Гран При Канады

Гран При Канады

Гран При Канады: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Канады. Интервью на подиуме

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Себастьян Феттель (Ferrari)
3. Валттери Боттас (Williams)

Интервью на подиуме

Вопрос: (Майкл Дуглас) Доброго дня, Монреаль! Для меня большая честь быть сегодня здесь и иметь возможность представить вам тройку призеров. Льюис, потрясающий результат! Вспомним борьбу в первом повороте: Себастьян атаковал слева, Нико задел вас справа – расскажите об этом…
Льюис Хэмилтон: Прежде всего хочу поблагодарить всех болельщиков, пришедших сегодня посмотреть гонку – вы создали эту великолепную атмосферу! Мы приезжаем в этот замечательный город каждый год, и уик-энд всегда получается потрясающим!

Сегодня я вновь плохо стартовал – не знаю, почему. Возможно, сцепление было перегрето. Себастьян и Нико Росберг смогли отлично разогнаться перед 1-м поворотом, но мои шины были ещё холодными, поэтому возникла сильная недостаточная поворачиваемость – к счастью, наши с Нико машины не были повреждены.

Потом я пытался преследовать Себастьяна, который ехал очень быстро, но машина работала отлично, думаю, благодаря тому, что наши инженеры и механики нашли правильные настройки. На этой трассе я выиграл свой первый Гран При в 2007 году, поэтому сегодня я получил прекрасный подарок!

Вопрос: (Майкл Дуглас) Кажется, это ваша четвертая победа в Канаде?
Льюис Хэмилтон: По-моему, уже пятая!

Вопрос: (Майкл Дуглас) Точно, пятая! Себастьян, рад видеть вас, отличная гонка! В начальной фазе вы были феноменально быстры, что за проблемы возникли позже?
Себастьян Феттель: Льюис оказался слишком быстр – сегодня это было главной проблемой! (смеётся) В любом случае, мы провели великолепный уик-энд. Мне удался фантастический старт, но первый круг получился непростым – возникли проблемы с тормозами, из-за которых я не смог эффективно замедлиться перед последним поворотом.

Сильный ветер создавал определенные проблемы. Я атаковал на протяжении всей гонки. Мы достаточно рано перешли на альтернативную стратегию, Льюис получил возможность остаться на трассе и оценить ситуацию. Возможно, на его машине шины работали немного лучше, чем мы ожидали, но на свежем комплекте я сокращал отставание.

Мы провели хороший уик-энд. В нескольких последних гонках и в начале сезона у нас были проблемы, но сейчас приятно видеть, что машина быстра. Гонка получилась интересной, и я действительно получил удовольствие. Могу лишь дополнить слова Льюиса – спасибо болельщикам, всегда здорово приезжать в Канаду! Уже в пятницу на трассе было немало болельщиков, они приветствовали нас и делали нашу работу заметно приятнее. Пожалуй, здесь мы должны гоняться вечно – огромная благодарность вам всем!

Вопрос: (Майкл Дуглас) Валттери, приятно снова видеть вас на подиуме! Кажется, в предыдущий раз вы финишировали в первой тройке в Мексике. Сезон начался не лучшим образом, но Williams постепенно обретает конкурентоспособность. Как прошла гонка?
Валттери Боттас: Я очень доволен гонкой. Команда отлично сработала: правильная стратегия, быстрый пит-стоп в нужный момент – всё прошло идеально. Машина вела себя великолепно. Мне повезло, и я очень рад подняться на подиум.

Я хочу поблагодарить Williams – команда всё сделала верно. И спасибо болельщикам в Монреале – вы всегда меня поддерживали.

Вопрос: (Майкл Дуглас) Льюис, две победы подряд… Какой будет для вас оставшаяся часть сезона?
Льюис Хэмилтон: Сейчас я каждую гонку воспринимаю по отдельности, впереди много работы, и мы продолжим модернизировать машину, ведь до конца сезона ещё далеко. Поэтому надо постараться продолжить серию побед, и хотя соперники из Ferrari и Red Bull Racing едут всё быстрее, мы будем упорно трудиться и атаковать. Но сейчас меня переполняют эмоции – я помню свою первую победу на этой трассе, и сегодня радуюсь не меньше!

Пресс-конференция

Гран При Канады. Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Льюис, 45-я победа в карьере и уже пятая здесь, в Канаде! Да, на старте вы уступили Себастьяну, но смогли победить в том числе за счет того, что провели очень продолжительный отрезок на одном комплекте шин. Насколько это было предопределено расчетами, а насколько – вашими ощущениями?
Льюис Хэмилтон: Если позволите, я хотел бы начать… Знаете, я не посвящаю свои победы кому-либо, но есть один человек, который во многом был для меня примером – я говорю о недавно покинувшем нас Мохаммеде Али, и мне хотелось бы посвятить сегодняшний успех ему и его семье. Последние пятнадцать кругов я по каким-то причинам думал исключительно о нем, о его знаменитом поединке, получившем название «Разборка в джунглях»… Я думал, что он мог бы точно так же следить за моей гонкой… Эта победа – для него и его родных, покойся с миром.

Что касается шин, это было чистое ощущение. Конечно, команда говорила мне и Нико, на какое количество кругов должно хватить ресурса резины, но я не был уверен, как долго UltraSoft сможет сохранять эффективность. Я заметил гранулирование еще тогда, когда ехал за Себастьяном, и немного волновался, но шины выдержали, я мог бы провести на них даже больше кругов. Потом был пит-стоп, мне предстоял продолжительный отрезок, так как мы знали, что ресурса более жестких шин вполне хватит. Пилотировать на них было одно удовольствие – поначалу я не сильно нагружал резину, но помнил, что Себастьян позади атакует по максимуму. Мне понравилось наше соперничество – приятно наблюдать, что в Ferrari способны навязать нам борьбу, мне повезло сегодня финишировать первым.

Команда сработала фантастически, меня переполняют эмоции! До этапов в Монако и Монреале сезон складывался невероятно трудно, и эти два удачных уик-энда я могу считать подарком судьбы. Буду продолжать работать на пределе – вы сами видите, насколько я сосредоточен. Сегодня я провел одну из своих лучших гонок за долгое время – возможно, не настолько впечатляющую, как в Монако, но все равно неплохую. Надеюсь, дальше будет только лучше!

Вопрос: Себастьян, перед началом гонки у многих было ощущение, что Ferrari по силам победить в Монреале. Вам удался потрясающий старт, а затем вы перешли на тактику с двумя пит-стопами. В команде полагали, что проехать гонку с единственной сменой шин не получится? Рассчитывали ли вы, что на финальном отрезке более свежие шины позволят атаковать Льюиса?
Себастьян Феттель: Таким изначально был наш план. Я лидировал в гонке, а у того, кто едет вторым – в нашем случае это был Льюис – всегда есть возможность выбирать, как реагировать на пит-стоп соперника впереди. Мы довольно рано начали реализовывать свой замысел, и, пожалуй, эта тактика позволяла максимально быстро добраться до финиша, но в итоге мы потеряли позицию, так как не предполагали, что ресурса UltraSoft и Soft хватит на такое большое количество кругов. Как заметил Льюис, он вполне мог ехать на том комплекте и дальше, уровень износа был ниже ожидаемого.

Видимо, в тот момент мы упустили победу, но я хотел бы кое-что пояснить. Я не сторонник обвинять кого-либо в чем-либо, и этот уик-энд для Ferrari оказался весьма успешным. Начало сезона получилось непростым в том числе потому, что у нас долго не было возможности продемонстрировать реальную скорость машины – пожалуй, это первый беспроблемный уик-энд в 2016-м. И мне понравилась гонка. Да, результат не тот, на который я рассчитывал после старта, но я наслаждался пилотированием, последние тридцать кругов буквально летел по трассе – собственно, такими и должны быть гонки. Шины сохраняли эффективность, я продолжал преследовать Льюиса, но за пару кругов до финиша понял, что либо он сам для нас слишком быстр, либо его резина не сильно потеряла в ресурсе.

Вопрос: Валттери, второй год подряд в Монреале вы финишируете на подиуме! Вы выбрали тактику, схожую с тактикой Льюиса, и смогли опередить останавливавшихся дважды гонщиков Red Bull Racing и Кими Райкконена. Расскажите о пилотаже и стратегии…
Валттери Боттас: Приятно снова подняться на подиум – этап в Монреале благоволит нашей команде! Трасса всегда подходила нашей машине, я в самом деле очень доволен результатом. Но добиться его было непросто – спасибо команде за решение придерживаться тактики с единственным пит-стопом и оптимальный выбор момента для смены шин. Сам пит-стоп получился молниеносным – спасибо всему коллективу за этот уик-энд! Нам нужно больше подобных результатов, мы должны продолжать к ним стремиться, ну а сейчас я просто очень, очень счастлив!

Вопросы с мест

Вопрос: (Питер Уиндзор) Льюис, что произошло на старте?
Льюис Хэмилтон: Сам не понимаю. Тренировки прошли успешно, на установочный круг я ушел очень уверенно, потом остановился на стартовой позиции, отпустил рычаг сцепления, а машина едва тронулась с места. Хорошо, что сегодня у нас в принципе было достаточно скорости. Кроме того, будь стартовый отрезок немного длиннее, я наверняка воспользовался бы «воздушным мешком».

Не знаю, что еще добавить. На первом круге Себастьян буквально летел на UltraSoft, а у меня они едва держали трассу. В первом повороте возникла сильная недостаточная поворачиваемость, я опасался, что так будет до конца первого круга. Кажется, позади тоже не обошлось без небольших контактов, мы с Нико зацепили друг друга, пусть и не намеренно – к счастью, ни одна из наших машин не пострадала.

Себастьян Феттель (слева) и Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Питер Уиндзор) Как заметил Себастьян, машина Ferrari достаточно быстра, и вы, Льюис, на первых кругах могли в этом непосредственно убедиться. Насколько Ferrari быстры на прямых относительно Mercedes?
Себастьян Феттель: Думаю, мы очень быстры.

Льюис Хэмилтон: Согласен. У меня не было возможности подобраться достаточно близко и точнее оценить их скорость, но разница, как мне кажется, минимальна. Я уже предвкушал соперничество колесо в колесо, но вскоре Себастьян свернул в боксы. Впрочем, до этого мы неплохо боролись.

Вопрос: (Дэн Натсон) Валттери, вы сказали, что эта трасса подходит Williams. Этот результат добавляет уверенности в том, что вам по силам навязать борьбу Red Bull Racing, или всё объясняется конфигурацией трассы и выбранной стратегией?
Валттери Боттас: Уверенности, определенно, прибавилось. Да, канадская трасса нам подходит, но сегодня мы и стратегию выбрали верно, и машина в самом начале гонки, когда практически все ехали на одинаковых шинах, демонстрировала неплохую скорость. Я чувствовал, что могу атаковать Кими Райкконена и гонщиков Red Bull Racing, и пусть они в итоге поехали на два пит-стопа, а я на один, мы всё равно прессинговали. Думаю, следующие несколько гонок должны быть удачными – подобные успехи добавляют уверенности и очень мотивируют!

Вопрос: (Ральф Бах) Себастьян, кажется, нечто подобное мы видели в Мельбурне, не так ли?
Себастьян Феттель: Не думаю. Вы наверняка скажете, что в Австралии нам следовало использовать иную тактику, но если бы всё было так просто, каждый поступал бы абсолютно верно. Возможно, мы надеялись, что здесь, в Монреале, режим виртуального автомобиля безопасности сыграет нам на руку и сделает вариант с двумя пит-стопами более выигрышным – впрочем, я всегда буду защищать наш выбор. Были и другие, кто предпочел два пит-стопа – очевидно, оглядываясь назад, они поступили бы иначе, но наше решение было единым, а рассуждать постфактум всегда легко. Попробуйте оказаться на месте стратегов – принять решение очень непросто, а действовать нужно предельно быстро.

У нас очень сильные стратеги, и я бы никогда не позволил себе критиковать их, поскольку парни реагируют весьма оперативно. А если иногда мы и не добиваемся оптимального результата – таковы гонки. В целом наши решения чаще оказываются выигрышнее, чем решения соперников.

Вопрос: (Михаэль Шмидт) Льюис, контролировать состояние шин здесь было сложнее, чем в Монако? На одной из ваших передних шин в какой-то момент можно было наблюдать широкую черную полосу – началось гранулирование?
Льюис Хэмилтон: Как заметил Себастьян, сегодня шины работали неплохо, и даже при прохладной погоде с гранулированием не было проблем. Вот если бы сегодня было так же тепло, как во второй пятничной тренировке, вариант с единственным пит-стопом вряд ли бы удался. Да, UltraSoft понемногу гранулировался, но Soft – ничуть. Да, на левой передней шине начала просматриваться полоса, но резина сохраняла стабильность. При такой прохладной погоде приходится прилагать больше усилий для поддержания оптимальной температуры шин, но, повторюсь, сегодня меня полностью устроило их поведение.

Вопрос: (Джимми Гордон) Льюис, вы говорили о Мохаммеде Али. Как он повлиял на вас?
Льюис Хэмилтон: Думаю, так же, как на многих других. Он был уникальным человеком с уникальным характером, многие хотели походить на него. Я не отказался бы иметь такую же харизму, такое же чувство юмора, такую же уверенность, с которой ему удавалось переигрывать соперников. Я уважаю его за те принципы, которые он отстаивал – верить в себя и не позволять кому-либо диктовать тебе, кем быть. Когда я услышал это, будучи еще ребенком, то подумал: «Я хочу быть похожим на этого человека». Надеюсь, в спорте у меня это в чем-то получится. У нас один цвет кожи, в том числе поэтому Али был для меня образцом. В Формуле 1 не было ни одного темнокожего гонщика, мне приходилось искать примеры в других видах спорта.

Вопрос: (Луиджи Перна) Себастьян, в этот уик-энд разница в скорости между Ferrari и Mercedes была наименьшей с начала сезона. Полагаете, вам по силам подобраться ещё ближе и победить уже в следующей гонке?
Себастьян Феттель: Надеюсь, завтра вы так и напишете, что Ferrari была как никогда близка к Mercedes. Мы – итальянская команда, нас очень любят на родине, однако иногда кажется, что наш главный соперник – итальянская пресса. Возможно, вы напишете нечто приятное, что порадует людей в Маранелло, которые работают день и ночь в стремлении обеспечить мне и Кими по-настоящему конкурентоспособную машину.

Я никогда в нас не сомневался и знаю, что нынешняя машина – большой шаг вперед по сравнению с предыдущим годом. Начало сезона выдалось непростым, поскольку у нас практически не было возможности продемонстрировать свою реальную скорость – в том числе потому, что в субботу мы выступали не лучшим образом. Уик-энд в Монреале впервые прошел гладко, мы были быстры и в субботу, и в воскресенье, на первых кругах гонки я уезжал если не от Льюиса, то от прочих соперников точно. Машина вела себя фантастически, я очень рад нашему прогрессу и прошу вас проявить терпение. Команда на верном пути, ситуация постепенно улучшается, а результаты будут очевидны совсем скоро.

Вопрос: (Билл Бэкон) Себастьян, что вы сделали в момент старта? Как вам удалось проскользнуть мимо соперников и перехватить лидерство?
Себастьян Феттель: Знаете, у меня было чувство, что старт удастся. Конечно, многое зависит от действий соперников, но когда погасли красные огни… (обращается к Льюису) Не знаю, что ты там делал, но я знал, что смогу здорово стартовать!

Я уверенно ушел на установочный круг, затем хорошо среагировал на старте – не подумайте, что я хочу себя похвалить, я на самом деле сработал неплохо, сразу перехватил инициативу, уже на первом круге создал отрыв, правда, едва не растерял его полностью в последнем повороте. Потом мне было непросто держать Льюиса на расстоянии, не позволяющем ему активировать DRS, в какой-то момент меня отвлекла пара чаек – птицы уселись на апексе первого поворота и, по всей видимости, намеревались таким образом расстаться с жизнью.

Я не собирался оказывать им такую услугу, немного сбросил скорость, а вот Льюиса судьба птиц, видимо, не слишком заботила – он продолжал атаковать и отыграл у меня почти полсекунды. К счастью, когда он подлетел к первому повороту, чайки уже улетели, но это было нечестно – я тормозил, а он – нет! Ну а потом был объявлен режим виртуальной машины безопасности, и отрыв стабилизировался.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Себастьян, каким был уровень сцепления на внутренней части шиканы? По ходу гонки вы три или четыре раза там допускали ошибку, а на первом круге фактически проехали прямо…
Себастьян Феттель: На первом круге я подлетел к ней на большой скорости, тормозил предельно поздно, но не учел направление и силу ветра. У меня была эта информация, но я сориентировался не лучшим образом и вдобавок оказался на пыльной стороне трассы.

Я пытался нащупать предел по ходу круга, максимально близко подъезжал к барьерам на выходе из четвертого, девятого и последнего поворотов, но в какой-то момент перестарался и сразу потерял более секунды – кажется, тогда я проигрывал Льюису примерно четыре с половиной, как вдруг стало пять с половиной. В субботу у меня не было сложностей с последним поворотом, чего нельзя сказать про воскресенье. Я трижды блокировал колеса, всякий раз промахивался мимо апекса и опасно цеплял днищем искусственное покрытие.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости