Гран При Турции : Пресс-конференция в четверг

Дэвид Култхард (Red Bull), Ник Хайдфельд (BMW Sauber), Хейкки Ковалайнен (Renault), Фелипе Масса (Ferrari).

Вопрос: Хейкки, выступая в GP2, вы одержали здесь победу - наверное, эта трасса относится к числу ваших любимых?
Хейкки Ковалайнен: В GP2 я одерживал победы и на многих других трассах, жаль, в Ф1 пока не получается. Но у меня хорошие воспоминания об этой трассе, она мне нравится, здесь положили отличное покрытие, и я с нетерпением жду выступления здесь на машине Ф1.

Вопрос: В этом году вы должны быть довольны уровнем надежности - вы единственный, не считая гонщиков McLaren, кто финишировал до сих пор в каждой гонке.
Хейкки Ковалайнен: Да. Приятно такое слышать, но еще приятнее было бы возглавлять кое-какие статистические таблицы, к примеру, по количеству побед или числу поулов, что-нибудь в этом духе. В этом году нам не всегда везло, но очевидно, что надежность, имевшая место последние несколько лет, никуда не делась, и нам нужно просто сконцентрироваться на выступлениях, тогда мы снова войдем в число лидеров.

Вопрос: Что вы думаете по поводу того, что команда объявила о намерении уделять больше внимания подготовке к сезону-2008?
Хейкки Ковалайнен: Это решение приняла команда, я считаю, что оно верное. Сейчас самое время сконцентрироваться на следующем сезоне, мы решили кое-какие проблемы с нынешней машиной и аэродинамической трубой, с которыми сталкивались ранее в этом году и даже в конце прошлого года. Теперь все работает как надо, мы получаем правильные результаты испытаний в аэродинамической трубе - пора подумать и о 2008-м. Однако команда не забывает и о нынешней машине, и обо мне, и до конца года я буду максимально стараться.

Вопрос: Вы сохраните место в команде на 2008 год? Как обстоят дела с контрактом?
Хейкки Ковалайнен: Очень надеюсь остаться в команде. Вместе мы можем добиться высоких результатов в будущем, но, как сказал Флавио, он еще не принял решение - это будет сделано где-то в районе Монцы. На данный момент мне ничего не известно. Хочу верить, что останусь в Renault.

Вопрос: Дэвид, вы привезли сюда новые элементы? Какой, по-вашему, они дадут эффект?
Дэвид Култхард: Нет ничего удивительного в том, что я надеюсь на повышение уровня выступлений. Завтра мы опробуем новое переднее крыло. Нам никак не удавалось как следует сбалансировать угол атаки переднего крыла, надеюсь, теперь мы сможем извлечь из машины больше - как правило, в высокоскоростных поворотах со стабильностью задней части машины все в порядке, а здесь как раз есть несколько таких поворотов, и с новым передним крылом мы можем быть более конкурентоспособными.

Вопрос: Эта трасса подходит вашей машине больше, чем, скажем, Венгрия?
Дэвид Култхард: Думаю, да - на быстрой ровной трассе машина будет выглядеть лучше. Вспомните прошлогодний RB2 - мы были достаточно медленны на прямой и медленны в поворотах. Понятно, что в этом году мы не очень быстры в поворотах, но на прямых мы гораздо быстрее. Большая часть времени на круге складывается из прохождения прямых, поэтому я рассчитываю, что здесь мы будем более конкурентоспособны.

Вопрос: История, которую многие из нас наблюдали в течение последних нескольких дней, по меркам автоспорта развивалась медленно...
Дэвид Култхард: Спасибо!

Вопрос: ... касается она вашей биографии.
Дэвид Култхард: Это отговорка - раз уж больше не о чем поговорить, давайте побеседуем об этом.

Вопрос: Может быть, вы расскажете нам об этом поподробнее?
Дэвид Култхард: Ну, раньше мне не приходилось писать книги. В 1998 мы с Джерри Дональдсоном написали книжку - это был дневник гоночного сезона. Но мне никогда не доводилось писать книги о том, кто я, откуда и всем прочем, что может быть вам совсем не интересно, зато заинтересует любителей спорта - путь от маленькой шотландской деревушки, приведший к 14 сезонам в Формуле 1 и еще не закончившийся. Я почувствовал, что мне интересно рассказать такую историю. Там будет несколько неизвестных до сих пор фактов из прошлого и несколько моментов, которые у меня есть возможность поправить - то, на что определенным образом повлияло общественное мнение - изложив свой взгляд на них. Думаю, для автоспортивных болельщиков эта книга будет интересной.

Вопрос: Она уже закончена?
Дэвид Култхард: Да.

Вопрос: Ник, вы продлили контракт еще на два года?
Ник Хайдфельд: Не могу сообщить подробностей. Политика BMW такова, что они просто объявляют состав гонщиков на следующий сезон, и это необязательно означает, что то же самое прописано в контракте.

Вопрос: Но в воскресенье вы проведете 80-ю гонку за BMW Sauber. Похоже, в команде вы чувствуете себя комфортно.
Ник Хайдфельд: Да, и даже очень. Пару лет назад я выступал за Sauber вместе с Фелипе, и мне всегда было там хорошо. Я был уверен, что когда команда перейдет к BMW, мы будем двигаться вперед, но и не думал, что это будет так быстро, как сейчас. Я верил в это два года назад, став частью команды, и считаю, что в дальнейшем мы сможем продолжать совершенствоваться. Целью команды и моей собственной является победа в чемпионате мира - надеюсь, через два года мы будем в состоянии ее осуществить, но вам, как и мне, хорошо известно, что в Формуле 1 строить планы непросто.

Вопрос: Но, очевидно, мотивация и планы на будущее вдохновляют вас, иначе вы не продлили бы контракт?
Ник Хайдфельд: Да, конечно. Во мне были заинтересованы и другие команды, но я уверен в своей - они знают, что делают, работа на заводе внушает оптимизм, мы строим новое здание для базы в Хинвиле, пока что все идет как надо. В данный момент команде не составляет труда поддерживать боевой дух. Как я уже говорил, когда дела пойдут под гору - а в какой-то момент это произойдет - нам нужно будет сплотиться, быть сильными и пережить это. К счастью, пока еще мы с подобными ситуациями не сталкивались.

Вопрос: Фелипе, вам должно быть приятно возвращаться в Турцию - в прошлом году вы одержали здесь свою первую победу в Гран При.
Фелипе Масса: Да, для меня эта трасса особенная - именно здесь я завоевал первый поул и одержал первую победу. Надеюсь, нам удастся повторить этот успех, это было бы потрясающе. Мне нравится сама трасса, место ее расположения, страна, город, но больше всего - трасса. Она бросает гонщикам настоящий вызов. Надеюсь, в воскресенье я смогу добиться отличного результата.

Вопрос: В Венгрии вы показали 11-й быстрейший круг, но, думаю, команда полагает, что эта трасса гораздо больше подходит машине...
Фелипе Масса (Нику Хайдфельду): Правда, здорово, что я не был впереди тебя?

Вопрос: Но здешняя трасса подходит Ferrari больше, чем венгерская?
Фелипе Масса: Дело не только в трассе, но и в везении в субботу. Как бы то ни было, я считаю гонку в Венгрии абсолютно провальной для себя - ужасный результат. Мы знали, что при старте из задних рядов на многое рассчитывать не приходится, и все равно это было ужасно. Я ожидал, что результат будет лучше, но на той трассе очень сложно обгонять, я стартовал на тяжелой машине, и у меня не было ни единого шанса. Очень обидно было всю гонку болтаться позади более медленных машин, понимая, что способен на большее. Но здесь трасса очень хорошая, наша машина должна быть очень конкурентоспособной, и я всерьез рассчитываю на удачную квалификацию и высокий результат в гонке - думаю, нам это по силам.

Вопрос: И, конечно, очень важно не выбыть из борьбы за чемпионство.
Фелипе Масса: Конечно. Я ни за что не сдамся. Я всегда борюсь до самого конца.

Вопросы с мест

Вопрос (Адриан Родригес Хубер - Agencia Efe): Вопрос Фелипе. Мы видели, как вчера вы играли в футбол с другими гонщиками, в числе которых был и Фернандо. Теперь между вами все нормально?
Фелипе Масса: Да, я просто спросил его... он хотел играть впереди, а потом сказал - "Я буду играть в центре", на что я ответил - "Мне самому нравится играть в центре, если ты будешь пасовать". Он отдал мне мяч, и мы провели отличную игру. У меня с ним нет никаких проблем. В гонках у нас могли возникать трения, но от гонки к гонке все меняется. У меня нет проблем. Мы играем в футбол, веселимся, вот и все.

Вопрос (Виктор Сеара - Tele 5): Фелипе, по-вашему, проблемы между гонщиками McLaren будут на руку гонщикам Ferrari в борьбе за чемпионский титул?
Фелипе Масса: Надеюсь, но не знаю. На самом деле мы не в курсе, что на самом деле произошло. Нам известно, что между двумя гонщиками McLaren существует серьезное соперничество, но все гонщики конкурируют друг с другом. Мы также знаем, что порой люди слишком много болтают, слишком много пишут, и нам в точности неизвестно, что происходит. Пока что мы не видели по-настоящему больших проблем, виною которым была бы борьба между гонщиками McLaren, так что сложно сказать.

Вопрос (Ники Такеда - Formula PA): Вопрос Фелипе. Почему у вас здесь новое шасси? С предыдущим возникли какие-то проблемы?
Фелипе Масса: Нет, нет. Смена шасси по ходу сезона - обычное дело. Сколько сезонов я ни провел в Формуле 1 - каждый год мы меняли шасси один-два раза. Все идет по плану.

Вопрос (Михаэль Шмидт - Auto Motor und Sport): Фелипе, сравнивая себя с Кими, видите ли вы какую-то закономерность в том, на каком типе резины или на какой трассе он либо вы имеете преимущество?
Фелипе Масса: Думаю, на некоторых трассах немного быстрее был я, на других - он, где-то не повезло мне, где-то - ему, но уровень конкуренции очень высок.

Вопрос (Дэн Натсон - National Speed Sport News): Парни, скажите мне, бывали ли в вашей карьере - не только в Ф1 - такие моменты, когда ваш напарник своими действиями настолько выводил вас из себя, что вы горели желанием отомстить?
Дэвид Култхард: Это касается девушек, а не машин!

Ник Хайдфельд: Давно еще, в Формуле Ford, моим напарником на одну гонку был Томаш Энге. Я лидировал, последние пару кругов все шло гладко, и тут он в меня врезался. Он выиграл, я финишировал вторым и был невероятно зол, однако спустя какое-то время успокоился и не стал ему мстить.

Фелипе Масса: Нормальные схватки, обычные ситуации, ничего безумного - все в порядке вещей.

Ник Хайдфельд: Нет, думаю, Дэвид прав - это касается тех вещей, которые на пресс-конференциях лучше не обсуждать.

Дэвид Култхард: В Opel Lotus моим напарником был Жиль де Ферран. Помню, в Цольдере на первом круге я задел его шину, проткнул ее, и всю гонку он провел на пит-уолл, показывая мне вот такой жест. Мы приехали в Цольдер из Англии, выступали в то время за Paul Stewart Racing и должны были продолжать работать вместе. С момента отъезда из Цольдера до прибытия в Милтон Кейнс он не сказал мне ни слова. Я же постоянно болтал, говорил - "да ладно тебе, приятель, это же гонки, тебе надо пережить это". И ничего. Ни единого слова. В конце концов мы это преодолели, но я понял, что южноамериканцы относятся к гонкам крайне серьезно, особенно когда кто-то протыкает им шину.

Вопрос (Андреа Кремонези - La Gazzetta dello Sport): Фелипе, можете вы прояснить, каковы сейчас ваши отношения с Фернандо?
Фелипе Масса: Нормальные. Все видели, в чем была проблема, но это не означает, что я больше с ним не разговариваю. Такое может случиться с кем угодно, у меня нет никаких проблем, из-за которых я с кем-то не буду разговаривать, все в порядке.

Вопрос (Адриан Родригес Хубер - Agencia Efe): Вопрос Дэвиду, как самому опытному из всех четверых и бывшему членом команды McLaren. Каковы ваши впечатления относительно инцидента в Венгрии и как, по-вашему, Рон Деннис справился с этой ситуацией?
Дэвид Култхард: В колонке ITV, которую я веду на их сайте, я сказал, что Рон, как и любой другой глава команды, достаточно опытен, чтобы справиться с этим, ведь ранее он уже сталкивался с подобными ситуациями. Я помню те времена, я рос на тех гонках - Прост и Сенна. Уверен, с другими гонщиками McLaren и раньше такое случалось.

Ситуация непростая, и, думаю, в Венгрии Рон попытался создать такую обстановку, чтобы было максимально понятно - ни один гонщик не находится в большей милости, чем второй, а что касается всего остального - он не может контролировать их поведение, когда они за рулем. Абсолютно рациональный и разумный человек может совершать самые безумные поступки, когда эмоции перехлестывают через край. Думаю, у вас и у публики это всегда будет вызывать дополнительный интерес, так как это оборотная сторона того, что происходит на трассе. Думаю, было разработано немало стратегий насчет того, когда одна машина выезжает из боксов и не помешает ли она второй.

Я считаю, это главный момент в решении команд, что одновременно в боксах может остановиться только одна машина. Если использовать в качестве примера Фелипе и Кими, в Монце они могли бы ехать одинаково быстро, и первый заехавший на пит-стоп выиграл бы гонку, потому что в этом-то и дело - если вы остаетесь на трассе на лишний круг, то преимущество будет на вашей стороне.
Если вы хотите, чтобы между напарниками было открытое соперничество, ситуация должна быть как в Америке, когда у обоих гонщиков могут быть разные, не зависящие друг от друга стратегии. Стратегия гласит, что главный круг - 22-й. Ну так вы отдадите его Фелипе или Кими? Принимая решение до гонки, вы знаете, что предпочитаете одного гонщика другому. Такое всегда происходит, но вы об этом никогда не говорите, вы говорите лишь об одном инциденте в Будапеште.
Откуда нам знать, что Ferrari непреднамеренно не заправили машину Фелипе? Может, тем самым команда хотела дать преимущество Кими. Как можно забыть залить топливо в машину? (Смех, комментарии Фелипе без микрофона.) Никто ничего об этом не сказал. Не знаю, это не позволило тебе выехать на трассу.

Фелипе Масса: Это было сделано не специально. Просто недопонимание.

Дэвид Култхард: Очень основательное недопонимание. Думаю, этот тайный заговор в пользу Кими. (Смех) Удачи.

Вопрос (Питер Уиндзор - Speed): Вопрос всем четверым. Не знаю, в курсе ли вы, что никто из гонщиков McLaren сегодня здесь не появится. Мне просто интересно - нравится ли вам четверг как часть гоночного уик-энда, получали ли вы от него удовольствие в течение вашей карьеры как от части автоспорта. Вы встречаетесь с механиками, занимаетесь всей этой чепухой... Были бы вы больше довольны, если бы могли встречаться со своими инженерами в центре города, не приезжать сюда в четверг, а просто садиться в машину в пятницу утром?
Дэвид Култхард: Интересная идея. Помню, первый раз я не работал в четверг довольно давно, это был уик-энд, по ходу которого я одержал первую победу. В те дни я ни за кем не бегал, не цеплял девушек, но, помню, самолет моей подруги тогда прибывал поздно вечером в четверг. К моменту ее прибытия, к тому моменту, как я вышел бы на трассу, я потерял бы уже больше половины дня, поэтому я позвонил Фрэнку и сказал - "ничего, если я не приду?" Он не возражал, и я выиграл тот Гран При. Не думаю, что есть какая-то связь между работой в четверг и ... Мы разработали стратегию на пятницу. Настройки нам известны, сегодня никаких серьезных изменений не было сделано, и я всегда считал, что это бесполезная трата времени. Механики должны находиться здесь, чтобы все настроить, нужно наладить всю инфраструктуру... Но на самом деле это не самый плодотворный день уик-энда. Отвечая на ваш вопрос, скажу, что я был бы рад начинать работу с утра пятницы.

Ник Хайдфельд: Как и сказал Дэвид, нам здесь быть не так уж обязательно, но все же у нас есть дела. Думаю, важно разговаривать с инженерами. Можно сделать это заранее по телефону или в городе, но для меня работа по четвергам, встречи с инженерами - лишь одна из составляющих Формулы 1, и было бы странно сидеть в городе и не знать, что тут происходит.

Фелипе Масса: Что касается меня, то я помню, как бывал в иных ситуациях. Мы прибывали за два дня, не проводили тестов, ничего не делали, только смотрели на трассу. Сейчас мы проводим встречи, говорим о машине, о множестве вещей, и для меня это нормально. Пару лет назад я целый день ничего не делал, сейчас же, по крайней мере, есть чем заняться, побеседовать со всеми и подготовиться к завтрашнему дню.

Хейкки Ковалайнен: В каких-то командах четверг считается полезным днем, и я думаю так же - я могу поболтать с инженерами, механиками, подготовиться к завтрашнему дню, начать обкатывать машины. Кроме того, в четверг мы с инженерами по традиции обходим трассу. Я ничего против этого не имею, но, думаю, было бы лучше, если бы была возможность сократить уик-энд, делать то же самое за более короткий срок. У нас полно свободного времени по субботам, после квалификации, и в воскресенье утром. Мы могли бы попытаться сократить общее время уик-энда.

Вопрос (Ричард Уильямс - The Guardian): Дэвид, последние недели Рон Деннис довольно много говорил о ценностях, которыми, по его мнению, обладает команда McLaren. Учитывая ваш богатый опыт работы с ним - похоже, он весьма эмоционально к этому относится - могли бы вы сказать, что, по-вашему, представляют собой эти ценности и как они могут вторгнуться в жизнь гонщика McLaren?
Дэвид Култхард: Думаю, Мика Хаккинен дал ответ на различные дикие слухи насчет чертежей, бывших в McLaren или у одного из инженеров McLaren. Мика сказал то же, что и я бы сказал... за время работы в McLaren он убедился, что элементы машины, проверенные FIA, никогда не вызывали никаких вопросов. Он чувствовал, что если какой-то узел можно будет истолковать иначе, то команду накажут, поэтому все должно было соответствовать регламенту, либо же нужно было послать запрос в FIA и получить разрешение.

Спустя несколько гонок могло получиться так, что FIA, как это часто с ними бывает, переформулировала свое первоначальное разрешение, и элемент затем был удален - мы видели подобное с демпфером масс, успешно присутствовавшим на Renault большую часть сезона и затем снова убранным. Таков был мой опыт, приобретенный за 9 лет работы в McLaren.

Когда что-то подобное происходит сплошь и рядом, распоряжение исходит сверху, ты знаешь - надо просто делать это, и все будет в порядке". Это служит отличным примером структуры данной организации и того, как они относятся к автогонкам.
Так что я не сомневаюсь в том, что, делая свои эмоциональные утверждения, он абсолютно верит в то, что говорит, и это искренне. Так же я считаю, что отдельный индивидуум внутри большой организации не может знать всех деталей происходящего - ну нельзя, знать о внутренностях переднего крыла, если только ты не парень из карбонового цеха, также как нельзя знать и об устройстве поршня, если ты не из сборочного цеха в Илморе.

Но если вы устанавливаете правила, с помощью которых хотите управлять компанией, то должны доверять окружающим и верить в их профессионализм. Думаю, эмоции возникают из-за страсти и веры в то, что он поступает по-спортивному. В остальном он руководствуется собственным мнением, и не важно, по вкусу ли это прочим.

Другие новости