Гран При Франции: Пресс-конференция в воскресенье

1. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
2. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
3. Серхио Перес (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Макс, понравилась ли вам гонка настолько, насколько она понравилась нам?
Макс Ферстаппен: Под конец гонки я получил удовольствие, но в начале были очень большие сложности из-за ветра. На одном круге баланс мог быть нормальным, на следующем я скользил по всей трассе, и было очень тяжело добиться стабильного поведения машины.

Когда мы провели первый пит-стоп, все могли видеть, что гонщики Mercedes, ехавшие на жёстких шинах, прессинговали меня, но затем мы приняли решение перейти на тактику двух пит-стопов – к счастью, в итоге она сработала. Для этого пришлось потрудиться, но, конечно, очень радостно, что мы выиграли гонку!

Вопрос: (Мартин Брандл) Был ли момент, когда вам казалось, что вы не успеете догнать Льюиса?
Макс Ферстаппен: Догонять Льюиса было непросто, потому что пришлось опережать многих отстававших на круг, но хорошо, что все они действовали корректно. И под конец у нас была неплохая дуэль!

Вопрос: (Мартин Брандл) Что произошло в первом повороте гонки?
Макс Ферстаппен: Задняя часть машины просто вышла из-под контроля. Хотя я сделал всё, чтобы скорректировать занос, но он продолжался.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вам удалось одолеть Mercedes на трассе, на которой они ранее доминировали. Что это значит для борьбы в чемпионате?
Макс Ферстаппен: Как можно было видеть, сражение с Льюисом продолжалось всю гонку, и я думаю, что так будет до самого конца сезона.

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, вы сделали всё, что было в ваших силах, и финишировали вторым. После непростой пятницы вам удалось обрести скорость и заставить шины работать, но для победы этого не хватило.
Льюис Хэмилтон: Мои поздравления Максу, он сработал здорово! С начала уик-энда Red Bull Racing были быстрее нас, но если учесть, с какими сложностями нам пришлось столкнуться в пятницу, я всё-таки доволен своим результатом. Я долго лидировал, но всё-таки не смог победить, так как на последних кругах шины потеряли эффективность. Тем не менее, гонка получилась неплохой!

Вопрос: (Мартин Брандл) Наблюдать за вашим сражением было невероятно интересно. Если так будет во всех гонках, этот сезон будет одним из самых захватывающих в истории Формулы 1!
Льюис Хэмилтон: Сезон складывается интересно, но нам явно нужно добиться большей скорости. В этот уик-энд мы особенно много уступали Red Bull Racing на прямых, нужно разобраться, что стало причиной – нехватка мощности, большое лобовое сопротивление или что-то еще. В целом наша машина конкурентоспособна, но я не понимаю, каким образом на пит-стопе уступил позицию Максу.

Вопрос: (Мартин Брандл) Как оказалось, в этой гонке так называемая «подрезка» позволяла отыграть очень много времени.
Льюис Хэмилтон: Мы не знали, насколько эффективной будет «подрезка». Что меня действительно удивило, так это то, насколько рано передние шины стали терять эффективность, но у Red Bull Racing в любом случае была выгодная стратегия, в итоге она сработала.

Вопрос: (Мартин Брандл) О чем вы подумали, когда Макс отправился на второй пит-стоп?
Льюис Хэмилтон: Перед своим вторым пит-стопом Макс опережал меня на несколько секунд, и когда он свернул на пит-лейн, для меня единственным вариантом было остаться на трассе. В противном случае я всё равно остался бы позади и не смог бы атаковать, так как у Red Bull Racing было заметное преимущество на прямых. Я остался на трассе и надеялся, что шин хватит до финиша.

Вопрос: (Мартин Брандл) Но этого не случилось.
Льюис Хэмилтон: Да, не случилось. Что ж, продолжим борьбу в следующий уик-энд.

Вопрос: (Мартин Брандл) Серхио, очередной подиум, примите поздравления! Поначалу вы не атаковали, старались сберечь шины, проехали продолжительный первый отрезок, и это помогло добиться отличного результата!
Серхио Перес: Да, стратегия сработала. Важно было держаться в темпе лидеров. Первые пять-десять кругов управлять машиной было сложно из-за ветра, а если учесть, что у нас было меньше прижимной силы, чем у Mercedes, держаться за ними было непросто. Но потом ветер стих, состояние трассы стало улучшаться, так что мой темп начал расти.

Мне удалось проехать длинный первый отрезок – это пригодилось в конце гонки. Деградация шин была намного выше, чем мы прогнозировали. В целом, мы отлично провели гонку, команда придумала великолепную стратегию. Я рад, что мы выиграли и заработали много очков.

Пресс-конференция

Вопрос: Макс, потрясающая гонка! Насколько она вам понравилась?
Макс Ферстаппен: Гонка складывалась непросто, особенно поначалу. Я допустил ошибку в первом повороте – думал, что уже вписался, но заднюю часть машины стало заносить, пришлось выехать за пределы трассы. Я потерял лидерство, чем был очень раздосадован, но в такой ситуации важно помнить, что впереди много кругов, всякое может случиться.

Я изо всех сил старался держаться за Льюисом. Утром в воскресенье над трассой пролился дождь, парни из Формулы 3 на дождевых шинах сняли с асфальта слой прикатанной резины, а вдобавок очень мешал порывистый ветер - в общем, потребовалось проехать почти половину гонки, прежде чем я добился оптимального баланса. На первых кругах наблюдалась сильная избыточная поворачиваемость, я не мог агрессивно начинать разгон.

Хорошо, что после пит-стопа первый круг на шинах Hard я проехал достаточно быстро и оказался впереди Льюиса. Для нас самих это было неожиданно, я предполагал, что окажусь сразу за ним, но затем увидел, как он выезжает с пит-лейн, и воспользовался шансом атаковать. Далее на протяжении восьми кругов Льюис делал всё возможное, чтобы подобраться ко мне на дистанцию атаки, удержать его позади было очень непросто.

Потом мы решили перейти на тактику с двумя пит-стопами. Я сказал себе: «Хорошо, посмотрим, что из этого получится». Мы не могли знать наверняка, сработает ли наш план. С круговыми тоже пришлось нелегко, из-за них я не мог стабильно отыгрывать много времени на каждом круге. Когда я всё-таки догнал Льюиса, то увидел, что шины у него сильно изношены и едва держат трассу.

Как только я смог активировать DRS, с нашим уровнем прижимной силы разница в скорости оказалась очень большой, и провести обгон не составило труда. К тому же, я был на более свежих шинах, что тоже помогло. Наша стратегия сработала буквально в последний момент!

Вопрос: Были ли вы абсолютно уверены в стратегии с двумя пит-стопами, или всё-таки нервничали, когда отправились за очередным комплектом шин? Вам предстояло отыграть восемнадцать секунд за девятнадцать кругов.
Макс Ферстаппен: Даже если бы я попытался возразить команде, они всё равно бы меня не поняли – связь работала некорректно!

Вопрос: Расскажите о тех проблемах со связью, что произошло?
Макс Ферстаппен: Микрофон оказался слишком близко к моему рту! Я пытался исправить ситуацию, но в целом микрофон был на том же месте, как в предыдущих гонках – не знаю, почему связь настолько ухудшилась.

Вопрос: Эти проблемы сделали гонку еще более сложной?
Макс Ферстаппен: Нет. Я просто не мог отвечать команде, но они по-прежнему снабжали меня всей необходимой информацией, а это главное. Пит-стопы мы всё равно уже провели, дальше всё было очевидно.

Вопрос: Скорость машины в Ле-Кастелле и эта победа добавят вам уверенности на оставшиеся гонки?
Макс Ферстаппен: Ситуация выглядит многообещающе. В тех условиях, что были в начале гонки, нам пришлось довольно нелегко, но ближе к финишу машина ехала очень здорово. Я доволен нашим выступлением и надеюсь, что мы сможем продолжать в том же духе.

Вопрос: Льюис, ситуация, которую мы наблюдали в Барселоне несколько недель тому назад, здесь повторилась с точностью до наоборот. На сей раз вы оказались в роли преследуемого, насколько досадно было упустить победу за полтора круга до финиша?
Льюис Хэмилтон: Не скажу, что я так уж расстроен. Мы славно постарались, просто наш план не сработал. Я сделал всё, что было в моих силах. Возможно, мы могли сработать немного лучше, но в целом Red Bull Racing были быстрее нас с самого начала уик-энда, так что результат отражает реальный расклад сил.

Вопрос: После сложностей, с которыми вам пришлось столкнуться на тренировках, и корректировки настроек, на которую вы решились непосредственно перед квалификацией, насколько лучше вела себя машина по ходу гонки?
Льюис Хэмилтон: Я бы не сказал, что по сравнению с тренировками в гонке машина вела себя намного лучше. Как заметил Макс, сегодня дул сильный порывистый ветер, асфальт был довольно скользким – в таких условиях пилотировать было довольно трудно, на всём протяжении круга машине не хватало стабильности.

Вопрос: Учитывая скорость Red Bull Racing в гонке, могли ли вы добиться победы за счёт более агрессивной стратегии? Что вы могли бы сделать иначе, чтобы всё-таки удержать лидерство до самого финиша?
Льюис Хэмилтон: Конечно, если бы я отправился на первый пит-стоп раньше Макса, за счёт этого вышел вперед, а затем перешёл на тактику с двумя сменами шин, то, возможно, сумел бы выиграть гонку. Но это всё равно осталось бы непростой задачей, так как темп у Red Bull Racing был просто фантастический. По ходу первого отрезка я держался впереди Макса, но если бы он не допустил ошибку в первом повороте, то наверняка лидировал бы от старта до финиша.

Вопрос: Серхио, благодаря вам Red Bull Racing празднует первый двойной подиум в сезоне! Насколько вы довольны тем, что вам второй этап подряд удалось финишировать в первой тройке? Как прошла для вас сегодняшняя гонка?
Серхио Перес: Думаю, мы хорошо провели эту гонку. Как сказали Макс и Льюис, условия на трассе сильно отличались от тех, на которые мы рассчитывали, особенно в начале гонки. Уровень сцепления оказался очень низким, а если учесть, что наша машина была настроена на меньшую прижимную силу, чем машина Mercedes, по ходу первого отрезка пришлось особенно нелегко.

Если бы не первые пять кругов после старта и те пять кругов, что предшествовали пит-стопу, для меня всё сложилось бы намного лучше. К счастью, мы выбрали верную стратегию с продолжительным первым отрезком, она полностью сработала, причем мне не хватило каких-то двух кругов, чтобы достать Льюиса. Результат для команды очень хороший, он подтверждает достигнутый прогресс. Нужно продолжать работать, чтобы стабильно финишировать на высоких позициях и в скором времени сделать еще один шаг вперед.

Вопрос: Расскажите об атаке на Валттери Боттаса незадолго до финиша...
Серхио Перес: Сражение получилось непростым, поскольку в тот момент мы догнали круговых. Было сложно в условиях трафика подобраться на расстояние, позволяющее активировать DRS, но в итоге я всё-таки прошел Валттери в десятом повороте.

Я уже был впереди, но всё-таки постарался оставить ему достаточно места и в тот момент выехал за пределы трассы. Я успел вернуться на траекторию и в той ситуации не получил какого-то несправедливого преимущества, так как обгон произошел ранее. Я выехал за пределы трассы только для того, чтобы оставить Боттасу достаточно места и тем самым избежать возможного контакта.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Льюис, это была невероятно напряженная гонка! Ваш бывший напарник, ныне эксперт Sky Sports F1 Нико Росберг сказал, что был удивлен тому, как вы не стали агрессивно обороняться от атаки Макса. Могли ли вы сделать чуть больше в той ситуации, или это было еще одно подтверждение, что шины у вас окончательно потеряли эффективность? Считаете ли вы, что вам тоже следовало перейти на два пит-стопа?
Льюис Хэмилтон: Знаете, вне траектории было много фрагментов отработанной резины, а я не хотел, чтобы моим шинам пришлось ещё сложнее. Макс к тому моменту имел право активировать DRS, и если бы не прошёл меня на той прямой, то сделал бы это на следующей, так что никакой разницы. Мои передние шины едва держали трассу, так что Макс в любом случае оказался бы впереди – не было смысла обороняться сколь-нибудь агрессивнее. Вы видели, что было у Валттери – в какой-то момент он едва вписался в поворот, поскольку шины практически потеряли эффективность.

Возможно, с двумя пит-стопами мы смогли бы выиграть гонку, но такая стратегия нами не рассматривалась. Нужно всё проанализировать и понять, почему так получилось, что мы от неё отказались.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, ранее в подобных ситуациях вы были в роли преследуемого. Насколько иначе вы себя чувствовали в роли преследователя?
Макс Ферстаппен: В Бахрейне я тоже был в роли преследователя, а Барселоне уже меня самого догонял Льюис. Собственно, ощущения зависят от того, насколько быстро ты догоняешь соперника, или насколько быстро он догоняет тебя, когда ты едешь впереди на более изношенных шинах. Если соперник едет на полторы или две секунды быстрее, всё, что тебе остаётся, это держать свой темп, ну а дальше всё сводится к тому, успеют тебя догнать, или нет.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Макс, вы говорили об ошибке в первом повороте. Был ли там порыв ветра, который дестабилизировал машину, или вы просто недооценили условия на трассе?
Макс Ферстаппен: Не думаю, что в тот момент я тормозил слишком поздно. Но в целом по ходу первого отрезка у меня наблюдались сложности в первом, третьем, четвертом и пятом поворотах. Похоже, на здешней трассе с понижением температуры уровень сцепления падает особенно сильно, так что одной помаркой не ограничилось – их у меня было три или четыре. Что касается ситуации в первом повороте, я потерял контроль над задней частью машины и был вынужден выехать за пределы трассы.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Вопрос ко всем. Похоже, сегодня многие гонщики столкнулись с неожиданно высоким уровнем деградации шин. В чем причина? Возможно, всему виной утренний дождь и более прохладная погода?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, в чем дело. В субботу погода была более жаркой, и можно было предположить, что на горячем асфальте деградация будет выше. Сегодня было относительно прохладно, но деградация по неизвестным мне причинам оказалась гораздо выше, чем предполагали в нашей команде.

Макс Ферстаппен: Моя машина отлично ехала в пятницу и субботу, но в начале гонки почему-то пришлось нелегко. Видимо, причина в том, что после утреннего дождя уровень сцепления сам по себе стал меньше, а затем парни из Формулы 3 на своих дождевых шинах окончательно убрали слой прикатанной резины. Вдобавок очень мешал порывистый ветер, из-за которого на одном круге ты мог проехать неплохо, а на следующем оказаться на секунду медленнее. Ветер провоцировал избыточную поворачиваемость, из-за которой, очевидно, и наблюдалась повышенная деградация. Внешние температурные условия сами по себе не такой уж решающий фактор, гораздо больше зависит от того, насколько сильно скользит машина.

Серхио Перес: Могу лишь добавить, что в пятницу из-за сокращенной продолжительности сессий на длинной серии мы успеваем проехать максимум 7-10 кругов подряд. В такой ситуации невозможно прикинуть, чего ожидать в гонке, и это еще один фактор. Похоже, мы все недооценили эффект утреннего дождя и порывистого ветра, из-за которых уровень деградации оказался гораздо выше ожидаемого.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Макс, каким образом вам удалось опередить Льюиса за счёт пит-стопа? До смены шин вы уступали ему 3.2 секунды, но сумели перехватить лидерство.
Макс Ферстаппен: Мой первый круг после пит-стопа оказался очень неплохим, но я не ожидал, что эффект от так называемой «подрезки» здесь окажется настолько большим. Вернувшись на трассу, я с удивлением обнаружил, что у шин Hard уровень сцепления очень хороший. Не знаю, насколько быстрым был пит-стоп Mercedes, но никто, включая нас самих, не ожидал, что мы сумеем опередить Льюиса. Это еще одно подтверждение тому, насколько велика роль свежих шин в непростых условиях. С прикатанными шинами выше риск при порыве ветра потерять контроль над машиной и соскользнуть с траектории, тогда как со свежими у тебя есть один круг, на котором машина едет намного лучше. Я говорю именно про один круг, поскольку стоило мне выйти вперед, уже на следующем круге шины вели себя не настолько здорово.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, что вы можете сказать про тот момент гонки? В Mercedes сменили вам шины за 2.2 секунды…
Льюис Хэмилтон: Да, пит-стоп был очень быстрым, парни сработали здорово. Не знаю, почему мы пропустили Макса – нужно вернуться к команде и всё проанализировать. Круг перед пит-стопом я проехал довольно медленно, так как мои шины практически потеряли эффективность, но больше мне сказать пока нечего.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, в предыдущие годы вы и Red Bull Racing были в роли догоняющих, тогда как сейчас вы в зрелищной манере выигрываете гонки. Насколько иначе в этом сезоне воспринимаются победы? Если говорить о сегодняшнем успехе, вам пришлось приложить немало усилий, и вы добились своего буквально за пару кругов до финиша! Можно ли сказать, что для этой победы вы постарались больше, чем для любой из предыдущих?
Макс Ферстаппен: У меня уже случались захватывающие гонки – например, в 2019-м в Австрии, когда в момент старта я активировал систему, препятствующую остановке двигателя, потерял несколько позиций, но в итоге сумел финишировать первым. Конечно, в этом году у нас гораздо более конкурентоспособная машина, каждый уик-энд мы сражаемся за подиум или победу, и результат воспринимается немного иначе, но конкуренция между нами и Mercedes невероятно острая. В один уик-энд мы действуем эффективнее и выбираем лучшую стратегию, в другой соперникам удается нас переиграть – сражение поистине захватывающее!

Разумеется, приятно выиграть гонку так, как получилось сегодня. В Барселоне я был вторым, уступив лидерство за несколько кругов до финиша – что ж, так бывает в спорте. Сезон долгий, нужно продолжать выкладываться на пределе, но такое острое соперничество, безусловно, хорошо для всей Формулы 1!

Вопрос: (Алан Болдуин) Макс, следующие две гонки пройдут на домашней для Red Bull Racing трассе. Насколько важно для вас увеличить отрыв от Льюиса? Льюис, каков ваш прогноз на ближайшие два этапа в Австрии?
Макс Ферстаппен: Я с нетерпением жду гонок на нашей домашней трассе. В предыдущие годы мы неплохо выступали в Австрии, но хороший результат, разумеется, никому не гарантирован. Нужно подобрать оптимальные настройки и верно учесть все условия. Не представляю, какой будет погода, но с нетерпением жду возможности на деле это выяснить! Полагаю, борьба с Mercedes вновь будет плотной.

Льюис Хэмилтон: Австрийская трасса требовательна к мощности мотора, там сразу несколько длинных прямых, и вполне вероятно, что мы будем наблюдать примерно такую же картину, как в этот уик-энд – то есть Red Bull Racing с их великолепной скоростью на прямых вновь будут очень быстры. У нас есть три дня, чтобы понять, можно ли каким-то образом добиться прогресса. Если мы сработаем на пределе, возможно, у нас получится навязать борьбу Максу и Серхио.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости