Гран При Великобритании: Пресс-конференция в воскресенье

Льюис Хэмилтон

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Шарль Леклер (Ferrari)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Дженсон Баттон) Шарль, для победы вам не хватило продержаться всего пару кругов, но вы в любом случае продемонстрировали великолепный пилотаж!
Шарль Леклер: Мне сложно в полной мере насладиться результатом. Всё было потрясающе, я выложился даже не на 100%, а на 200%. Я сделал всё, что мог, но этого оказалось недостаточно на двух финальных кругах. Поздравляю Льюиса с победой – он здорово выступил. Классно видеть столько болельщиков на трибунах. Машина отлично работала, но на последних кругах немного не хватило скорости.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Понимаю, вы отчасти огорчены вторым местом, но я готов поспорить, перед началом уик-энда вы и представить не могли, что будете сражаться за победу до последних кругов гонки!
Шарль Леклер: Да, мы не ожидали такого. После квалификации мы поняли, что у нас быстрая машина, но не предполагали, что настолько. Сложно поверить, что я боролся за победу. У нас был отличный темп на Medium, а на Hard мы немного уступали в скорости Mercedes, но в целом, выступили намного лучше, чем обычно.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Наверняка вы гордитесь прогрессом команды. Результат добавит оптимизма?
Шарль Леклер: Команда отлично работает – я ей горжусь. Такие гонки – это здорово, ведь они всем поднимают настроение. Мы много работаем, а такой результат показывает, что мы всё делаем верно и движемся в правильном направлении. Надо продолжать в том же духе. Вернуться в лидеры будет непросто, но мы всё для этого сделаем.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Валттери, гонка выдалась жаркой, не так ли?
Валттери Боттас: Да, жарковато сегодня, так что надо будет теперь утолить жажду, а то у меня в машине не работала система подачи питьевой воды.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Представляю, насколько непросто вам пришлось! Тем не менее, вы сработали здорово. У вас была иная тактика, чем у Льюиса и Шарля, однако вы сумели даже с таким продолжительным вторым отрезком заработать подиум.
Валттери Боттас: Думаю, самым слабым моментом был старт, ведущие колёса сильно пробуксовали – это было похоже на вчерашний старт Льюиса.

После этого наша задача несколько усложнилась. Разумеется, затем мы должны были отреагировать на заминку на пит-стопе Ландо Норриса, поэтому свой пит-стоп провели немного раньше, чем планировалось. Из-за этого ближе к финишу мы начали терять скорость, но хотя бы нам удалось опередить Ландо. А потом надо было помочь Льюису одержать победу.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Учитывая столь ранний пит-стоп, вы сработали фантастически! Наверняка вы с оптимизмом ждёте следующие гонки, не так ли?
Валттери Боттас: Наша команда заработала немало очков, в этом плане уик-энд сложился удачно. Через две недели постараемся повторить!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Льюис, восьмая победа в Сильверстоуне! Что вы чувствуете?
Льюис Хэмилтон: Меня переполняют эмоции! Гонка выдалась очень непростой физически. Погода сегодня замечательная, а болельщики на домашней трассе – лучшие в мире, спасибо всем за поддержку! Берегите себя и спокойной дороги домой!

Для меня победа перед британскими болельщиками невероятное событие. Я не смог бы её добиться без помощи со стороны Валттери и фантастической работы всей нашей команды.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Уверен, вам не хотелось, чтобы сражение с Максом закончилось столкновением. Инциденты иногда случаются, но далее вы в потрясающей манере сумели отыграться. Наверное, психологически вам пришлось нелегко, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Сражение с Red Bull Racing очень непростое. На этой неделе мы с Валттери работали на пределе, чтобы помочь команде найти возможность сделать машину на пару десятых быстрее. Я горжусь усилиями всех сотрудников Mercedes. Мы знаем, что у соперников по-прежнему есть преимущество, потому будем и дальше работать изо всех сил.

В атаке я всегда стараюсь действовать аккуратно, особенно с Максом, который обороняется очень агрессивно. Сегодня на первом круге я успел с ним поравняться, однако он не оставил мне достаточно места. Не важно, согласен я со штрафом или нет, я принял решение стюардов и продолжил атаковать с мыслью, что не позволю чему бы то ни было помешать болельщикам насладиться гонкой и услышать на подиуме британский гимн!

Пресс-конференция

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Льюис, сегодня вы наверняка испытали всю гамму эмоций. Каково это, восьмой раз победить в Сильверстоуне?
Льюис Хэмилтон: Каждая победа по-своему уникальна, я не могу их сравнивать. С 2006 года, когда я ещё выступал в GP2, меня очень поддерживали в Сильверстоуне. Эмоции, которые я испытал в Сильверстоуне в 2007 году, впервые завоевав поул на этой трассе, навсегда останутся в моей памяти, как и первая победа здесь.

Вновь приехать сюда и в невероятно плотной борьбе заработать победу для своих болельщиков – знаете, это совсем другое ощущение в сравнении с тем, когда просто работаешь на результат для себя и команды. Люди впервые за долгое время приехали на трассу, потому уик-энд получился настолько значимым. Для меня было честью после финиша проехать круг с британским флагом, я очень благодарен судьбе за такой великолепный результат!

Вопрос: Когда вы преследовали Шарля, в какой момент вы поняли, что можете выиграть гонку?
Льюис Хэмилтон: Шарль сегодня сработал фантастически. Поначалу я не представлял себе, как можно его опередить – на Medium у меня был хороший темп, но Шарль постепенно от меня отрывался, проезжая круги с какой-то невероятной скоростью. Я видел, что он явно не бережёт шины, и понимал, что позже резина у него начнет пузыриться, но после финиша он сказал мне, что ничего подобного у него не наблюдалось!

В какой-то момент у меня начались сложности с передними шинами, левая передняя шина полностью потеряла эффективность – пришлось поехать на пит-стоп и стоять там десять штрафных секунд. Честно говоря, я думал, что эти десять секунд добавят к моему времени в конце гонки, я и не думал, что это будет практически stop&go. Ожидание показалось мне вечностью, а вернувшись на трассу, я не думал только о том, как догнать Шарля, а просто старался подобраться к машинам впереди и проходил их одну за другой. Сперва я обогнал McLaren, потом подобрался к Валттери – он поступил очень великодушно и уступил позицию, чтобы я смог побороться за победу, я очень это ценю.

Я видел, что отставание от Шарля быстро тает, но опасался, что при таком темпе шины потеряют эффективность. Потом я увидел круговых и понял, что с ними у меня есть шанс догнать Шарля, так как ему тоже приходится прорываться через трафик. Когда в девятом повороте я атаковал Шарля по внутреннему радиусу, моё сердце едва не ушло в пятки – я опасался, что всё закончится так же, как в инциденте между мной и Максом на первом круге. К счастью, обошлось.

Вопрос: Вы упомянули инцидент между вами и Максом. Что, по-вашему, там произошло?
Льюис Хэмилтон: Не представляю, что даст вам моё объяснение. Я хорошо стартовал и преследовал Макса так же, как вчера по ходу первого круга спринта. В шестом повороте у меня получилось поравняться, но тут же пришлось отпустить ногу с педали газа, а на разгоне к девятому повороту я воспользовался слипстримом. В субботу в том самом месте я пробовал атаковать слева, и это оказалось не лучшей идеей – следовало ринуться в свободное пространство справа. Потому сегодня я перехитрил Макса – спровоцировал его сместиться влево, а сам тут же ушел вправо.

Перед девятым поворотом я поравнялся с Максом, но не предполагал, что он не станет сбрасывать скорость. Мы вместе влетели в поворот и столкнулись. Конечно, не такой борьбы я желал и не таким образом хотел выиграть гонку. Инциденты иногда случаются, я надеюсь, что Макс в полном порядке, и мы продолжим сражаться друг с другом в следующих гонках.

Вопрос: Льюис, этот инцидент как-то скажется на характере сражения между вами и Максом?
Льюис Хэмилтон: Мне хочется думать, мы оба сделаем выводы из случившегося. В любом инциденте не бывает 100% вины кого-то одного, это всегда результат действий двух или более гонщиков. Я считаю Макса одним из наиболее агрессивных гонщиков в пелотоне, но это моё личное мнение. Выступает он в самом деле здорово. На трассе мы всегда должны оставлять друг другу достаточно места и действовать корректно, чтобы наши сражения не заканчивались столкновением.

Вопрос: Шарль, Льюис говорил о том, как постепенно вас догонял. В какой момент вы поняли, что победа ускользает?
Шарль Леклер: Когда Льюис меня обогнал. До того момента я думал, что сумею выиграть гонку, иных мыслей и быть не могло. Если думать о финише на втором месте, всё могло закончиться ещё хуже, так что я до последнего верил в свои шансы. Инженер держал меня в курсе темпа Льюиса на жестких шинах, должен признаться, мчался он очень быстро. Я выкладывался на 200%, но этого оказалось недостаточно, чтобы удержать лидерство на последних кругах.

Вопрос: Насколько вы огорчены?
Шарль Леклер: Знаете, я наполовину огорчен, наполовину доволен. Перед началом уик-энда мы и не рассчитывали бороться здесь за победу, потому результат доказывает, что наша команда работает очень здорово. Сезон для нас складывается непросто, но мы здорово постарались и сегодня заработали второе место. Тем не менее, нужно продолжать прилагать усилия, ведь мы хотим регулярно претендовать на победу.

Здорово, что сегодня получилось побороться с Льюисом, но не стоит ожидать, что мы будем столь же конкурентоспособны во всех оставшихся гонках – над этим еще нужно поработать.

Вопрос: Можно ли сказать, что это один из ваших лучших подиумов в Формуле 1?
Шарль Леклер: Да, ведь я безупречно проезжал каждый круг и не допустил ни малейшей ошибки. Когда по ходу первого отрезка гонки начались проблемы с мотором, мне казалось, что борьба на этом закончена. Пришлось много раз менять положение различных переключателей на руле, но мы с командой справились, до конца гонки сбоев в работе силовой установки не наблюдалось.

Вопрос: Шарль, вы ехали за Максом и Льюисом и видели столкновение между ними. Что вы думаете об этом инциденте?
Шарль Леклер: В машине мы сидим довольно низко, сложно успеть что-либо разглядеть – особенно если инцидент происходит на такой высокой скорости. Я успел лишь заметить, что впереди что-то случилось. Думаю, там был чисто гоночный инцидент, сложно определить, кто из двух гонщиков виноват в большей степени. На внутреннем радиусе было достаточно места, но если даже Льюис и не попал на апекс, то с такой же уверенностью можно утверждать, что Макс на внешнем радиусе действовал очень агрессивно. Главное, что Ферстаппен не получил травм.

Вопрос: Валттери, для вас это шестой подиум в сезоне! Насколько вы довольны тем, как провели эту гонку?
Валттери Боттас: Доволен? Сложно сказать. Для команды результат отличный, мы заработали много очков, а Льюис сумел выиграть гонку. Лично мне всё испортил и не позволил побороться за победу крайне неудачный старт: в обоих случаях – и на самом старте, и после красных флагов – я не лучшим образом срывался с места. Если уже на первых метрах теряешь позиции, это очень осложняет задачу.

Когда Ландо Норрис довольно рано отправился на пит-стоп, и там у McLaren возникла заминка, мы воспользовались этим шансом, тут же сменили шины, и я оказался впереди. Но я также понимал, что при таком длинном втором отрезке на последних кругах гонки мне наверняка придется очень непросто. Тем не менее, я рад своему подиуму и заработанным очкам.

Вопрос: Что вы думаете об инциденте между Льюисом и Максом?
Валттери Боттас: Я видел, как по ходу первого круга Льюис и Макс боролись между собой точно так же, как во вчерашнем спринте. У меня было ощущение, что вот-вот может что-то произойти, так как сражение было предельно плотным. В гонках так бывает – когда ни один не желает уступать, случаются инциденты. Хорошо, что Макс не пострадал, ведь удар был довольно сильным. Но я также считаю, что Льюис сегодня заслужил свою победу.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, поздравляю с победой! Кристиан Хорнер весьма критически отозвался о вашей атаке на Макса, назвав её неприемлемой и опасной, а вашу победу назвал ложной, так как Макс оказался в госпитале. Что вы могли бы ему ответить?
Льюис Хэмилтон: Мне нечего сказать Кристиану. Я не считаю свою победу ложной, на неё работали 2000 сотрудников Mercedes, не я один. Я уже сказал, что не хотел, чтобы сражение с Максом завершилось таким образом. Сейчас важно, чтобы каждый из нас немного успокоился, эмоции еще слишком сильны. Я по своему опыту знаю, каково это – терять возможность заработать немало очков, но не считаю, что в сегодняшней ситуации с Максом действовал неприемлемо.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Шарль, когда в девятом повороте вас обогнал Льюис, почему вы выехали за пределы трассы? Четыре гонки назад во Франции у Ferrari сильно гранулировались передние шины, тогда вы уступили победителю круг, а сегодня финишировали вторым. Что изменилось с тех пор, почему в этот раз ваша машина гораздо эффективнее работала с шинами?
Шарль Леклер: Что касается первого вопроса, я знал, что Льюис атакует по внутреннему радиусу, оставил ему достаточно места и думал, что сумею удержать лидерство, но на выходе из поворота машину на мгновение сорвало с траектории, и Льюис всё-таки оказался впереди.

Если же говорить о резине, после Гран При Франции мы старались разобраться, почему у нас возникли такие сложности с передними шинами. Не думаю, что мы уже нашли ответы на все вопросы. Здесь шины у нас работали намного лучше, но не потому, как если бы мы нашли причины наших сложностей во Франции. Команда продолжает выяснять все факторы, и пусть в Сильверстоуне мы выступили здорово, это не означает, что мы забыли о неудаче на автодроме Поль Рикар. Как только мы разберемся в причинах, мы сумеем сделать еще один шаг вперед, и это поможет нам чаще добиваться таких же результатов, как сегодня.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, о чем вы думали, когда приближались к Шарлю на разгоне к повороту Copse? Наверняка вы помнили, чем закончилась атака на первом круге. Как вы убедили себя снова атаковать в той же манере? Считаете ли вы, что этот успешный маневр доказывает, что такой же маневр был возможен и на первом круге против Макса Ферстаппена?
Льюис Хэмилтон: Следует заметить, что Шарль действовал очень корректно и оставил мне достаточно места. Я практически поравнялся с ним, так что он понимал, что моя машина находится с внутренней стороны трассы, и потому вошёл в поворот чуть шире. Ему едва не удалось удержать позицию, это было отличное сражение! В процессе атаки я слегка отпустил педаль газа, чтобы гарантированно избежать контакта, но всё прошло гладко – пожалуй, именно такой должна быть плотная борьба. В идеале именно так всё должно было сложиться на первом круге, но то была другая ситуация с другим гонщиком.

Вопрос: (Кристиан Менат) Льюис, есть ли некая предыстория у вашего с Максом инцидента? Вы сражаетесь друг с другом за титул, в предыдущих гонках Макс несколько раз действовал довольно агрессивно, а в эту субботу у вас двоих уже было плотное сражение. У столкновения есть какие-то скрытые причины, или это был обычный гоночный инцидент?
Льюис Хэмилтон: Обычный гоночный инцидент. В юности я сам агрессивно действовал на трассе – возможно, не в такой степени, как Макс, но тоже хватало. С возрастом я понял, что гонка – это скорее марафон, а не спринт, и соответствующим образом скорректировал свой подход.

Да, мы с Максом сражаемся за титул. В предыдущих гонках он действовал довольно агрессивно, и в большинстве случаев мне приходилось отпускать педаль газа, чтобы избежать столкновения и продолжить борьбу чуть позже. Как вы сами видели в спринте, стоит Максу хоть немного оторваться, на свободной трассе догнать его практически невозможно. Так что, получив возможность, я должен был атаковать, иначе для чего мы выступаем в гонках!

Мне удалось хорошо разогнаться на выходе из седьмого поворота, и я очень обрадовался, что сумел перехитрить Макса, когда сперва сместился влево, а затем рванул в свободное пространство справа. К счастью, Макс не успел «захлопнуть калитку», но, к сожалению, продолжал действовать агрессивно, и наши машины столкнулись. Как заметил Шарль, это был чисто гоночный инцидент, такое иногда случается.

Вопрос: (Шандор Месцарош) Льюис, впереди гонка в Венгрии, которую вы выигрывали восемь раз. Очевидно, у вас неплохие шансы уже через пару недель одержать сотую победу в карьере! По своим характеристикам венгерская трасса совершенно не похожа на Сильверстоун, какого рода сражение вы ожидаете?
Льюис Хэмилтон: В этот уик-энд мы сумели добиться заметного прогресса. Что касается Хунгароринга, там Red Bull Racing всегда были очень конкурентоспособны – видимо, из-за своей большой прижимной силы. После смены регламента в этом году они меньше других потеряли в прижимной силе, так что рискну предположить, что одолеть их вновь будет крайне сложно. В Венгрии можно обгонять разве что за счёт иной стратегии, но я всё-таки надеюсь, что сражение с Red Bull Racing будет таким же плотным, как в этот уик-энд. По раскладу сил этап в Сильверстоуне напоминал первые четыре гонки сезона – надеюсь, нечто подобное мы будем наблюдать и дальше.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Льюис, прошу прощения, что негативные вопросы лишают вас возможности в полной мере порадоваться успеху, но, очевидно, это тоже часть спорта. Стюарды решили, что вы в большей степени виноваты в столкновении между вами и Максом, и вы наверняка слышали реакцию Red Bull Racing. Считаете ли вы, что должны извиниться перед Максом? Пожалуй, вы лучше всех понимаете, какие эмоции он сейчас испытывает.
Льюис Хэмилтон: Слушайте, я даже не видел запись инцидента! В период красных флагов я успел посмотреть лишь короткий эпизод, но после этой пресс-конференции у меня будет время всё изучить и обдумать.

Не думаю, что с моим нынешним пониманием ситуации я должен за что-либо извиняться. Мы здесь ради сражения на трассе, я слышал, что Макс оказался в госпитале, и это меня, конечно, беспокоит. Никто из нас не желает сопернику каких-либо травм, я очень надеюсь, что Макс в полном порядке. Я позвоню ему позже, чтобы в этом удостовериться, и мы продолжим борьбу в следующих гонках.

Впереди еще много непростых сражений, мы оба должны научиться держать некий баланс между осторожностью и агрессией. Я не согласен с решением стюардов, но принимаю штраф и буду продолжать выполнять свою работу. И я не намерен на что-либо жаловаться. Мнения по поводу инцидента могут быть разными, меня не волнует, что думают другие. Я делаю то, что считаю правильным, и сейчас очень рад своей победе.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, восьмая победа в Сильверстоуне! Если вы вдруг забыли, то я позволю себе напомнить, что этот результат позволил вам в личном зачете сократить отставание от Макса до восьми очков!
Льюис Хэмилтон: Благодарю! Сезон получается очень непростым, но я наслаждаюсь сражением и той эмоциональной встряской, которая всегда сопутствует схватке за титул. Мне понравилась борьба в первых четырех гонках, там она была столь же плотной, как в этот уик-энд. Потом в Red Bull Racing добились прогресса, а мы допустили ряд ошибок и несколько потеряли в скорости. Здорово, что с подготовленными доработками мы вернулись в борьбу и в квалификации даже сумели опередить Red Bull Racing, меня это очень вдохновило! Думал ли я, что мы сумеем «оживить» сражение за титул? Не знаю. Конечно, я на это надеялся, но считал, что мне потребуется немало времени, чтобы сократить отставание от Макса в личном зачете. Макс по-прежнему впереди на несколько очков, но сражение явно обострилось.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Шарль, мой вопрос о том, как вела себя ваша машина на втором отрезке гонки. Вы сказали, что проблемы с силовой установкой удалось нивелировать, но ощущались ли какие-либо отголоски? Если говорить о темпе на шинах Hard, эти шины у вас работали хуже, чем Medium, или Льюис на свободной трассе просто был быстрее?
Шарль Леклер: Шины Medium у нас работали на удивление здорово, машина ехала очень быстро. Но и с шинами Hard не было откровенных проблем. Более жесткий состав в целом выглядел неплохо, но, оказавшись в трафике, я заметил, что задняя часть машины стала вести себя менее стабильно, после чего мой темп немного снизился. Впрочем, даже в те моменты, когда у нас всё было идеально, Льюис на тех же шинах Hard мчался намного быстрее.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости