Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в субботу

Макс Ферстаппен

1. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Льюис Хэмилтон (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Дэвид Култхард) Макс, поздравляем, первый поул в 2020-м! Как всё прошло?
Макс Ферстаппен: Ещё перед квалификацией я сказал, что надо красиво завершить сезон, и нам это удалось! Я очень доволен. Начало квалификации было довольно непростым, тем более на третьем секторе трассы так много поворотов, где можно допустить ошибку, но, к счастью, на последнем круге всё сложилось как надо.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Этот поул – отличное доказательство прогресса Red Bull Racing и Honda! С ним у вас неплохие шансы на победу, не так ли?
Макс Ферстаппен: Этот сезон всем показался долгим, ведь так много гонок проходило подряд, одна за другой. Думаю, что эта заключительная квалификация понравилась всем в нашей команде. Разумеется, мы все очень счастливы! Если весь сезон вы в положении догоняющих, хотя и постепенно сокращаете отставание, то это несколько расстраивает. Но сегодняшний результат всех очень порадовал.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Как обстоят дела с гоночным темпом? Вы будете конкурентоспособны?
Макс Ферстаппен: Посмотрим, как сложится завтрашняя гонка, мы сделаем всё, что в наших силах, постараемся сдержать натиск соперников, хотя они по-прежнему очень быстры. Но в этот уик-энд наша машина способна на очень неплохую максимальную скорость, будем надеяться, что завтра это нам поможет.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Валттери, вам удался отличный круг! Всем известно, насколько нелегко опередить Льюиса Хэмилтона – вы с этой задачей справились, но поул выиграл Макс...
Валттери Боттас: В третьей тренировке мы видели, что у Red Bull Racing быстрая машина, особенно в руках Макса. Главная проблема – мы не смогли добиться эффективной работы от шин Soft. Весь уик-энд вплоть до квалификации мы лучше выглядели на Medium, чем на Soft. Мы добились некоторого прогресса, но на быстром круге не смогли заставить шины работать – отсюда и результат. Я не вполне доволен тем, как всё сложилось, баланс был не оптимален, но отставание минимальное, а главный день уик-энда еще впереди.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Вы сказали, баланс был не оптимален. Сложности наблюдались по ходу всего круга, или на каком-то конкретном секторе?
Валттери Боттас: Под конец квалификации у меня появилось больше проблем с передней частью машины. Возможно, дело в том, что асфальт стал остывать. Из-за этого мне стало сложнее отыгрывать время. Я думал, что мы должны поехать быстрее, чем в предыдущих сессиях. В Red Bull Racing всё сделали правильно в финале квалификации, за счёт этого Макс смог нас опередить.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Льюис, предыдущие две недели были для вас непростыми, насколько приятно вернуться в кокпит?
Льюис Хэмилтон: Я уже говорил, что рад вернуться в команду, чтобы вместе с ней завершить этот невероятно успешный для нас сезон. Но уик-энд складывается непросто. Пусть я всего пару недель провёл вне гонок, потребовалось немало сил, чтобы снова почувствовать ритм. У меня не получалось добиться оптимального баланса, но я все равно выкладывался на пределе. Мои поздравления Максу, он завершает сезон великолепным поулом! Надеюсь, завтра мы устроим ему и Red Bull Racing серьезный прессинг!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Понимаю, вы огорчены тем, что не завоевали поул, но всем вокруг любопытно посмотреть, сможете ли вы отыграться! Наверняка вы уже думаете о том, как перехватить первое место, верно?
Льюис Хэмилтон: Конечно, здорово стартовать с поула, но он не всегда гарантирован! Я уже думаю о том, как отыграться с третьего места, борьба обещает быть интересной! Обгонять в Абу-Даби очень сложно, возможно, у нас получится отыграться за счёт стратегии. Многое будет зависеть от старта и первых нескольких кругов – постараюсь продумать, как сработать наилучшим образом.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Вы обмолвились о стратегии – можете хотя бы намекнуть, сколько пит-стопов нам ждать в предстоящей гонке?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что в гонке будет много вариантов стратегии. Скорее всего, все ограничатся одним пит-стопом, поскольку вариант с двумя сменами шин вряд ли сработает – потери времени на пит-лейн здесь слишком велики, все постараются заезжать туда лишь раз по ходу гонки. Посмотрим, как всё сложится.

Пресс-конференция

Пресс-конференция после квалификации

Вопрос: Макс, примите поздравления! Для вас это третий поул в карьере и первый в нынешнем сезоне! Насколько идеальным был ваш быстрый круг на последних минутах финальной сессии?
Макс Ферстаппен: Приятно хотя бы раз в году посидеть в кресле, предназначенном для обладателя поула! Поначалу квалификация складывалась непросто, у меня никак не получалось чисто проехать круг.

В первой сессии была заминка, когда рука случайно оказалась зажатой между рулем и коленом: я не лучшим образом прошёл поворот, пришлось отправиться еще на один круг. Во второй было непросто показать достаточный результат на Medium, но мне всё-таки удалось хорошо проехать попытку. В финале всё тоже сложилось неплохо.

На этой трассе очень много поворотов, легко допустить ошибку. Это как в Сингапуре, где повороты следуют один за одним. Пилотировать в Абу-Даби намного сложнее, чем было неделю назад в Сахире!

Вопрос: Насколько хорош был ваш быстрый круг?
Макс Ферстаппен: К счастью, настолько хорош, что его хватило для поула! Закончив круг, я увидел, что на графике переместился на верхнюю строчку, однако на попытке находилось еще несколько машин. Приятно, что в итоге я остался первым!

На протяжении всего сезона мы постепенно подбирались к поулу, несколько раз нам совсем немного до него не хватало, но хорошо, что мы хотя бы раз оказались быстрейшими! После такого доминирования, какое было у Mercedes на всех предыдущих этапах, приятно, наконец, их опередить! Для нашей команды это был очень напряженный сезон, много гонок за короткий промежуток времени. Всем хочется отдыха, но этот поул добавит нам мотивации закончить сезон максимально хорошо!

Вопрос: Предыдущие пять лет Гран При Абу-Даби неизменно выигрывал обладатель поула. Насколько вы уверены в скорости своей RB16 на длинной дистанции?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать, выясним это завтра. В пятницу из-за красных флагов не все смогли полноценно поработать длинными сериями, так что посмотрим, кто и как сработает. Я сделаю всё, что в моих силах, особенно если учесть, что в этот уик-энд у нашей машины неплохая максимальная скорость. Конечно, Валттери и Льюис всё время будут близко, нам предстоит очень интересное сражение!

Вопрос: Валттери, вы уступили Максу 0.025 секунды. Насколько хорош был ваш быстрый круг?
Валттери Боттас: Как сказал Макс, в Абу-Даби очень непросто идеально проехать круг. Я старался это сделать, но всегда можно на разных участках проехать еще быстрее – хотя бы на несколько сотых. Моя попытка получилась неплохой, но можно было сработать лучше.

Сложность заключалась в том, что по ходу квалификации, несмотря на улучшение состояния трассы, нам становилось всё труднее прибавлять с каждым кругом – я был удивлен, что в финале мы не смогли проехать намного быстрее. На последних минутах финальной сессии мне пришлось бороться с недостаточной поворачиваемостью – видимо, сказалось то, что асфальт немного остыл.

Red Bull Racing оказались очень быстры, особенно на шинах Soft, тогда как у нас эти шины работали не настолько эффективно, как Medium. Как бы то ни было, гонка завтра, и борьба обещает быть очень острой – по крайней мере, в первой тройке.

Вопрос: Что скажете о скорости на длинной серии кругов?
Валттери Боттас: Как правило, наша машина на любой трассе достаточно быстра в гонке. В пятницу работе команд помешали красные флаги, но у нашей W11 в целом достаточно скорости, на шинах Medium я чувствую себя гораздо комфортнее, чем на Soft – надеюсь, получится показать хороший темп и побороться за победу.

Вопрос: Льюис, рады снова видеть вас, с возвращением!
Льюис Хэмилтон: Спасибо!

Вопрос: Результаты квалификации оказались очень плотными, первая тройка уместилась в одну десятую секунды! Как ощущения?
Льюис Хэмилтон: Я просто очень рад вернуться к работе. Мои поздравления Максу, он сработал здорово, а нам нет смысла говорить о том, насколько хорош был круг, и могли ли мы проехать еще быстрее. В конце концов, Макс справился лучше, а мы должны сосредоточиться на гонке. Я рад снова быть с командой, и пусть чувствую себя не на 100%, всё равно отдаю борьбе все силы.

Вопрос: В первой сессии вы выехали за пределы трассы. Машина получила какие-либо повреждения?
Льюис Хэмилтон: Я впервые с начала уик-энда слишком широко вышел из последнего поворота и слегка повредил днище машины, но нельзя сказать, что без этих небольших повреждений я совершенно точно завоевал бы поул. Конечно, это ничуть не помогло, но наши механики успели уже по ходу сессии кое-что поправить, а к гонке они полностью всё починят.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Валттери, необычно было слышать, как Тото Вольфф обратился к вам по радиосвязи перед заключительной попыткой – он говорил, что обычно не вмешивается в работу команды по ходу сессии. В чем причина такого решения?
Валттери Боттас: Тото всегда может обратиться к любому из нас, если захочет. В последние несколько дней он обсуждал со мной разные моменты. Мы одна команда и стараемся поддерживать друг друга. Если руководитель может поддержать гонщика добрым словом, он обязательно это делает – я поступил бы точно так же по отношению к любому сотруднику. Больше мне сказать нечего, это моё личное дело.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, как вы себя чувствуете? Мы не беседовали с вами с того момента, как ваш тест на коронавирус оказался положительным. Насколько непросто вам пришлось, насколько серьезными были симптомы? Одним из симптомов COVID-19 является затрудненное дыхание - это может помешать вам в предстоящей гонке?
Льюис Хэмилтон: Мне бы не хотелось во всех подробностях рассказывать о своем тогдашнем состоянии. Еще в Австралии я говорил, что этот вирус очень опасен, и сейчас я еще лучше понимаю тех, кто столкнулся с ним лично или потерял из-за него родных, близких или знакомых. Я всё еще не полностью восстановился, по-прежнему испытываю остаточные ощущения в легких, но что касается гонок, вы знаете – я был бы готов гоняться, даже если бы у меня была всего одна рука! К счастью, всё не настолько плохо, обе руки у меня на месте. В физическом плане гонка будет не самой легкой, но я постараюсь держать ситуацию под контролем и отдам борьбе все силы.

Вопрос: (Кристиан Менат) Льюис, прежде всего, приятно снова видеть вас в паддоке! Мой вопрос ко всем. Результаты квалификации получились весьма неожиданными. McLaren оказались всего в двух десятых от поула, хотя в сегодняшней тренировке уступали Максу намного больше. Макс в той сессии был быстрейшим – Валттери, Льюис, вы ожидали, что он будет быстрее всех и в квалификации? И еще вопрос для гонщиков Mercedes: были ли у вас какие-то проблемы? Это очень необычно, что McLaren уступили вам так мало…
Макс Ферстаппен: Я предполагал, что сражение будет плотным, но уже в начале квалификации сам столкнулся с трудностями. К счастью, в финале обошлось без каких-либо проблем, это очень хорошо. О McLaren мне судить сложно, я не работал с их машиной и не знаю, насколько она хороша на здешней трассе, но, судя по результатам, скорости ей хватает.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: Сегодня результат зависел от того, насколько эффективно вы сумеете сработать с шинами Soft на одном быстром круге. Как я уже говорил, Medium у нас работал намного лучше, а от Soft мы не смогли добиться 100% эффективности на единственном быстром круге. На здешней трассе это очень весомый фактор. Мы сработали не лучшим образом, нужно сделать выводы на будущее.

Вопрос: Льюис, результаты оказались более плотными, чем вы ожидали?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я ничего не ожидал. Просто предполагал, что Макс будет очень быстр. В предыдущих гонках Red Bull Racing были очень конкурентоспособны, в Абу-Даби они традиционно выступают здорово – я догадывался, что у них вновь будет отличная скорость. Я думал, что мы сами сработаем лучше, чем получилось, но у нас наблюдались сложности – по крайней мере, с моей машиной.

Здорово, что McLaren подобрались настолько близко! Им пришлось реализовать немало изменений, но сейчас приятно наблюдать, как они завершают сезон с очень конкурентоспособной машиной. В следующем году они перейдут на моторы Mercedes и, возможно, вступят в борьбу с нами и Red Bull Racing. Если за победу в чемпионате смогут сражаться сразу три команды, болельщики будут просто в восторге!

Вопрос: (Люк Смит) Льюис, после того, как заменивший вас в Сахире Джордж Расселл блестяще провел уик-энд, к нему было приковано повышенное внимание. Но сегодня мы вновь наблюдали, как Валттери был невероятно быстр во всех трех квалификационных сессиях. Насколько вас впечатлили результаты Валттери в этом сезоне? Он действительно заставляет вас выкладываться на пределе, особенно в квалификациях?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, сколько еще приятных слов я мог бы сказать в адрес Валттери. Я уже говорил об этом, в предыдущий раз – во время Гран При Бахрейна. Не думаю, что Валттери должен кому-то доказывать свою скорость, и вряд ли я сам должен рассказывать о ней всем вокруг. Валттери много работал и в этом году в квалификациях был особенно быстр.

Когда напарник очень конкурентоспособен, тебе приходится довольно нелегко. Вы постоянно сражаетесь друг с другом, психологическое противостояние продолжается по ходу всего сезона, но в случае с Валттери замечательно то, что мы с ним агрессивно сражаемся на трассе, но вне её сохраняем хорошие рабочие отношения. Способность к этому – очень важная черта характера. В следующем году Валттери будет еще быстрее, так что мне уже пора думать о том, как прибавить в скорости. Сегодня он снова меня опередил – что ж, неплохо сработано!

Вопрос: (Жером Пагмайр) Льюис, в Бахрейне вам передали письма от правозащитников, и вы сказали, что найдете время их прочитать. Понимаю, недавно вы болели, и у вас было не так много свободного времени, но, возможно, вам удалось ознакомиться с теми письмами? Три письма были адресованы лично вам. Если вами они прочтены, что вы о них думаете?
Льюис Хэмилтон: Конечно, у меня было время прочитать те письма. Я рассчитывал поговорить о них с принцем Бахрейна, но всю неделю после той гонки был прикован к постели и ни с кем не встречался. Конечно, не факт, что мне следует публично говорить о проблемах в тех странах, о которых я сам очень мало знаю, но вместе мы всегда можем дать ход изменениям к лучшему.

Печальнее всего было то, что в одном из писем говорилось о молодом мужчине, находящемся в камере смертников, и из текста не понятно, когда именно его сын написал мне это письмо. Оно очень меня обеспокоило, ведь все жизни одинаково важны. Мы должны поработать над всем этим, я не намерен оставлять подобные проблемы без внимания. Как только появится время, я постараюсь поговорить об этом с теми, от кого зависят решения, и выяснить, каким образом наш спорт может помогать позитивным переменам в тех странах, куда мы приезжаем на гонки.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, мы понимаем, что вам не хочется во всех подробностях рассказывать о симптомах коронавируса. Вы также сказали, что чувствуете себя не на все 100%. Сражаться на трассе вам сейчас помогает адреналин? Когда попытка позади, и вы покидаете кокпит, недавняя болезнь снова напоминает о себе?
Льюис Хэмилтон: Дело в общем количестве энергии, ведь один из симптомов коронавируса – слабость, потеря сил. Я стараюсь дать себе отдых, сплю как можно больше, но силы пока восстанавливаются не настолько быстро, как раньше. За ту неделю я сильно потерял в весе и чувствую себя не так, как в предыдущей своей гонке, но это не помешает мне завтра выкладываться на пределе.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Макс, во время квалификации вы сообщили команде, что у вас застряла рука. Нечто подобное случалось раньше? Что там произошло? Ситуация может повториться, или это было лишь разовое досадное стечение обстоятельств?
Макс Ферстаппен: На мгновение моя рука оказалась зажата между коленом и рулём – досадное стечение обстоятельств, вряд ли оно повторится. Подобного никогда со мной не случалось, а в той ситуации я просто продолжал ехать в стену! В общем, просто недоразумение.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости