Браун: Победа в обоих зачетах в 2009 году - особое достижение

Росс Браун на Гран При Венгрии

Наряду с Колином Чепменом и Эдрианом Ньюи, Росс Браун считается одним из самых успешных инженеров в истории Формулы 1. Он работал в Benetton, Ferrari, Honda, Mercedes, сотрудничал с Михаэлем Шумахером и Ники Лаудой. В 2008 году Росс Браун стал свидетелем ухода из чемпионата заводской команды Honda, но в следующем сезоне машина, названная в его честь, выиграла оба титула.

В этом году он старается вернуть Mercedes в число топ-команд, но дал понять, что в конце сезона постепенно будет сворачивать свою деятельность в Формуле 1 и передавать полномочия Падди Лоу. В обстоятельном интервью Джеймсу Аллену Росс Браун рассказал об особенностях своей работы, переходном периоде между Honda, Brawn GP и Mercedes, а также о сложностях следующего сезона.

Вопрос: Росс, увлекаясь инженерным делом в молодости, вы предполагали, что этот путь приведет в Формулу 1, и вы добьетесь таких успехов?
Росс Браун: Конечно, нет. Здорово работать в той области, которой вы живо интересуетесь, ведь это получается не так часто. Я всегда активно интересовался инженерным делом, особенно борьбой разных решений, поскольку в детстве гонялся на машинках, которые сам проектировал. Я двигался постепенно и старался не упустить ни одной представившейся мне возможности, но должен признаться, у меня никогда не было долгосрочного плана.

Вопрос: Неужели вы не собирались стать врачом или кем-то еще?
Росс Браун: Нет. Меня всегда влекли инженерное дело и борьба. Должен признаться, что мне повезло сочетать два этих увлечения. Формула 1 – отличное место для инженера, который стремится конкурировать с другими.

Вопрос: Вы добились огромных успехов в качестве технического директора Ferrari, а затем пропустили один сезон, отдыхая и занимаясь рыбалкой. Чего вам не хватало в Формуле 1?
Росс Браун: Я провел десять лет в Ferrari и был предан этой команде. Я никогда не был уверен, что действительно хотел завершить этот период, не знал, как это сделать. Но чувствовал, что хочу, по крайней мере, отойти от дел и заняться другими вещами. За несколько лет у меня накопилось много дел, на которые никогда не хватало времени. Я решил, что лучший способ – уйти из Ferrari, взять годовой отпуск и обо всем поразмыслить.

Мне нравилось работать в Ferrari, и я не собирался сразу переходить в другую команду. Кроме того, я хотел вернуться в Великобританию, поскольку обе моих дочери выходили замуж, и я знал, что буду разрываться между Италией и Великобританией, где я мог бы увидеть своих внуков. Все факторы собрались воедино.

Я взял годовой отпуск, и это было здорово, но некоторые вещи в Формуле 1 неизбежно напоминают о себе. Вы стараетесь думать о хорошем и не обращать внимания на плохое. Ник Фрай постоянно звонил мне и спрашивал, когда я буду готов к возвращению. У меня возник интерес встретиться с ним и поговорить.

Меня всегда интриговала работа с Honda – у этой компании потрясающая репутация. Я составил список из всего того, что мне нравилось и не нравилось в Формуле 1. Оказалось, что позитивных аспектов было больше, поэтому я решил продолжить работу.

Вопрос: Это такой простой способ принять решение: написать список…
Росс Браун: Во мне заговорил инженер – я довольно прагматичный человек. Я стараюсь разобраться, что приносит мне удовольствие, а что – нет. Мне нравится борьба, я получаю удовольствие от работы в команде и люблю сложности. Я не люблю политику, но это неотъемлемая часть того, чем мы занимаемся. Я признаю, что жесткость Формулы 1 – это неотъемлемая часть борьбы. Чего мне не хватало? Я скучал по команде. Мне всегда нравилось работать в команде.

Вопрос: Как произошел переход к руководству командой?
Росс Браун: Из-за особенностей моей деятельности всё произошло плавно, я по-прежнему активно участвую в работе с техническими вопросами. Мне кажется, у всех руководителей команды разная биография.

Очевидно, что основная часть моей карьеры была связана с инженерными задачами, а когда я присоединился к команде, мы с Ником Фраем решили, как распределить обязанности. Мне не нравится работать с партнерами, я провожу с ними не так много времени. Этим всегда занимался Ник – он работал со спонсорами и занимался коммерческими аспектами. Мы делили между собой работу с журналистами.

Мне кажется, руководители команд – разные люди, и я отношусь к своей работе как к расширению предыдущей сферы деятельности. Всё-таки я - технический директор, и за мной остается последнее слово в вопросах стратегии развития команды.

Вопрос: Очевидно, уход Honda из чемпионата стал стрессом для вас, но в итоге вы приобрели команду. Как всё это происходило, и чему научил тот опыт?
Росс Браун: Забавно, но у нас не было выбора. Мы не хотели закрывать команду. Нам казалось, что у нас неплохая машина и много целеустремленных сотрудников. Все хотели продолжать работу.

Полагаю, парадокс заключался в том, что мы с Ником встречались с несколькими людьми, предлагавшими выкупить команду, но нам не хотелось с ними работать. В конце концов, мы подумали, почему бы самим не выкупить команду и продолжить выступления. Посмотрев на цифры и контракт, который обсудили на переговорах с Honda, мы увидели, что закрытие команды можно было отложить на полтора года. У нас было достаточное финансирование, чтобы при желании успешно провести первый сезон, значительную часть второго года, да еще и остаться в неплохой ситуации в итоге, даже если команду пришлось бы закрыть.

Мы сэкономили деньги, которые должны были выплатить сотрудникам в качестве компенсации за увольнение и предложили всем продолжить работу. В итоге мы оказались в выигрышной ситуации. Нам повезло, что всё получилось. В конце концов, решение оказалось не таким сложным, поскольку мы не хотели закрывать компанию. В худшем случае нам пришлось бы закрыть базу через полтора года.

Вопрос: Должно быть, вам до сих пор сложно поверить, что ваша команда под вашим именем выиграла оба титула в 2009 году?
Росс Браун: Это был чудесный период, ведь происшедшее в конце 2008 года все восприняли болезненно и старались держаться вместе. Было нелегко уволить часть сотрудников. Кое-что стало для меня новым опытом, кое-что оказалось довольно сложным для всей команды. Удивительно, что в итоге мы выиграли два титула, я этого никогда не забуду.

Вопрос: Можно ли сказать, что это ваше лучшее достижение?
Росс Браун: Особенно потому, что это был короткий период интенсивного труда. В Ferrari нам потребовалось три года, чтобы достичь результатов, на которые мы рассчитывали, так что это совершенно другое. Когда мы добились своего, нам удалось довольно долго сохранять тот уровень выступлений, что тоже было приятно.

Но 2009 год я запомнил навсегда, запомнил людей, с которыми работал. Это был особенный период: мы собрали всё воедино и использовали весь имеющийся опыт.

Вопрос: В конце 2009 года Brawn GP была продана Mercedes, а вы остались руководителем команды. Какие преимущества или недостатки в том, что среди современных руководителей команд только вы обладаете инженерной специальностью?
Росс Браун: К концу 2009 года стало очевидно, что Mercedes заинтересована в получении большего влияния на команду. Мы начали переговоры и хотели, чтобы Brawn GP оказалась в руках тех, кто обладал богатым наследием в Формуле 1, понимал этот чемпионат и оставался ему предан. Сработали разные аспекты. Несмотря на победу в чемпионате, у нас не было крупного титульного спонсора, но всё получилось.

Я как руководитель команды некомфортно чувствую себя в некоторых аспектах. Например, политика и разговоры с советом директоров – не самые сильные мои стороны. В этих областях мы должны были добиться прогресса, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Моё преимущество в том, что я очень глубоко вовлечен в гонки и очень тесно сотрудничаю с пилотами. Именно поэтому я говорю, что биографии руководителей команды отличаются друг от друга. У этого есть свои плюсы и минусы.

Вопрос: Каких результатов смогут добиться Нико Росберг и Льюис Хэмилтон в Mercedes?
Росс Браун: Льюис – чемпион мира, но мне кажется, у него есть потенциал выиграть еще несколько титулов. По-моему, они оба целеустремленные парни, оба талантливы, оба отлично ладят с командой. Они серьезные соперники и отличные гонщики. Если не ошибаюсь, я уже говорил, что у нас лучший состав пилотов в Формуле 1. Нико гораздо дольше работает с нами, чем Льюис, но мы движемся в одном направлении. У обоих есть чемпионские задатки. Правда, одновременно добиться этой цели им будет сложно! Интересно, как будет развиваться ситуация. Как только у нас появятся реальные шансы на титул, одному из гонщиков, конечно, придется уступить напарнику, поэтому я считаю эту ситуацию непростой. Но, честно говоря, мне даже хочется столкнуться с такой проблемой.

Вопрос: Вас глубоко уважают в спорте за ум и умение вести переговоры. Считаете ли вы, что могли бы стать хорошим юристом?
Росс Браун: Не знаю, подошла бы мне эта работа. Это моя особенность – я понимаю, что могу объяснить какой-то сложный аспект Формулы 1 так, чтобы это все поняли. Я восхищаюсь адвокатами. По долгу службы мне пришлось пересекаться с ними в Формуле 1, и я поражаюсь их способности переходить с одной темы на другую в зависимости от того, какой вопрос интересует их клиента.

Вопрос: Впереди довольно сложный сезон. Вы настроены оптимистично?
Росс Браун: Очень оптимистично. В следующем году нас ждут серьезные перемены, часть которых связаны с шасси, но в основном – с двигателем. У нас отличное подразделение, работающее с моторами. Мы много говорим о том, что команда и поставщик моторов должны использовать единый подход, а сейчас это имеет ключевое значение.

Мы много лет работали с омологированными двигателями, и это было что-то вроде замороженного продукта: он очень сложный и высокотехнологичный, но с ним мало что можно сделать. Вы получаете готовый силовой агрегат, ставите его на машину и стараетесь максимально использовать его потенциал.

Сейчас всё начинается сначала. Команды и инженеры получили шанс вместе работать, чтобы найти лучшее решение. Мы буквально начинаем с чистого листа, а такого не было довольно давно. Мы всё начинаем сначала, перед нами стоят сложные задачи, ведь регламент кардинально изменится по сравнению с нынешним. В чемпионате появится небольшой по объему турбированный и высокоэффективный двигатель с мощной системой рекуперации энергии, будет ограничено количество топлива, которое мы можем использовать в гонке. Это оборачивается настоящим испытанием в работе с шасси. Именно поэтому так важно действовать в едином ключе с Mercedes. Мне кажется, такие возможности есть только у Ferrari.

Это действительно очень интересный период, и мне кажется, что несколько сезонов после вступления в силу нового регламента получатся очень интересными. Полагаю, сейчас отрыв между первой и десятой машиной составляет всего пару десятых, но в следующем году всё изменится: между теми, кто всё сделал верно, и теми, кто допустил ошибку, будет огромная разница. Но с точки зрения инженера, этот переход открывает огромные возможности.

Вопрос: Интересное время… Последний вопрос. Как бы вы закончили следующую фразу: «Я не уйду в отставку, пока…»
Росс Браун (смеется): …пока я не выиграю еще больше гонок. Изо дня в день мы думаем о следующей гонке и следующем сезоне.

Когда-нибудь я остановлюсь. Думаю, это произойдет, когда карьера подойдет к концу. У меня непростая работа: приходится много путешествовать и решать разные задачи, но я не хочу уходить, пока не настанет подходящий момент. Я хотел бы, чтобы это был только мой выбор, и чтобы он был бы сделан в интересах команды. Я хочу максимально приблизиться к успеху, выигрывать гонки и, надеюсь, титулы – это именно то, зачем я работаю в Формуле 1.

Текст: . Источник: блог Джеймса Аллена
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости