Гран При Канады: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг. Первая часть

Первая пресс-конференция

Участники: Фернандо Алонсо (McLaren), Льюис Хэмилтон (Mercedes), Джолион Палмер (Renault)

Вопрос: Фернандо, ваш дебют в Инди 500 получился впечатляющим. Каково было после стольких лет выступлений изучать абсолютно иной подход к пилотированию? Выступление в той гонке оживило ваш боевой дух после нескольких непростых сезонов в Формуле 1?
Фернандо Алонсо: Это был потрясающий новый опыт. Правда, график выдался напряженным, пришлось многое осваивать с нуля, но было здорово на пару недель отойти от Формулы 1 и изучить нечто с азов. Мне хотелось испытать себя, попробовать оказаться конкурентоспособным на совершенно новой машине в незнакомой гоночной серии – я всегда искал подобную мотивацию и в этом году принял верное решение отправиться в Индианаполис.

Невероятный опыт я получил уже в квалификации, когда требовалось промчаться четыре круга, не потеряв в скорости ни на одном участке трассы, ну а гонка стратегически очень отличалась от того, что мы видим в Формуле 1 – она была очень долгой, почти 3 часа и 45 минут в кокпите. Для меня всё это было новым, но я чувствовал себя конкурентоспособным, уверенно провел квалификацию, лидировал в самой масштабной гонке планеты и остался очень доволен.

Вопрос: Что дальше? Полученный опыт помог вам определиться с дальнейшим направлением карьеры?
Фернандо Алонсо: Нет. Я не раз говорил, что моим приоритетом остается третий титул. На протяжении последних шестнадцати лет я оттачивал мастерство управления машиной Формулы 1, с ней я справляюсь лучше всего, и она остается лучшим из вариантов. Но если я когда-нибудь сяду за руль машины другой гоночной серии с иными шинами и иными правилами, я не сомневаюсь, что буду конкурентоспособен, потому о будущем не беспокоюсь. Если не получится в третий раз стать чемпионом Формулы 1, я все равно буду любить автоспорт и продолжу выступать в другой серии. Я знаю, что смогу побеждать где угодно.

Вопрос: Льюис, у вас пять поулов и пять побед в Монреале, здесь у вас есть шанс отыграться за неудачное выступление в Монако. Вместе с тем, Тото Вольфф перед началом уик-энда заявил, что из-за конфигурации трассы гонка может оказаться непростой для Mercedes. Насколько оптимистично вы настроены?
Льюис Хэмилтон: По-моему, Тото говорил о том, что он думает о Ferrari. Мы все видим, что сейчас Ferrari быстрее всех, именно они считаются фаворитами. Но мы напряжённо работали, чтобы разобраться с проблемами, возникшими в Монако. Надеюсь, в этот уик-энд мы сможем атаковать, для канадской гонки команда подготовила ряд уникальных новинок, которые должны сработать, но это ещё не значит, что мы сможем опередить Ferrari.

Вопрос: Не секрет, что с более мягкими составами у нынешней машины Mercedes есть сложности – вам труднее вывести шины в оптимальный режим и поддерживать их температуру. Насколько команде удалось исправить эту проблему?
Льюис Хэмилтон: Не так уж и сильно.

Вопрос: Чего вы сможете добиться от шин?
Льюис Хэмилтон: Мы провели определённую аналитическую работу, но пока не знаем, удалось ли нам добиться каких-то улучшений.

Вопрос: Джолион, в Монако вы добились лучшего для себя результата с начала сезона – стартовали 16-м и финишировали 11-м. Это добавило уверенности?
Джолион Палмер: Да, уверенности прибавилось, но начало сезона в целом выдалось непростым. Недавно мы увидели некоторые позитивные сдвиги, хотя это не очевидно по результатам в протоколе. Но в Монако я, по крайней мере, полностью проехал дистанцию, был достаточно конкурентоспособен с точки зрения времени на круге. Когда стартуешь 16-м, трудно кого-то обогнать, поскольку ты всё время находишься в трафике, но улучшение темпа добавляет уверенности.

Вопрос: В превью этапа Сирил Абитебул заметил, что у силовой установки и коробки передач на вашей машине достаточный запас надежности, команда может целиком сосредоточиться на скорости. Что скажете?
Джолион Палмер: Звучит неплохо! Посмотрим, команда всегда выкладывается на пределе. Канадская трасса очень требовательна к силовой установке, в этой области мы постоянно прогрессируем – пожалуй, пришло время добиваться результатов и зарабатывать очки.

Вопросы с мест

Пресс-конференция в четверг: Фернандо Алонсо и Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Фредерик Ферре) Льюис, насколько сложно заставить шины работать, как вы прогреваете их, готовясь к попытке?
Льюис Хэмилтон: Пилотаж не меняется – в зависимости от температуры трассы ты просто атакуешь агрессивнее или аккуратнее, а шины либо успевают войти в рабочий диапазон к началу круга, либо нет. Это сложно почувствовать: иногда шины ведут себя так, словно ты едва покинул боксы, а иногда сцепления вполне достаточно, и так происходит со всеми составами.

Вопрос: (Сеф Хардинг) Льюис, для вас Монреаль – особенное место, именно здесь вы начали череду своих побед. В Instagram вы разместили свою детскую фотографию, на которой рядом с вами, одетым в кимоно для карате, запечатлен ваш отец. В этот уик-энд отмечается день отца – скажите, приезжая сюда, вспоминаете ли вы те эмоции от первой победы? С того момента прошло уже десять лет – чувствуется ли позитивная энергетика?
Льюис Хэмилтон: Это был невероятный опыт, я стоял на подиуме и смотрел на отца, который был внизу – я никогда не видел, чтобы он так широко улыбался! За минувшие 10 лет я ещё сильнее полюбил Монреаль, у меня здесь появилось немало болельщиков, здесь мне всегда оказывают очень тёплый приём, я чувствую любовь канадской публики.

Обычно гонка проходит отлично, погода чаще всего хорошая, трасса здесь уникальная, а Монреаль – отличный город. Мне не доводилось бывать здесь вне Гран При, но канадский уик-энд всегда доставляет удовольствие. Я стараюсь приехать сюда чуть раньше, поскольку в Монреале отличная кухня, замечательные люди, и мне здесь очень спокойно.

Вопрос: (Ральф Бах) Фернандо, если бы вам сказали, что в следующем сезоне вы можете получить мотор, с которым Льюис выступает сейчас, это помогло бы определиться с перспективами?
Фернандо Алонсо: Нет, это никак не повлияло бы на мое решение.

Вопрос: (Брюс Шоенфельд) Заметили ли вы какие-либо изменения после смены владельцев Формулы 1? Возможно, иные коммерческие возможности, или же порядок вещей ровно такой же?
Льюис Хэмилтон: Изменения очень незначительные – думаю, новые владельцы еще занимаются планированием. Если говорить о трассе – вы знаете, где находится мост? Раньше там останавливали движение, чтобы болельщики могли пройти на автодром, но теперь, спустя 15 лет, там, наконец, появился надземный переход. Не знаю, кто именно это реализовал, но в остальном изменений нет.

Вопрос: (Хейкки Культа) Льюис, говорят, после первой победы гонщик становится сильнее. Заметили ли вы какие-либо перемены в Валттери Боттасе после его успеха в Сочи? И заметили ли вы какие-либо перемены в себе десять лет назад, когда впервые победили в Канаде?
Льюис Хэмилтон: Я не заметил чего-то нового в Валттери – он по-прежнему спокоен и ведет себя очень сдержано. Но когда я одержал свою первую победу, это здорово добавило уверенности: я подтвердил то, что в душе давно знал – свою способность побеждать. Думаю, все гонщики в такой момент испытывают примерно одинаковые эмоции, просто некоторые проявляют их больше других.

Вопрос: (Хельмут Уль) Фернандо, в интервью испанскому телевидению вы сказали, что уйдете из чемпионата, если организаторы запланируют сезон из 25 этапов – это правда?
Фернандо Алонсо: Да.

Фернандо Алонсо на пресс-конференции в четверг

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Фернандо, в Индианаполисе вы вели себя очень открыто – катались на скейтборде по паддоку, участвовали в пресс-конференции с фермерами штата Индиана. В чем причина таких перемен, будете ли вы вести себя так и в Формуле 1?
Фернандо Алонсо: В паддок Формулы 1 нельзя пронести скейтборд, а что касается фермеров – там они выплачивают премию лучшему новичку, и если здесь кто-то назначит подобные призовые, я приду к нему на пресс-конференцию. Просто в Индианаполисе в целом иная атмосфера, там все более расслаблены и счастливы. Люди гордятся гонкой, на которую приезжают из года в год, ждут от нее славных эмоций. Я не хочу сказать, что в Формуле 1 всё иначе, просто в свете коммерческих интересов, окружающих чемпионат, каждый старается сказать нечто такое, что станет темой для новостей, тогда как в Индианаполисе 33 гонщика просто наслаждаются гонкой.

Формула 1 масштабнее и сложнее во многих аспектах, но нечто подобное происходит во всех видах спорта. В большом теннисе во время выступления на Ролан Гаррос игрокам приходится учитывать гораздо больше моментов, чем в начале карьеры. Аналогично в футболе: когда ты только начинаешь им увлекаться, ты просто получаешь удовольствие, а когда дело доходит до финала Лиги Чемпионов, любой незначительный комментарий перед матчем может породить полемику. В Индианаполисе атмосфера более расслабленная, там нет того прессинга, что сопутствует Формуле 1.

Вопрос: (Саймон Лейзенби) Фернандо, что вы чувствуете, вернувшись в Формулу 1? В Honda обещали вам обновленную силовую установку к Гран При Канады – похоже, этим планам не суждено сбыться. Зак Браун уже высказался очень критически, и предстоящие 90 дней будут определяющими для сотрудничества McLaren и Honda. Что должно измениться, чтобы вы остались в команде?
Фернандо Алонсо: Мы должны начать побеждать. Если это случится до сентября, я останусь в McLaren.

Вопрос: (Гийом Ла Франсуа) Льюис, приятно слышать, что вам нравится бывать в Монреале. Но если говорить о трассе, чем именно она вам так подходит, что здесь вы добились столь впечатляющих успехов?
Льюис Хэмилтон: Повороты напоминают картодром, а длинные прямые позволяют обгонять – в Монреале проще преследовать соперника, чем на других трассах. Автодром очень техничный, он вполне подходит моему стилю пилотирования, и здесь в целом приходится действовать агрессивнее, чем где бы то ни было.

Вопрос: (Джефф Паппоне) В этом году исполняется 50 лет с первой гонки Формулы 1 в Канаде. Вопрос ко всем: насколько важен этот этап для чемпионата и для вас лично?
Льюис Хэмилтон: Насколько значима эта гонка? В Формуле 1 представлено множество стран, в календаре немало отличных гонок, но есть особенные, и канадская – из их числа.

Фернандо Алонсо: Согласен!

Джолион Палмер: Для меня в этом Гран При нет чего-то особенного, но он всегда получается зрелищным. В предыдущие годы уик-энд всегда был богат на события, плюс здесь иной – североамериканский – рынок, так что приезжать сюда всегда интересно.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Фернандо, если организаторы добавят еще пять этапов к расписанию сезона, вы заявили, что уйдете из Формулы 1. В чем причина ваших возражений, и чем вы займетесь, если по этой причине уйдете из чемпионата?
Фернандо Алонсо: Когда я начинал карьеру, в году у нас было шестнадцать гонок плюс тесты, тогда как сейчас количество этапов растет от сезона к сезону, и уже сейчас расписание очень напряженное – времени между подготовкой, спонсорскими мероприятиями, тестами и гонками едва хватает на личную жизнь.

В каком-то смысле 25-26 Гран При будут хорошим вариантом, но в плане напряженности… Знаете, сейчас для меня качество жизни важнее стремления провести как можно больше сезонов: если в расписании остается 21 этап, я готов продолжать, а если число гонок станет 40 или 50, как в NASCAR, это не для меня.

Вопрос: Чем вы займетесь, если уйдете из Формулы 1?
Фернандо Алонсо: Не знаю – подумаю в сентябре.

Джолион Палмер

Вопрос: (Сильвия Ариас) Джолион, насчет ваших перспектив в Renault ходят разные слухи. Создает ли это дополнительный прессинг? Что вы чувствуете?
Джолион Палмер: Подобное давление не помогает добиваться хороших результатов. Я знаю, что начало года получилось разочаровывающим, но напряжённо работаю, чтобы всё изменить. Что касается слухов, то с чем-то подобным я столкнулся уже после своей третьей гонки в Формуле 1, так что для меня в этом нет ничего нового. Есть только один способ остановить критику – добиться успеха на трассе. Мы надеемся, что в ближайший уик-энд у меня всё получится.

Вопрос: (Ральф Бах) Фернандо, вы отправились в Индианаполис, с первого дня были в числе быстрейших и едва не выиграли ту гонку. Полагаете, кому-либо из лучших гонщиков IndyCar удалось бы сотворить нечто подобное в Формуле 1?
Фернандо Алонсо: С хорошей машиной – да.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Фернандо, на мой предыдущий вопрос вы ответили, что уйдете из McLaren, если к сентябрю команда не начнет выигрывать гонки. Вы и все присутствующие здесь прекрасно понимаете, что этого не случится, однако и вариантов вне McLaren у вас не так много. Можете ли вы со 100% уверенностью сказать, что уйдете из McLaren, если к сентябрю не выиграете гонку?
Фернандо Алонсо: В июне я не могу быть на 100% уверенным о решении на следующий год, поскольку ещё не думал об этом. Мы все хотим побеждать, и комментарии Зака Брауна о Honda оказались именно такими, какие, вероятно, вы хотели услышать.

Он хочет побеждать и сделать так, чтобы McLaren боролась за титул. После трех лет с Honda мы не в состоянии это сделать, поэтому в команде должны произойти перемены. Я тоже хочу побеждать. Я присоединился к проекту, поскольку хотел стать чемпионом, но сейчас нам это не по силам. Если в такой ситуации вы не видите перемен, вы не конкурентоспособны, то, возможно, вам нужно сменить проект. Это единственное, что я могу сказать сейчас. До сентября, октября или любой другой даты после летнего перерыва, когда придет время принимать решение, я не смогу на 100% ничего гарантировать. Свой выбор я сделаю после летнего перерыва.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Льюис, команда подготовила какие-либо оперативные доработки, за счет которых вы станете более конкурентоспособными в сражении с Ferrari?
Льюис Хэмилтон: Мне об этом ничего не известно.

Вопрос: (Фил Данкан) Льюис, после этапа в Монако вы собирались на базу команды. Ездили ли вы туда, и что вам удалось выяснить совместно с инженерами?
Льюис Хэмилтон: После Монако мы сразу переключились на этап в Канаде. Я приехал на базу вскоре после уик-энда, по итогам которого инженерам предстояло обработать огромный объем информации – на тот момент у нас не было ответов на имеющиеся вопросы.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Фернандо, что вы почувствовали, когда посмотрели запись аварии Скотта Диксона? Машина IndyCar оказалась столь же прочной, как машина Формулы 1…
Фернандо Алонсо: Инцидент был очень опасным, мы видели нечто подобное в квалификации с Себастьеном Бурдэ. На скорости в 380 км/ч любое отклонение будет иметь серьезные последствия, но выступление в «500 милях Индианаполиса» всегда было связано с риском. Гонку остановили красными флагами, я находился на пит-лейн, но в IndyCar радиообмен с командой не настолько интенсивен, как в Формуле 1, вокруг тебя нет механиков, ты не можешь на время покинуть кокпит – я оставался в машине и спрашивал, всё ли в порядке, и что мне делать в момент рестарта, поскольку там он тоже проходит по-другому.

В Формуле 1 в случае красных флагов можно поменять шины, поработать с машиной, а в Индианаполисе это не допускается. Мы планировали провести пит-стоп кругом позже после того, как пейс-кар покинет трассу, и в такие моменты ты целиком сосредоточен на необходимых процедурах и не думаешь об инцидентах, однако я знал о риске с того момента, как принял решение выступить в Индианаполисе, и был счастлив этот риск принять.

Вопрос: (Хельмут Уль) Льюис, что вы думаете об идее проводить 25 гонок в сезон? В таком случае вы бы тоже задумались об уходе, как Фернандо?
Льюис Хэмилтон: Я об этом как-то не думал, но понимаю мнение Фернандо и склонен с ним согласиться.

Вопрос: (Сеф Хардинг) Фернандо, вернемся к вашим словам о том, что атмосфера в Формуле 1 во многом определяется сложившимся порядком вещей. Но разве не является проблемой то, что от всех участников требуются колоссальные усилия, чтобы изменить ситуацию и сделать атмосферу более комфортной, а отношения между гонщиками, журналистами и болельщиками более позитивными?
Фернандо Алонсо: Есть моменты, которые сложно менять, притом трудно понять, хорошо это или плохо. Формула 1 считается вершиной автоспорта в силу определенных причин, и, возможно, среди них есть то, о чем вы говорите. Возьмем, к примеру, эту пресс-конференцию: сегодня ни одному из нас – ни мне, ни Льюису, ни Джолиону – не задали ни одного вопроса о предстоящем уик-энде, зато спрашивали о будущем, об эффективности новинок. Мы всегда слишком сосредоточены на перспективах, говорим о следующем сезоне, о сентябре – внимание предстоящей гонке недостаточно. В том числе потому, что результаты более-менее предсказуемы.

Можно взять листок бумаги, прикинуть первые пятнадцать позиций в субботу и воскресенье, и с вероятностью 99% мы всё угадаем. Недостаток непредсказуемости заставляет всех думать на отдаленную перспективу, много рассуждать – кто-то от этого даже выигрывает, поскольку мы даем повод для дискуссий в СМИ, создаем темы для активного обсуждения болельщиками, но оставляем без внимания события уик-энда. Речь не о том, чтобы чувствовать себя более расслабленным, просто когда ты приезжаешь на этап чемпионата, ты вместе с инженерами готовишься к гонке, обсуждаешь стратегию, выясняешь рабочий диапазон шин, а когда приходишь на пресс-конференцию, тебя спрашивают о том, что сказали Зак и Тото. Всё это охлаждает эмоции от самого уик-энда.

Вторая пресс-конференция

Вторая пресс-конференция FIA в Монреале

Участники: Лэнс Стролл (Williams), Серхио Перес (Force India), Маркус Эриксон (Sauber)

Вопрос: Маркус, вы говорили, что каждый год особенно ждете именно Гран При Канады – почему этот этап для вас настолько важен?
Маркус Эриксон: Я на самом деле это говорил?

Вопрос: Да!
Маркус Эриксон: Что ж, мне нравится бывать в Канаде – здесь не только отличная трасса, но замечательный город. Всю неделю в Монреале царит оживление, проходят разные мероприятия, а в день гонки на автодроме невероятное число болельщиков и отличная атмосфера. Все эти факторы делают Гран При Канады одним из лучших этапов сезона!

Вопрос: В Монако Sauber была одной из команд, у кого возникли сложности с прогревом мягких составов смеси. Ожидаете ли вы чего-то подобного и в этот уик-энд?
Маркус Эриксон: В Монако нам было непросто вывести шины в рабочий диапазон, после той гонки мы старались разобраться в причинах и сделать всё, чтобы в Монреале сработать лучше, ведь здесь тоже сложно прогреть шины – особенно передние. У нас есть некоторые идеи – надеюсь, конфигурация автодрома позволит нам сработать эффективнее. Хочется верить, погода тоже будет теплой – это бы помогло, но посмотрим, как всё сложится.

Вопрос: Серхио, в Монако прервалась ваша серия из 15 результативных финишей подряд, да и гонка получилась странной. Что скажете?
Серхио Перес: Да, гонка получилась странной. Мы здорово провели квалификацию и не ждали каких-то сложностей, но на первом круге я в «шпильке» слегка зацепил машину Карлоса Сайнса и к семнадцатому кругу был вынужден свернуть в боксы за новым передним антикрылом, после чего вернулся на трассу в плотной группе, в которой никак не должен был оказаться.

Пришлось сильно рисковать, обгоняя Лэнса, Палмера, Вандорна, но постепенно я оказался на довольно высокой позиции. Команда отлично сориентировалась, позвав меня на пит-стоп за автомобилем безопасности, я получил свежие шины и ехал в десятке, отыгрывая у соперников впереди по две секунды на круге.

Я знал, насколько сложно им прогреть резину, в какой-то момент Даниил Квят оставил открытым внутренний радиус, и я решил рискнуть. Будь у меня снова такой шанс, я поступил бы так же – не бросившись в освободившееся пространство, вы не дадите четкий посыл конкуренту, но именно за счет такой агрессии я столько раз подряд зарабатывал очки.

Во многих из тех пятнадцати результативных гонок подряд наша чистая скорость не позволяла рассчитывать на места в десятке, так что временами приходилось действовать напористо.

В Монако риск того, что маневр не удастся, очень велик, притом ошибка может испортить всю гонку, но этот риск нужно принимать – пожалуй, я был единственным, кому удавалось проходить соперников. Вы видели, что произошло между Баттоном и Верляйном: с более широкими машинами и ограниченным уровнем сцепления в поворотах атаковать очень сложно – приходится идти на существенный риск.

Вопрос: В 2012 году в Канаде вы поднялись подиум, но с тех пор этот этап для вас сложно назвать удачным. Полагаете, нынешняя машина Force India позволит в Монреале добиться большего, чем в предыдущие годы?
Серхио Перес: Думаю, здесь мы должны выглядеть конкурентоспособнее, чем на прошлых трассах, но отставание от трех ведущих команд по-прежнему велико – они выступают в другой лиге. Если удастся финишировать сразу за ними, это станет максимумом, чего мы можем добиться – посмотрим, что получится в воскресенье.

Вопрос: Лэнс, вы выросли в Монреале и вдохновлялись тем, что раз в год видели здесь машины Формулы 1. В этот уик-энд вам самому предстоит выступать за рулем одной из них – вас переполняют эмоции…
Лэнс Стролл: Да, мечты сбываются! С этих трибун я в возрасте 5-6 лет наблюдал за Гран При, а теперь сам, наконец, стал участником – невероятно!

Вопрос: В прошлые годы Williams очень уверенно выступала в Монреале – подиум в 2015-м и 2016-м, а в трех из четырех предыдущих лет один из гонщиков квалифицировался здесь во втором ряду. Полагаю, вы надеетесь заработать здесь свои первые очки?
Лэнс Стролл: Именно. В предыдущие годы в Монреале Williams выступала очень здорово, эта трасса отлично подходила машине – надеюсь, так будет и сейчас. Нужно сосредоточиться на работе и надеяться, что удача окажется на нашей стороне, мы чисто проведем уик-энд и выжмем из FW40 максимум. Таков план.

Вопросы с мест

Лэнс Стролл

Вопрос: (Пьер Дюроше) Лэнс, люди иногда забывают, что два года назад, когда вы только дебютировали в Формуле 3, у вас было немало сложностей, приходилось всерьез бороться за желаемые результаты, но уже в следующем сезоне вы стали чемпионом. Чему научил вас тот непростой дебютный сезон в Формуле 3, как эти знания могут помочь справиться с препятствиями на пути к успеху в Формуле 1?
Лэнс Стролл: Многое зависит от опыта – порой нужно время, чтобы собрать всё воедино. В Формуле 3 в 2015 году я хорошо провел концовку сезона, а затем уверенно начал следующий и не снижал планку на протяжении всего года. В общем, нужно время, чтобы «пробить лёд», а дальше всё складывается само собой.

Нынешний сезон всё-таки немного другой: я здорово провел квалификацию в Китае, Бахрейне и России, но в воскресенье в силу невезения и технических проблем не смог закрепить результат. Нужно сохранять спокойствие и сосредоточиться на прогрессе – моем личном и машины – и прибавлять в каждый уик-энд. Такова цель.

Мы не можем позволить себе паниковать и терять концентрацию – сезон длинный, позади всего шесть гонок, впереди еще четырнадцать. Это похоже на марафон: необходимо забыть о событиях прошлого и думать о предстоящем – именно так я поступал в Формуле 3.

В 2015-м мне было непросто, зимой 2016-го я поработал над слабыми сторонами и стал более конкурентоспособным, более целостным гонщиком. Что-то подобное происходит при переходе в Формулу 1: много новых моментов, сложные для понимания шины – я стараюсь во всем разобраться, выступать как можно стабильнее, постепенно привыкаю к машине, с каждым выездом на трассу чувствуя себя комфортнее.

Кроме того, многие автодромы мне не знакомы – приходится осваиваться, по ходу первой пятничной тренировки просто изучая конфигурацию. Опыт приходит со временем, но ты должен всякий раз атаковать на пределе и каждый уик-энд работать над областями, в которых важно добиться прогресса.

Вопрос: (Джефф Паппоне) Серхио, ваш напарник – дебютант. В нынешнем сезоне в Формуле 1 новые машины, новые шины. В чемпионате новичкам всегда непросто, но можно ли сказать, что в 2017-м особенно трудно разобраться в поведении машины?
Серхио Перес: Сложно судить, ведь я сам был новичком в Формуле 1 семь лет назад. Дебютировать в чемпионате непросто, а поведение нынешних шин крайне трудно понять, хотя вокруг немало людей, способных помочь разобраться.

С момента моего прихода в Формулу 1 шины остаются ключевым фактором, мы всегда о них говорим, и парням, приходящим из младших гоночных серий, приходится много узнавать о работе с резиной.

Сложнее ли им сейчас, чем было мне? Не думаю, но мне судить трудно. Знаю лишь, что понять поведение резины непросто – на каждой трассе она работает по-разному, рабочий диапазон предельно узкий, и иметь с ней дело новичку сложнее, чем опытному гонщику.

Серхио Перес

Вопрос: (Сильвия Ариас) Серхио, вы сказали, что вокруг немало людей, способных помочь разобраться в поведении шин. Хотелось бы спросить всех, насколько внимательнее вам приходится прислушиваться к машине, насколько тоньше приходится её чувствовать?
Серхио Перес: Не думаю, что нам приходится тоньше чувствовать машину, чем в предыдущие годы. Всегда пытаешься понять работу шин, хотя подчас непросто выяснить, что происходит с настройками и резиной одновременно: то ли прогрев недостаточный, то ли баланс неоптимальный. Но лично мне нравится работать с шинами, прежде чем корректировать настройки, я всегда стараюсь понять, как ведёт себя резина на конкретной трассе.

Лэнс Стролл: Серхио справедливо всё подметил, шины остаются ключевым фактором конкурентоспособности. Можно спокойно проезжать установочный круг или наоборот, сразу атаковать на пределе, но наибольший эффект достигается, если попадаешь в рабочий диапазон – в этом основное отличие Формулы 1 от младших гоночных серий.

В Формуле 3 или Формуле 4 поведение шин стабильно, в квалификации у тебя есть три круга, по ходу которых можно атаковать на пределе – резина многое прощает, от тебя требуется лишь сосредоточиться на пилотаже. Но в Формуле 1 многое зависит от подготовительного круга и вывода шин в рабочий диапазон, и если ты попал в трафик или не успел должным образом прогреть резину, всерьез теряешь в скорости, что сказывается на стартовой позиции. Аналогичным образом в гонке: если комплект перегревается, машина начинает скользить, и ты откатываешься назад. Разобраться во всем этом очень непросто.

Бывали уик-энды, когда шины вели себя очень предсказуемо, всем участникам было относительно легко вывести их в рабочий диапазон, и далее оставалось лишь сосредоточиться на пилотаже. Но были и этапы, когда добиться эффективности оказывалось невероятно трудно – приходилось всякий раз гадать, сработают шины или нет. Конечно, всегда нужно чувствовать ситуацию и прислушиваться к команде, которая старается помочь. Для меня сейчас важно набраться опыта, пробуя различные подходы и опираясь на поддержку наших специалистов.

Маркус Эриксон: Практически нечего добавить. Парни сказали, шины являются ключевым фактором конкурентоспособности – я с этим мнением согласен.

Вопрос: (Сеф Хардинг) Лэнс, чем вы занимались, находясь дома, и какие композиции в вашем плейлисте в этот уик-энд? Знаю, вы большой поклонник музыки…
Лэнс Стролл: Здорово находиться дома! Я нечасто бываю в Канаде, в силу спонсорских мероприятий неделя выдалась напряженной, однако мне удалось встретиться с друзьями и родными, которых я вижу довольно редко. Музыка на уик-энд? Я пока не определился, больше понимания будет в пятницу. Возможно, немного хип-хопа, мягкого рока, deep house – посмотрим.

Вопрос: (Александр Жоффрион-МакИннис) Серхио, для Лэнса это первый Гран При Канады, а что вы чувствовали, когда впервые выступали перед родными трибунами в Мексике в 2015-м? Вы ощущали прилив сил или повышенный прессинг?
Серхио Перес: Эмоции были очень сильными. Когда выступаешь на домашней трассе, чувствуешь поддержку болельщиков, друзей, семьи – всех, кто не видит тебя вживую большую часть года. Весь уик-энд – от начала первой пятничной тренировки до финиша гонки – тебя переполняют эмоции.

Говорят, на домашней трассе ты едешь на пару десятых быстрее – уверен, это правда, ведь ты получаешь колоссальную энергию и хочешь выступить как можно лучше перед всеми этими людьми. Вместо прессинга ощущаешь дополнительный прирост сил, помогающий подготовиться к квалификации и гонке. Правда, важно не позволять эмоциям овладеть тобой – нужно сохранять спокойствие и наслаждаться уик-эндом, ведь он пролетит довольно быстро.

Вопрос: (Алессандра Ретико) Лэнс, вы еще очень молоды, но что значит для вас имя Жиля Вильнева, и что вы чувствуете, оказавшись первым со времен Жака Вильнева канадцем, которому предстоит выступить на домашней трассе?
Лэнс Стролл: Жиль выступал задолго до моего рождения, у меня не было возможности наблюдать за его гонками. Но он был невероятно талантлив, любим и зачастую шел на риск, на который не решился бы никто. Это особенный гонщик, вписавший свое имя в историю Формулы 1.

Представлять здесь Канаду впервые со времен Жака Вильнева для меня большая честь. Жак выиграл титул с Williams в 1997-м – за год до моего рождения, и теперь, спустя почти 20 лет, мне предстоит выйти на старт Гран При Канады.

Я помню, как ребенком наблюдал за гонками – участие в Формуле 1 всегда было моей мечтой, но особенно мне хотелось выступить в Монреале. Зимой я волновался, когда пошли разговоры, что в следующем году канадского этапа может не оказаться в календаре, но сейчас, здесь, я чувствую всё то, о чем говорил Серхио – позитивную энергию. Это один из тех Гран При, который важно ощутить в полной мере, но, в то же время, это такой же этап, как все прочие – нужно выполнить свою работу и получить удовольствие!

Вопрос: (Салим Валджи) Лэнс, как вы справляетесь с мнением, что вы выступаете в Формуле 1 благодаря деньгам своей семьи, а не собственному таланту? Понимаю, вопрос неудобный…
Лэнс Стролл: Ранее меня не спрашивали ни о чем подобном! Знаете, разговоры о том, как я попал в Формулу 1, будут всегда, но я стараюсь сосредоточиться на позитивных моментах.

Чтобы пробиться сюда, я завоевал титулы в Формуле 4, в европейской Формуле 3, заработал необходимые для получения суперлицензии 40 очков. Гонщик не может просто купить место в Формуле 1, его нужно заслужить результатами. Недоброжелатели и завистники найдутся всегда – такова природа спорта. Когда побеждаешь, успех выглядит ожидаемым, когда тебе трудно, люди принижают твои усилия, но я не хочу обо всем этом думать.

Я выделяю тех, чье мнение для меня действительно важно, и к этим людям прислушиваюсь, а остальной шум нужно блокировать – он не в твоей власти. Необходимо понимать, кому следует доверять, а остальное решается на трассе. Иногда бывает трудно, иногда – наоборот, но нужно всегда ждать следующего уик-энда, сохранять позитивный настрой и выкладываться на пределе. Именно так я и поступаю.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости