчался мимо. Потом он оказался очень быстр, мне стоило больших усилий не позволять ему оторваться. Пожалуй, это была самая яркая борьба за долгое время – как раз то, что нужно нашему спорту в каждый уик-энд. Ради этой борьбы я пришел в гонки и до сих пор продолжаю выступать.

Сражаться с четырехкратным чемпионом мира очень здорово! По ходу первого отрезка я контролировал состояние шин и держался достаточно близко, но на втором мне было сложнее соответствовать его темпу, так как Себастьян ехал на более мягких шинах. В какой-то момент мы оказались бок о бок в первом повороте, и я оставил ему достаточно места, иначе мы бы столкнулись.

Себастьян Феттель: Кажется, это я оставил тебе достаточно места.

Льюис Хэмилтон: Нет, ты едва ли не оттеснил меня!

Себастьян Феттель и Льюис Хэмилтон на пресс-конференции после гонки

Себастьян Феттель: Но мы оба сейчас здесь, так что никаких проблем.

Льюис Хэмилтон: Согласен. Потом я просто ждал удобного момента. Мы как раз догнали отстававших на круг, было непросто их обгонять, контролируя работу DRS и ERS. В Ferrari продемонстрировали потрясающий темп, борьба получилась плотной, но в итоге мне удалось использовать ресурс более мягких шин…

Слушай, Себастьян, я столь же многословен, как ты, когда выигрываешь гонку!

Себастьян Феттель

Себастьян Феттель: Продолжай.

Льюис Хэмилтон: Когда мне сказали, что на шинах Soft предстоит проехать 25 кругов, я понимал, что ближе к финишу Себастьян, ехавший на более жестком составе, имеет шансы подобраться. К счастью, мне удалось оптимальным образом использовать ресурс резины.

Вопрос: Фантастическая гонка, отлично сработано! Себастьян, а вы наверняка назовете её гонкой упущенных возможностей. Вы перехватили лидерство, чуть раньше провели пит-стоп, когда казалось, что в Mercedes вот-вот свернут в боксы, но соперники поступили иначе. Затем в Mercedes оставили Валттери Боттаса на трассе еще на восемь кругов, чтобы он смог придержать вас, и за ним вы потеряли четыре секунды…
Себастьян Феттель: Неплохо разыграно.

Вопрос: В общем, один из тех дней, когда вы пытались угнаться за победой, но она всё время от вас ускользает...
Себастьян Феттель: Верно подмечено. Льюис сработал здорово и победил в честной борьбе. Конечно, я не могу быть доволен, поскольку успех был так близко.

Старт прошел неплохо – я заметил, что у Льюиса возникла пробуксовка, и отлично сорвался с места. Пришлось сразу смотреть в зеркала, чтобы понять, удалось ли кому-нибудь стартовать лучше, но, похоже, все мы переоценили уровень сцепления с асфальтом. По ходу первого отрезка я был доволен машиной, но контролировать отрыв было непросто – темп оказался практически одинаковым. Затем мне пришлось свернуть в боксы, чтобы избежать "подрезки".

Я выехал позади Даниэля, неплохо начал второй отрезок, но Льюис сумел чуть дольше остаться на трассе и, не беспокоясь об отрыве, выбрать иную тактику, позволяющую чуть быстрее ехать ближе к финишу – к сожалению, именно так и вышло.

Что касается Валттери, я быстро его догонял, но понимал, что в Mercedes не позовут его в боксы: машина Боттаса постоянно скользила, они использовали его, чтобы сдержать меня. Валттери каким-то образом удавалось удачно выходить из последнего поворота, первая попытка атаки не увенчалась успехом, и во второй я подумал: «Пора, я должен как-то его пройти, пусть даже по траве!»

Валттери активно использовал всю ширину трассы, борьба была очень плотной. Чтобы перехитрить его, я сперва сместился внутрь, затем вернулся на внешний радиус, а в итоге атаковал изнутри. План сработал, но я едва не потерял контроль над машиной, поскольку при активированной DRS активно работал рулем. Я был рад удачной атаке, но когда понял, что потерял немало времени, огорчился, ведь реальная борьба шла с Льюисом.

Не знаю, что произошло на заключительном отрезке. Выехав с пит-лейн, я удивился, увидев Льюиса рядом – казалось, у меня есть запас секунд в восемь. Мне удалось сохранить лидерство, после чего я отражал его атаки в конце прямой и рассчитывал, что чем дольше он атакует, тем сложнее ему будет с шинами. Но вскоре передо мной не оказалось машины,за которой можно было бы удержаться и использовать DRS. Льюис, неизменно быстрый на третьем секторе, хорошо вышел из последнего поворота и просто промчался мимо к своей победе.

Мы сделали всё, что было в наших силах. Машина ехала здорово, жаловаться не на что. Уик-энд прошел недостаточно гладко, но мы добились достаточно высокого результата.

Вопрос: И вы по-прежнему лидируете в чемпионате…
Себастьян Феттель: Я больше думал о сегодняшней гонке. В момент выезда с пит-лейн Льюис оказался совсем рядом, я был на более свежих шинах, хотел остаться впереди и пытался угадать с точкой торможения. Мне это удалось, но я практически не оставил Хэмилтону места.

Льюис Хэмилтон

К счастью, он среагировал оперативно и избежал столкновения. Не знаю, был ли там контакт – кажется, мы едва разминулись. Было приятно в тот момент удержать позицию, но борьба получилась очень острой.

Даниэль Риккардо

Вопрос: Даниэль, добро пожаловать! Приятно снова видеть вас на пресс-конференции по итогам гонки, но сегодня Red Bull Racing, несмотря на все доработки, уступила лидеру 75 секунд…
Даниэль Риккардо: Да, мой рассказ будет не настолько интересным, как у Льюиса и Себастьяна – я с завистью слушал, как они говорили о своем сражении. Впрочем, приятно вернуться на подиум, приятно видеть плотную борьбу за лидерство, которой наслаждаются оба фаворита. Как заметил Льюис, ради этого мы участвуем в гонках. Сегодня у меня не было возможности сражаться за победу, но мы активно над этим работаем.

Мы должны быть благодарны за первый в сезоне подиум. Нам повезло: не знаю, с какими проблемами столкнулся Валттери Боттас – он просто остановился на обочине, возможно, из-за отказа двигателя. Для меня гонка выдалась не слишком богатой на яркие моменты, если не считать инцидентов впереди в момент старта. Я просто контролировал состояние шин, ближе к финишу пытался выжать из них максимум, но слышал, с каким временем едут лидеры, и понимал, что нам предстоит проделать большую работу, чтобы их догнать. Главное – сохранять позитивный настрой и не терять мотивацию.

Вопросы с мест

Вопрос: (Роксана Цвик) Себастьян, у вас снова возникла заминка при обгоне Фелипе Массы на круг. Что скажете?
Себастьян Феттель: Фелипе оставил достаточно места, жаловаться не на что. Когда догоняешь соперника, машина начинает сильно скользить – я просто заблокировал передние колеса и поймал себя на мысли, что мне нужен ручной тормоз, чтобы направить заднюю часть SF70-H в поворот. Хорошо, что я не врезался в Williams и не сломал переднее антикрыло.

Фелипе тоже пришлось нелегко, ведь он оставил мне достаточно места и ждал, когда я проеду мимо. Мне следовало лучше выбрать траекторию в десятом повороте: иногда мы проезжаем там практически по поребрику, но большую часть времени оказываемся в 1,5 метрах от апекса. Машина скользила, я недооценил обстановку, и если уж кого и винить в произошедшем, то меня самого. Досадно, что снова оказался замешан Фелипе: в Сочи у нас с ним возникло недопонимание, здесь очередная заминка, но он опытный гонщик и знает, как вести себя в подобных случаях. К нему не может быть никаких претензий.

Вопрос: (Майк Дудсон) Льюис, спасибо что превратили монотонную процессию в захватывающую гонку, и отдельно – за сражение с Себастьяном. Вы оба, как обычно, спокойно говорите друг с другом, но я абсолютно уверен, что слышал, как в переговорах с командой вы назвали действия Феттеля опасными. Не могли бы рассказать чуть подробнее?
Льюис Хэмилтон: Кажется, это было сказано в пылу борьбы. Оказавшись за пределами трассы в первом повороте, я старался проехать прямо, но наскочил на поребрик и на доли секунды потерял управление, тогда как Себастьян находился непосредственно передо мной.

Удар мог быть серьезным, но, к счастью, мне удалось избежать контакта. Я не сказал ничего грубого, просто подумал, что нужно быть чуть осторожнее, так как мы едва разминулись. Здорово, что у нас получилось такое сражение, что ни одна из машин не получила повреждений, и что отношения ничуть не пострадали. Себастьян оборонялся на пределе, но этот предел не переступал. Впрочем, если бы он все-таки зацепил меня, я, наверное, рассуждал бы иначе…

Вопрос: (Анжелика Белокопытова) Льюис, о чем вы подумали, когда на старте Себастьян оказался впереди? И когда после пит-стопа он сохранил преимущество, мысли были такие же?
Льюис Хэмилтон: Нет, не такими же. Когда на первых метрах ты теряешь лидерство, мысли сводятся к следующему: «Только не это, мы столько работали на этот поул!» Сейчас старты получаются абсолютно непредсказуемыми. Я выполнил все необходимые процедуры, но шины все-таки сорвались в пробуксовку, а Себастьян среагировал чуть лучше. В Барселоне очень сложно преследовать соперника, если на выходе из первого поворота оказываешься за быстрой машиной, шансы на успех крайне малы. В начале гонки Феттель был невероятно быстр, но я старался не отставать от него, а ближе к концу первого отрезка стал понемногу приближаться и подумал: «Что ж, похоже, борьба предстоит серьезная!»

Чего я не знал, так это всей картины – у меня была лишь информация о плановых пит-стопах и сообщения от инженеров. Я не представлял, чем всё закончится, мог лишь выкладываться на пределе и был очень рад, когда в итоге оказался близко к Ferrari. Я всерьез опасался, что из-за продолжительного первого отрезка потеряю все шансы – мне казалось, что Себастьян уехал слишком далеко, но я предпочел довериться инженерам и своему стратегу, и они все сработали отменно.

Здорово, что у нас получилось такое сражение, что шины выдержали… Пожалуй, столь плотной борьба оказалась как раз потому, что мы были на разных составах: если бы я и Себастьян ехали на одинаковой резине, зрелище было бы не таким захватывающим.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Себастьян, пара вопросов. Был ли вариант проехать второй отрезок не на Soft, а на Medium, как Льюис? И что вы думаете о раскладе сил между Ferrari и Mercedes – он такой же, как в первых гонках?
Себастьян Феттель: Конечно, у нас была возможность проехать второй отрезок на Medium – у нас оставались свежие комплекты обоих составов. Впрочем, не думаю, что к стратегии могут быть претензии. Я потерял почти четыре секунды в борьбе с Валттери Боттасом, затем ко второму пит-стопу от преимущества в восемь секунд не осталось и следа. Сложите две цифры – с двенадцатью секундами запаса всё могло сложиться удачнее, но получилось так, как получилось.

Думаю, окажись мы на Medium, всё было бы точно так же. Льюис в тот момент ехал позади, в Mercedes могли поставить Soft и провести атаку – в общем, нет смысла жаловаться. В конце гонки у Хэмилтона было преимущество за счёт более мягких шин, он сработал здорово. Обгонять в Барселоне сложно, но ему это удалось.

Что касается второго вопроса, мы очень рады, что у нас есть возможность бороться с Mercedes. На протяжении последних нескольких лет они были безоговорочными фаворитами, но сейчас мы заставляем их напрягаться. В общем, можно быть довольными, но не на все 100% – сегодня машина позволяла бороться за победу, но первое место досталось другим. Впрочем, главное, мы снова сражались вплотную и уступили совсем немного. SF70-H быстра, команда в отличной форме, но мы понимаем, что нужно прибавить, ведь цель – не сражаться вплотную, а быть впереди. Борьба колесо в колесо – это здорово, но хочется видеть её на последних кругах, чего сегодня не наблюдалось.

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопрос для Льюиса и, возможно, для Себастьяна. Что, по-вашему, произошло в этот уик-энд? Льюис, вы выступали на машине, внешне заметно отличающейся от той, что была у вас в первых четырех гонках, однако борьба с Себастьяном была столь же острой, как ранее. Правильное ли направление выбрали в Mercedes, или, возможно, прогресс оказался не настолько существенным, как вы ожидали? Или в Ferrari сработали столь же эффективно и сумели сохранить паритет?
Льюис Хэмилтон: Мы подготовили ровно те модификации, на которые рассчитывали – да, они выглядят броско, но неплохо выполняют свою функцию. Правила одинаковы для всех, однако машины выглядят совершенно по-разному. У Ferrari были доработки и в России, и здесь, в Испании, тогда как мы привезли обновления только на этот этап. Если соперники оба раза привозили по пять новых деталей, то мы одним заходом привезли десять, и прогресс получился примерно одинаковым.

Думаю, в этот уик-энд мы даже оказались чуть быстрее Ferrari. Даже если речь идет об одной десятой, это очень помогло – особенно в гонке. Раньше на длинной дистанции я не мог удержаться за Себастьяном, но сегодня всё было иначе, и это шаг вперед.

Вопрос: (Иоланда Скиннер) Вопрос ко всем. О чем вы думали, когда сегодня стояли на подиуме?
Даниэль Риккардо: Я чувствовал облегчение и радость, ведь я давно не поднимался на подиум. Отличная погода, замечательные зрители. На круге возвращения в боксы в двенадцатом повороте я заметил группу людей, словно представляющих клуб болельщиков Макса Ферстаппена – они все были одеты в оранжевое. Может, они приветствовали так каждого гонщика, но лично мне подарили немало позитивных эмоций. Уверен, они болеют за Макса, но из команд наверняка симпатизируют Red Bull Racing – очень приятно!

Льюис Хэмилтон: Я чувствовал благодарность. Журналистам и зрителям подчас сложно осознать, какую работу нужно проделать, чтобы добиться подобных результатов. Каждую неделю я приезжаю на базу команды и стараюсь заглянуть в различные отделы, побеседовать с людьми, которых знаю уже пять лет. Среди наших специалистов есть те, кто отдал Формуле 1 больше двадцати пяти лет – на их работу стоит посмотреть. На Гран При всё выглядит гламурно, но это лишь верхушка айсберга, потому, стоя на подиуме, я был безмерно благодарен за столь невероятную гонку. Я горжусь нашей командой и очень рад, что могу выкладываться в полную силу. В общем, я испытывал и гордость, и счастье, и невероятный восторг.

Себастьян Феттель: Отвечу честно, я был немного огорчен. Я не хотел победы для Льюиса, а желал ее для себя. Отличная погода, замечательные болельщики, но…

Льюис Хэмилтон: Здорово, что ты не желаешь мне победы!

Себастьян Феттель: После старта и первого поворота для меня всё выглядело здорово – никого из соперников впереди, машина ехала здорово. Впрочем, знаете, сцепления с трассой немного не хватало, я понемногу терял время на разных участках и понимал, что борьба будет плотной. Но мне казалось, что я смогу удержать Льюиса позади, как это было в 2011-м: тогда у меня был продолжительный финальный отрезок, Хэмилтон выглядел явно быстрее, но я сохранил позицию. К сожалению, в этот раз вышло иначе, потому я не вполне доволен.

Впрочем, был один приятный момент в двенадцатом повороте. Там оказался целый сектор голландских болельщиков, они были одеты в оранжевое и пришли поддержать Макса Ферстаппена, но когда я проезжал мимо…

Даниэль Риккардо: Они поприветствовали и тебя!

Себастьян Феттель: Да, они пустили «живую волну»!

Льюис Хэмилтон: На последнем круге, когда я проезжал мимо, они не двинулись с места. Люди рядом как-то реагировали, а эти просто сидели. Я подумал: «Эй, здесь нам не рады», - но когда кругом позже возвращался на пит-лейн, они меня приветствовали.

Даниэль Риккардо: Эти люди тепло относятся не только ко мне, но ко всем гонщикам – я это чувствую и могу быть проводником их эмоций!

Вопрос: (Дэн Натсон) Даниэль, расскажите о старте и первых поворотах.
Даниэль Риккардо: Мой старт оказался в чем-то похож на старт Льюиса. Ближайшим ориентиром для меня был Макс, первую фазу старта я отработал лучше него и Кими Райкконена, но во второй фазе возникла пробуксовка. В итоге мы оказались друг за другом и на участке к первому повороту старались воспользоваться «воздушным мешком».

Помнится, я сместился на внутреннюю часть трассы и старался остаться там, но впереди три машины выстроились в ряд, и мне было практически некуда деться. Кажется, Макс пытался объехать эту группу по внешнему радиусу, каждый пытался затормозить как можно позднее, а потом произошел контакт. Кими и Максу досталось сильнее, они оба оказались за пределами трассы, я пробился на четвертое место и вскоре понял, что Райкконен вовсе сошел с дистанции.

Я не был уверен, где находится Макс, но сообразил, что все шестьдесят шесть кругов предстоит ехать в одиночестве. Затем из-за проблем у Валттери мое четвертое место стало третьим. В общем, как я сказал на круге возвращения в боксы, мы взяли от гонки то, что смогли.

Вопрос: (Жаклин Манэй) Вопрос для Льюиса и Даниэля. Гонка получилась изматывающей, на середине дистанции в вашем голосе, Льюис, чувствовалась усталость. Что вы можете сказать о том, насколько требовательная к физической форме трасса в Барселоне?
Даниэль Риккардо: А Себастьян не выглядит уставшим! Темп оказался выше, чем в предыдущие годы, потому нагрузки ощущались более явно, но впереди нас ждут жаркие Сингапур и Малайзия, там будет еще сложнее, потому сегодня всё было, скажем так, в норме. Я чувствую себя нормально.

Льюис Хэмилтон: Всё зависит от характера гонки – зачастую мы вынуждены действовать определенным образом, например, беречь топливо. В России я не мог атаковать, машина перегревалась, тогда как сегодня от старта до финиша ехал в полную силу. В подобных ситуациях ты задействуешь все резервы – скажем так, на первом отрезке удержаться за Себастьяном было убийственно сложно. Для снижения общей массы у меня в кокпите нет запаса воды, я практически не пью по ходу гонки. К финишу я израсходовал все силы, пульс зашкаливал – выбравшись из кокпита, я чувствовал себя неплохо, но прыжок в толпу наших механиков – не уверен, что смог бы его повторить – я был сильно измотан.

Себастьян Феттель: Спасибо, что не задали этот вопрос мне – сочту за комплимент. Возможно, в этом есть и заслуга машины, которая внешне выглядит не настолько броско, но хороша внутри. Спасибо!

Вопрос: (Сеф Хардинг) В этот уик-энд места для общения с болельщиками изменились, чтобы улучшить их восприятие Формулы 1? Хотите ли вы, чтобы у болельщиков стало больше возможностей общаться с вами? Мы видели интервью на главной прямой после квалификации – как вы ко всему этому относитесь?
Льюис Хэмилтон: А что еще мы делали иначе? Я заметил только интервью после квалификации, было ли еще что-то?

Себастьян Феттель: Не было шампанского.

Льюис Хэмилтон: Взаимодействие с болельщиками улучшилось, но людей на автодроме было меньше, чем во времена, когда Фернандо Алонсо боролся в первых рядах. Тогда на трибунах не было свободных мест, а сейчас они заполнены процентов на 70.

Мы должны активнее привлекать болельщиков на трибуны. Не знаю, почему многие отказались прийти, но те, что всё-таки собрались здесь…. Знаете, в седьмом повороте зрителей было очень много. Нужно продолжать придумывать что-то новое, как со входом в паддок – там болельщики могут оказаться совсем рядом со своими кумирами. Мы должны привлекать людей, а не возводить барьеры. В Формуле 1 зрителям трудно оказаться близко к гонщикам и командам, прогулки знаменитостей по пит-лейн – это, конечно, здорово, но нужно делать больше.

Даниэль Риккардо: По крайней мере, появилось предложение организовать в паддоке барную зону. Идея хорошая, ведь здесь бывает множество гостей, и будь они нашими друзьями, знаменитостями или кем-то еще, они всегда остаются в расположении пригласившей их команды. Если появится некое общее пространство, люди смогут общаться в одном месте в непринужденной обстановке. Кстати, может ли такое место называться баром, если там подают только безалкогольное пиво?

Льюис Хэмилтон: Безалкогольное?

Даниэль Риккардо: Да, 0%.

Себастьян Феттель: Разве вы не читали надписи на трассе? «Никогда не употребляй алкоголь за рулем».

Льюис Хэмилтон: В самом деле? Я не видел никаких надписей.

Даниэль Риккардо: В любом случае, организаторы на правильном пути, я ощущаю позитивные изменения.

Себастьян Феттель: Льюис, как это ты не видел? Речь о баннерах Heineken.

Льюис Хэмилтон: Я не знал об этом.

Себастьян Феттель: А ты заметил, что поребрики на первом секторе окрашены в синий цвет?

Льюис Хэмилтон: Да, заметил – в третьем повороте.

Даниэль Риккардо: И заметил лишь потому, что тебя на эти поребрики оттеснили!

Себастьян Феттель: В четвертом повороте поребрики тоже синие.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости