Эрик Булье: "В истории Renault F1 начинается новая глава..."

Эрик Буйе

После официальной презентации в Валенсии глава Renault F1 Эрик Булье ответил на вопросы журналистов.

Вопрос: Вы уже несколько недель работаете в Энстоуне: как вы себя чувствуете, что успели сделать за это время?
Эрик Булье: Чувствую себя уже более комфортно. Безусловно, задачи стоят очень серьёзные, необходимо многому научиться, много читать, во все вникать, и сделать это надо быстро. Я поставил цель – наилучшим образом подготовиться к Гран При Бахрейна, график сумасшедший, но в целом всё в порядке.

Вопрос: Трудности и препятствия, которые предстоит преодолеть, похожи на те, что знакомы вам по Формуле 3000 и GP2?
Эрик Булье: Да, в целом задачи те же, но иного масштаба. Конечно, это тоже гоночная команда, такая работа мне не в новинку, но здесь нужна большая собранность, быстрая реакция – в команде Формулы 1 множество различных процессов. Но все нормально.

Вопрос: В день вашего назначения вы говорили, что одна из главных задач – поднять боевой дух команды, добиться, чтобы у коллектива был более оптимистичный настрой, чем в прошлом сезоне. Есть ли прогресс?
Эрик Булье: Конечно, и это чувствуется. Здесь недостаточно одних только слов, нужны факты. Безусловно, всех беспокоит, что в последние три года, несмотря на напряженную работу, результаты были не слишком хорошими.

Когда акции команды приобрела компания Genii, все удивлялись, что это за люди, и какой тактики придерживается концерн Renault. Думаю, сейчас элементы картины начинают складываться: во-первых, цвета Renault говорят о присутствии французского концерна, и мы понимаем, что Renault остается в Формуле 1 надолго. Renault и Genii будут работать вместе, перед нами открываются отличные возможности для деловых контактов.

В одиночку компании Genii было бы очень трудно; одной Renault тоже было нелегко, но вместе они образовали эффективный союз. Люди начинают понимать, что мы работаем на благо команды. Мы хотим побеждать на трассах чемпионата, и если добьемся цели, то это очень поможет команде.

Вопрос: Вы будете менять структуру команды?
Эрик Булье: Пока мы не планируем никаких радикальных реформ. Эта команда выиграла четыре чемпионата мира, в ней работают те же люди, надо добиться, чтобы они трудились также, как и прежде.

Вопрос: В последние несколько лет дела Renault шли не лучшим образом. Что необходимо сделать, чтобы изменить ситуацию?
Эрик Булье: Мы нашли немало резервов, которые помогут вернуть команде былую славу. Начнем с того, что повседневная работа менеджмента будет сосредоточена только на гонках – уже это позволит многого добиться. Люди будут знать, какие цели стоят перед командой, и как этих целей добиться.

Вопрос: Когда вы выбирали второго гонщика, какими критериями вы руководствовались? В какой мере сработал финансовый фактор?
Эрик Булье: Он не так уж и важен. Проще говоря, вопрос стоял так: мы или приглашаем опытного гонщика, который, теоретически, поможет заработать какие-то очки – что для нас очень важно – или молодого пилота.

Мы хотели, чтобы это был гонщик с хорошими спортивными результатами. Поэтому в нашем списке оказался Виталий Петров. В какой-то момент нужно было решить, на что делать ставку – на опыт или на молодость, хотя в этом был определенный риск.

Выбор пал на Виталия, потому что он быстрый гонщик, и мы верим, что он сможет добиться хороших результатов. Безусловно, риск есть, у него мало опыта, но мы должны думать и о будущем команды.

В том, что он русский, есть и определенный тактический смысл, мы открываем новые перспективы для всей Формулы 1, а не только для Renault. Это тоже часть процесса, результатом которого должны стать спортивные достижения.

Вопрос: Готовы ли вы повести за собой команду в новую эру?
Эрик Булье: В команде работают хорошие, знающие специалисты. Надо лишь проанализировать опыт последних лет, чтобы во всем разобраться, выслушать мнение людей о том, что было сделано неправильно, и почему. Мы должны найти комплексное решение.

Во-первых, необходима полная ясность: все должны понимать, чего хотим добиться, каковы ожидания. Во-вторых, у нас были и определенные технические проблемы – например, необходимо было провести модернизацию аэродинамической трубы.

Вскоре вступят в действие новые ограничения на использование ресурсов, введенные FOTA, и мы должны быть уверены в том, что команда располагает лучшими ресурсами. Чтобы этого добиться, нельзя забывать и о политике. Проблем множество, работа идет по нескольким направлениям.

Вопрос: Такое ощущение, что вас не слишком беспокоит личная ответственность за результаты работы?
Эрик Булье: Если бы меня это не волновало, я должен был бы уйти в отставку. Задача трудная, но если я, или компания Genii, или Жерар Лопес – если мы хотим добиться успеха, нужно что-то менять. Мы знаем, чего хотим добиться.

Вопрос: У вас есть личная программа-минимум? Каких результатов Renault F1 должна добиться в этом году?
Эрик Булье: Безусловно, мы хотим, чтобы наши машины вышли на старт в Бахрейне, но сейчас я не могу сказать, как мы выглядим на фоне соперников. Я был назначен на эту должность довольно поздно и мог контролировать разве что процесс модернизации аэродинамической трубы.

Уже после первой гонки машина будет заметно доработана, и тогда станет ясно, на что мы способны. После этого мы определимся с тактикой разработки машины на сезон 2011-го года. Наша цель – бороться за подиумы во второй половине сезона.

Вопрос: Программа модернизации машины начнется после Бахрейна, а не после первых тестов?
Эрик Булье: Она уже идет, наша техническая база была полностью готова после Рождества, хотя, конечно, возникали и определенные задержки.

Вопрос: Когда вы завершили модернизацию аэродинамической трубы?
Эрик Булье: Перед Рождеством.

Вопрос: Наблюдая за командами с образцовой организацией, вроде McLaren, вы заимствуете какие-то элементы их структуры?
Эрик Булье: Копирование – не самый правильный путь. McLaren – это McLaren, а Renault F1 – это Renault F1. У нас другие подходы, другая инфраструктура, – меня вполне устраивает то, чем мы располагаем, хотя, безусловно, нам есть, над чем работать…

Вопрос: Как вы распределите тестовую нагрузку между гонщиками, чтобы Роберт помог процессу доводки машины, но и Виталий при этом получил возможность подольше поработать за рулем, чтобы освоить машину Формулы 1?
Эрик Булье: Столь серьёзные ограничения на проведения тестов – это не лучшая для нас ситуация. Мы приложим все усилия, но многое будет зависеть от того, как покажет себя машина, всё ли пойдет по плану, или нам придется вносить коррективы. Конечно, Виталий тоже должен проехать побольше километров – здесь важно найти правильный баланс.

Вопрос: Что запланировано на эти три дня в Валенсии?
Эрик Булье: Первые два дня будет работать Роберт, а Виталий сядет за руль в среду.

Вопрос: Хо-Пин Тун – третий пилот Renault. Есть ли шанс, что он проведет одну из пятничных тренировок, к примеру накануне Гран При Китая?
Эрик Булье: По-моему, не стоит делать этого только из коммерческих соображений, хотя это тоже вопрос баланса. Все зависит от результатов: может быть, мы сможем проявить большую гибкость в вопросе резервных гонщиков, а, может, и нет.

Вопрос: Команда Red Bull по-прежнему добивается разрешения уравнять мощность вашего мотора с двигателями других производителей. Участвует ли Renault в этом процессе?
Эрик Булье: Безусловно, мы хотим, чтобы наш двигатель был лучшим. Вопрос в том, как этого добиться в рамках действующих правил.

Вопрос: Вы ведете диалог с FIA о том, что можете сделать, а что нет?
Эрик Булье: Есть установленный регламент, поэтому нам не надо задавать подобные вопросы. Определенные проблемы существуют, необходимо работать вместе с FIA, чтобы понять, как их решить.

Вопрос: В 2009-м Renault была одной из команд, возражавших против двойных диффузоров. Сейчас противоречия могут возникнуть вновь?
Эрик Булье: Не думаю. В прошлом году некоторые команды использовали двойной диффузор, подобные сюрпризы возможны, когда в правила вносятся изменения. В этом году таких изменений нет, за исключением размера топливных баков, так что неожиданностей быть не должно.

Вопрос: Сколь активно Жерар Лопес вмешивается в работу команды?
Эрик Булье: Каждую неделю собирается исполнительный комитет, в который входят представители компании Genii, концерна Renault и команды. Это что-то вроде заседания правления, на котором принимаются общие решения.

Вопрос: Вам проще работать, когда нет необходимости беспокоиться о финансах?

Эрик Булье: Конечно. Если бы я должен был думать ещё и об этом, ситуация стала бы гораздо более стрессовой. К счастью, я могу полностью сосредоточиться на гонках.

Вопрос: Как вписывается в новую структуру Боб Белл? У него теперь новая должность?
Эрик Булье: Да, он выполняет функции управляющего директора и отвечает за работу технической инфраструктуры.

Вопрос: Что вы можете сказать о политике в Формуле 1?
Эрик Булье: Мне слишком рано об этом судить, у меня нет опыта, но Жерар глубоко вовлечен в политику, так что мы составляем неплохой дуэт. Я занимаюсь гонками, он – политикой. Мы разделяем сферы ответственности.

Вопрос: Какие у вас первые впечатления от Роберта Кубицы?
Эрик Булье: Очень позитивные. Я знаком с ним ещё по молодежным чемпионатам и хочу сказать, что его присутствие в команде – это как глоток свежего воздуха, как появление нового ре6енка, которому все надо. Он очень требователен в вопросах взаимодействия и взаимопонимания. Он пришел к нам с опытом работы в других командах, и это очень хорошо.

Вопрос: В BMW знали, что он весьма требователен, но подчас это приводило к конфликтам. Как вы считаете, это качество можно использовать на благо команды?
Эрик Булье: Безусловно, я сторонник подобного подхода. Возможно, иногда это приводит к росту напряженности, но говорит о том, что в команде что-то не так.

Вопрос: Он объяснял вам, что было не так в BMW?
Эрик Булье: Это было в прошлом, да и не наша проблема.

Вопрос: Renault начинает новый этап истории своих выступлений в Формуле 1…
Эрик Булье: Думаю, да. В последние три года, если судить по результатам, дела шли всё хуже. Это действительно новая глава, и мы должны двигаться вперед, искать новые идеи… Мы должны проанализировать опыт команды и найти что-то свое...

Вопрос: Новички, которые выступали за Renault в последнее время, сталкивались с проблемами. Вы уверены в том, что Петров будет более конкурентоспособен?
Эрик Булье: Думаю, мы используем несколько иной подход. Во-первых, мы не сажаем Виталия за руль посреди сезона. Времени до начала чемпионата не так много, но мы успеем подготовиться. Он верит в команду, зная, что мы не ждем от него победы в первой же гонке, нам тоже предстоит выстраивать с ним отношения. Это совершенно другой контекст. Да, определенный риск есть, поскольку он неопытен, но это наш общий риск.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости