Алонсо: Казалось, я попал в стиральную машину

Фернандо Алонсо

Авария Фернандо Алонсо и Эстебана Гутьерреса в Гран При Австралии шокировала зрителей, но сам испанец утверждает, что отделался лишь испугом. В эфире испанского радио Cadena Cope он рассказал, что чувствовал после того, как его McLaren задела колесо машины Haas F1.

Вопрос: Фернандо, с вами всё в порядке?
Фернандо Алонсо: Да, в целом, я почти восстановился. После того, как я выбрался из машины, всё немного побаливает, но мне это не мешает. Мне казалось, что я попал в гигантскую стиральную машину и сделал несколько оборотов, но у меня нет ни синяков, ни отеков. Через пару дней я уже буду ездить на велосипеде или тренироваться.

Вопрос: Как выглядела столь серьезная авария из кокпита? Вы знали, что происходит?
Фернандо Алонсо: Да, вы всегда осознаете, что происходит. Когда находишься в слипстриме и хочешь опередить соперника, у вас очень маленький обзор: видно антикрыло и больше почти ничего. Когда вы понимаете, что пора выходить из слипстрима, на торможении у вас нет той точности, как при прохождении поворота, когда в нём только ваша машина.

После контакта с Haas Эстебана я заметил, что колесо отрывается от трассы, после чего потерял контроль над машиной. Она ударилась о левый отбойник, я увидел ограждения впереди и понял, что они далеко, но машина летит туда на высокой скорости, поскольку контакт произошёл примерно на 312 км/ч. Тогда я сказал себе: «Это хорошая проверка. Посмотрим, обойдётся ли без травм». Это первое, о чём я подумал, когда машина ударилась об отбойник.

Затем она сделала несколько оборотов – тогда я уже потерял ориентацию. Я вижу небо, мелкий гравий, потом опять небо. Поскольку машина вращается, вы бьётесь обо всё, что есть внутри кокпита. Вы превращаетесь в пассажира и плохо представляете, в каком месте трассы находитесь.

Когда машина вверх дном застряла в гравии, я заметил свободное пространство, но ещё плохо понимал, где нахожусь, не знал, остановилась машина окончательно или продолжит двигаться. Затем я сказал себе: «На всякий случай, лучше выбраться». Поэтому я так быстро покинул машину.

Вопрос: После нескольких переворотов в воздухе, должно быть, вы думали только о том, остановилась ли машина?
Фернандо Алонсо: Да, я понял, что она остановилась, а головой я ни обо что не ударился. Ты видишь, как машина бьётся о землю, об ограждения, делает несколько оборотов в воздухе, и лишь хочешь, чтобы голова ни обо что не ударилась, поскольку можно получить тяжелую травму. Ты сжимаешься, стараясь занять как можно меньше места в машине, чтобы к тому моменту, как она остановится, избежать повреждений головы.

Вопрос: Первое что вы сделали – постарались пошевелиться, чтобы понять, что всё в порядке?
Фернандо Алонсо: На этот раз нет. Когда я понял, что машина остановилась, я постарался выбраться, поскольку увидел, что оборваны трубопроводы, вытекал бензин, масло и другие технические жидкости. Я сказал: «Дайте мне выбраться». Неизвестно, продолжит ли машина движение, или где-нибудь начнётся пожар, так что надо было как можно быстрее её покинуть. Я видел, что со мной всё в порядке, хотя и чувствовал небольшую боль. Я рад, что всё обошлось, и Эстебан тоже не пострадал. Ему повезло больше, но всегда важно знать, что оба гонщика целы.

Вопрос: Вы видели запись аварии по ТВ?
Фернандо Алонсо: Да. Кроме того, нас вызвали к стюардам. Так всегда бывает, когда происходит серьезная авария – стюарды хотят узнать нашу точку зрения.

Вопрос: У вас пробежали мурашки по телу, когда вы посмотрели запись?
Фернандо Алонсо: Нет. Кроме того, ты не веришь, что за рулем сидишь именно ты. Ты это пережил, ты знаешь, что находился в машине, но когда видишь это по ТВ, кажется, что это другая машина, и что внутри сидит кто-то другой.

Вопрос: Машины выдерживают многое, но вы рискуете жизнью в каждом повороте...
Фернандо Алонсо: Да, и то, и другое верно. Краш-тесты проходят на высочайшем уровне, и за последние несколько лет их серьезно улучшили: теперь машина может разбиться в аварии, но ячейка безопасности останется. Она должна оставаться невредимой, как в этом случае.

Эта авария – отличная проверка, и тот факт, что никто не пострадал – заслуга FIA и команд, которые ставят безопасность на первое место. Иногда складывается впечатление, что мы не то чтобы потеряли уважение к этой работе, но не придаем ей значения, пока не произойдет серьезная авария.

Вопрос: Сколько жизней у гонщика Формулы 1?
Фернандо Алонсо: Я не знаю, но честно говоря, у меня уже было несколько моментов, когда мне повезло. В Бразилии я попал в серьезную аварию, в Спа машина Романа Грожана пролетела в нескольких дюймах от моей головы, и если бы она оказалась немного дальше, меня точно бы здесь не было. После таких моментов всегда испытываешь благодарность. В первые пять минут ты расстроен из-за того, что выбыл из гонки, но, всё обдумав, начинаешь понимать, насколько тебе повезло, что ты по-прежнему можешь сесть в самолет и вернуться домой.

Вопрос: Когда вы в машине, вы не думаете, что с вами что-то произойдет?
Фернандо Алонсо: За рулём ни о чем не думаешь. В серьезных авариях, когда всё происходит очень быстро, ты веришь, что на этот раз ничего серьезного не произойдет, но ничего более. Ты не думаешь, что могло произойти что-то более серьезное. Это обычное уважение к скорости и к спорту в целом, но в следующий раз, садясь за руль, возможно, ты испытаешь ещё больше удовольствия от пилотирования, поскольку почувствуешь себя живым как никогда. Само по себе это странное чувство.

Вопрос: Из чего сделан кокпит?
Фернандо Алонсо: Из карбона. Там есть два слоя карбона, между которыми есть слой из алюминия и кевлара, сделанный в форме сот. В результате кокпит получается очень прочным.

Вопрос: Единственный инцидент, из-за которого вы не смогли участвовать в Гран При – это странное происшествие на прошлогодних тестах в Барселоне…
Фернандо Алонсо: Это часть спорта. В футболе бывает, что атакуя, игрок может повредить щиколотку, но ничего серьезного не происходит, а бывает, что он получает вывих и пропускает два или три матча. Отчасти, это удача, случайное стечение обстоятельств, особенность момента, угол удара – всё зависит от большого количества факторов, которые, по-моему, одинаковы во всех видах спорта. Бывают более зрелищные аварии. Эта оказалась довольно серьезной, но обошлось без последствий. Я снова хочу сесть за руль и заработать первые очки. В Австралии мы не смогли заработать очки, хотя такой шанс был.

Вопрос: Когда вы снова сядете за руль?
Фернандо Алонсо: Меньше чем через две недели в Бахрейне.

Вопрос: Вы довольны поведением машины?
Фернандо Алонсо: Я доволен машиной. Нам ещё предстоит кое-что сделать – вполне очевидно, что мы далеки от подиумов и побед, но мы неплохо провели уик-энд. Он прошёл продуктивно, были найдены ответы на многие вопросы. Машина более конкурентоспособна, чем мы ожидали после тестов. В Барселоне у меня было четыре дня, но на самом деле три, поскольку в один из них возникла механическая проблема. В Австралии у нас было три дня, и за этот уик-энд я сделал больше, чем за всё межсезонье. Теперь мне уже комфортнее за рулём, и я настроен более оптимистично, чем после окончания тестов.

Вопрос: После подобных аварий вы звоните домой, что говорит вам мать?
Фернандо Алонсо: Ничего особенного (смеется), но на этот раз все было не совсем так, как обычно. После медицинского обследования я вернулся в паддок, зашёл в свою комнату и прежде чем снять комбинезон, подумал: «Надо позвонить родителям – они могут за меня волноваться».

Я совершаю видео-звонок и вижу мать, которая спокойно завтракает в постели. Я сказал: «Как дела? Вы волновались?» Она говорит: «Да, но всё в порядке… Когда мы увидели, что ты вылез из машины… Сейчас мы смотрим гонку». Они у меня очень спокойные (смеется). Казалось, их потревожило, что я им позвонил и отвлёк от гонки (смеется). Было раннее утро, и я предполагаю, что они еще не проснулись окончательно. Наверное, они разговаривали с моей командой и видели, как я выбрался из машины. Мне кажется, это их успокоило.

Вопрос: Видно, что Рон Деннис стал более человечным. Он изменился по сравнению с прежними временами?
Фернандо Алонсо: Да, атмосфера изменилась, стала менее формальной, команда помолодела по сравнению с 2007 годом. Это чувствовалось еще в прошлом сезоне. Команда связывалась со мной в течение всего дня, чтобы понять, как мои дела после аварии. Вчера мне тоже писали, интересовались, стало ли мне лучше, и мы уже обсуждали, что можно усовершенствовать в машине, с чем я соглашусь, а с чем – нет, когда и как готовить новинки.

Мне кажется, у нас хорошие идеи и, наверное, мы сможем довольно быстро добиться прогресса благодаря напряженной работе. У нас достаточно людей и ресурсов, чтобы за следующие несколько месяцев сделать существенный шаг вперед.

Текст: . Источник: Cadena Cope
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости