Гран При Мексики

Гран При Мексики

Гран При Мексики: Пресс-конференция в воскресенье

Интервью после гонки

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Себастьян Феттель (Ferrari)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Дженсон Баттон) Льюис, многие свои победы вы одержали в агрессивном стиле, но сегодняшний успех иного рода. Вы впечатляюще контролировали состояние шин на протяжении очень большого количества кругов!
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, мне хочется поблагодарить невероятных мексиканских болельщиков, прежде я никогда не видел здесь так много людей!

Мы добились фантастического результата, спасибо команде за то, что продолжала прилагать максимум усилий и сохраняла предельную концентрацию! Нам казалось, что в Мексике мы уступим соперникам, ведь прежде этот уик-энд был традиционно сложным для нас, но мы справились.

Моя машина получила повреждения, из-за которых на последних кругах пилотировать было непросто, второй отрезок оказался невероятно продолжительным, и я счастлив, что в итоге у нас всё получилось!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Полагаю, у вас смешанные чувства: в предыдущие два года в Мексике вы финишировали вне подиума, но становились чемпионом, а в этот раз победили, но с очередным титулом придётся немного подождать...
Льюис Хэмилтон: Да, с титулом придется немного подождать, но я не возражаю! Я люблю гонки и воспринимаю каждый уик-энд в отдельности. Гонку в Мексике мне хотелось выиграть, в предыдущие годы она неизменно получалась сложной – я благодарен за то, что получил такую возможность, и что машина выдержала дистанцию! Команда действовала здорово и выбрала для меня оптимальную стратегию, хотя оставаться впереди Ferrari на последних кругах было особенно трудно. Надеюсь, болельщикам понравилась эта гонка!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Себастьян, уверен, вы рассчитывали на более высокий результат, когда по ходу первого отрезка демонстрировали великолепный темп. Нам казалось, что вы вот-вот окажетесь предельно близко к Льюису и проведете атаку, но, похоже, вам немного не хватило скорости.
Себастьян Феттель: Как ни удивительно, но жёсткие шины работали очень хорошо. Гонка была очень напряжённой, поскольку не было возможности перевести дух, на заключительном отрезке меня настигал Валттери, но потом я уже сосредоточился на Льюисе, который был впереди. Большую часть второго отрезка он просто ехал в спокойном темпе до того момента, как мы начали его догонять – полагаю, ему удалось в достаточной степени сохранить ресурс шин.

Я доволен, ведь гонка получилась хорошей, но если говорить о нашей тактике, то кое-где мы могли бы сработать и более эффективно. А ещё в Мексике прекрасные болельщики.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Наверное, их поддержка много для вас значит?
Себастьян Феттель: Простите, не расслышал, что вы сказали?

Вопрос: (Дженсон Баттон) Я сказал, что болельщики горячо вас поддерживают!
Себастьян Феттель: Да, в этом плане это одна из лучших гонок, я уже предвкушаю церемонию на подиуме!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Валттери, готов поспорить, после квалификации вы чувствовали досаду, так как всегда неприятно разбить машину из-за порыва ветра. Но в гонке вы продемонстрировали впечатляющий темп и прорывались очень агрессивно!
Валттери Боттас: Мне понравилась гонка. Учитывая события в квалификации, третье место – это хороший результат. Я доволен нашим гоночным темпом. Мне пришлось нелегко на старте: я потерял позицию, поэтому пришлось отыгрываться. Не думаю, что мог добиться большего.

Вопрос: (Дженсон Баттон) В недавних гонках вы выступали особенно сильно и, похоже, сейчас чувствуете себя очень уверенно – это всегда важно, когда твой напарник Льюис Хэмилтон. Насколько вам комфортно в кокпите?
Валттери Боттас: За рулем я ощущаю себя гораздо лучше, чем в это же время год назад. У W10 хороший темп, я доволен ей и чувствую уверенность. Надо продолжать в том же духе – с нетерпением жду следующего уик-энда.

Пресс-конференция

Вопрос: Себастьян, начнем со старта, когда вы довольно агрессивно оттеснили Льюиса на прямой к первому повороту...
Себастьян Феттель: В тот момент я его не видел. После финиша Льюис спросил меня о той ситуации, я сказал, что у меня не было намерений выдавить его за пределы трассы. Сорвавшись с места, я пытался воспользоваться слипстримом от машины Шарля Леклера. Сперва я бросил взгляд в правое зеркало, а уже потом в левое - собственно, только тогда я заметил Льюиса и сразу сместился вправо, но до того момента я его попросту не видел. В зеркалах машину позади видно достаточно хорошо, но «слепая зона» всё же имеется.

Вопрос: В интервью на трассе вы сказали, что Ferrari следовало выбрать более эффективную стратегию. Что вы имели в виду? Проведя пит-стоп на середине дистанции, вы и Ferrari переоценили свои шансы?
Себастьян Феттель: Рассуждать после финиша всегда легко. Мы были уверены, что с разной стратегией для меня и Шарля учтем все варианты, но Mercedes и Льюису терять было особо нечего, они попытались переиграть нас за счет раннего пит-стопа.

По ходу второго отрезка Льюис эффективно берёг шины – он ехал более-менее расслаблено, пока я его не догнал. Их план сработал, но ни мы сами, ни парни из Mercedes не предполагали, что состав Hard продержится настолько долго. В пятницу у нас эти шины сильно гранулировались, у Mercedes проблем с ними было ещё больше – удивительно, что в гонке у соперников не возникло сложностей, что и позволило им оказаться впереди.

Рисковать – смелое, но правильное решение. Если риск оправдается, результат будет отличным, а если нет, вы хотя бы попытались. Если бы для Mercedes было очевидно, что с ранним пит-стопом ресурса состава Hard хватит до финиша, они сразу бы сменили шины и Валттери, однако он вместе со мной оставался на трассе максимально долго, чтобы гарантировано ограничиться одним визитом в боксы.

Мы пытались отыграться. Возможно, следовало бы действовать смелее, но сама ситуация оставалась неясной, нам не хотелось допустить глупую ошибку. Кроме того, в целом на дистанции машине немного не хватало скорости – Валттери и Льюис по ходу первого отрезка постепенно к нам приближались. Можно сказать, в этот раз Mercedes оказались чуть быстрее.

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: К нам присоединился победитель гонки! Льюис, примите поздравления! Учитывая скорость Ferrari и Red Bull Racing в этот уик-энд, насколько вы удивлены своему результату?
Льюис Хэмилтон: Думаю, для меня и Валттери результат в самом деле неожиданный. Я впервые за семь лет выступал без своего гоночного инженера Питера Боннингтона, нужно было сработаться с двумя сотрудниками, замещавшими его, каким-то образом справиться с прессингом и подарить Питеру повод для гордости.

В Мексике у нас всегда были сложности с шинами, год назад я финишировал здесь четвертым, уступив победителю более минуты. В минувшую пятницу мы вновь были медленнее соперников: Red Bull Racing демонстрировали отличный темп, а у Себастьяна шины работали на девять кругов дольше, чем у меня. Но мы продолжали работать и делали всё возможное, чтобы выжать из машины максимум. В квалификации скорости не хватило, но в гонке вскоре после того, как Себастьян попытался меня оттеснить…

Себастьян Феттель: Не пытался! Я только что сказал, что вовсе тебя не видел!

Льюис Хэмилтон: Похоже, я нарываюсь на неприятности!

Себастьян Феттель: Впрочем, если бы я тебя видел, то попытался бы перекрыть траекторию.

Льюис Хэмилтон: В следующий момент в мою машину врезался Макс Ферстаппен, после чего держаться за Себастьяном было откровенно трудно. Первое и третье места доказывают, насколько сильна наша команда, но в то же время это приятный сюрприз, поскольку мы не ожидали, что шины выдержат так много кругов. Мы сомневались, что удастся ограничиться одним пит-стопом, но всё же сумели реализовать такую стратегию.

Вопрос: Вы упомянули сражение с Максом Ферстаппеном в начале гонки – расскажите об этом подробнее...
Льюис Хэмилтон: Я хорошо стартовал и быстро приближался к Шарлю Леклеру, когда Себастьян начал активно смещаться влево. Я подумал: «Эй, я уже на белой линии, дальше деваться некуда!» - но был вынужден выехать левыми колесами на траву, чтобы избежать столкновения. Из-за этой заминки я оказался в плотной группе машин, затормозил перед первым поворотом и внезапно обнаружил рядом с собой Макса Ферстаппена.

Если вы внимательно следили за гонками, то наверняка помните, что я всегда оставлял Максу достаточно места, в сражении с ним это наиболее разумное решение. Но в этот раз у меня самого не было свободного пространства, чтобы ещё подвинуться. Похоже, у Red Bull Racing возникла избыточная поворачиваемость, её занесло, моя W10 получила удар в заднюю часть, а в следующую секунду я сам едва не врезался в Себастьяна.

Себастьян Феттель: Получается, Макс в тебя врезался?

Льюис Хэмилтон: Да. Ты как раз входил во второй поворот, когда мою машину тоже занесло, и я едва не зацепил тебя. Пришлось выехать на траву, момент был неприятный.

Себастьян Феттель: Так вот почему ты сразу отстал, а за мной внезапно оказался Александер Элбон.

Льюис Хэмилтон: Мы с Максом проехали по траве и по возвращении на траекторию оказались в потоке машин. Мне казалось, я вот-вот снова получу удар от кого-нибудь, но в итоге я смог собраться с силами и продолжил гонку. Я не ожидал, что смогу ехать в одном темпе с Ferrari, однако это получалось даже на поврежденной машине.

Себастьян провел свой пит-стоп намного позже, как и Валттери. К слову, Валттери сработал блестяще и сумел отыграться с шестой позиции. Что до меня, я опасался, что на последних кругах мне будет сложно обороняться от атак Себастьяна, так как мои шины проехали на десять кругов больше…

Себастьян Феттель: Всего на десять? Кажется, разница была больше.

Льюис Хэмилтон: Возможно, ты прав. К счастью, мне удалось сэкономить ресурс шин за счёт того, что до пит-стопа Себастьяна я ехал максимально аккуратно. Последние семь кругов оказались решающими, и хорошо, что я всё-таки остался впереди!

Вопрос: Валттери, как только что сказал Льюис, вам удался блестящий прорыв с шестого места на третье. Как вела себя машина, ощущались ли последствия той аварии в квалификации?
Валттери Боттас: С учетом всех обстоятельств итоговый результат очень неплох, особенно после неудачной квалификации. Машина ехала так же здорово, как до субботней аварии – механики сработали отменно, огромное им спасибо! Что до меня, я не ощущал какого-либо дискомфорта – утром немного болела голова, но я не уверен, было ли это следствием аварии или выпитой текилы!

На дистанции мне было очень комфортно в кокпите. В момент старта я потерял несколько мест и какое-то время ехал позади обоих гонщиков McLaren, но далее держал стабильно высокий темп и помог команде добиться великолепного результата!

Вопросы с мест

Вопрос: (Фредерик Ферре) Себастьян, по ходу гонки вы дважды не согласились с командой в части стратегии – сперва усомнились в плане С, а затем отказались свернуть в боксы, предпочтя чуть дольше остаться на трассе. Нет ли сейчас ощущения, что один из тех вариантов мог обеспечить вам чуть лучшие шансы на победу?
Себастьян Феттель: Перед стартом было понятно, что для стратегии с одним пит-стопом нужно дотянуть до конкретного круга, однако Льюис сменил шины намного раньше. В тот момент Шарль и я ехали первым и вторым, стратегия с двумя пит-стопами выглядела предпочтительнее, но в команде справедливо решили применить разные варианты. Мне предстояло всего раз сменить шины, а в такой ситуации всегда стараешься провести пит-стоп как можно позже, не реагируя на действия соперников. Льюис сменил шины слишком рано, но всё же сумел заставить их работать эффективно до самого финиша. Кроме того, в отличие от пятницы по ходу гонки не наблюдалось проблем с гранулированием, что тоже сыграло свою роль.

Вы скажете, что нам тоже следовало рискнуть, но в тот момент ситуация была неопределенной. Видимо, в Mercedes просто решили: поставим Hard и посмотрим, хватит ли его до финиша. Если нет, проведем второй пит-стоп.

Когда вы занимаете третью позицию, и у вас есть выбор, финишировать первым или пятым, рисковать можно – это во-первых. Во-вторых, та ситуация, когда Валттери догнал меня, пока я пробивался через трафик. Видимо, нужно было провести пит-стоп кругом ранее, так как по возвращении на трассу я оказался позади McLaren и Toro Rosso, парни активно сражались между собой, а я из-за них потерял почти три секунды на одном круге! Это точно помешало, но, с другой стороны, было невозможно предугадать, что именно в тот момент McLaren и Toro Rosso начнут плотную борьбу.

Мы сделали всё, что было в наших силах, реализовали разную тактику, но нужно отдать должное Льюису – он пилотировал здорово и сумел сберечь ресурс шин. В целом в этой гонке Mercedes были немного быстрее нас.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Льюис, после столкновения с Максом ваша машина получила повреждения? Если да, насколько сильно это сказалось на темпе?
Льюис Хэмилтон: В задней части машины от днища откололся довольно большой кусок. Не знаю, насколько серьезными были эти повреждения, но баланс заметно изменился – задней части стало не хватать стабильности, в скоростных поворотах она скользила. Приходилось постоянно корректировать регулировки и пилотировать немного иначе, так как я не мог в прежнем стиле входить в повороты.

Я уточню у команды цифры, но по ощущениям темп из-за этих повреждений упал на две десятые секунды, так как аэродинамика в зоне задних колес сильно влияет на общую эффективность. С учетом этих сложностей я еще больше рад, что смог ехать на одном комплекте Hard максимально долго. Победа в Мексике – это всегда особенное достижение!

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Валттери, у вас был контакт с Максом Ферстаппеном на стадионной секции – что именно там произошло? И вопрос ко всем: в сражении с Ферстаппеном вам приходится действовать иначе, чем с любым другим соперником? Можно ли назвать Макса самым агрессивным гонщиком в пелотоне?
Валттери Боттас: Макс совершенно неожиданно поравнялся со мной в тринадцатом повороте. Мне было некуда деться, произошел контакт, закончившийся для Ферстаппена проколом заднего правого колеса. Я не мог уйти от столкновения, в этой ситуации виноват сам Макс.

Что касается второго вопроса, все гонщики разные – кто-то более агрессивен, кто-то – менее. Я не сражался вплотную с каждым из них и потому не могу рассуждать объективно.

Вопрос: Льюис, вы столкнулись с Максом уже на первом круге. В сражении с Ферстаппеном вам приходится действовать иначе, чем с другими соперниками?
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, да. Все гонщики разные, кто-то в атаке действует агрессивно, но разумно, кто-то допускает глупости. Одним нужно оставлять чуть больше места, с другими допустима предельно плотная борьба.

В случае с Максом ситуация гарантированно закончится столкновением, если ему не оставить достаточно места, но, как я уже говорил, в тот момент мне самому было некуда деться. Впрочем, не думаю, что Макс намеренно в меня врезался, просто он буквально притягивает к себе разные неприятности. Хорошо, что мне удалось удержать машину и продолжить гонку.

Вопрос: Себастьян, что скажете о Максе?
Себастьян Феттель: Ответ «да» на оба вопроса!

Вопрос: Не могли бы пояснить чуть подробнее?
Себастьян Феттель: Нет, я полностью согласен с Льюисом.

Вопрос: (Омар Альварез) Льюис, чего, на ваш взгляд, не хватает Ferrari? Они демонстрируют фантастическую скорость, но в день гонки у них неизменно что-нибудь случается.
Льюис Хэмилтон: Обычно мне платят за подобные консультации, так что вряд ли я вам скажу, в чем заключаются проблемы Ferrari!

На самом деле, я не знаю. Они здорово поработали и во второй половине сезона впечатляюще быстры. Похоже, у Ferrari иной подход к машине, чем у других команд – меньше прижимной силы в поворотах, но гораздо больше скорости на прямых. Для них это работает, так как на большинстве трасс провести атаку сложно, если соперник достаточно быстр на прямых.

Тем не менее, в ряде случаев нам удалось переиграть Ferrari за счёт более эффективного использования шин и лучшей стратегии. Вы знаете, я, Валттери и команда редко подводим друг друга, тогда как в Ferrari ошибки случаются чаще, и эти ошибки дорого обходятся обоим их гонщикам или кому-то одному.

В предыдущих гонках Себастьян выглядел очень уверенно, мне было приятно с ним бороться! Всегда хочется предельно плотного сражения колесо в колесо, но на некоторых трассах слишком сложно держаться максимально близко к сопернику. Себастьян, ты ведь планируешь еще выступать, верно? (Себастьян кивает). Что ж, славно!

Вопрос: Себастьян, хотелось бы услышать ваше мнение. Чего не хватает Ferrari в гонках?
Себастьян Феттель: Если вам нужен честный ответ, пожалуйста. Наша машина быстра на прямых по двум причинам: низкое лобовое сопротивление и отличная мощность мотора, за которую отдельное спасибо нашим сотрудникам в Маранелло. Но в целом SF90 не хватает прижимной силы, что осложняет задачу на дистанции гонки держать стабильный темп и беречь шины. В квалификации нам удается выжать из машины больше скорости и за счёт свежих шин частично компенсировать слабые стороны шасси – пожалуй, таков чисто технический ответ.

Чтобы выступать лучше, нужно собрать всё воедино. Необходимые факторы – люди, знания, опыт – у команды есть, и как только мы научимся эффективно использовать все составляющие, будем добиваться всё лучших результатов от сезона к сезону. Соперники из Mercedes своим примером убедительно доказали, что это возможно, они с каждым годом становятся только сильнее, в чем огромная заслуга всех их сотрудников, Валттери и особенно Льюиса. Mercedes на протяжении долгого времени остаются для всех ориентиром, ну а мы должны постараться сработать лучше. Впрочем, это легко сказать, но трудно сделать. Следует признать, что в прошлом году и в нынешнем сезоне Mercedes и Льюис были слишком сильны.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Валттери, в начале второго отрезка вы быстро догнали Себастьяна, дважды задействовали DRS, но не смогли выйти вперед. Чего не хватало для успешной атаки? Льюис, первые пятнадцать кругов вы сражались с Александером Элбоном – какое впечатление произвел на вас дебютант нынешнего сезона?
Валттери Боттас: В гонке у меня был хороший темп, я быстро догнал Себастьяна и пару раз с DRS подбирался к нему довольно близко, но мне кажется, что это всё-таки происходило из-за круговых или небольших ошибок у моего соперника, а для реальной атаки разницы в скорости было недостаточно. Я делал всё, чтобы подъехать вплотную, но когда отставание сокращается до полутора секунд, преследовать другую машину становится намного сложнее. Более того, для атаки на Себастьяна нужно было еще в начале главной прямой буквально упереться в коробку передач его Ferrari, так как даже без DRS скорости на прямых у них было столько же, сколько у нас с DRS! Для обгона либо Себастьян должен был допустить серьезную ошибку, либо его должны были каким-то образом сдержать круговые – ни того, ни другого не случилось.

Вопрос: Льюис, что скажете об Александере Элбоне?
Льюис Хэмилтон: Я плохо помню наше с ним сражение. Александер какое-то время ехал впереди, а затем свернул в боксы, верно? Он пилотировал здорово и не допустил ни одной явной ошибки.

В этом сезоне ему непросто выступать в одной команде с Максом Ферстаппеном, которого высоко оценивают все в Формуле 1. Дебютировать в столь юном возрасте после всех сложностей, которые Александеру пришлось преодолеть – знаете, его история весьма интересна, мне было приятно какое-то время наблюдать за ним в гонке. Правда, Элбона довольно рано позвали в боксы – видимо, в Red Bull Racing решили провести для него два пит-стопа, больше я его не видел. Но у этого парня хорошие перспективы, я рассчитываю, что в Red Bull и дальше будут Александера поддерживать. Этим людям свойственно довольно быстро отказываться от услуг гонщика, если тот не всегда справляется со своей работой, но я надеюсь, что Элбон будет для них достаточно хорош.

Вопрос: (Алан Болдуин) Льюис, нынешние американские владельцы Формулы 1 стремятся повысить её популярность в США. Вы давно обосновались в Штатах, там у вас немало друзей – насколько знаменательным событием стало бы для вас завоевание очередного чемпионского титула именно в США?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я об этом не думал. Конечно, Соединенные Штаты Америки мне очень интересны, но еще важнее для меня родная Великобритания – именно там я стараюсь привлечь к спорту как можно больше болельщиков. Мой домашний этап в Сильверстоуне – один из самых зрелищных и популярных в сезоне, но и гонка в Штатах постепенно привлекает всё больше внимания. Я участвовал в разных мероприятиях на территории США, там меня всё чаще узнают – сама страна очень многообразная, но, похоже, моя история способна заинтересовать людей в разных уголках планеты!

В Америке интересно жить, люди там всё делают по-своему. Это не Великобритания с совершенно особенной гонкой в Сильверстоуне, не Мексика, где уик-энд традиционно собирает невероятное количество зрителей. У американцев свой уникальный Гран При на фантастической трассе, ранее в Остине я выступал довольно неплохо – посмотрим, удастся ли уже через неделю оформить там чемпионский титул! Надеюсь, гонка будет по-настоящему интересной.

Вопрос: (Джек Бенион) Льюис, как вы оцениваете свой успех в Мексике на фоне прочих побед в нынешнем сезоне? Вы говорили о сложностях: Ferrari после летнего перерыва выглядят очень уверенно, притом вам в Мексике пришлось выступать без своего постоянного гоночного инженера Питера Боннингтона. Смогли бы вы справиться с подобным вызовом ранее по ходу карьеры, или это становится возможным только с опытом?
Льюис Хэмилтон: Безусловно, опыт многое значит. Честно говоря, я не помню каждую гонку этого сезона. У нас было несколько по-настоящему успешных уик-эндов, но эта гонка в Мексике, безусловно, одна из лучших, особенно если учесть, с какими сложностями пришлось столкнуться.

Узнав о том, что Питер не приедет в Мексику, я подумал: «И это при сражении за титул, какая досада!» За долгие годы вместе мы с Боннингтоном здорово сработались, он очень мне помог, как помогли в этот уик-энд Маркус Дадли и Дом Рифшталь. Ранее я никогда настолько плотно не работал с Домом, а что касается Маркуса, ему пришлось взять на себя очень непростую задачу. Нелегко взаимодействовать с очень требовательным чемпионом мира Формулы 1, но мы с Маркусом работали раньше, он знал, чего можно ожидать, а его спокойный характер только помог.

Кроме того, сам Питер постоянно был на связи, обменивался с нами сообщениями. Этот человек за минувшие семь лет посвятил мне немало времени, мне хотелось подарить ему повод для гордости – надеюсь, сейчас в Великобритании он очень за меня рад!

Думаю, я могу гордиться своим сегодняшним выступлением, особенно если учесть, что буквально с первого круга я ехал на поврежденной машине. Потрясающе, я провел, наверное, три сотни гонок, однако стремление к успеху не становится меньше, каждая победа воспринимается по-новому! Всякий раз это иные эмоции, отдельная история. На прошлой неделе меня активно критиковали за мои слова в социальных сетях, потом стало известно, что Питер не приедет сюда, где победить невероятно сложно. Я не думал, что смогу финишировать первым, но сейчас безмерно рад своему успеху!

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, чем планируете заняться в короткий перерыв между Мехико и Остином? Будете ли вы участвовать в каких-либо публичных мероприятиях или предпочтете отрешиться от всего и полностью сосредоточиться на титуле, который можете завоевать уже через неделю?
Льюис Хэмилтон: Я с Тото Вольффом буду на специальном мероприятии, которое пройдет в Нью-Йорке на Times Square, а Валттери отправится в Лос-Анжелес. Потом нам предстоит фотосессия, а в Остин я приеду в четверг и сразу приступлю к привычным по ходу уик-энда делам. Собственно, в США я буду уже завтра и начну тренироваться. Мне нравится бывать в Штатах, подготовка к уик-энду там обычно получается очень спокойной.

Вопрос: (Карлос Альберто Веласкес) Льюис, в предыдущие годы именно в Мексике вы праздновали очередной чемпионский титул. Сейчас вам не хватает той праздничной атмосферы?
Льюис Хэмилтон: Знаете, мне даже больше нравится то, как всё получилось в этот раз. В предыдущие годы я выигрывал титул в Мексике, финишируя за пределами первой тройки, и было странно наблюдать, как на подиум поднимаются другие гонщики, а я радуюсь своему чемпионству. Всякий раз присутствовал конфликт интересов: с одной стороны, мне хотелось выступить максимально здорово, с другой – я знал, что нужно решить долгосрочную задачу и гарантировать себе титул.

Но в этот раз я понимал, что вряд ли стану чемпионом уже в Мексике, так как Валттери выглядел очень уверенно. Я рассматривал каждый этап в отдельности и просто хотел выиграть этот Гран При. Пожалуй, сейчас ощущения даже лучше, чем в предыдущие два года, а для борьбы за титул у нас еще несколько гонок, будет очень интересно!

Вопрос: (Джонатан Чора) Себастьян, в чем был главный просчет Ferrari в этой гонке? Полагаю, вы рассчитывали на захватывающее сражение, не так ли?
Себастьян Феттель: Не думаю, что мы в чем-то серьезно ошиблись или просчитались. Как я уже говорил, мы в целом сработали неплохо, делали всё, что было в наших силах, просто для лучшего результата не хватило скорости.

Гонка получилась довольно интересной. Мы знали, что с обгонами могут быть сложности, так как в условиях высокогорья машины здесь сильно теряют в прижимной силе, из-за чего преследовать соперника становится особенно трудно. На дистанции наша машина сильно скользила, что навредило шинам – из-за всего этого подобраться ближе к Mercedes оказалось невозможно.

Ближе к финишу между первым и четвертым местами было не более шести-семи секунд. За 15 кругов до клетчатого флага я надеялся, что за пять кругов смогу подобраться и сумею навязать борьбу. Правда, за 10 кругов до клетчатого флага я надеялся на то же самое, поскольку Льюис по-прежнему пилотировал безупречно, не допускал ни единой ошибки и полностью контролировал ситуацию. Гонка мне понравилась, но удовольствия было бы больше, если бы получилось сражение на последних кругах, а для него нам не хватило скорости.

Вопрос: (Яцбек Лопес) Льюис, ранее вы говорили, что силовым установкам Mercedes не хватает мощности. В этот уик-энд нехватка тоже ощущалась?
Льюис Хэмилтон: Мы ничего не меняли в силовой установке, так что… Знаете, она фантастически надежная, однако в плане мощности мы добились меньшего прогресса в сравнении с Honda и Ferrari и должны продолжать работу. Но если вспомнить, насколько непростым на протяжении многих лет был Гран При Мексики для силовой установи Mercedes, можно сказать, что я абсолютно доволен тем, как она показала себя в этот уик-энд.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости