Гран При Испании: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, ваша машина под номером 44 только что принесла вам 88-ю победу в карьере, благодаря чему ваше преимущество в личном зачете стало ещё больше! Как прошла гонка?
Льюис Хэмилтон: Потрясающий день! Наша команда вновь сработала фантастически. Удивительно, что нам удалось выступить настолько здорово, ведь ещё неделю назад у нас были серьезные проблемы с шинами. Но сегодня я хорошо контролировал их работу, благодаря тому, что мы сумели разобраться в причинах тех сложностей, внимательно следили за тем, как ведут себя шины в этот уик-энд – именно это позволило добиться успеха. Я не сразу понял, что гонка закончилась, поскольку был готов ехать еще много кругов!

Вопрос: (Мартин Брандл) Если для вас день сложился потрясающе, то соперники словно получили нокаутирующий удар! Вы контролировали буквально всё и даже самостоятельно выбрали шины на заключительный отрезок гонки!
Льюис Хэмилтон: В ночь с субботы на воскресенье я анализировал ситуацию с шинами, стараясь понять, какая стратегия будет оптимальной. Благодаря лучшему пониманию шин сегодня я смог проехать на каждом комплекте больше кругов, чем мы планировали.

В какой-то момент я даже задумался о единственном пит-стопе, но решил, что выбранная стратегия всё же верная. На третьем отрезке у нас не было необходимости рисковать и переходить на шины Soft, я получил свежий комплект Medium – сегодня этот состав у нас работал лучше всего.

Спасибо всем нашим сотрудникам, которые в непростое для всего мира время продолжают работать на пределе. Я надеюсь, что они и все болельщики заботятся о здоровье – продолжайте носить маски, чтобы сберечь не только себя, но и окружающих!

Вопрос: (Мартин Брандл) Макс, вам удалось вклиниться между гонщиками Mercedes, вы этим довольны? Второе место – максимум, на что вы могли рассчитывать?
Макс Ферстаппен: Хорошо, что я разделил гонщиков Mercedes, но мой темп был хуже, чем у Льюиса. Я очень доволен второй позицией. Старт сыграл ключевую роль – именно тогда я опередил Валттери, а затем сосредоточился на своей гонке.

Вопрос: (Мартин Брандл) Когда Валттери получил свежие шины на завершающий отрезок гонки, вы опасались, что он сумеет осложнить вам задачу?
Макс Ферстаппен: Я ожидал больше проблем под конец гонки, когда Валттери вернулся на свежей резине. Но на тот момент я был доволен состоянием своих шин и чувствовал себя вполне комфортно, когда он сокращал отставание.

Вопрос: (Мартин Брандл) Планирует ли команда доработки, с которыми вы сможете на равных бороться с Mercedes?
Макс Ферстаппен: Мы продолжаем дорабатывать машину, но соперники тоже не стоят на месте. Посмотрим.

Вопрос: (Мартин Брандл) Валттери, 50-й подиум в карьере и быстрейший круг в гонке, показанный перед самым финишем! Расскажите, что вы чувствуете.
Валттери Боттас: Думаю, ключевой момент – это старт, а он был недостаточно хорошим. Я потерял позицию, и понятно, что на первом отрезке пришлось атаковать изо всех сил, чтобы как-то отыграться, но резина начала быстро изнашиваться. На втором отрезке я ехал позади Макса Ферстаппена, но все знают, насколько сложно здесь обгонять. В общем, всё это из-за плохого старта.

Вопрос: (Мартин Брандл) Что было не так на старте?
Валттери Боттас: Что в тот момент произошло, я не знаю. С этим ещё придётся разбираться. Льюис ехал впереди, он хорошо стартовал. Думаю, что парни, ехавшие позади, могли воспользоваться слип-стримом, а у меня такой возможности не было.

Вопрос: (Мартин Брандл) Борьба в первом повороте была очень плотной, не так ли?
Валттери Боттас: В первом повороте было очень тесно, я ничего не смог сделать, потому что оказался между несколькими машинами. Разумеется, я расстроен.

Пресс-конференция

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Вы победили в доминирующем стиле, по ходу гонки вам в самом деле не пришлось ни о чем волноваться?
Льюис Хэмилтон: Был один момент. На выходе из второго поворота на траектории оказался обломок – похоже, от переднего антикрыла. Я успел заметить, что вот-вот наеду на него передним правым колесом, и буквально за мгновение сместился в сторону. В остальном всё прошло гладко, огромное спасибо команде за невероятную работу!

Мы сами не ожидали, что шины у нас будут работать настолько здорово. Конечно, я в любом cлучае планировал их беречь, но далеко не всегда всё складывается так, как ты рассчитывал – например, уровень деградации легко может оказаться выше. Впрочем, сегодня он был ниже, чем на тренировках в пятницу, и это стало решающим фактором.

Мне удалось хорошо стартовать, далее я контролировал отрыв от Макса, следил за состоянием шин, но не знал наверняка, на какое количество кругов их хватит. Вдобавок мы не представляли, насколько лучше или хуже работают шины у Red Bull Racing – неделю назад в Сильверстоуне соперники эффективнее нас с этим справлялись. Но наша команда сработала здорово, к этому уик-энду провела самый тщательный анализ – я горжусь усилиями каждого сотрудника Mercedes, сегодня у меня не возникло никаких проблем с шинами!

Вопрос: Mercedes удалось всего за неделю оправиться от поражения в Сильверстоуне и взять реванш. О каких качествах команды свидетельствует этот факт?
Льюис Хэмилтон: В нашей команде работают потрясающие специалисты, они проделали огромную работу. Конечно, помогло и то, что составы резины в этот уик-энд были более жесткими. Мы не так уж сильно корректировали настройки – верно, Валттери?

Валттери Боттас: Да, верно.

Льюис Хэмилтон: Собственно, чем лучше мы понимаем поведение шин, тем большего эффекта добиваемся даже за счёт небольших, точечных корректировок. Впрочем, даже если бы неделю назад у нас было нынешнее поведение шин, проблем с пузырением резины вряд ли удалось бы избежать – в этом плане нам необходимо доработать машину.

Сегодня баланс W11 был великолепен, мне не на что жаловаться, но мы не можем рассчитывать, что и дальше всё будет складываться настолько же здорово. Хорошо, что в Mercedes не привыкли почивать на лаврах и каждый раз стараются превзойти самих себя, еще выше поднять планку.

Вопрос: Сегодня вам покорился очередной рекорд, вы превзошли достижение Михаэля Шумахера и в 156-й раз поднялись на подиум. Отныне по этому показателю вы на первой строчке рейтинга, что скажете?
Льюис Хэмилтон: Я не знаю, что отвечать на подобные вопросы. Это странное ощущение… Все мы росли на гонках Михаэля, мечтая когда-нибудь оказаться в Формуле 1, но то, как всё складывается сейчас, превосходит мои самые смелые ожидания.

Я благодарен судьбе за каждый шанс, который она мне даёт, и для меня большая честь, что моё имя упоминается рядом с такими потрясающими гонщиками, как Михаэль Шумахер, Айртон Сенна, Хуан-Мануэль Фанхио. Надеюсь, моя семья мной гордится!

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, отличный старт и второе место. Насколько вы довольны гонкой и результатом?
Макс Ферстаппен: Всё получилось неплохо. Я хорошо стартовал, воспользовался слипстримом от машины Льюиса и в первом повороте опередил Валттери. Далее я ехал за Льюисом, видел, что он бережёт шины, и старался держаться на некотором расстоянии, чтобы сберечь свои, но вскоре Валттери вернул себе третью позицию, и я уже не мог позволить себе еще сильнее отпустить лидера.

Когда Льюис взвинтил темп, я не смог ему ответить и предпочел ехать в своем ритме, чтобы реализовать стратегию и остаться впереди Валттери. Хорошо, что мне удалось вклиниться между гонщиками Mercedes, вряд ли мы могли рассчитывать на нечто большее.

Вопрос: Не могли бы рассказать подробнее о радиообмене со своим инженером? В какой-то момент вы прокричали: «Давайте сосредоточимся на себе, а не на Льюисе!»
Макс Ферстаппен: Всё логично: мы не можем контролировать действия соперников, а свои – вполне. Мы должны были сделать всё необходимое, чтобы реализовать оптимальную для нас стратегию.

Вопрос: Валттери, наверняка вы огорчены результатом, неудачный старт во многом осложнил вам задачу. Расскажите, насколько хуже было сцепление в районе вашей стартовой позиции.
Валттери Боттас: Мне не известно, насколько отличалось сцепление на внутренней и внешней сторонах трассы – знаю лишь, что я хуже Льюиса тронулся с места. Для тех, кто начинает гонку с первого ряда, неудачный старт усугубляется еще и тем, что соперники сразу получают слипстрим от твоей машины. Я попытался сместиться влево, чтобы воспользоваться слипстримом за машиной Льюиса, но там уже находился Макс. Я попробовал уйти вправо, чтобы закрыть внутреннюю кромку трассы, но там уже ехал кто-то из Racing Point. В результате в первом повороте я оказался зажат между Льюисом впереди и двумя машинами по обе стороны от меня.

Всем известно, насколько сложно отыграться в Барселоне, если уже на старте теряешь несколько позиций. Мы делали всё, что было в наших силах, шины работали явно лучше, чем предполагалось. Мы пытались реализовать иную, чем у соперников, тактику, на последних кругах провели дополнительный пит-стоп, чтобы проехать быстрейший круг. Быстрейший круг я проехал, но в целом результат уик-энда, конечно, досадный.

Вопросы с мест

Вопрос: Льюис, вы говорили о проделанной командой работе, о совещаниях с инженерами. В кокпите вы действовали как-то иначе, чем в предыдущий уик-энд? Вы следили за действиями Red Bull Racing, чтобы в нужный момент им ответить, или у вас изначально был план, в какой момент атаковать?
Льюис Хэмилтон: Нет, плана, в какой момент атаковать, у нас не было. Собственно, я берёг шины так же как раньше, просто у меня получилось делать это эффективнее. Мы детально проанализировали, как добиться лучшего эффекта, и сегодня я смог применить результаты нашей работы.

Повторюсь, мы не меняли настройки каким-то радикальным образом, и нам нужно продолжить работу, чтобы всецело разобраться в причинах сложностей в Сильверстоуне. В этот уик-энд у нас была другая трасса и более жесткие составы.

Как часто мы выбираем Soft на первый отрезок гонки? Обычно мы стараемся стартовать на Medium, так что этот уик-энд сильно отличался в плане того, как работал каждый из составов. Но в команде отлично разобрались с поведением шин и выбрали практически идеальную стратегию. Мы продолжим эту работу, чтобы выступить лучше, когда на уик-энд нам вновь предоставят более мягкие составы.

Вопрос: Льюис, вы сказали, что не корректировали настройки машины неким радикальным образом. Возможно, вы как-то изменили свой пилотаж, чтобы сберечь шины?
Льюис Хэмилтон: Возможно… Но я ничего вам не расскажу!

Валттери Боттас

Вопрос: Валттери, понятно, что ваш старт прошел не лучшим образом, но удивило ли вас, насколько быстры оказались машины Racing Point? Или вы ожидали такой скорости от, как многие считают, прошлогодней машины Mercedes?
Валттери Боттас: На прямых Racing Point очень быстры, так что меня не удивило, что за счёт слипстрима один из гонщиков команды смог поравняться со мной с внутренней стороны трассы. Мне потребовалось несколько кругов, чтобы провести контратаку, так что темп Racing Point вполне соответствовал ожиданиям, никаких сюрпризов.

Вопрос: Льюис, среди ваших побед есть такие, когда вы пересекали финишную черту буквально на трёх колесах, но есть и такие, как сегодня, которые со стороны кажутся очень легкими. Однако в этот раз у вас всё время был нужный темп, вы безупречно контролировали состояние шин – можно ли сказать, что эта победа одна из лучших, даже если многим она может показаться не такой уж зрелищной?
Льюис Хэмилтон: Думаю, не только я, но и Макс, и Валттери скажут вам, что гонки складываются по-разному в зависимости от того, лидируешь ты или выступаешь в роли преследователя.

Мы все стараемся сработать безупречно, далеко не всегда всё получается легко, но сегодня я пилотировал по-настоящему вдохновенно и даже не сразу понял, что гонка закончилась! Я был словно скаковая лошадь в наглазниках и хотел продолжать мчаться вперед. В плане пилотажа эта гонка точно среди лучших в моей карьере.

Здорово, что нам удается прибавлять от уик-энда к уик-энду, но вместе с тем нужно не забывать наслаждаться моментом, поскольку никогда не знаешь, когда в следующий раз всё сложится настолько же удачно. С нашим ритмом легко забыть о том, как всё-таки здорово выступать в Формуле 1 – лично я точно отпраздную эту победу бокалом хорошего вина!

Вопрос: Макс, в радиообмене насчёт первого пит-стопа ваша речь звучала довольно агрессивно. Почему так? Кажется, речь шла о том, окажетесь ли вы после пит-стопа впереди машин Racing Point или позади, не так ли?
Макс Ферстаппен: Да, я хотел сменить шины, но команда не звала меня на пит-лейн. У меня начались серьезные проблемы с резиной, за пару кругов я потерял немало времени и сказал инженерам: «Мне всё равно, что после пит-стопа я вернусь на трассу позади Racing Point – я легко их обгоню, так как мы явно быстрее их, особенно на свежих шинах!» Об этом и был наш диалог.

Вопрос: Льюис, вы сказали, что сегодня не заметили, как закончилась гонка, и были готовы продолжать. Нечто подобное говорил в своё время Айртон Сенна, что он словно летел над трассой. В этой гонке вы испытали схожие ощущения?
Льюис Хэмилтон: Да, хотя я бы описал это несколько иначе, чем Айртон. Каждый гонщик испытывает прессинг от необходимости в каждой гонке добиваться максимального результата, и цель всегда одна – в погоне за совершенством выступить на пике своих возможностей. Можно ехать очень здорово, но всё же немного не дотянуть до своего идеального ритма. Однако сегодня по каким-то неведомым мне причинам я чувствовал абсолютную гармонию, полное единение с машиной.

Уверен, со мной и раньше случалось подобное, но я не представляю, как это происходит, как войти в такой режим. Трудно сказать, что именно этому способствует – конечно, я постараюсь всё проанализировать, но в кокпите я чувствовал себя просто фантастически.

Да, физически было непросто, но в плане отсутствия ошибок и стабильного темпа всё складывалось идеально – я всегда мечтаю о чем-то подобном! Конечно, я не ожидал, что привезу второму месту более двадцати четырех секунд, однако даже в трафике мне удавалось не терять время, а наоборот – отыгрывать, что бывает крайне редко. Все факторы совпали идеально, я чувствовал себя очень здорово – постараюсь добиться чего-то подобного в следующих гонках.

Вопрос: Макс, перед гонкой вам поставили старый двигатель. Это как-то сказалось на скорости?
Макс Ферстаппен: Нет. Мы заметили нечто странное на телеметрии и решили вернуться к предыдущей версии силовой установки, которая сработала очень неплохо.

Вопрос: Макс, в какой момент вы поняли, что не в силах угнаться за Льюисом? Это произошло уже на первом отрезке, когда вы оба ехали на шинах Soft, или всё-таки у вас оставалась надежда, что с Medium, как на тренировках, вы окажетесь быстрее Mercedes?
Макс Ферстаппен: Уже в середине первого отрезка, когда Льюис взвинтил темп, а мне не удалось ему ответить, я понял, что шансов нет. С того момента я просто ехал в своем ритме и старался максимально эффективно реализовать стратегию.

Вопрос: Макс, похоже, вы довольны вторым местом, но не кажется ли вам, что этим вы оказываете услугу Mercedes?
Макс Ферстаппен: Было очевидно, что на победу мы не претендуем. Как я сказал еще по ходу гонки, нужно сосредоточиться на своих усилиях и не смотреть на то, что делают соперники. Их поступки мы не можем контролировать, поэтому нужно думать о себе, о том, как добиться прогресса и в целом быть более конкурентоспособными, а не рассчитывать на то, что у конкурентов будут пузыриться мягкие шины. Нам нужно добиться большего от шасси и мотора, чтобы на равных соперничать с Mercedes.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости
Читайте ещё