Гран При Испании: Пресс-конференция в субботу

Льюис Хэмилтон на интервью после квалификации

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Джонни Херберт): Валттери, начнем с вас. Вы уступили Льюису менее семи сотых секунды. Уверен, вы выкладывались на пределе, не так ли?
Валттери Боттас: Я знал, что меня ждёт напряжённый поединок с Льюисом – всё как всегда. Он здорово проехал первый быстрый круг, особенно третий сектор. Сегодня меня весь день преследовали проблемы на третьем секторе. Ситуация постепенно улучшалась, но этого оказалось недостаточно. Конечно, обидно упустить поул, но мы великолепно поработали. Отличный результат для команды.

Вопрос: (Джонни Херберт) Вы по-прежнему сражаетесь за титул и при старте из первого ряда имеете шансы на победу. Вам по силам опередить Льюиса в гонке?
Валттери Боттас: Старт – это лучший шанс опередить Льюиса. В пятницу я показывал неплохое время на длинных сериях кругов, так что у меня хороший темп. Но опять же, больше всего шансов выйти вперёд – на старте.

Вопрос: (Джонни Херберт) План простой – оказаться впереди уже в первом повороте, или есть иные варианты?
Валттери Боттас: Я постараюсь первым проехать первый поворот. Верьте мне.

Вопрос: (Джонни Херберт) Льюис, 92-й поул в карьере и 5-й в Барселоне! Насколько непростой выдалась квалификация? Погода очень жаркая, гонщики не привыкли выступать здесь в таких условиях.
Льюис Хэмилтон: Мы впервые гоняемся в Барселоне летом, когда здесь особенно жарко. Физически это очень непросто, вдобавок с этими машинами мы проезжаем круг быстрее, чем когда-либо, и испытываем серьезные перегрузки. Шинам тоже приходится непросто – вы видели, круг подготовки к попытке мы проезжали очень медленно, стараясь избежать перегрева резины, но её температура всё равно возрастала. Во второй попытке я мог проехать быстрее, но круг получился недостаточно удачным. Первая попытка прошла неплохо, к счастью, того результата хватило для поула.

Наша команда вновь сработала великолепно. Мы постоянно учимся, постоянно ищем возможности добиться прогресса – в пятницу я до 22 часов находился на трассе вместе с инженерами, мы вместе изучали информацию, стараясь понять, в каких областях нужно прибавить, чтобы увереннее выглядеть в гонке. Мы помним – соперники из Red Bull Racing очень быстры.

Вопрос: (Джонни Херберт) Каково гоняться в Барселоне при такой жаре? У вас были проблемы с недостаточной или избыточной поворачиваемостью?
Льюис Хэмилтон: Самое сложное, пожалуй, это физические нагрузки: здесь много резких торможений, на которых всё тело испытывает сильную перегрузку, а в третьем и девятом поворотах, которые мы проходим с педалью газа в пол, тело норовит сместиться к стенке кокпита, а нагрузка на мышцы шеи особенно велика. Из-за жаркой погоды приходится особенно аккуратно работать с педалью газа, чтобы не допустить перегрева задних шин.

Что касается баланса шасси, посмотрите на флаги в конце главной прямой: в первом повороте ветер встречный, что немного помогает, но в четвертом, девятом и десятом виражах он попутный. В одних поворотах можно атаковать в полную силу, в других это рискованно – ты пытаешься нащупать предел, но в какой-то момент машину срывает с траектории. Впрочем, ситуация одинакова для всех.

Вопрос: (Джонни Херберт) Старт с поула обещает наилучшие шансы на победу, однако Валттери в квалификации не уступал вам в скорости, да и Макс стартует совсем рядом.
Льюис Хэмилтон: До первого поворота здесь очень длинная прямая, так что ничего не гарантировано. Преследовать соперника в Барселоне невероятно сложно, удержать позицию на первых метрах гонки будет непростой задачей, я постараюсь выжать из машины всё, на что она способна.

Вопрос: Макс, полагаю, примерно на такой результат вы рассчитывали. Вы довольны?
Макс Ферстаппен: Я доволен результатом, на сегодня это наш максимум. В любом случае, с самого начала уик-энда мы были третьими, и нас это вполне устраивает. Хотя, конечно, я надеюсь, что в гонке нам удастся немного ближе подобраться к Mercedes, ведь на тренировках на длинных сериях кругов мы показывали неплохой темп, но, разумеется, завтра будет несколько иная ситуация.

Вопрос: (Джонни Херберт) На длинной серии кругов вы демонстрировали хороший темп. Полагаете, в гонке у вас получится побороться с Mercedes?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать, сможем ли мы бросить вызов Mercedes, но я доволен машиной, так что попробую навязать им борьбу. Понимаю, что на этой трассе трудно обгонять, но мы намерены сделать всё, что в наших силах, чтобы их догнать и осложнить им жизнь.

Пресс-конференция

Пресс-конференция после квалификации

Вопрос: Льюис, вы были быстрейшим во всех трех квалификационных сессиях! Насколько вам приятно завоевать свой 92-й поул?
Льюис Хэмилтон: Сегодня хороший день, под маской я улыбаюсь! Для всех нас этот уик-энд очень непростой – во-первых, из-за нагрузок, так как мы мчимся здесь быстрее, чем когда-либо, а во-вторых, из-за необходимости каким-то образом беречь шины при жаркой погоде. Вы видели, как, готовясь к попытке, гонщики предельно медленно проезжали круг. Кроме того, в квалификации подул порывистый ветер, что еще больше осложнило обстановку.

К счастью, в ночь с пятницы на субботу мы верно скорректировали настройки и добились прогресса. В квалификации я стабильно хорошо проезжал попытку за попыткой, и в финальной сессии мой первый быстрый круг получился очень удачным. Правда, я чувствовал, что могу проехать еще быстрее, однако не сумел этого сделать – мне повезло, что Валттери и Макс тоже не смогли прибавить. Сражение получилось плотным, были важны даже тысячные доли секунды.

Спасибо нашим сотрудникам, которые продолжают работать на пределе! Трудно выкладываться по максимуму уик-энд за уик-эндом, и я не устаю удивляться, как им удается снова и снова добиваться прогресса.

Гонка обещает быть непростой, расклад сил в ней может оказаться совсем не таким, как в квалификации. На одном быстром круге у нас явное преимущество над Red Bull Racing, но на длинной дистанции темп примерно равный. Уверен, нас ждет острое соперничество с Максом.

Вопрос: Льюис, знаю, вас не особо заботит статистика, однако за 14 лет, что вы выступаете в Формуле 1, мы привыкли видеть вас на пресс-конференции по итогам квалификации. Сегодня вы в 150-й раз обеспечили себе место в первом ряду стартового поля – что для вас значит это достижение?
Льюис Хэмилтон: Даже не знаю, что сказать! С журналистами на пресс-конференции беседуют гонщики, однако своим успехом каждый из нас обязан работе сотен людей. С момента дебюта в Формуле 1 мне повезло работать с потрясающими специалистами. Я очень благодарен целеустремленному коллективу McLaren за всё, что они для меня сделали, а если говорить о Mercedes – знаете, у меня перехватывает дыхание, когда я вспоминаю, как принял решение перейти к ним, и каких успехов мы с тех пор добились. Притом даже с нашими многочисленными победами и титулами мы не останавливаемся на достигнутом и продолжаем прогрессировать от сезона к сезону. Я не раз говорил о себе как о звене одной большой цепи, но не осознавал, насколько это здорово – объединять вокруг себя многих людей. Я стараюсь быть максимально полезным для нашего коллектива.

Вопрос: Валттери, в заключительной попытке вы опережали Льюиса по итогам двух секторов, однако не сумели перехватить поул. Огорчены?
Валттери Боттас: Конечно, я старался завоевать поул и понимал, что между мной и Льюисом всё решат тысячные доли секунды. В заключительной попытке мне удалось хорошо проехать первый и второй сектор, но с третьим возникли те же сложности, что и в субботней тренировке.

Тогда мне не удавалось стабильно быстро проезжать десятый и двенадцатый повороты, было непросто адаптироваться к немного иной температуре трассы, иному направлению ветра. По ходу квалификации я проезжал там всё лучше и лучше, но, похоже, так и не добился оптимума. Льюис на третьем секторе был стабильно быстр, в финале ему удался очень хороший круг. Мой напарник сработал лучше, это вызывает определенную досаду, но если смотреть на ситуацию шире, наша команда добилась очередного великолепного результата, я квалифицировался в первом ряду и могу претендовать на победу в гонке.

Вопрос: Насколько ниже уровень сцепления вне траектории при нынешней жаркой погоде по сравнению с обычными для Барселоны условиями? Ваша стартовая позиция находится вне траектории, притом до первого поворота предстоит длинный рывок. Насколько непросто будет стартовать со второй позиции?
Валттери Боттас: Не представляю, насколько отличается уровень сцепления на внутренней и внешней сторонах трассы. Как правило, эту информацию нам предоставляют, в команде обязательно всё проанализируют. Надеюсь, мне хватит уровня сцепления, чтобы перехватить лидерство.

Вопрос: Макс, примите поздравления, в Барселоне вы впервые оказались в тройке сильнейших по итогам квалификации! Сегодня всё прошло гладко?
Макс Ферстаппен: Похоже, я оформил подписку на третью позицию, поскольку занимал её практически во всех сессиях этого уик-энда! Да, всё прошло гладко. Конечно, я пытался максимально близко подобраться к Mercedes и остался доволен своим быстрым кругом – думаю, нам удалось выжать из машины всё, на что она способна. Жаловаться, в принципе, не на что, RB16 вполне конкурентоспособна. Конечно, нам есть над чем работать, но мы явно прогрессируем, это хорошо.

Вопрос: Скорости машины достаточно, чтобы одолеть Mercedes в предстоящей гонке?
Макс Ферстаппен: В пятницу я был доволен балансом на длинной серии кругов и работой шин. Но завтра будет новый день, нужно приложить усилия и снова продемонстрировать всё, на что мы способны. Конечно, я надеюсь, что смогу подобраться к Mercedes и создать для них прессинг.

Вопросы с мест

Льюис Хэмилтон и Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, для вас и Red Bull Racing стало привычкой выходить в финал квалификации с иными шинами, чем у соперников, однако сегодня все действовали одинаково. Почему в этот раз вы поступили так же, как конкуренты?
Макс Ферстаппен: Потому что решили, что в этот раз можно стартовать на шинах Soft. Обычно наиболее мягкий состав сложнее контролировать, он слишком быстро теряет эффективность, но на этой трассе он работает довольно неплохо.

Вопрос: Макс, в первой части квалификации вы жаловались на странное поведение машины. В чем была причина? Позднее всё вернулось в норму?
Макс Ферстаппен: Причин я не знаю. В какой-то момент при прохождении второго поворота левое переднее колесо поднялось над асфальтом. Необычная ситуация, которая, впрочем, далее не повторялась. В команде, конечно, всё проверили и не обнаружили никаких неполадок, так что я не знаю, что именно там произошло. В том месте трассы дул порывистый ветер, сама ситуация получилась довольно странной – хорошо, что далее обошлось без неожиданностей.

Вопрос: Вопрос ко всем, начиная с Макса. В Pirelli заявили, что Гран При Испании может стать для шин едва ли не самым сложным этапом. Помня о том, что было в Сильверстоуне, чего вы ждете от предстоящей гонки? Насколько ваши ожидания совпадают с прогнозами Pirelli?
Макс Ферстаппен: После того, как на этой трассе обновили асфальт, она стала менее беспощадной к шинам. У нового покрытия выше уровень сцепления, что тоже помогает, да и количество энергии, которое передается шинам, здесь меньше, чем в Сильверстоуне. Всё это должно помочь нам лучше контролировать температуру шин и нагрузку на них, но остаётся третий сектор с многочисленными узкими поворотами – вот там придется по-настоящему постараться, чтобы удержать эффективность работы резины на необходимом уровне.

Льюис Хэмилтон: Мы предполагаем, что в гонке у Red Bull Racing ситуация с шинами будет проще, чем у нас. Вряд ли мы столкнемся с такими же сложностями, что были в Сильверстоуне, но это выяснится только по ходу дистанции. Да, погода жаркая, но и составы смеси более жесткие – надеюсь, это поможет. Я бы не рискнул утверждать, что мы совершенно точно избежим проблем – посмотрим, как всё получится.

Валттери Боттас: Думаю, по сравнению с Сильверстоуном сложностей будет меньше хотя бы потому, что у этой трассы иной характер, и у нас в этот уик-энд пока не наблюдалось проблем с пузырением шин. Конечно, в целом будет непросто, так как в Барселоне при жаркой погоде резина быстро перегревается, за этим нужно внимательно следить. Всем известно, что Red Bull Racing очень конкурентоспособны как раз там, где жаркие условия и нужно экономно расходовать ресурс шин, но я надеюсь, что результат для нас будет лучше, чем в Сильверстоуне.

Вопрос: Вопрос для гонщиков Mercedes. На пресс-конференции FIA в пятницу Тото Вольфф говорил о дальнейших планах сотрудничества с Mercedes, притом это не выглядело как утверждение, что он твёрдо намерен остаться в команде. Ваш руководитель оценивает варианты, а я хочу спросить вас, согласитесь ли вы подписать контракт с Mercedes, если будете знать, что Тото не участвует в делах команды? Валттери, вам будет не хватать Тото Вольффа? Макс, если позволите, отдельный вопрос для вас: в гонке вы намерены создать прессинг для Mercedes или постараетесь гарантированно финишировать третьим?
Льюис Хэмилтон: Следует помнить, что в команде работают почти 2000 человек, результат нельзя считать заслугой кого-то одного. Выбор Тото не повлияет на мое решение остаться в команде или уйти. Мы с Mercedes вместе прогрессировали, я помогал команде, а она помогала мне. Наша конкурентоспособность объясняется усилиями многих специалистов, а не отдельного представителя коллектива.

Кроме того, каждый вправе самостоятельно решать, что лучше для себя самого, для своей карьеры и, в конечном итоге, счастья. Каждому человеку в какой-то момент важно взять паузу и оценить, чего он хочет на будущее, насколько это устраивает его самого, его семью, насколько это совпадает с мечтами, ожиданиями. Мы с Тото многого добились за годы нашего сотрудничества. Я надеюсь, что он всё-таки останется в Mercedes, ведь с ним безумно здорово работать и вместе переживать как удачные, так и непростые времена. Я многим ему обязан и приму любое его решение.

Валттери Боттас: Тото Вольфф сыграл важную роль в становлении команды Mercedes и помог ей выйти на тот уровень, который она занимает сейчас. Но Льюис прав, команда – это не один конкретный человек, а множество сотрудников, способных взаимодействовать друг с другом. Я с уважением отнесусь к любому решению Тото и надеюсь, что он выберет то, чем действительно хочет заниматься, и что позволит ему чувствовать себя счастливым. В этом смысл жизни: делать только то, что приносит счастье, и следовать за своей мечтой.

Конечно, будет досадно расстаться с Тото. Я не в курсе, как идут переговоры, поскольку целиком сосредоточен на пилотаже. Но я подпишу контракт с Mercedes, даже если в команде не будет Тото. Как справедливо заметил Льюис, команда – это не один конкретный специалист, даже если этот специалист настолько важен и ценен, как Тото Вольфф.

Вопрос: Макс, что скажете о прессинге для Mercedes?
Макс Ферстаппен: Нет, я просто буду ехать позади них на приличном расстоянии. Шучу, этого от меня не ждите. Если представится возможность подобраться, я непременно ей воспользуюсь, но посмотрим, как всё сложится. В пятницу на длинной серии кругов я чувствовал себя уверенно. Надеюсь, в воскресенье ощущения будут не хуже, и гонка получится интересной.

Вопрос ко всем. Ситуация складывается таким образом, что в квалификации гонщики Mercedes соперничают исключительно между собой, а вы, Макс, словно оформили подписку на третье место. В документальном автобиографическом сериале «Последний танец» легенда баскетбола Майкл Джордан рассказал, что временами старался искусственно раззадорить, разозлить себя, чтобы повысить свою мотивацию и выйти на новый уровень. Каким образом вы мотивируете себя на дальнейший прогресс, когда результаты квалификации едва ли не известны заранее? Используете ли вы те же приемы, что использовал Майкл Джордан?
Льюис Хэмилтон: У меня нет необходимости искусственно создавать для себя прессинг. Валттери ни в чем мне не уступает, атакует на пределе и демонстрирует невероятную скорость – этой мотивации вполне достаточно. Конечно, каждый год ты заново собираешься с силами, заново решаешь, что будет двигать тебя вперед, придавать силы, мотивировать, но то, что сработало для Майкла, не факт, что сработает для меня. Каждый по-своему стремится выйти на тот уровень, который окажется недостижимым для соперников.

Вопрос: За почти четырнадцать лет выступлений в Формуле 1 как изменился ваш подход к квалификациям?
Льюис Хэмилтон: Я уже и не помню, каким был мой подход в момент дебюта в Формуле 1! Сейчас я на 13 лет старше и знаю много того, чего не знал в 22-23 года. Тогда у меня были инстинкты, но я не всегда мог их контролировать, не до конца понимал самого себя и не осознавал, что конкретно позволяет мне выступать хорошо, что нужно делать, а чего следует избегать. Сейчас я гонщик совершенно иного рода, и потому… Собственно, я выступал стабильно уже в дебютном сезоне, но за последние пять-шесть лет эта стабильность вышла на более высокий уровень и стала, пожалуй, моим основным преимуществом.

Валттери Боттас: Меня мотивирует цель, которую я поставил для себя еще в детстве. Именно она дает мне силы, заставляет снова и снова превосходить самого себя, а в непростые время – собираться с силами и делать всё, чтобы выступать еще лучше. Для меня это работает.

Макс Ферстаппен: Как сказал Льюис, у каждого свой подход. Когда я был совсем ребенком, мой отец уже подгонял меня, заставлял выкладываться. Ребенку всегда есть чему учиться, и я совершенно четко усвоил, что нужно всегда требовать от себя большего и не останавливаться на достигнутом. Даже если ты берешь поулы и выигрываешь гонки, всегда можно в чем-то прибавить.

В Формуле 1 прогресс редко происходит за счёт каких-то глобальных, единичных скачков, он достигается за счёт множества небольших изменений. И даже если я могу претендовать максимум на третье место, я все равно стараюсь сработать лучше и заставляю себя выкладываться на пределе, чтобы сократить отставание от лидеров.

Вопрос: Вопрос для гонщиков Mercedes. Почему в финале квалификации в заключительной попытке вам обоим не удалось улучшить ранее показанный результат? Изменились условия на трассе? Льюис, вы сказали, что рассчитывали проехать быстрее – почему не получилось?
Валттери Боттас: Не думаю, что условия так уж изменились – по крайней мере, ко второй попытке они точно не улучшились. Я думал, что мне удалось улучшить результат, так как за мгновение до окончания круга дисплей показывал, что я отыгрываю одну десятую, но затем показатели сменились на нулевые – видимо, они просто скорректировались. Мне казалось, что я опережаю график, но оказалось, что это не так.

Льюис Хэмилтон: По ходу сессии состояние трассы, как правило, улучшается, но температура асфальта и направление ветра могут меняться. В финале квалификации первый быстрый круг я проехал довольно неплохо, но кое-где сработал не на пределе и понимал, что могу улучшить результат. Но во второй попытке шины вели себя не настолько хорошо, уровень сцепления оказался ниже – я продолжал атаковать, но в итоге проехал медленнее.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости
Читайте ещё