Гран При Канады

Гран При Канады

Гран При Канады: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Канады. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Джок Клиа (Ferrari), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Роберт Фернли (Force India), Франц Тост (Toro Rosso), Дэйв Райан (Manor), Гюнтер Штайнер (Haas)

Вопрос: Джок, начнем с вас. В Монреаль Ferrari привезла новинки – насколько вы довольны их эффективностью?
Джок Клиа: Пока что новинки оправдывают ожидания. Мы не привозим на этап непроверенные детали, все они проходят испытания на динамическом стенде, калибровку. Мы должны знать, чего ждать, и позитивный момент в том, что сегодня у нас в этом плане не было каких-то сюрпризов. Новинки ведут себя так, как обещали расчеты.

Вопрос: В предыдущих Гран При команда не лучшим образом проводила квалификацию – в этом причина того, что Red Bull Racing удалось вас опередить? Возможно, доработки не обеспечивали достаточного прогресса?
Джок Клиа: Сложно сказать. В Формуле 1 ситуация никогда не сводится к единственному фактору – как правило, речь идет о сочетании. В Red Bull Racing добились прогресса и уверенно выступили в квалификациях, тогда как мы не лучшим образом проводили финальные сессии – по ощущениям, темп позволял рассчитывать на позиции в первых рядах, но в итоге мы оказывались ниже. Шины? Настройки? Эту головоломку нам еще предстоит разгадать, притом кое-какие моменты, над которыми мы работали после Барселоны и Монако, способны вывести команду на верный путь. Впрочем, всё относительно, наш темп всегда будут сравнивать с темпом лидеров, и пока мы сами не окажемся впереди всех, мы не можем быть довольны. Нужно стремиться к максимальной конкурентоспособности.

Роберт Фернли

Вопрос: Роберт, в Монако Force India добилась впечатляющего результата. После не лучшего начала сезона команда снова начинает превосходить ожидания? Все объясняется доработкой машины?
Роберт Фернли: Не думаю, что мы превосходим ожидания – команда работает в меру своих возможностей. На протяжении предыдущих лет Виджей Малья инвестировал в Force India немало средств, и мы постепенно прогрессируем. Возможно, нам не хватает некоторых специалистов, но в плане материальных активов вопросов нет, так что мы сражаемся за те позиции, на которые и должны претендовать. Что касается Монако, результат в самом деле потрясающий, но в этой фазе сезона у нас целая серия уникальных этапов – Монако, Монреаль, новая трасса в Баку – и пока мы не вернемся на стандартные автодромы, не стоит торопиться с выводами.

Вопрос: В Кубке конструкторов вы преследуете Williams. Полагаете, у вас есть шанс опередить их по итогам сезона?
Роберт Фернли: Williams – сильная команда, и это станет непростой задачей. Конечно, мы не собираемся отказываться от намеченной цели, к тому же, нам самим угрожает Toro Rosso, так что отступать некуда!

Вопрос: Кристиан, Даниэль Риккардо был очень огорчен тем, что произошло в Монако спустя всего две недели после событий в Барселоне. Насколько сложно было вам поддержать его боевой дух?
Кристиан Хорнер: Даниэль сам неплохо справился. После гонки он взял паузу на пару дней, чтобы переосмыслить все эмоции от случившегося. Вся команда была крайне огорчена тем, что в Монако мы были конкурентоспособны, но в итоге упустили почти гарантированную победу. Мы проанализировали причины – знаете, в гонках не бывает однозначного сценария. То, как Даниэль справился с неудачей, можно считать примером – спустя всего пару дней он был целиком сосредоточен на позитивных моментах: машина конкурентоспособна, впервые с 2013 года мы смогли взять поул, а доработки мотора и шасси гармонично дополняют друг друга. Да, этап в Монако оставил чувство досады, но мы с оптимизмом смотрим в будущее.

Вопрос: В Red Bull Racing продлили соглашение с Renault. Учитывая прогресс моторов и важность аэродинамики в новом регламенте, считаете ли вы, что в следующем году у команды есть шансы регулярно претендовать на победу и бороться за титул?
Кристиан Хорнер: Думаю, мы на верном пути. Специалисты по шасси, как и специалисты по моторам, приветствовали изменения в правилах, а эффективность силовых установок постепенно выравнивается. За эти полгода наши коллеги в Вири проделали потрясающую работу, с мотором достигнут прогресс, а в свете смены регламента на шасси неизбежно будут те, кто сориентируется верно, и те, кому повезет меньше – надеюсь, мы окажемся в числе первых. Процесс очень захватывает, и есть ощущение, что мы вышли на путь, который приведет нас к большей конкурентоспособности.

Вопрос: Дэйв, что скажете о соперничестве с Sauber? Насколько в Manor близки к тому, чтобы навязать им борьбу?
Дэйв Райан: Мы уступаем не так уж и много, а нынешний уик-энд начали очень здорово. Команда прилагает максимум усилий, мы активно дорабатываем машину и, хочется верить, вскоре сможем вступить в борьбу с Sauber – если не в Монреале, то в ближайших гонках.

Дэйв Райан

Вопрос: Что скажете о гонщиках? Примечательно, что Харьянто удалось трижды опередить Верляйна в квалификации…
Дэйв Райан: Оба гонщика выступают весьма неплохо. Позади шесть этапов, квалификация всякий раз складывалась в пользу кого-то одного, но это всегда разный вызов. Парни действуют уверенно и со временем будут только конкурентоспособнее.

Вопрос: Гюнтер, первая гонка для американской команды на североамериканском континенте. Это каким-то образом меняет подход к уик-энду?
Гюнтер Штайнер: Нет, поскольку гоночная команда базируется в Англии. Но для меня ощущения позитивные, поскольку мне, живущему в Штатах, впервые не приходится, в отличие от остальных, бороться со сменой часовых поясов. Команда счастлива быть здесь, Северная Америка – наш дом, мы рады приезду в Канаду и будем с нетерпением ждать октябрьского этапа в Остине.

Вопрос: Позади почти треть дебютного сезона. Были успехи, непростые моменты, сложности в квалификациях – как вы оцениваете достигнутые результаты, и чего планируете добиться к концу года?
Гюнтер Штайнер: Сейчас мы примерно представляем себе своё место в пелотоне, и вряд ли будут какие-то серьезные изменения. Коллектив постепенно обретает опыт, мы выступаем стабильнее и понимаем, чего можно достичь, а чего – нет. Мы всегда можем рассчитывать на очки, если у соперников… Знаете, гонки есть гонки, всякое может случиться, и если мы будем поблизости, есть шанс зацепиться за результат. Мы не идем на радикальные перемены, просто стараемся выступать лучше – особенно в квалификации. Сейчас в воскресенье мы смотримся увереннее, чем в субботу, но, опять же, команда только учится, и мы можем быть довольны тем, чего удалось добиться за последние три месяца. Я постоянно забываю, что для нас это седьмая гонка, тогда как наши соперники – команды с многолетним опытом. Потому мы стараемся просто действовать эффективнее и одновременно готовимся к следующему сезону.

Вопрос: Франц, в следующем сезоне Toro Rosso вернется к силовым установкам Renault. Почему такой шаг вы сочли верным?
Франц Тост: Основная причина – стремление добиться большей синергии с Red Bull Technology, а для этого в качестве базиса нужно использовать идентичную силовую установку. Toro Rosso может выиграть от этого решения, поскольку уже сейчас едва ли не вся задняя часть нашей машины – коробка передач, гидравлика, подвеска – разработана в Red Bull Technology, а идентичный мотор поможет добиться большего прогресса.

Вопрос: Даниил Квят вернулся в вашу команду. Насколько быстро он адаптируется, и планируете ли вы оставить кого-либо из ваших гонщиков на следующий сезон?
Франц Тост: Пока не знаю. Позади всего шесть гонок, а решение о составе Toro Rosso на 2017 год в конце сезона будут принимать в Red Bull. Могу лишь сказать, что Даниил адаптируется очень быстро, он рад быть в нашей команде, постепенно привыкает к машине и коллективу, и я полагаю, что вторую половину сезона он проведет очень успешно.

Вопросы с мест

Вопрос: (Жером Бурре) Впереди целая серия сдвоенных этапов, но между Монреалем и Баку продолжительный перелет. Возникнут ли дополнительные сложности, или подготовка проходит в привычном режиме?
Джок Клиа: Ситуация осложняется тем, что нас ждёт незнакомая трасса, но все в равном положении, мы приветствуем такой вызов, а логистика сейчас не менее важна, чем борьба на трассе. У команд много сотрудников и оборудования, прибыть в Баку вовремя и подготовиться к этапу – задача, с которой мы постараемся справиться максимально эффективно, и, возможно, это обеспечит нам преимущество.

Трасса выглядит потрясающе: судя по работе на симуляторе и фотографиям, гоняться там будет здорово, подобные конфигурации очень нравятся Себастьяну и Кими. Окружающие пейзажи весьма красивы, люди, побывавшие там, очень позитивно отзываются о месте проведения Гран При – нам хочется поскорее оказаться в Баку и самим всё увидеть. Да, незнакомый автодром может преподнести сюрпризы, на деле никогда не будет так, как выглядело на симуляторе, потому ближайшие десять дней станут для нас полезным опытом.

Гюнтер Штайнер

Вопрос: Гюнтер, дебютантам сложнее прочих иметь дело с новой трассой?
Гюнтер Штайнер: Не думаю. Успешные команды успешны по одной простой причине – они способны хорошо подготовиться. Как заметил Джок, мы все с нетерпением ждем этапа в Баку. Новая трасса, о которой были разные отзывы – мы сами всё оценим, а уже потом сформируем мнение. Возможно, наш процесс подготовки не настолько комплексный, как у топ-команд, но для нас практически все моменты – новые. В целом все справятся примерно на одном уровне – да, опытные участники уже знают дело и смогут подготовиться лучше нас, но мы тоже постараемся сработать по максимуму.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Не секрет, что в Формуле 1 доходы распределяются неравномерно. В частности, Red Bull Racing, Ferrari и еще три команды получают большую долю от коммерческих доходов чемпионата, Haas в этом году не получит ничего, даже если закончит сезон в первой десятке, а три команды-аутсайдера получают выплаты по принципу «либо бери, либо проваливай». Формуле 1 непременно нужно что-то с этим делать, и, возможно, вы все – Джок, вы, скорее всего, не уполномочены комментировать подобные вещи… Тогда вопрос к остальным – не могли бы вы поделиться мнением о том, какой вам видится оптимальная схема распределения доходов после 2020 года?
Кристиан Хорнер: Если бы мир Формулы 1 напоминал мир журналистики, где вы все получаете примерно одинаковые гонорары за одинаковую работу, схема распределения доходов выглядела бы предельно просто, но в нашем случае финансовые вопросы находятся в ведении держателя коммерческих прав, ему решать, как делить средства, а командам – согласны они выступать на таких условиях или нет.

Действующее соглашение истекает в 2020-м году, обсуждение нового начнется в ближайшие год-два, но итог предсказать невозможно. Конечно, каждая команда хочет для себя максимальной выгоды, однако нельзя ставить самим участникам в вину существование нынешней системы распределения доходов. Задача руководителей команд – добиться лучших условий для своего коллектива, а принципы распределения – дело держателя коммерческих прав.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: Как вы наверняка ожидали, я бы взглянул на эту проблему под несколько иным углом, чем Кристиан. По мне ситуация, когда топ-команды отдельно договариваются с CVC о том, какие выплаты получат до распределения средств между прочими участниками, абсолютно неприемлема. Хотелось бы, чтобы политика держателя коммерческих прав была более прозрачной – как в Премьер-лиге, где доходы распределяются пропорционально результатам. Нет смысла в долгих переговорах: есть объем средств, который необходимо честно и прозрачно поделить, а дальше команды либо принимают выплаты, либо уходят из чемпионата.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Не могу согласиться с Кристианом – последняя команда должна получать больше всех! Ну а если без шуток, более успешный участник должен получать больше, поскольку он выступает лучше и побеждает. Такой же принцип применяется и в Премьер-лиге. Можно ли сказать, что сейчас доходы распределяются неправильно? Как заметил Кристиан, если менеджер смог добиться лучших условий для своей команды, нельзя ставить ему это в вину, и точно так же держатель коммерческих прав, выступая участником переговоров, старается угодить всем. Просто командам из числа аутсайдеров в следующий раз необходимо удостовериться в том, что их устраивают предложенные условия. Конечно, будут разные факторы, но с началом переговоров ситуация будет становиться всё более прозрачной. Опять же, будь вы на месте команд, что добиваются успехов и давно выступают в чемпионате, вы наверняка попросили бы о большей доле. Оптимум находится где-то посередине между равным распределением доходов и абсолютно несбалансированным.

Посмотрим, что принесут ближайшие год-два – обсуждение должно начаться совсем скоро, так как оно занимает много времени, и вряд ли мы дотянем до момента, когда людям придется либо соглашаться с предложением, либо уходить. Haas обязательно примет участие в этом процессе – принимая решение о дебюте, мы знали, на что шли, и не можем говорить о недовольстве. Мы приняли ситуацию такой, какая есть, поскольку обо всём договорились до нас, но в следующий раз мы обязательно озвучим свое мнение.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Надеюсь, частные команды получат больше средств, поскольку заводские команды в любом случае получают достаточные доходы, а нам дополнительные выплаты позволили бы сократить отставание. Конкурентоспособность напрямую зависит от финансовой ситуации.

Вопрос: Дэйв?
Дэйв Райан: Было бы замечательно иметь примерно равное распределение доходов, так как сейчас разница между выплатами в пользу лидеров и аутсайдеров слишком велика. Согласен, лидеры должны получать больше, но сама разница просто громадная и требует пересмотра.

Вопрос: Джок, вы вправе комментировать подобные вещи?
Джок Клиа: У меня нет опыта в подобных вопросах, потому я лучше воздержусь.

Джок Клиа

Вопрос: (Франсуа Давид Рулё) Вопрос к господину Клиа. Насколько важным было для Ferrari представить обновленную турбину здесь, в Монреале?
Джок Клиа: Это было стратегическим решением, поскольку отдельные компоненты машины на разных трассах обеспечивают разное преимущество. Мы стараемся максимально оперативно дорабатывать машину, но попытки представить модификации как можно раньше сопряжены с определенным риском.

К примеру, мы могли бы привезти новую турбину уже в Монако, но там эффект был бы не таким значительным, притом мы отказались бы от двух недель работы на базе. Эта логика касается всех технических решений, но в Канаде мы решили такой риск принять, поскольку на этой трассе эффект будет очевиден сразу, и инженеры смогут сделать выводы. Не факт, что в Монако мы заметили бы какую-то разницу, потому турбину из стратегических соображений было решено привезти именно в Монреаль, где она может обеспечить больший прогресс – что и подтвердилось на свободных заездах.

Вопрос: (Джефф Паппоне) Мне хотелось бы вернуться к словам Кристиана о том, что инженерам нравится вызов, связанный с новыми правилами. Если эффективность моторов постепенно выравнивается, не было ли лучше оставить неизменными параметры шасси? В таком случае можно было бы избежать разницы в результатах, неизбежной в период адаптации к новому регламенту…
Роберт Фернли: Мы пытаемся повысить зрелищность гонок, улучшить внешний облик машин и сделать Формулу 1 более привлекательной – к этому призывал нас и держатель коммерческих прав. Мы проделали достойную работу, а дальше, как вы заметили, вопрос в сохранении уровня конкуренции – какая-то из команд вполне может сориентироваться лучше прочих. Но я, как и Кристиан, приветствую такой вызов, пусть для Force India он будет по-настоящему непростым. В целом Формуле 1 это пойдет на пользу, так что мы с нетерпением ждем 2017-го года.

Вопрос: Джок, что можно сказать с позиции инженера?
Джок Клиа: Инженеры, как сказал Кристиан, приветствуют любую возможность развития, для нас смена регламента – шанс получить преимущество над соперниками, потому мы с нетерпением ждем нового сезона. Мы имеем дело с тем, что нам дано – инженеры не рассуждают о том, идет ли решение на благо спорту в целом, мы говорим примерно так: «Такой вызов обозначили нам правила, давайте попробуем что-то сделать!» Примерно этим мы уже сейчас заняты в Маранелло.

Вопрос: (Александр Говоров) Франц, вы сказали, что Даниил Квят счастлив в Toro Rosso, но вряд ли вы возьметесь отрицать, что сейчас он переживает непростой этап карьеры. Чем команда может помочь ему?
Франц Тост: В Формуле 1 не всегда всё идет гладко, иногда приходится искать силы и справляться с обстоятельствами. Даниил вернулся в Toro Rosso, он неплохо чувствует себя в коллективе, знает практически всех инженеров, и наша основная задача – предоставить ему конкурентоспособную машину. Сейчас наша STR11 едет неплохо – да, здесь, в Монреале, нам будет непросто, в Баку тоже есть длинная прямая, так что судить сложно – но я предполагаю, что во второй половине сезона у нас будут успешные этапы, и Даниил сумеет выступить здорово, поскольку он очень талантливый гонщик. Квят должен преодолеть непростой период, команда окажет ему поддержку – уверен, вы еще увидите улыбку на его лице!

Франц Тост

Вопрос: (Грэм Харрис) Вопрос для Франца и, возможно, Кристиана. В Монако Карлос Сайнс выступал очень уверенно, но пострадал из-за двух далеко не лучших пит-стопов. С гонщиками Toro Rosso подобное случается не в первый раз – планируете ли вы каким-либо образом повысить качество пит-стопов? В свое время в Williams реализовали специальную программу подготовки механиков, и теперь они без заминок меняют шины…
Франц Тост: Разумеется, мы работаем над пит-стопами, просто в Монако переднее правое колесо не сразу удалось снять, Карлос потерял секунду и оказался позади группы из Переса, Феттеля и Хюлкенберга – иначе у него был бы шанс финишировать третьим. Готовясь к гонке, мы провели 55 имитаций пит-стопа, всякий раз укладываясь в интервал 2,4-2,6 секунды, но в воскресенье, к сожалению, переднее правое колесо заблокировало, и механикам не удалось снять его так быстро, как хотелось.

В эту пятницу мы провели 17 имитаций пит-стопа, лучший результат составил 2,1 секунды, притом мы сумели три или четыре раза его повторить, между заездами механики меняли шины за 2,4-2,5 секунды – если получится повторить это в гонке, проблем не будет. В целом по ходу сезона мы неплохо действуем на пит-лейн, просто в Монако сработали недостаточно здорово.

Кристиан Хорнер: В условиях конкуренции вы всегда работаете на пределе, а в такой ситуации ошибки, к сожалению, случаются. В Red Bull Racing мы постоянно стремимся к прогрессу, а когда действуешь на пределе, бывают промахи. Главное – извлекать уроки и корректировать процедуры. Человеческий фактор будет давать о себе знать снова и снова, но мы делаем всё возможное, чтобы свести вероятность к минимуму. Наша команда известна своими невероятно быстрыми пит-стопами, ей даже принадлежит соответствующий рекорд в книге Гиннеса, но в Монако был как раз тот случай, когда что-то пошло не так. Мы проанализировали инцидент, предприняли ряд мер, чтобы подобное не повторилось, но гарантий нет и быть не может. Все команды работают на пределе, в этом суть Формулы 1.

Кристиан Хорнер

Вопрос: (Дитер Ренкен) Кристиан, прежде чем задать очередной вопрос, позвольте ответить на ваши слова о мире журналистов. Да, мы получаем зарплату в зависимости от количества и качества наших материалов, но никому из нас не платят просто за готовность приезжать на каждую гонку вплоть до 2020 года…
Кристиан Хорнер: Вы уверены?

Вопрос: (Дитер Ренкен) Абсолютно.
Кристиан Хорнер: Есть кое-кто…

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вероятно, речь идет о сотрудниках вашей пресс-службы. Но вернемся к вопросу. Когда начнется обсуждение новых соглашений, одной из тем станет система управления спортом, ныне вызывающая немало споров и даже являющаяся предметом отдельного расследования со стороны Еврокомиссии. Вопрос ко всем, кроме господина Клиа – какой вам видится оптимальная система управления?
Роберт Фернли: Нынешняя система выплат рассчитана на десять команд, так что сперва необходимо определиться, сколько участников мы хотим видеть – десять, одиннадцать или двенадцать – а затем привести в соответствие механизм распределения доходов, поскольку уже в нынешнем сезоне одна из команд снова окажется не у дел. В конечном итоге, каждая команда тратит примерно одну и ту же сумму на то, чтобы выставить на трассу две машины с двумя гонщиками – в этом плане между Ferrari, Red Bull Racing и, скажем, Haas разницы практически никакой. Отличие – в расходах на доработку машины, которые, как ни хотелось, не удалось поставить под контроль. А поскольку каждая команда платит примерно одну и ту же сумму за саму возможность участия в гонке, у каждой из них должно быть право голоса, потому я уверен, что Стратегическую группу нужно заменить представительством всех участников.

Кристиан Хорнер: Моя позиция предельно проста. Бизнес принадлежит держателю коммерческих прав, и ему решать, каким образом продвигать чемпионат, как повышать доходность и как распределять выплаты. Держатель коммерческих прав самостоятельно должен определиться, может ли он позволить себе разные подходы к вознаграждению, или же выплаты должны быть примерно равными – это его дело решать, что лучше для спорта. Промоутер чемпионата должен сказать: я хочу, чтобы Формула 1 была вот такой, и чтобы машины выглядели вот так – тогда я смогу привлечь болельщиков, спонсоров и сделаю чемпионат настолько зрелищным, насколько он, как все мы прекрасно знаем, может быть.

Структура управления должна быть предельно понятной: FIA отвечает за правила, за концепцию спорта отвечает промоутер. FIA выполняет контролирующую функцию, и эта функция должна быть четко регламентирована. А командам остается роль участников. Границы размываются, когда каждый старается лезть не в свое дело – здесь мы всякий раз допускаем одну и ту же ошибку. Если придерживаться простой и понятной структуры, договариваться будет проще, но это идеалистичная картина мира, вряд ли на деле всё будет именно так.

Дэйв Райан: С момента моего возвращения в Формулу 1 очень сильно изменился подход к разработке правил. Нелегко не участвовать в их обсуждении, а затем получать на согласование уже готовый вариант. Всё это немного странно – вы выступаете полноценным участником чемпионата, но правила вам диктует кто-то другой.

Гюнтер Штайнер: Как справедливо заметил Кристиан, при упрощенном подходе нам должны говорить, что делать, но все участники, в то же время, хотят иметь право голоса. В идеале система управления должна быть такой, чтобы все команды имели равные возможности влиять на правила, чтобы все получали равные выплаты, но это вряд ли случится – к тому же, тот, кто выступает лучше, и получать должен больше. Мне кажется, Формуле 1 следует отказаться от Стратегической группы, но, опять же, меня не было в чемпионате, когда принималось решение о создании группы, так что я не в курсе всех причин и, пожалуй, воздержусь от дальнейших комментариев на эту тему.

Если все хотят права голоса, но его не получают, об этом следует задуматься. Чего мы на самом деле жаждем, к чему стремимся? Все эти вопросы неизбежно появятся, когда начнется обсуждение новых соглашений, но если говорить о нашей команде, мы, принимая решение об участии в чемпионате, прекрасно представляли себе структуру управления спортом, и нас она устраивала. Да, нас привлекают к обсуждению только тогда, когда назревает необходимость что-то изменить – надеюсь, в этом плане будут определенные корректировки, но пока что мы довольны ситуацией, у Формулы 1 неплохие перспективы.

Франц Тост: FIA должна определять правила, не спрашивая мнение команд, поскольку это в принципе бесполезно – у каждого участника свое мнение, никто не хочет терять преимущество, отсюда все эти дискуссии. А держатель коммерческих прав точно так же должен справедливо распределять доходы, не консультируясь с кем-либо.

Вопрос: (Мэтью Уолсерт) Вопрос для Дэйва, Роберта и тех, кто пожелает ответить. В четверг было объявлено о подписании соглашения между Формулой 1 и компанией Heineken. Есть ли у небольших частных команд опасения, что подобная сделка, реализованная в интересах всего чемпионата, может осложнить задачу поиска собственных спонсоров?
Дэйв Райан: Я был на той презентации, это отличное событие для всего чемпионата, и я не вижу здесь каких-то проблем.

Роберт Фернли: Соглашусь с Дэйвом. Мировой спорт меняется, и Формула 1 – не исключение, потому нам нужна более справедливая модель распределения доходов. Сейчас даже партнеров порой сбивают с толку варианты спонсировать либо трассу, либо команду, а самим командам становится всё труднее находить солидную поддержку. Партнерство с Heineken – фантастическое событие для Формулы 1, оно пойдет на пользу всем участникам, но чтобы эффект получился сбалансированным, мы должны обеспечить рациональное распределение доходов, ведь за последние несколько лет баланс между доходами от трансляций и спонсорской поддержкой сильно изменился.

Кристиан Хорнер: Сделка с Heineken замечательна тем, что речь идет о международном бренде. В ближайшие несколько лет компания инвестирует в Формулу 1 значительный объем средств, притом каждая команда, пусть и не напрямую, получит часть этой поддержки. Приятно, что в чемпионате появился еще один партнер с мировым именем – надеюсь, мы отблагодарим их зрелищными гонками.

Франц Тост: Бренд Heineken известен по всему миру, и чем больше подобных партнеров будет у Формулы 1, тем лучше – не важно, идет ли речь о логотипах на машинах или на трассе. Главное, что они в принципе представлены в чемпионате.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости