Гран При Великобритании

Гран При Великобритании

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Дженсон Баттон (McLaren), Льюис Хэмилтон (Mercedes), Джолион Палмер (Renault), Роман Грожан (Haas), Паскаль Верляйн (Manor), Валттери Боттас (Williams)

Вопрос: Начнем с чемпиона мира 2009 года. Дженсон, результат в Австрии стал подтверждением прогресса – это объясняется особенностями трассы и работы шин, или вы ждете подобной конкурентоспособности и в предстоящих Гран При?
Дженсон Баттон: Добрый вечер! Я бы сказал, что результат в большей степени объясняется погодой, чем шинами. В дождь мы были очень быстры, а на сухой трассе взяли от ситуации максимум. Я квалифицировался пятым, стартовал с третьего места, какое-то время ехал вторым, но меня быстро опередили. Впрочем, шестое место – не так плохо: представители трех команд, оказавшихся впереди, были намного быстрее, а с остальными мы справились.

В Сильверстоуне мы не рассчитываем на пятое место в квалификации, если, конечно, не помогут британская погода и дождь. Наша MP4-31 хороша в медленных поворотах, но команда подготовила новинки – да, машина никогда не бывает настолько быстра, как хочется, но парни стараются что-то дорабатывать перед каждой гонкой, да и в части силовой установки мы должны сделать шаг вперед.

Вопрос: Лишь в трех из девяти прошедших гонок McLaren удавалось финишировать двумя машинами. Причина в том, что команда активно пытается добиться прогресса, или надежность все-таки вызывает беспокойство?
Дженсон Баттон: Не думаю. Если посмотреть на ситуацию в пелотоне, многим командам не удается довести машину до финиша, так что не вижу здесь проблемы. Более того, я бы предпочел иметь возможность атаковать на пределе и добиваться хороших результатов на фоне определенной нехватки надежности. В нынешнем сезоне мы не претендуем на титул, потому крайне важно выжимать 100% из имеющихся ресурсов, наслаждаться уик-эндом и брать от него максимум – думаю, команде это вполне удается.

Вопрос: Роман, в Австрии вы в четвертый раз по ходу сезона и впервые с Гран При России заработали очки, что стало возможным за счет продолжительного отрезка на одном комплекте шин. Вас воодушевил тот результат?
Роман Грожан: Уик-энд в Австрии сложился очень неплохо – пожалуй, в квалификации следовало бы добиться большего, но на длинной серии кругов машина ехала здорово. Мы поняли, как эффективнее использовать шины – надеюсь, сможем использовать эти знания и здесь, в Сильверстоуне. В гонке VF-16 вела себя отменно, мы реализовали стратегию с одним пит-стопом – жаль, не хватило скорости для атаки на McLaren, но в целом мы довольны результатом.

Вопрос: Понятно, что для Haas этот сезон – дебютный, но конкурентоспособность команды заметно меняется от этапа к этапу. Вам удалось понять сильные и слабые стороны машины, чтобы заложить основу на следующий год?
Роман Грожан: Мы уверенно начали сезон, но потом несколько раз сталкивались с совершенно разными проблемами, не позволявшими заработать очки. Например, в Баку и Канаде у нас был шанс, но в первом случае в радиатор попали обломки, а во втором я повредил переднее антикрыло. Пожалуй, нужно выступать стабильнее, но это новая команда, дебютный сезон – такое было вполне ожидаемо. Надеюсь, сейчас ситуация стабилизировалась, и мы сможем вновь зарабатывать очки.

Вопрос: Паскаль, в Австрии вы финишировали в десятке и заработали для Manor первые очки в нынешнем сезоне. Это стало возможным за счет правильной работы с шинами, с чем ранее у вас и команды были сложности. Полагаете, ключ к успеху найден?
Паскаль Верляйн: Не думаю. Нам помог новый австрийский асфальт – на нём нам удавалось лучше прогреть шины. Мы сумели вывести их в рабочий диапазон и в квалификации, и в гонке, а я в воскресенье проехал очень продолжительный отрезок. В субботу я прогрел резину за один круг и во второй сессии показал 12-е время – неплохо!

Паскаль Верляйн

Вопрос: От трассы, которая вам хорошо известна, вы переходите к Сильверстоуну, где ранее не выступали. Чего вы ждете от британского автодрома, чем он вас впечатлил?
Паскаль Верляйн: Здесь много интересных поворотов, правда, я не помню названия – Copse…

Роман Грожан: Maggotts, Becketts, Chapel…

Паскаль Верляйн: Немного странные названия, но повороты очень скоростные и мне нравится такой вызов. Да, здесь нам придётся нелегко, ведь нашей машине заметно не хватает прижимной силы, но я с нетерпением жду возможности в пятницу опробовать трассу.

Вопрос: Валттери, пару лет назад в Сильверстоуне вы поднялись на подиум и отлично знаете все повороты. Полагаю, это одна из ваших любимых трасс, к тому же она подходила Williams в прошлые два года. На этот раз вы сможете выступить хорошо? На других трассах у команды в этом сезоне заметно больше сложностей…
Валттери Боттас: Думаю, сможем. Приятно приехать в Сильверстоун, на одну из моих любимых трасс. Это домашний этап для Williams, пилотирование машины в скоростных поворотах доставляет особое удовольствие. Ожидания очень высоки, но посмотрим, как пройдут свободные заезды, так как на некоторых автодромах… В некоторых из предыдущих гонок у нас тоже были определенные надежды, но реализовать их не удалось. Нужно по максимуму выложиться на тренировках, подобрать оптимальные настройки и заставить шины работать эффективно, с чем в Баку и Австрии возникли сложности. Будем ждать квалификацию и гонку – надеюсь, результат окажется достойным.

Вопрос: За годы работы в Williams вам удалось проехать круг в Сильверстоуне за рулем некоторых легендарных машин британской команды. Расскажите об этом опыте…
Валттери Боттас: Да, мне довелось опробовать чемпионские машины Кеке Росберга и Дэймона Хилла – было здорово сделать это на трассе, где я выступаю по ходу сезона. Конечно, ощущения совершенно разные, те машины вели себя совершенно иначе, за эти годы технологии шагнули далеко вперед. С нынешними машинами проходить местные повороты – одно удовольствие, так что я не стал бы ничего менять.

Вопрос: Джолион, вы впервые участвуете в Гран При Великобритании. Ожидается, что в воскресенье на трибунах соберется 135 тысяч человек, и вопрос простой – насколько значим для вас этот уик-энд?
Джолион Палмер: Невероятно значим. Это мой первый Гран При Великобритании, я ждал его с начала сезона! Трасса мне хорошо знакома, я не раз выступал здесь, конфигурация потрясающая, много скоростных поворотов – нужна предельная собранность, но мне это нравится! Болельщики просто фантастические. Гоняться в Сильверстоуне много лет и, наконец, приехать сюда в качестве гонщика Формулы 1 – это здорово! С нетерпением жду начала уик-энда!

Вопрос: В Австрии вам удалось финишировать впереди напарника, но до этапа на Red Bull Ring у вас долго не получалось пробиться во вторую часть квалификации. Очевидно, результат в субботу – то, над чем нужно работать?
Джолион Палмер: Определенно. Иногда я подбирался близко – в Монреале уступил Кевину всего 0,015 секунды, в Австрии тоже были шансы, но появились красные флаги, а позже не удалось прогреть шины. Хочется верить, что в этот уик-энд мы найдем недостающее время, да и трасса должна подойти нам лучше предыдущих. Когда проходишь во вторую квалификационную сессию, есть возможность стартовать на несколько позиций выше и иметь больше шансов на очки, так что задачи две – сначала пробиться во вторую часть квалификации, потом – заработать очки в гонке.

Вопрос: Переходим к Льюису – действующему чемпиону мира и трехкратному победителю Гран При Великобритании. Как уже говорилось, в воскресенье на трибунах ожидается 135 тысяч болельщиков, но поговорим о ситуации в чемпионате. За 12 гонок до конца сезона вы уступаете напарнику 11 очков, а ближайший преследователь проигрывает вам 50 очков. Полагаете, судьба титула решится между вами и Нико? Насколько вас воодушевляет такая перспектива?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что всё сводится к борьбе между мной и Нико – ситуация та же, что была с самого начала сезона. Ferrari по-прежнему представляет угрозу, у Себастьяна Феттеля было несколько неудачных гонок, но их нельзя сбрасывать со счетов. Опять же, когда я начинаю отыгрываться, внимание ко мне заметно возрастает…

Дженсон Баттон: Похоже, здесь нужны камеры с бесшумным затвором, это возможно?

Льюис Хэмилтон: Как я уже сказал, гораздо приятнее, если получается сокращать отставание. Бывало и хуже, в какой-то момент я уступал 43 очка – да, я по-прежнему отстаю, но вернуть лидерство вполне возможно.

Вопрос: Руководители Mercedes встретились с вами и Нико, по итогам встречи команда выпустила пресс-релиз примерно следующего содержания: «В последних пяти гонках произошли три инцидента, стоивших нам потери более 50 очков в Кубке конструкторов. В этой связи мы ужесточили обязательства гонщиков, которые теперь включают гораздо больше сдерживающих факторов во избежание контактов между машинами. Вместе с этим мы доверяем пилотам в том, что они могут самостоятельно разрешать ситуации на трассе. Их судьба в их собственных руках». В Австрии стюарды признали вашего напарника виновным в столкновении, но что вы скажете о сегодняшнем заявлении, как оно скажется на соперничестве?
Льюис Хэмилтон: Наша судьба всегда была в наших руках, в этом плане ничего не меняется. Мы по-прежнему можем бороться между собой без какой-либо командной тактики, что хорошо для болельщиков.

Вопрос: И вам обоим понятно, что подразумевается под сдерживающими факторами?
Льюис Хэмилтон: Да.

Вопрос: Эти факторы имеют достаточно серьезные последствия, чтобы их нельзя было игнорировать?
Льюис Хэмилтон: Думаю, мне следует ответить «да».

Вопрос: Следует?
Льюис Хэмилтон: Видимо, да.

Вопросы с мест

Валттери Боттас

Вопрос: (Дэн Натсон) Пара вопросов для Валттери. Первый – команде удалось выяснить, что пошло не так в предыдущей гонке? Второй – можно ли сказать, что во второй половине сезона Red Bull Racing остается для вас ключевым соперником, или вам уже приходится оглядываться на преследователей из Force India?
Валттери Боттас: Этап в Австрии прошел неудачно. Если Дженсон и Паскаль смогли использовать сочетание шин, погодных условий и нового асфальта в свою пользу, то в нашем случае всё было наоборот. Факторов несколько, мне нужно лучше во всем разобраться вместе с инженерами – не могу сказать, что мы на 100% понимаем ситуацию. Есть некоторые идеи, но анализ продолжается. Хорошо, что здесь асфальт более привычный и, по крайней мере, не новый – надеюсь, на нем машина поедет лучше.

Что касается Red Bull Racing, они постоянно прогрессируют, но и у нас есть некоторые новинки. Мне предстоит опробовать новое переднее антикрыло, которое Фелипе тестировал в Австрии, мы оба в ближайших гонках получим доработки, и если получится добиваться более высоких результатов, чем неделю назад, лучше понимать ситуацию и использовать характеристики подходящих нам трасс в свою пользу, шансы есть. Нужно создать прессинг для Red Bull Racing, пытаться опередить их в гонках, а если не удастся, то хотя бы финишировать впереди Force India.

Вопрос: (Шон МакГриви) Льюис, вам, Джиму Кларку и Найджелу Мэнселлу довелось трижды побеждать в Сильверстоуне. Если в воскресенье вы финишируете первым, вы станете самым успешным британским гонщиком на этой трассе. Думали ли вы об этом, и что значило бы для вас такое достижение?
Льюис Хэмилтон: Вы уверены? Найджел четыре раза выигрывал Гран При Великобритании… А, один раз на трассе Брэндс Хэтч? Что ж, я об этом не знал.

На самом деле, этот факт ничего не меняет. Как заметил Дженсон, приятно приезжать в Сильверстоун и чувствовать здесь невероятную поддержку. Здесь лучшие болельщики, которые собираются на трибунах вне зависимости от погоды, и для меня большая честь выступать на этой трассе и представлять британский автоспорт. Помню, как я приезжал сюда ребенком и мечтал попасть в Формулу 1 – невероятно осознавать, что у меня уже несколько побед в национальном Гран При. Надеюсь, получится и дальше выступать на достойном уровне.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Льюис, гонка в Сильверстоуне становится всё более значимой для вас и британских болельщиков. Приходится ли вам прилагать какие-либо усилия, чтобы этот фактор не сказывался на вашем выступлении? Как вам удается выполнять привычные задачи перед такой громадной и требовательной зрительской аудиторией?
Льюис Хэмилтон: Лично я получаю немало позитивной энергии от болельщиков. Есть гонки, где этой энергии относительно мало, есть и такие, где её с лихвой. В Сильверстоуне энергетика фантастическая, я просто ее впитываю. Люди экономят деньги, чтобы потом иметь возможность приехать сюда и порадоваться твоей победе – это чувство невозможно выразить словами. Многие гонщики говорят, что поддержка трибун позволяет сбросить пару десятых с результата на круге, и я готов с этим согласиться. Чем больше людей придёт на автодром, тем лучше будет результат – не уверен, что окажется именно так, но хотел бы в это верить!

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, Тото Вольфф дал вам и Нико конкретные указания насчет того, как бороться друг с другом на трассе? Позволено ли вам делать то, что вы делали в Сузуке или Остине в прошлом году?
Льюис Хэмилтон: К сожалению, Эндрю, всё, о чем мы говорили, строго конфиденциально. Вопрос хороший, мы по-прежнему можем бороться друг с другом, а в тех гонках, о которых вы говорили, стюарды сочли мои действия корректными, так что буду придерживаться того же подхода.

Вопрос: (Куасим Абдул) Льюис, пара вопросов. Первый – как совсем юные ребята могут попасть в Формулу 1, если она не так часто транслируется по бесплатным каналам, как другие виды спорта? Второй – вы активно интересуетесь многими глобальными вопросами, радеете за мир… Есть ли шанс увидеть вас в числе номинантов на нобелевскую премию мира?
Льюис Хэмилтон: Звучит интересно, меня еще ни разу не приглашали на церемонию. Как там обстановка?

Вопрос: (Куасим Абдул) Церемония проходит в Осло, там довольно прохладно, но очень красиво.
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, нам следует отдельно обсудить этот вопрос, я всегда рад принять участие в интересном мероприятии.

Что касается команды, у нас работают зрелые люди, и наше руководство делает всё возможное, чтобы устранить какие-либо противоречия. Пусть достичь этого подчас нелегко, нам всё-таки удается приходить к некоему согласию, и если по какому-то моменту ты можешь высказать недовольство, в целом обстановка остается спокойной.

Если отвечать на первый вопрос, попасть в Формулу 1 невероятно сложно. Это не футбол, теннис или баскетбол – не скажу, что сделать карьеру в этих видах спорта намного проще, но, будучи ребенком, я мог купить баскетбольный мяч и играть возле дома, тогда как для занятий картингом нужно найти трассу и арендовать карт, что обходится очень дорого. Да, есть люди вроде Кэролин Хой в британском чемпионате по картингу, которые пытаются сделать спорт доступным для большего количества семей, но в целом это занятие весьма затратное, и те, у кого меньше средств… Впрочем, у меня и Дженсона в свое время тоже не было толстого кошелька, однако мы оба здесь – следовательно, всё возможно. У нас была мечта, и наши родители каким-то образом сумели нам помочь – папа Дженсона за вполне приемлемую плату обслуживал мои моторы и не брал с нас лишнего.

Теперь наша собственная задача – быть примером для детей, и не только в автоспорте – во всём. Мы должны показывать людям, что в любом деле главное идти до конца и не сдаваться, даже если приходится очень трудно. У нас самих бывают удачные гонки, бывают неудачные – надеюсь, наш опыт в чем-то показателен.

Вопрос: (Ливио Орихио) Льюис, если бы вы были руководителем команды, как бы вы поступили в той ситуации, что сложилась между вами и Нико? Вы позволили бы вести открытую борьбу или установили бы некие правила?
Льюис Хэмилтон: Мне было бы проще принять решение, поскольку я знаю, что могу делать на трассе, а что – нет. Нашим потрясающим инженерам подчас сложно понять те решения, что мы принимаем на скорости 200 миль в час, но вряд ли я скажу вам, каким был бы мой выбор.

Конечно, на месте руководителя команды мне бы хотелось, чтобы мои гонщики открыто соперничали друг с другом, и я не стал бы применять командную тактику – мы здесь для того, чтобы сражаться на трассе. Притом я понимаю, что когда гонщики едут первым и вторым, из шестидесяти совместных гонок может быть несколько случаев… Не помню, сколько раз мы с Нико допускали столкновения, но на фоне победных дублей их число ничтожно мало.

Вопрос: (Сара Хольт) Простой вопрос для британских гонщиков – что вам нравится больше всего в домашнем этапе? Трасса или возможность увидеться с семьей, посмотреть телевизор, сделать что-то еще…
Дженсон Баттон: Посмотреть телевизор или сделать что-то еще! Пожалуй, это лучший вопрос, и я не шучу. Каждый гонщик обожает выступать в Сильверстоуне – конфигурация очень плавная, здесь всё буквально дышит историей, и не важно, насколько хорошо едет машина – ты всё равно наслаждаешься пилотированием. У британских гонщиков здесь особенная поддержка – во время этапа я, как и некоторые гонщики, живу неподалеку от автодрома, и когда еду в паддок, вижу множество людей с флагами Соединенного Королевства и в командной атрибутике. Они приходят на трибуны поддержать тех, за кого болеют, а не исключительно британцев, но если ты британец и обгонишь кого-нибудь, скажем, из Renault, они наградят тебя аплодисментами. И они готовы пожелать удачи любому гонщику, поскольку поддерживают Формулу 1 в целом, а не кого-то конкретно – этим британский этап по-своему уникален.

Когда после гонки поднимаешься на сцену, где вживую выступают исполнители – не важно, насколько удачно сложилась твоя гонка, лично для меня в большинстве случаев домашний Гран При заканчивался не лучшим образом – ты видишь море людей со всего мира, приехавших посмотреть гонку, и атмосфера просто фантастическая. Ну а затем ты возвращаешься в моторхоум, чтобы пропустить кружку пива с механиками и инженерами – как в старые добрые времена.

Льюис Хэмилтон: Видимо, я еще подумаю, поскольку Дженсон озвучил мой ответ. Передаю слово Джолиону.

Джолион Палмер

Джолион Палмер: Приятно, что не нужно добираться до трассы на самолете – дорога по шоссе M40 занимает всего час. Согласен с Дженсоном – многое определяют болельщики. Поддержка родных и друзей – тоже фактор, но болельщики здесь просто фантастические.

Льюис Хэмилтон: Эй, он не оставил мне аргументов!

Джолион Палмер: Я просто дополнил слова Дженсона, чтобы оставить тебя ни с чем!

Вопрос: Льюис, ранее вы говорили о болельщиках, но, как заметил Дженсон, гонка в Сильверстоуне всегда напоминает старые добрые времена. Вызывает ли он у вас воспоминания о детстве, о ранних этапах карьеры?
Льюис Хэмилтон: В Великобритании мне нравится на следующий день после гонки уделять время простым вещам – встрече с семьей или поездке в те места, где я вырос. Знаете, приятно находиться в знакомой среде. Например, в Баку всё для нас было новым – мы не знали расположение улиц, не знали рестораны, а здесь можно пойти в любимое местечко и встретиться с друзьями – вчера мне посчастливилось увидеться с теми, кого знаю уже 21 год. Но главное, как говорил Дженсон, это момент приезда на гонку. В Сильверстоуне всё дышит историей, и ты понимаешь, что являешься одним из 22 людей во всем мире, которым предстоит выступать здесь, и одним из немногих британских гонщиков, которым выпала честь представлять свою страну в домашней гонке. Видимо, нечто подобное чувствуют футболисты на домашнем стадионе. Поддержка здесь огромная, как море, и захватывает, как волна – ты стараешься впитать как можно больше позитивной энергии, это просто невероятно!

Вопрос: (Анджела Берн) Льюис, задела ли вас реакция болельщиков после финиша в Австрии? Тогда трибуны откликнулись неодобрительным гулом…
Льюис Хэмилтон: Ничуть. Не знаю, следите ли вы за моей страничкой в Snapchat, но после гонки я на пару дней отправился в очень красивое место и замечательно провел время. Кто-то из болельщиков не видел самого инцидента, кто-то решил, что я выдавил Нико – насколько я понял, неодобрительный гул был первой реакцией, но если некоторые и продолжают выражать недовольство по поводу того случая, мне это совершенно не важно. Позитивная поддержка в этот уик-энд позволит оставить тот негатив в прошлом.

Вопрос: (Миколай Сокол) Льюис, когда вы сражаетесь на трассе, какого соотношения между подготовкой, анализом и инстинктами вы придерживаетесь? Что творится в вашей голове в те доли секунды, когда вы принимаете решение?
Льюис Хэмилтон: Не могли бы вы повторить вопрос, я, кажется, не расслышал… Когда я сражаюсь за титул, соотношение…

Вопрос: (Миколай Сокол) Нет, когда вы сражаетесь на трассе и принимаете решение за считанные доли секунды, каково соотношение между анализом и инстинктами?
Льюис Хэмилтон: Хочется сочетать все факторы. Кто-то из гонщиков больше полагается на инстинкты, кто-то тщательнее готовит атаку – мы годами оттачиваем свое мастерство, анализируем действия, и когда я готовлю обгон, это включает анализ слабых сторон соперника, собственных сильных сторон, планирование атаки и ее исполнение, а выполяете вы её уже на инстинктах. Перед попыткой ты просчитываешь шансы на успех – иногда они 100%, иногда меньше, но мы, гонщики, цепляемся за малейшую возможность, и это делает нас такими какими мы есть. Будь иначе, мы бы не участвовали в гонках.

Вопрос: Валттери, насколько действия гонщика продиктованы опытом, а насколько – инстинктами?
Валттери Боттас: Влияют оба фактора, но многое зависит от ситуации. Иногда просто нет времени на раздумья – если в гонке перед тобой происходит какой-то инцидент, ты полагаешься скорее на инстинкты, чем на анализ. Забавно, что даже тогда, когда ты атакуешь на пределе, у тебя есть время обдумать маневр, а когда смотришь запись, он выглядит практически мгновенным.

Вопрос: Роман, ваше мнение? В свое время вы стали более тщательно анализировать риски, что сделало вас более успешным гонщиком…
Роман Грожан: Я знал, что это сработает, хотя временами допускал откровенные ошибки. Например, стартуем мы чисто на инстинктах, так как невозможно подготовиться к возможным инцидентам и рассуждать в стиле: «Так, сейчас парни повернут направо, потом налево». Все происходит мгновенно, нужно быстро принимать решение. Ну а уже по ходу гонки, как заметил Валттери, можно подолгу преследовать соперника, а затем решиться на атаку – со стороны это будет выглядеть резко, но маневр будет продуман и подготовлен. Другой пример, когда кого-нибудь выпускают из боксов прямо перед тобой – приходится инстинктивно принимать вправо или влево.

Роман Грожан

Вопрос: (Грэм Харрис) Роман, в прошлом году вы могли выбирать из нескольких вариантов – остаться в Lotus, перейти в другую команду, но в итоге вы решили присоединиться к дебютантам из Haas. Спустя девять гонок вы довольны своим решением? Какие планы на следующий сезон? Расскажите о мыслях о NASCAR…
Роман Грожан: Скажу одно – девятого сентября прошлого года я принял решение и с тех пор ни разу о нем не пожалел. Я предпочитаю заранее продумывать действия, а когда следую плану, не оглядываюсь назад. Я попал в отличный коллектив и горжусь тем, что выступаю за американскую команду, что принес Haas их первые очки – это замечательный опыт, и чем больше мы работаем вместе, тем позитивнее обстановка.

NASCAR? Когда я сидел на диване и смотрел гонку в Сономе, я хотел быть среди ее участников. Мне понравилось, как на последнем круге Тони Стюарт оттеснил Мартина Труэ и финишировал первым – это было здорово! Мне нужно несколько дней поработать с машиной, почувствовать ее, а затем я, пожалуй, выступлю в гонке.

Вопрос: (Ральф Бах) Льюис, если в будущем вам или Нико поступит приказ команды, вы последуете ему, или отреагируете так же агрессивно, как пару лет назад, когда команда попросила вас пропустить Нико, а вы этого не сделали?
Льюис Хэмилтон: Похоже, вас тот инцидент не оставил равнодушным – оставьте, это было пару лет назад. Да, я последую приказу – за это мне платят, и именно об этом мы договорились с командой. Ну а если вы прослушаете те записи 2014-го года, то поймете, что и тогда я не ответил отказом – сказал лишь, что просто так не уйду в сторону. Нико не смог подъехать достаточно близко, позиции остались неизменными.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Вернемся к вопросу о соотношении опыта и инстинктов. Валттери, в первом повороте Гран При Бахрейна в борьбе с Льюисом вы полагались на опыт или на инстинкты? Льюис, хотелось бы услышать и ваше мнение.
Валттери Боттас: И на то, и на другое. На подходе к повороту я видел свободный участок трассы и был уверен, что смогу протиснуться внутрь и сохраню позицию. Не знаю, видел ли меня Льюис – кроме того, мою машину немного занесло на апексе… Думаю, 50/50.

Льюис Хэмилтон: Я не видел Валттери, но почувствовал удар. Впрочем, это был гоночный инцидент.

Вопрос: (Фредерик Ферре) Льюис, если бы вы были руководителем команды, вы смогли бы понять маневр Нико в Австрии?
Льюис Хэмилтон: Разве я не отвечал на этот вопрос? Я сказал, что, будь я руководителем команды, мне было бы проще понять ситуацию, поскольку я сам выступал в гонках и представляю, как мог бы поступить.

Вопрос: (Фредерик Ферре) Вы смогли бы с большим пониманием отнестись к действиям Нико?
Льюис Хэмилтон: С большим, чем есть у меня сейчас? Не понимаю вопроса…

Вопрос: (Фредерик Ферре) Рассматривая инцидент с позиции гонщика, вы бы поняли логику действий Нико?
Льюис Хэмилтон: Я понимаю его действия сейчас, понял бы и с позиции руководителя. Не скажу, насколько Нико был прав – да, на месте руководителя мне пришлось бы сформировать мнение, но действия Нико я понял бы ровно так же, как понимаю их сейчас.

Вопрос: (Кассим Кэмпбелл) Еще один позитивный вопрос…
Льюис Хэмилтон: Да, позитивная энергетика очень нужна!

Вопрос: (Кассим Кэмпбелл) Вопрос для Льюиса и Дженсона. Я сам играю в теннис и убежден, что в спорте многое решает эмоциональный настрой. Если говорить о Формуле 1, какие качества нужны успешному гонщику?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос! Полагаю… Кстати, вопрос для всех нас?

Вопрос: Для вас и Дженсона.
Льюис Хэмилтон: (обращаясь к Дженсону) Ты первый.

Дженсон Баттон: Нет, приятель, ты уже начал отвечать.

Льюис Хэмилтон: Требования те же, что в других видах спорта. Я слежу за разными соревнованиями – например, по большому теннису, где одним из моих любимых игроков является Роджер Федерер – и меня всегда поражало, как спортсмены сперва играют очень уверенно – тогда их настрой предельно понятен – а затем допускают ошибку, уступают пару сетов, но собираются с духом и выигрывают. У них многому можно поучиться, ведь ситуации в целом схожие – у нас тоже бывают взлеты и падения, удачные и неудачные гонки, но сезон длинный, нужно сохранять сосредоточенность.

В этом помогают тренировки – лично я совершаю пробежки, во время которых многое можно обдумать. Конечно, у каждого свои методы, но мне физические упражнения позволяют поддерживать концентрацию. Нужно оставаться верным цели и извлекать уроки из опыта – как положительного, так и отрицательного. Трудности закаляют и помогают выходить на новый уровень, тогда как в спокойной обстановке учишься меньше. Опять же, когда научился справляться со сложностями, начинаешь больше ценить периоды спокойствия. Не знаю, ответил ли я на ваш вопрос – можете додумать сами. Нюанс в том…

Дженсон Баттон: Формула 1 – это спорт, но не настолько требовательный к физической форме, как некоторые виды, потому здесь многое зависит от психологии. Да, есть эмоции, ощущения, но главное – правильный настрой. После удачной гонки ты с уверенностью начинаешь очередной уик-энд, но многим из нас приходилось переживать трудные времена, и кое-кто так и не смог оправиться от неприятностей. В случае с гонщиками наблюдать подобное очень досадно, особенно если у человека есть необходимый талант. Притом недостаточно быть сильным индивидуумом – опыт приобретается со временем, и к тому моменту, как нужные знания будут усвоены, может быть уже слишком поздно, и тебе придется уступить свое место кому-то другому. Поэтому нужны те, кто тебя поддержит – семья, близкие друзья, а также команда.

Формула 1 – командный вид спорта, где успех зависит не только от правильной работы или конструкции переднего антикрыла. Не менее важно, чтобы у тебя самого был правильный настрой, а сотрудники действовали сообща и позитивно смотрели на вещи. Неудачи случаются не только у гонщиков – инженеры и механики тоже тяжело переживают ошибки. Потому в трудные времена необходимо держаться вместе и вместе прилагать усилия. Чемпионат – это большая психологическая игра, многие этого просто не понимают.

Льюис Хэмилтон: Да, всё решает позитивный настрой – как заметил Дженсон, это ключевой фактор.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости