Гран При Абу-Даби

Гран При Абу-Даби

Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференции

Участники: Зак Браун (McLaren), Отмар Сафнауэр (Racing Point), Сирил Абитебул (Renault, отвечал по видеосвязи)...

Вопрос: Сирил, почему вы не смогли присоединиться к нам в паддоке?
Сирил Абитебул: Ну, я не так далеко от паддока, в отдельной комнате. Я поздно проехал в Абу-Даби и ещё жду результат теста на коронавирус, чтобы присоединиться к своей команде в завершающий уик-энд сезона.

Вопрос: Уверен, вы в курсе всех событий первой тренировки. Какого рода проблемы возникли на машине Даниэля Риккардо?
Сирил Абитебул: Насколько мне известно, возникла проблема с топливным насосом, не с силовой установкой. Силовая установка не получила повреждений, но я ещё жду подтверждения от инженеров. К сожалению, мы не первый раз сталкиваемся с такой проблемой, но она не повлияет на наши шансы в оставшиеся два дня уик-энда.

Вопрос: Для Даниэля Риккардо это завершающий уик-энд с Renault. Что он дал команде, и почему вам будет его не хватать?
Сирил Абитебул: Даниэль много дал Renault – прежде всего, как гонщик. В этом году он выступил особенно хорошо, в прогрессе команды есть его безусловная заслуга. Даниэль был движущей силой всего коллектива, вместе с механиками и инженерами ему удавалось добиваться впечатляющих результатов на трассе. Вне трассы он продолжал оставаться лидером и служил отличным послом бренда Renault. С его помощью после неудачного предыдущего сезона нам удалось провести необходимые изменения и стать сильнее.

Когда Даниэль пришел к нам, мы понимали, что для хороших результатов потребуется время, что они не появятся в момент. Примерно эти слова я сказал Даниэлю на первом командном брифинге в 2018 году. Он внёс свой вклад в общее дело, и сейчас мы уже не та команда, которую вы видели два года назад. Даниэль сделал то, что мы от него ждали, с ним мы стали гораздо сильнее.

В 2021 году ему предстоит выступать за ещё более опытный коллектив. Нам будет не хватать Даниэля, но мы рады, что он переходит в такую потрясающую команду, как McLaren, и с нетерпением ждем соперничества с ними в следующем сезоне.

Вопрос: Зак, Отмар, судьба третьего места в Кубке конструкторов решится в этот уик-энд. Зак, McLaren уступает Racing Point десять очков. Насколько вы уверены в том, что сумеете отыграть это отставание?
Зак Браун: Это будет непросто. Машина Racing Point по ходу сезона была быстрее нашей. Да, в предыдущих нескольких гонках обеим командам удавалось показывать хорошие результаты и разом отыгрывать друг у друга немало очков, но, если судить по скорости в первой тренировке, превзойти Racing Point будет очень сложно.

Все мужчины и женщины в McLaren славно поработали и сумели построить весьма конкурентоспособную машину. Перед началом сезона мы ставили себе задачу добиться прогресса по сравнению с предыдущим годом, эту задачу я считаю выполненной, а будем ли мы в итоге третьими, четвертыми или пятыми… Renault тоже уступают не так уж много, они весьма конкурентоспособны, так что посмотрим, что получится. Каким бы ни оказалось итоговое место в Кубке конструкторов, наша команда в любом случае проделала невероятную работу, спасибо всем сотрудникам за достигнутый прогресс и еще один шаг на пути возвращения в лидеры пелотона!

Вопрос: Отмар, что значило бы для Racing Point третье место в Кубке конструкторов?
Отмар Сафнауэр: Для нас это тоже непростая задача. Зак прав, в предыдущих гонках Racing Point и McLaren удавалось разом отыгрывать друг у друга немало очков, и ситуация вполне может повториться в этот уик-энд. Мы должны постараться сработать максимально хорошо, избежать неприятностей, а там посмотрим, на каком месте мы закончим сезон. Конечно, третье место стало бы невероятным достижением, но, как я уже сказал, добиться его будет непросто.

Вопрос: Отмар, вы давно работаете в Формуле 1. Первое и третье места Racing Point в Сахире стали самым ярким моментом в вашей долгой карьере?
Отмар Сафнауэр: Думаю, да. Победа и первый в истории команды двойной подиум – это было невероятно! Для некоторых команд такие результаты привычное дело, но уж точно не для нас, потому тот успех был настолько приятен.

Вопрос: Зак, Карлос Сайнс проводит завершающий уик-энд с McLaren. Как вы оцениваете его вклад в прогресс команды за два года сотрудничества?
Зак Браун: Карлос славно поработал. Мы бы не подписали с ним контракт, если бы не считали его потрясающим гонщиком. Более того, он превзошёл наши ожидания. Карлос быстро освоился в McLaren и вместе с Ландо Норрисом на протяжении этих двух лет задавал для команды направление работы.

Карлос и Ландо очень помогли прогрессу McLaren. Все в команде прилагали максимум усилий, чтобы предоставить парням быструю и надежную машину, компания Renault была для нас превосходным партнером – мы сумели собрать воедино все факторы, а Карлос и Ландо по максимуму использовали все возможности.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Эдд Стро) Сирил, на этой неделе было много разговоров о том, почему Фернандо Алонсо всё-таки разрешили принять участие в молодежных тестах, но продолжать эту полемику мы не будем. Скажите, насколько полезным будет для Фернандо один день работы с машиной? Если мы правильно понимаем, для него это не только возможность познакомиться с машиной, но также шанс поработать со своей будущей бригадой механиков и инженеров, верно?
Сирил Абитебул: Абсолютно верно. Вокруг участия Алонсо в тестах было много шумихи, нынешний сезон, если помните, тоже начался с некоторых спорных моментов – ничего страшного в этом нет, шумиха, скорее, оживляет обстановку!

Мы чисто по-человечески стараемся помочь Фернандо. Решив вернуться в Формулу 1, он сразу дал понять, что хочет проехать как можно больше кругов до начала сезона, но, как вы знаете, возможности для работы с машиной жестко ограничены правилами. Мы провели четыре дня с машиной двухлетней давности и подумали, что было бы неплохо дать Фернандо возможность поработать с нынешней RS20. Мы запросили и получили соответствующее разрешение от FIA, теперь Алонсо сможет оценить, насколько изменились машины Формулы 1 за два последних года. Стоит заметить, что на машине двухлетней давности стоял мотор пониженной мощности, шины были не гоночные, а презентационные, тогда как на тестах в Абу-Даби у Фернандо будет машина, в большей степени похожая на ту, с которой ему предстоит иметь дело в следующем сезоне.

К следующему сезону машины изменятся сильнее, чем многим кажется, но эти доработки мы и другие участники не вправе тестировать на предстоящей неделе. Тем не менее, тесты позволят Алонсо лучше узнать наши процессы и процедуры, освоить переключатели на руле, ещё лучше сработаться с инженерами. Насколько я понимаю, они уже неплохо поладили, но мы продолжаем делать всё возможное, чтобы подойти к зимним тестам максимально подготовленными, ведь там у нас будет всего три дня на работу с новой машиной.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. Red Bull Racing и AlphaTauri давно сотрудничают друг с другом через подразделение Red Bull Technologies. Сотрудничество Mercedes и Racing Point становится всё более тесным, а теперь новая кооперация намечается у Ferrari с Haas – в частности, машины Haas будут разрабатываться в отдельном подразделении в Маранелло. Насколько правильный этот подход для Формулы 1? Зак, Сирил, не получится ли так, что для того, чтобы одолеть соперников, вашим командам тоже необходимо с кем-то вступить в союз?
Зак Браун: В этом году о сотрудничестве между командами было сказано много. Мы все увидели, как точно одна команда может воспроизвести машину другой. В McLaren по-прежнему убеждены, что Формула 1 – это соревнование конструкторов, и что каждая команда должна самостоятельно проектировать и строить свою машину, как это делаем мы усилиями многих наших сотрудников.

В FIA продолжают следить за ситуацией, мы должны целиком полагаться на них в вопросах определения и установления неких рамок. Безусловно, команда, которая делится информацией и технологиями, получает конкурентное преимущество – финансовое, спортивное и даже политическое. Ну а принимающая сторона за счёт этого может потратить меньше усилий на проработку одних областей и приложить существенно больше усилий в других.

Как вы заметили, многие команды уже практикуют такое сотрудничество, и мы должны внимательно следить за ситуацией. В FIA чётко дали понять, что каждая команда должна действовать независимо – мы в McLaren разделяем такой подход и хотим и дальше оставаться независимым конструктором. Это Формула 1: выступать здесь непросто, но в борьбе с соперниками нужно действовать в рамках правил.

Вопрос: Отмар, ваше мнение?
Отмар Сафнауэр: В этом году мы добились прогресса в части самих формулировок правил, они стали более понятными и однозначными. В команде мы продолжаем набирать новых сотрудников, увеличиваем наши производственные мощности, расширяем инструментарий конструкторского штаба.

Долгое время у нас была гораздо более скромная база, чем у некоторых команд, но с приходом Aston Martin мы расширяемся и скоро должны выйти на оптимальный уровень. Для этого, как мне кажется, нужно увеличить штат на 20-30%. И мы всегда прилагаем максимум усилий, чтобы спроектировать и построить машину.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Практически нечего добавить. Интересно, что на этой пресс-конференции представлены команды, сражающиеся за третье место в зачете Кубка Конструкторов, притом у каждой из них своя бизнес-модель. Renault – заводская команда, мы самостоятельно производим все компоненты машины. Полностью противоположная ситуация у Racing Point – ни для кого не секрет, что они приобрели всё, что можно, у Mercedes. Где-то посередине – McLaren, добившиеся немалых успехов в работе над шасси, которое исторически строят сами.

В каком-то смысле хорошо, что за третье место могут сражаться команды с тремя разными бизнес-моделями, но не стоит забывать, что мы все по-прежнему уступаем лучшей команде чемпионата более секунды на круге. Я всерьез опасаюсь, что мы прилагаем недостаточно усилий, чтобы добиться более-менее равных шансов для всех участников. В этом плане большим прогрессом стало появление лимита на расходы и более точных формулировок в правилах, но не менее важным будет контроль за соблюдением и лимита, и правил. Время покажет, всё ли мы предусмотрели.

Ещё нужно обратить внимание на переход сотрудников из команд, которые должны сократить свою численность. Некоторые команды, как Racing Point, намерены увеличить штат, в этом вопросе тоже нужно придерживаться правил.

Вопрос: Отмар, вы качали головой, слушая ответ Сирила…
Отмар Сафнауэр: Я не считаю, что наша бизнес-модель в корне отличается от моделей других команд. Пусть наши производственные мощности скромнее, чем у некоторых участников чемпионата, мы способны самостоятельно проектировать машину, а когда мы арендовали аэродинамическую трубу Toyota, наши конструкторские возможности ничуть не уступали возможностям McLaren. В нашем коллективе разработкой занимаются 400 человек, с ними мы дважды закончили сезон на четвертом месте в Кубке конструкторов. Теперь, когда наши финансовые возможности становятся шире, мы должны соперничать с командами из середины пелотона и даже выше. Лично я не думаю, что бизнес-модель Racing Point так уж отличается от бизнес-модели McLaren.

Вопрос: В FIA опубликовали отчёт о вкладе автоспорта в прогресс здравоохранения, повышение безопасности и борьбу за экологию. Формула 1 внесла весомый вклад в борьбу с COVID-19, когда еще на ранней стадии пандемии спроектировала аппараты для искусственной вентиляции легких. Что вы об этом думаете? Каким образом автоспорт способен помочь, например, защите окружающей среды?
Сирил Абитебул: Одним из положительных эффектов от возникшей в результате пандемии паузы в чемпионате стало то, что у нас появилось время и возможность с имеющимися у нас ресурсами сделать нечто иное – не то, что мы делаем каждый сезон – и показать, на что мы действительно способны. Это замечательно.

У команд Формулы 1 есть потрясающая инфраструктура и великолепные инженеры, но всё это подчинено одной задаче, которую нужно выполнить максимально хорошо – построить быструю машину. Иные задачи отвлекают, снижают конкурентоспособность, но в той ситуации, когда весь мир словно остановился, мы сумели сделать для него нечто иное и показать свои возможности. Так почему бы на будущее не предусмотреть, скажем так, обязательство для всех команд направлять некую фиксированную часть ресурсов и производственных мощностей на цели, не связанные с Формулой 1? Думаю, без обязательств такие случаи будут очень редкими.

Еще одна интересная область, в которой Формула 1 могла бы быть полезной, это энергетика. В нашем спорте вопросы о том, какое топливо следует заливать в бак, какие батареи должны использоваться, из года в год будут обретать всё большую значимость, и здесь мы можем обеспечить технологический прорыв для целой индустрии. Притом эффект затронет не только спорт и автомобильную отрасль, он будет намного шире – в такой процесс внести свой вклад особенно интересно и важно.

Вопрос: Зак?
Зак Браун: Формула 1 способна многим помочь миру и уже помогает. Для McLaren этот процесс очень важен, и мы играем в нём далеко не последнюю роль. Производство аппаратов для искусственной вентиляции легких стало отличном опытом взаимодействия для всех участников чемпионата, за пару месяцев мы произвели такое же количество аппаратов, какое было произведено за предыдущие десять лет! Отличная демонстрация того, на что способна Формула 1!

Наши сотрудники гордятся тем, что мы не только развлекаем людей гонками, как делаем уже не один десяток лет, но также помогаем спасать человеческие жизни. А еще для нас в McLaren очень важно психологическое здоровье, осознанность – этому мы уделяем особое внимание в работе с гонщиками и остальными сотрудниками. У Формулы 1 есть уникальная способность поднимать важные темы, акцентировать внимание всего мира на ключевых вопросах.

Экология, безопасность – спорт всегда был первопроходцем в вопросах безопасности, многие разработки, впервые появившиеся в гонках, теперь можно увидеть на дорожных машинах. Своим партнерам мы рассказываем о собственных экологичных технологиях, чтобы они, по возможности, смогли применить их в своём производственном цикле и снизить объемы выбросов углекислого газа.

Формула 1 может гордиться подобными инициативами, и мы, конечно, продолжим не только развлекать людей, но будем и дальше приносить пользу обществу.

Вопрос: Отмар?
Отмар Сафнауэр: Я склонен согласиться с Заком и Сирилом. Нам повезло, что завод Racing Point находится неподалеку от завода по производству аппаратов искусственной вентиляции легких – наши инженеры смогли помочь с проектированием аппаратов, а техники участвовали в процессе сборки. Инженерные возможности у команд Формулы 1 огромные, но мы обычно целиком сосредоточены на задаче сделать машину максимально быстрой. Однако если мы направляем ресурсы на нечто иное, мы способны выполнить задачу быстро, эффективно и с высочайшим качеством. Хорошо, что Формуле 1 представилась возможность помочь людям.

Вопрос: (Люк Смит) На этой пресс-конференции мы вспомнили ситуации, по-разному характеризующие политику команд в Формуле 1. С одной стороны, ситуация с производством аппаратов для искусственной вентиляции легких, когда все команды действовали совместно. С другой – спорные моменты, о которых говорил Сирил. Ранее я уже спрашивал об этом Зака, так что вопрос для Сирила и Отмара – насколько хорошо команды Формулы 1 поработали вместе в этом году? Считаете ли вы, что команды взаимодействовали более продуктивно? При всём при этом вы по-прежнему остаетесь конкурентами и готовы сделать всё, чтобы получить преимущество над соперниками?
Сирил Абитебул: Как вы заметили, мы наблюдали две полярные ситуации. Команды Формулы 1 сумели продемонстрировать, что в ситуации, когда возникает серьезная угроза для окружающего мира, экономики, спорта, здоровья и безопасности наших сотрудников, мы способны проявить товарищеский дух и поработать на общую цель. Ради конкретной инициативы мы способны объединять усилия и действовать сплоченно. С другой стороны, не стоит испытывать иллюзий: мы все остаемся непримиримыми соперниками. Каждый коллектив выступает в чемпионате не в силу какой-то случайности, а в силу желания победить. Да, у всех разные устремления, разные бренды, но каждый из нас абсолютно верен своему бренду, своей команде и цели опередить соперника. Не стоит ожидать от нас чего-то иного.

Отмар Сафнауэр: Согласен. Когда у нас есть общая цель, мы способны совместно работать над её достижением. Но когда цели отличаются в силу того, что каждая команда стремится превзойти соперничающую команду на трассе, мы делаем всё возможное, чтобы добиться максимальной конкурентоспособности и преимущества. Всё зависит от общей ситуации: если цели и задачи едины, команды хорошо работают вместе и взаимодействуют очень эффективно.

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Вопрос ко всем. Во всех представленных здесь командах в следующем году сменится состав, притом из каждой уходит очень талантливый гонщик. Насколько вы уверены в том, что в вашем конкретном случае плюсов от замены больше, что с новым гонщиком команда станет сильнее?
Зак Браун: Мы очень рады, что к нам присоединится Даниэль Риккардо. Он убедительно доказал, что способен выигрывать гонки, притом мы еще пару лет назад пытались заполучить его в McLaren. Что касается Ландо Норриса, он стал еще более зрелым гонщиком и отлично провёл свой второй сезон в Формуле 1. Наш состав на 2021 год выглядит впечатляющее, мне не терпится взглянуть, как парни сработаются! Не думаю, что за какой-то другой парой гонщиков будет интереснее наблюдать и на трассе, и за её пределами. Я абсолютно убежден, что с Даниэлем и Ландо у нас очень сильный состав.

Отмар Сафнауэр: За нас будут выступать молодой и талантливый Лэнс, а также очень опытный Себастьян. Мы с нетерпением ждём возможности поработать с четырехкратным чемпионом мира и рассчитываем многому у него научиться. Лэнс – очень талантливый гонщик, который безупречно контролирует машину. Этот состав, сочетающий молодость и опыт, очень поможет нашей команде в следующем сезоне.

Сирил Абитебул: По-моему, состав нашей команды оптимальным образом соответствует целям коллектива. Учитывая стоящие перед Renault задачи, мы полностью довольны своим выбором. Во-первых, у нас появится Фернандо Алонсо с его колоссальным опытом, способностью планировать на несколько шагов вперед и фантастическим стремлением вернуться в спорт. Фернандо знает, что единственный способ добиться успеха – это заранее всё спланировать и заблаговременно всё подготовить. В следующем сезоне нам предстоит распределять ресурсы между задачами сезона и подготовкой к 2022 году, все в нашем коллективе, в том числе Фернандо, возлагают надежды на 2022 год, и Фернандо будет одним из ключевых участников подготовительного процесса.

Еще у нас есть Эстебан Окон, для которого это будет уже второй сезон в Renault. На примере Даниэля Риккардо мы убедились, насколько лучше может выступать гонщик в свой второй сезон с командой – я надеюсь, что завоеванный Эстебаном в Сахире подиум, добавит ему сил и на этот уик-энд, и на весь следующий год. Меня полностью устраивает наш состав на 2021 год. Конечно, Даниэль был для нас очень значимым активом, мы желаем ему всего наилучшего в McLaren.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Отмар, в этот уик-энд на машине Серхио Переса будет заменен мотор, так как у предыдущего после гонки в Сахире были обнаружены проблемы. Насколько сильно вы тогда рисковали упустить победу? И стоило ли соглашаться на штраф за замену мотора в ситуации, когда на кону третье место в Кубке конструкторов?
Отмар Сафнауэр: Что касается первой части вопроса, не думаю, что мы откровенно рисковали упустить победу. После того уик-энда мы долго анализировали, насколько рискованно продолжать выступать с той же силовой установкой. Время покажет, насколько мы оказались правы в своих расчётах. Мы не знаем наверняка, сможет ли старый мотор выдержать дистанцию уик-энда, потому с учётом всех плюсов и минусов решили поставить новый мотор и получить штраф.

Конечно, при старте из последних рядов задача существенно осложняется, но в предыдущий уик-энд вы сами видели, на какой прорыв способен Серхио. В какой-то момент он ехал последним, но в итоге смог прорваться через весь пелотон и победить. Здесь, в Абу-Даби, обгонять будет сложнее, но мы сделаем всё, что в наших силах.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Зак, как обстоят дела с продажей и последующей арендой базы команды? Насколько я понимаю, McLaren удалось провести реструктуризацию большей части своих долговых обязательств, однако они всё-таки остались. Насколько вы уверены в том, что команда сможет функционировать в рамках лимита на расходы?
Зак Браун: Я полностью уверен в том, что мы сможем работать в рамках лимита. У нас есть все необходимые ресурсы. Председатель нашей компании, как вам известно, меняет структуру бизнеса, он очень опытен в таких вопросах, всё идёт по плану. McLaren ждёт славное будущее!

Вторая пресс-конференция

Пресс-конференция в пятницу

Участники: Саймон Робертс (Williams), Фредерик Вассёр (Alfa Romeo), Тойохару Танабе (Honda)

Вопрос: Саймон, вы рады снова видеть Джорджа Расселла в боксах Williams?
Саймон Робертс: Да, мы рады его возвращению – он словно приехал домой на уик-энд!

Вопрос: Расскажите о его работе сегодня. Какие комментарии он предоставил в первой тренировке?
Саймон Робертс: Я не попал на брифинг после первой тренировки, но, судя по всему, Джордж вернулся к нам в очень хорошей форме. Расселл отлично справился со своей работой в Mercedes. Сложно было ждать большего. Сейчас он немного расстроен тем, что не смог провести там ещё один уик-энд, но мы устроили ему по-настоящему тёплый приём. Мы искренне рады его видеть.

В первой тренировке он сделал всё, что мы планировали, в том числе по программе оценки решений для 2021 года. На первом круге после выезда из боксов он адаптировался, искал точки торможения, но по ходу сессии не допустил ни одной ошибки, добившись от машины максимума. Думаю, нас ждёт неплохой уик-энд.

Вопрос: В четверг Джордж сказал, что в следующем году останется гонщиком Williams. Учитывая его блестящее выступление в Сахире, насколько вы уверены в том, что он не перейдёт в какой-нибудь другой коллектив?
Саймон Робертс: Внутри команды мы всегда знали, что Джордж очень быстр и талантлив, теперь это знает весь мир. Мы очень рады, что он получил такую возможность. У нас есть контракты с Джорджем и Николасом, теперь нужно убедиться, что мы предоставим им быструю машину. Состав нашей команды не изменится.

Вопрос: Что скажете о дебюте Джека Эйткена? Чем он больше всего вас впечатлил?
Саймон Робертс: Джек работал с нашей машиной еще в Австрии, а в Сахире следовал тому же подходу. Он хорошо начал уик-энд и постепенно прогрессировал. Этот парень хорошо чувствует машину и предоставляет инженерам подробную обратную связь. Это не тот случай, как если бы нам пришлось работать с дебютантов, совершенно не знакомым с Формулой 1: Джек уже работал на симуляторе Williams, он знает нашу команду и очень быстро встроился в общий ритм.

В какой-то степени досадно, что в этот уик-энд Джордж не получил еще один шанс с Mercedes, а мы не сможем поработать с Джеком. В Сахире мы берегли Эйткена от чрезмерных нагрузок и помогали настроить машину, чтобы он смог справиться с поставленными задачами. К квалификации он добился хорошей скорости, а в гонке показал себя весьма неплохо. Мы хотели, чтобы Джек атаковал, он действовал ровно в таком ключе – мы довольным тем, как сложился наш совместный уик-энд.

Вопрос: Каковы перспективы Джека в Williams?
Саймон Робертс: Сейчас мы рассматриваем варианты, как нам поддержать своих гонщиков в следующем году. Вопрос остается открытым, большего я пока не могу сказать.

Вопрос: Господин Танабе, не могли бы вы подвести итоги сезона в целом? В этом году в Honda рассчитывали сражаться за победу в чемпионате…
Тойохару Танабе: Из-за пандемии COVID-19 сезон сложился весьма необычно, но все участники сработали очень хорошо, не допустив массового заражения людей в паддоке. Этот год запомнится надолго. FOM, FIA, организаторы этапов и все команды отлично показали себя в очень непростых условиях и сумели довести сезон до заключительного этапа.

Что касается итогов для Honda, мы не добились желаемой цели, но у нас было несколько ярких моментов вроде победы Макса Ферстаппена в Гран При 70-летия Формулы 1, а также дебютной победы Пьера Гасли в домашней для AlphaTauri гонке в Монце. В этот уик-энд мы приложим максимум усилий, чтобы закончить сезон с наилучшим результатом, а затем начнем подготовку к следующему году.

Вопрос: В первой тренировке Юки Цунода присутствовал в боксах в экипировке AlphaTauri. Он уверенно провел концовку сезона в Формуле 2 и заработал необходимое количество баллов для получения суперлицензии. Полагаете, Юки готов к дебюту в Формуле 1?
Тойохару Танабе: Да, мы очень надеемся увидеть его в Формуле 1 в следующем году. Юки здорово выступил в Формуле 2 и многому научился на тестах с AlphaTauri в Монце. Если он продолжит работать с таким же упорством, он станет очень конкурентоспособным гонщиком Формулы 1.

Вопрос: Фредерик, что скажете о сезоне? Какого прогресса удалось добиться Alfa Romeo?
Фредерик Вассёр: Сезон выдался для нас крайне сложным. Уже на тестах в Барселоне, а затем на первом этапе в Шпильберге мы поняли, что нам будет очень непросто. Плотный график гонок практически не оставлял возможностей как-то исправить положение дел, но команда всё-таки среагировала очень здорово – со временем нам удалось пару раз выйти во вторую часть квалификации и заработать несколько очков в гонках. Несмотря на пандемию и сложные финансовые условия, мы всё-таки сумели добиться определенного прогресса. Да, не все запланированные доработки удалось реализовать, но что есть, то есть. Ситуация была одинаково непростой для всех, но мы сработали достаточно хорошо и нередко на трассе сражались с нашими друзьями из Ferrari. Посмотрим, какого прогресса мы сумеем добиться в следующем сезоне.

Вопрос: Что сказали вам в Ferrari по поводу обновленной силовой установки для следующего сезона?
Фредерик Вассёр: Она будет лучше нынешней!

Вопрос: Вам озвучили какие-нибудь цифры?
Фредерик Вассёр: Нет, но если бы и озвучили, я не стал бы вам пересказывать!

Вопрос: Фредерик, в связи с предстоящим вступлением в силу лимита на расходы в техническом штабе Ferrari произошли перестановки – в частности, руководитель отдела разработки шасси Симоне Реста с 1 января переходит в Haas. Ожидаете ли вы, что к вам тоже перейдут отдельные специалисты Ferrari?
Фредерик Вассёр: Нет. У нас иная модель работы, чем у Haas, и я бы не хотел комментировать их подходы. Мы остаемся независимой командой, у нас замечательное сотрудничество с Ferrari в части моторов и коробок передач, на этом, пожалуй, всё. Мы будем продолжать разрабатывать машину самостоятельно, как делали в предыдущие несколько лет.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Дитер Ренкен) Господин Танабе, в работе над силовой установкой для следующего сезона каким областям вы уделяете особое внимание? Акцент сделан на гибридной составляющей, на самом двигателе внутреннего сгорания, или на всём сразу? Какие слабые стороны вы стараетесь устранить?
Тойохару Танабе: Мы изучили свои слабые стороны и стараемся доработать всё – не только двигатель внутреннего сгорания, но и систему рекуперации энергии.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Саймон, вы говорили о задаче оказать гонщикам Williams необходимую поддержку, но не менее важно для команды иметь постоянного руководителя на долгосрочную перспективу. Как обстоят дела с этим вопросом? Чтобы строить долгосрочные планы, важно понимать, кто будет руководить их реализацией.
Саймон Робертс: Верное замечание. Мы работаем на этим, но пока мне нечего вам сообщить. Мы продолжаем обсуждение с Dorilton Capital, и как только согласуем все моменты, сможем объявить о наших дальнейших планах.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Саймон, после того, как у Williams сменились владельцы, направление развития, заданное Клэр Уильямс, получило поддержку, или было как-то скорректировано?
Саймон Робертс: В плане корпоративных ценностей и внутренней культуры мы продолжаем придерживаться принципов, которые ранее обозначила Клэр. Мы хотим, чтобы людям нравилось работать в Williams, а для этого мы должны продолжать заботиться о них. Что касается развития технологий, теперь у нас есть возможность инвестировать больше средств в разработку, чем мы и занимаемся. На машине нынешнего сезона это практически не сказалось, но вот в следующем сезоне эффект будет заметно больше. Изменения этого года – часть долгосрочной стратегии, которой мы будем следовать в ближайшие пять лет. Мы хотим с умом вложить средства, не допустить ошибок и просчётов и добиться преимущества в долгосрочной перспективе.

Вопрос: (Люк Смит) Саймон, Фред, в политическом плане это был очень интересный год для Формулы 1. В первом полугодии команды активно сотрудничали друг с другом в рамках инициативы «Project Pitlane» и совместными усилиями изготавливали аппараты искусственной вентиляции легких, чтобы противостоять пандемии COVID-19. Но когда возобновились гонки, вернулись подозрения, обвинения, споры. Что вы об этом думаете? Команды научились работать сообща, или они всё такие же непримиримые соперники?
Фредерик Вассёр: Конечно, мы остаемся соперниками, но когда в марте Формула 1 оказалась в крайне тяжелой ситуации, FIA, FOM и все команды сработали безупречно. Мы сумели скорректировать правила, продумали новое расписание, утвердили лимит на расходы и даже согласились далее его понижать. Нужно продолжать столь же конструктивно работать в будущем. Конечно, дух соперничества даёт о себе знать каждый раз, когда мы собираемся для обсуждения какого-либо вопроса, но теперь мы точно знаем, что в сложной ситуации способны действовать сообща.

Саймон Робертс: Следует помнить, что ничто человеческое нам не чуждо, и когда случается глобальный кризис, мы способны сплотиться и работать сообща. Но в гонках мы остаемся соперниками. Ради результата мы нанимаем быстрых гонщиков, талантливых инженеров и умелых управленцев, об этом тоже не стоит забывать. За кулисами Формулы 1 всегда идут дискуссии по тем или иным вопросам, что-то становится известно публике, что-то воспринимается как некая политическая игра, но мы все должны продолжать участвовать в гонках, а дискуссии были, есть и будут.

Вопрос: Саймон, В FIA опубликовали отчёт о вкладе автоспорта в прогресс здравоохранения, повышение безопасности и борьбу за экологию. Какой вклад внесла Williams в борьбу с пандемией COVID-19, и что могла бы сделать Формула 1, скажем, для защиты окружающей среды?
Саймон Робертс: В проекте по производству аппаратов для искусственной вентиляции легких участвовали 136 сотрудников нашей команды и еще почти 60 специалистов Williams Advanced Engineering. Для каждого из них это был невероятный опыт, мы рады, что таким образом сумели поддержать очень важную инициативу. Williams и еще семь базирующихся в Великобритании команд сумели в очень непростых обстоятельствах пандемии в кратчайшие сроки оказать миру необходимую помощь, этим можно по праву гордиться.

Мы еще многим можем быть полезны. У нас есть самые эффективные гибридные моторы в мире, о которых мы почему-то мало говорим. Конечно, мы не станем раскрывать показатели мощности и сами принципы работы гибридных моторов, но мы могли бы применить имеющиеся знания и опыт в других категориях автоспорта и дорожном автомобилестроении – не стоит этого страшиться! Наши коллеги из Williams Advanced Engineering уже имеют опыт применения технологий Формулы 1 в повышении эффективности холодильных установок в супермаркетах или производстве специальных капсул для транспортировки младенцев в машинах скорой помощи. Это неправильно, если нас будет заботить исключительно очередная гонка и следующий сезон, и люди не должны стесняться обращаться к командам за помощью. У нас лучшие инженеры, самые продвинутые процессы симуляции, мы используем наиболее технологичные материалы – в общем, команды кое-что понимают в технологиях и могут многим помочь.

Вопрос: Господин Танабе, если в 2022 году Red Bull заимствуют у Honda весь процесс производства и доработки моторов, скажите, что именно они получат? Каковы возможности производственной базы в Милтон Кинсе? Этих возможностей достаточно для реализации программы в Формуле 1?
Тойохару Танабе: В Милтон Кинсе мы разрабатываем и строим систему рекуперации энергии, тогда как сам двигатель внутреннего сгорания строим на базе в Сакуре. Ситуация выглядит непростой, переговоры продолжаются. Решение еще не принято, постараемся учесть все факторы и обстоятельства.

Вопрос: Господин Танабе, каковы ваши личные планы? По ходу карьеры вы представляли интересы Honda в Формуле 1 и IndyCar. Если в Red Bull Racing предложат вам работу, вы согласитесь?
Тойохару Танабе: Это очень неожиданный вопрос! Сейчас я целиком сосредоточен на задачах этого уик-энда и следующем сезоне. Если поступят какие-либо предложения, я их внимательно изучу, взвесив все плюсы и минусы.

Вопрос: То есть, пока без комментариев?
Тойохару Танабе: Да, без комментариев.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Господин Танабе, не могли бы вы уточнить, мотор и система рекуперации энергии для следующего сезона будут принципиально новыми, или речь идёт о доработке действующей спецификации?
Тойохару Танабе: В части мотора не все, но многие детали будут модифицированы. Что касается системы рекуперации энергии, часть компонентов мы обновим, часть оставим без изменений. Не могу сказать, что вся силовая установка будет принципиально новой, одни её элементы будут новой разработкой, другие – уже проверенным решением.

Вопрос: (Люк Смит) Фредерик, каковы планы Alfa Romeo насчёт Роберта Кубицы? В этом сезоне он выполнял роль резервного гонщика и несколько раз участвовал в первой пятничной тренировке. Сотрудничество с ним продолжится в следующем сезоне?
Фредерик Вассёр: Я на это надеюсь, однако нынешний сезон выдался очень непростым для самого Роберта, поскольку ему пришлось совмещать выступление в DTM с работой резервного гонщика в Формуле 1. График в последние шесть месяцев был невероятно плотным, притом нам хотелось бы, чтобы Роберт чаще работал с машиной и продолжал помогать на симуляторе. Он абсолютно предан команде, отлично справляется с задачами и здесь вновь убедительно доказал, что его скорость никуда не исчезла. Я буду рад продолжить сотрудничество с Кубицей в следующем сезоне.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для Фредерика и Саймона. Фредерик, отвечая на вопрос о сотрудничестве между Ferrari и Haas, вы сказали, что не намерены следовать тому же подходу. Почему так? Саймон, в Williams готовы сотрудничать с какой-либо из команд, особенно если учесть, что в одиночку вам придется вложить немало средств в собственную инфраструктуру?
Саймон Робертс: В сотрудничестве есть определенные преимущества, но нам бы не хотелось становиться дочерней командой, для нас важно сохранить независимость. В то же время мы стремимся стать более конкурентоспособными и потому открыты для кооперации, а какой она будет, зависит от того, в чем мы сами сильны, а в чём нам необходима поддержка. Проще говоря, если мы что-то делаем здорово и способны быстро выводить конечный продукт на трассу, мы сосредоточимся на этой части работы. А если что-то мы не способны сделать достаточно хорошо, мы должны быть готовы приобрести это у тех, кто готов нам продать – разумеется, в рамках лимита на расходы, мы не можем позволить себе быть финансово неэффективными.

Притом если мы самостоятельно строим шасси, мы должны удостовериться, что делаем это хорошо, что шасси получается эффективным. То же самое касается всех компонентов, которые мы рассчитываем производить своими силами. Williams независимая команда и останется таковой, но для сотрудничества мы открыты.

Фредерик Вассёр: Подход к работе отличается от команды к команде. Один из ключевых активов компании Sauber – собственная аэродинамическая труба, мы хотим и дальше инвестировать в неё средства. К тому же, в свете предстоящего лимита на расходы для нас более правильно остаться независимыми и самостоятельно производить как можно больше узлов и компонентов.

Мне бы не хотелось комментировать подход других команд. Философия Формулы 1 такова: есть правила, а подходы могут быть совершенно разными. Даже если сотрудничество с Ferrari складывается очень неплохо, и мы готовы дальше его развивать, в будущем мы всё-таки рассчитываем стать более независимыми. Наша команда – это исключительно наш проект.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости