Ферстаппен: Хочу выступить в Ле-Мане вместе с отцом

Макс Ферстаппен и его отец, бывший гонщик Формулы 1 Йос Ферстаппен

Перед Гран При Франции Макс Ферстаппен дал понять, что рад переходу на новую, более мощную версию двигателя Honda, что не согласен с решением стюардов, в Канаде оштрафовавших Себастьяна Феттеля, а также рассказал о своём желании выступить в Ле-Мане в одном экипаже с отцом, Йосом Ферстаппеном.

Вопрос: К французскому этапу мотористы Honda подготовили обновлённую версию силовой установки – насколько это повышает ваши шансы на высокий результат?
Макс Ферстаппен: Мы заранее знали, что она готовится, но просто не говорили об этом. Получать обновления всегда хорошо, и хотя, конечно, я не ожидаю, что вдруг смогу выйти в лидеры, но мы в команде рады любым шагам, которые позволят продвинуться вперёд, даже если это означает, что мы перешли уже на третий по счёту двигатель с начала сезона.

С надёжностью моторов Honda проблем нет, но мы хотим, чтобы они стали более эффективными. В Канаде вы видели, что мы легко финишировали пятыми, хотя у нашей машины был не самый лучший темп. Конечно, мне хочется, чтобы мы стали более конкурентоспособными – тогда нам будет проще прорываться вперёд.

Вопрос: В какой мере вашей машине не хватает скорости?
Макс Ферстаппен: Если посмотреть на темп, то не так уж много, хотя мы знаем, что его нужно повышать. В любом случае, Канада – не самая простая для нас трасса, кстати, как и Поль-Рикар, поскольку здесь тоже есть длинные прямые отрезки. Я не жду, что здесь мы будем так же конкурентоспособны, как были, например, в Монако.

Вопрос: В какой степени на максимальную скорость на прямых влияет лобовое сопротивление машины, а в какой – мощность двигателя?
Макс Ферстаппен: Если честно, в большинстве случаев мы видим, что машины Ferrari очень быстры на прямых, и тут дело не в том, что у них низкий коэффициент аэродинамического сопротивления, а в том, что у них мощные моторы. Я бы сказал, что пропорция остаётся на уровне 20/80. Конечно, можно поставить другое заднее крыло, но если посмотреть, какое оно на машинах Ferrari, то нет ощущения, что оно менее эффективное, чем у других. Просто у них очень мощные двигатели.

Возможно, Скудерии не удаётся добиться такого уровня прижимной силы, какого хотелось бы, или они не знают, как его повысить. В общем, от двигателя по-прежнему зависит очень многое.

Вопрос: Над чем, по-вашему, должна работать команда, какие характеристики машины нужно улучшить?
Макс Ферстаппен: Хочется, чтобы машина лучше держала трассу, но к этому все стремятся. Всегда хочется проходить повороты как можно быстрее, хотя это не значит, что машина страдает от каких-то фундаментальных проблем – просто мы стараемся усовершенствовать шасси, чтобы добиться более качественного сцепления с трассой.

Когда сцепление выше, резина работает лучше, и если вспомнить прошлый год, мы всегда здорово выглядели на дистанции гонки. Это также говорит о том, что машина позволяла беречь резину. И сейчас нам просто надо немного повысить максимальную скорость, это всё упростит.

Вопрос: В некоторых интервью и вы, и Кристиан Хорнер отмечали, что в сотрудничестве с мотористами Honda команде удаётся добиться более качественной интеграции силовой установки и шасси. При этом вы не первый раз говорите, что от эффективности шасси зависит меньше, чем от двигателя...
Макс Ферстаппен: Думаю, это связано с новым регламентом на аэродинамику. Переднее крыло стало намного проще по конструкции, а ведь в предыдущие годы мы очень точно контролировали всё, что с ним связано. Так что, возможно, с переходом на новый регламент наши позиции стали несколько слабее. Поэтому мы должны были пересмотреть конструкцию шасси из-за нового переднего крыла и, конечно, в начале года ещё не успели её оптимизировать. Мы это понимали, но эта работа требовала некоторого времени.

Вопрос: Что вы думаете по поводу штрафа, наложенного на Себастьяна Феттеля в Канаде?
Макс Ферстаппен: Если честно, я детально не анализировал, что там случилось, но в целом могу сказать, что решения о подобных штрафах, наверное, не стоит принимать по ходу гонок, ведь это негативно сказалось на накале борьбы на трассе, где Себастьян и Льюис Хэмилтон вели сражение за победу в гонке. После этого Льюису оставалось лишь спокойно ехать следом за Себастьяном, лишь бы финишировать менее чем в пяти секундах после него.

Конечно, когда вспоминаешь ту ситуацию, то понятно, что всё началось с ошибки Себастьяна, из-за которой он оказался за пределами трассы. Но если посмотреть, как он на неё возвращался, то вполне очевидно, что он не сделал ничего особенного, не блокировал Льюиса намеренно.

Поэтому я считаю, что наказали его неправильно. Можно поставить вопрос так: если вы выписываете подобные штрафы, почему вы тогда не поставите там стену? И тогда гонщик, который ошибётся в этой шикане, просто окажется в стене, и гонка для него будет закончена.

Себастьян сделал всё, что было в его силах, чтобы безопасно вернуться на трассу. Льюис видел, как Ferrari оказалась на обочине, и знал, что она вернётся на траекторию. Впрочем, на месте Льюиса я бы тоже пожаловался, что меня заблокировали.

Конечно, гонщики знают это правило, а также знают, какое наказание следует за его нарушение. Поэтому я понимаю обоих, и Себа, и Льюиса. Хотя, конечно, в целом я не поддерживаю практику штрафов, ведь и меня самого довольно часто наказывали. Но теперь я стараюсь, чтобы меня не приглашали в комнату стюардов. Думаю, подобные ситуации не украшают Формулу 1, но тут уж ничего не поделаешь.

При этом я не обвиняю стюардов: они действуют в соответствии с правилами и, по-моему, всё понимают, но иногда они не могут применить иную меру наказания, потому что так записано в правилах. Иногда они не хотят никого наказывать, но им приходится.

Я читал, что какие-то люди отправляли стюардам всякие грубые комментарии, что, конечно, несправедливо. В конце концов, стюарды лишь стараются как можно лучше справиться со своими задачами. Но также имеет смысл обратиться к своду правил Формулы 1 и подумать, может быть, какие-то положения надо пересмотреть и отменить?..

Вопрос: Компания Aston Martin собирается в следующем сезоне выступать в Ле-Мане на новых машинах, созданных вместе с Red Bull Racing. Вы проявляете интерес к этому проекту?
Макс Ферстаппен: Я пока ещё не вёл переговоров на эти темы, но хочу когда-нибудь выступить в Ле-Мане. Не знаю, когда это может произойти, но я уже обсуждал это с отцом, так что ему надо немного потренироваться. Если я соберусь выступать в Ле-Мане, то хочу сделать это вместе с отцом.

Если даты этой гонки не пересекаются с календарём Формулы 1, то почему бы и нет? Ведь Нико Хюлкенберг выступал в Ле-Мане и выиграл эту гонку. Конечно, я хочу сражаться за победу, хотя удача тоже должна быть на твоей стороне, ведь эта гонка такая долгая и такая сумасшедшая, что за 24 часа может произойти всё, что угодно.

Я не раз её смотрел, был в Ле-Мане, когда там выступал отец – по-моему, это отличная гонка. Мне нравится, что там стартует столько машин разных классов, нравится, что ночью нужно прорываться через трафик – это же очень здорово! В общем, гонка весёлая.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости