Гран При Великобритании

Гран При Великобритании

Пресс-конференция после гонки

Гран При Великобритании. Интервью на подиуме

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Нико Росберг (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на подиуме

Вопрос: (Марк Уэббер) Льюис…
Льюис Хэмилтон: (обращаясь к болельщикам) Как настроение? Неплохо? Не знаю, может ли кто-то быть так же счастлив, как я! Спасибо всем, кто сегодня пришел – в Сильверстоуне лучшие болельщики!

Вопрос: (Марк Уэббер) Сорок седьмая победа в карьере, четвертая в Великобритании – по этому показателю ты сравнялся с Найджелом Мэнселлом – и третий год подряд триумф в Сильверстоуне. Такое ощущение, что все это даётся тебе невероятно легко – почему? Сложный старт, аквапланирование, непростые решения по стратегии – расскажи, как прошла гонка…
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, я рад, что погода улучшилась, хотя сегодня, когда мы ехали на стартовое поле, трасса ещё была сухой, но потом пошёл дождь, и в таких условиях работать на трассе было очень сложно.

Асфальт довольно быстро подсыхал, но когда гонка стартовала, я был первым, кому пришлось атаковать. Всем было тяжело избежать ошибок, но за это я и люблю Гран При Великобритании. Гонки на этой трассе не бывают скучными, здесь всегда происходит много всего. А таких болельщиков нет больше нигде в мире, и в Сильверстоуне никого не освистывают – здесь всегда прекрасная атмосфера!

Вопрос: (Марк Уэббер) Да, сегодня более 100 тысяч человек. Нико… (обращается к болельщикам) Эй, парни, где ваши аплодисменты? Он боролся отважно и сделал всё, что мог.

Нико, старт выдался непростым – что ты чувствовал? Как в Монако, ты не сразу поймал ритм, а затем шансы на победу постепенно улетучились. Небольшая ошибка в борьбе с Максом, затем атака, а позже – проблемы с коробкой передач. Как всё было?
Нико Росберг: Старт получился сложным, Макс позади – борьба с ним получилась увлекательной. В итоге мне удалось опередить его по внешнему радиусу, чему я очень рад.

Мои поздравления Льюису! В этот уик-энд он отлично справился с работой – у меня не было никакой возможности догнать его. Я финишировал вторым, и мне ничего не остается, кроме как принять этот результат.

Вопрос: (Марк Уэббер) Неплохо сработано! Перейдем вот к этому молодому человеку. Макс, сегодня ты превзошел отца, заработав третий подиум! Как прошла гонка?
Макс Ферстаппен: Это было потрясающе – посмотрите на болельщиков, они великолепны. Гонка получилась захватывающей, и очень непростой в начале. Мне удалось опередить Нико, а в конце отрезка я даже догонял Льюиса, но, вероятно, остановился на круг позже, чем нужно было, и затем вёл собственную гонку.

К сожалению, затем Нико меня вновь опередил, но всё же у нас был отличный темп, так что на финише я по-прежнему видел две лучшие машины перед собой. Я должен сказать спасибо Red Bull за отличную машину, они заслуживают самых высоких оценок.

Вопрос: (Марк Уэббер) Феноменальный пилотаж! Наслаждайся призовым шампанским, ты уже достаточно взрослый!

Льюис, ты уступаешь напарнику четыре очка, у вас обоих впечатляющая скорость, но надежность вызывает опасения. Сегодня у Нико были проблемы, пусть и не стоившие ему победы, но по ходу сезона у Mercedes случались разные сложности с машиной. До конца сезона еще далеко, у тебя практически не осталось моторов, но отставание всего четыре очка, а в Будапеште ты всегда очень быстр. С нетерпением ждешь следующую гонку?
Льюис Хэмилтон: Венгерская трасса мне очень нравится. Сегодня мне пришлось беречь двигатель, я делал всё, что в моих силах, поскольку это мой последний мотор, а я хочу с ним работать как можно дольше. Спасибо всем болельщикам – надеюсь, ваша поддержка не ослабеет! Я постепенно догоняю Нико и буду атаковать на пределе!

Пресс-конференция

Гран При Великобритании. Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Нико, в какой-то момент у вас начались проблемы с коробкой передач, а команда подсказала, как исправить ситуацию. Сейчас этот случай рассматривается стюардами. Как все выглядело с вашей стороны. Вы уверены, что радиообмен соответствовал правилам?
Нико Росберг: Проблема была серьезной, коробку заклинило на седьмой передаче, и я был готов остановиться на трассе, когда команда сказала: «Переключись на базовые настройки».

Вопрос: Вы считаете, что это в рамках правил?
Нико Росберг: Да.

Вопрос: Льюис Хэмилтон, четырехкратный победитель Гран При Великобритании. Болельщики приветствовали вас, пуская «волну» по трибунам – насколько их энтузиазм добавил сил? В какой-то момент вы выехали за пределы трассы в Abbey – это был единственный раз, когда вам пришлось поволноваться, или в целом гонка получилась непростой?
Льюис Хэмилтон: Та ошибка оказалась единственной за гонку, но она была весьма серьезной.

С 2007 года в Сильверстоуне я получаю фантастическую поддержку от лучших болельщиков в мире. Мы вместе выросли за это время, успех укрепил нашу взаимосвязь, и эмоции этих людей подчас меняют ситуацию. В дождь в отдельных поворотах я боковым зрением видел, как зрители поддерживают меня, а на последних кругах они подбадривали меня в Brooklands и седьмом повороте. Спасибо им огромное!

Для меня большая честь выступать в Формуле 1 в столь непростые для всего мира времена и ощущать такую поддержку. Люди из разных уголков планеты, богатые и не очень в один день собираются вместе – это здорово! Надеюсь, те, кто смотрел гонку по телевизору, расскажут о ней своим друзьям, чтобы они тоже ощутили эти позитивные эмоции.

Вопрос: Нико, обсудим чуть подробнее борьбу с Максом. Собственно, сражений было два: одно в начале гонки, второе – ближе к финишу. Сначала Макс вышел вперед, потом вы вернули позицию. Как это было…
Нико Росберг: Да, борьба выдалась интересной. На промежуточных шинах сражения не получилось, Макс легко вышел вперед, а на сликах я вернул позицию. Приходилось играть с ERS, я пытался сделать так, чтобы у Макса заряда уже не оставалось, а у меня еще был хоть какой-то запас, но всякий раз и мои накопители оказывались пустыми. Временами я даже сомневался, получится ли организовать обгон, но в итоге всё удалось, хотя Макс, надо сказать, защищался очень здорово.

Вопрос: Макс, вчера вы сказали, что будете рады финишировать третьим, но сегодня у вас был шанс оказаться вторым, и кто знает, что скажут стюарды. Расскажите о гонке и об атаке в Becketts…
Макс Ферстаппен: На промежуточных шинах у нас был неплохой темп, но поначалу из-за брызг я едва мог что-либо разглядеть – особенно на первом секторе, и мне не удавалось держаться близко к Mercedes. Когда пелена немного рассеялась, я смог прибавить, прошел Нико по внешнему радиусу – благо, там было хорошее сцепление с трассой, и далее ехал весьма уверенно.

Нам не хотелось слишком рано переходить на слики. Да, я уперся в одного из круговых, но так смог убедиться, что слики гарантированно быстрее. Возможно, мы провели пит-стоп кругом позже оптимального момента, зато действовали без лишнего риска. Я ехал достаточно быстро, Льюис не так уж быстро наращивал отрыв, но Нико атаковал предельно агрессивно, и у нас было несколько жестких моментов в Stowe.

В какой-то момент я не лучшим образом вышел на прямую, Нико организовал атаку по внешнему радиусу, после чего мне оставалось просто ехать к финишу, так как отрыв от прочих соперников был достаточным. Вскоре я услышал, что у Нико возникли проблемы, попытался подобраться максимально близко, но в возмущенном потоке воздуха это очень непросто.

В целом мы можем быть довольны, так как уступили победителю всего восемь секунд. Машина на протяжении всего уик-энда ехала отлично, за что спасибо команде!

Вопросы с мест

Вопрос: (Майк Дудсон) Льюис, мы знаем, насколько вы дорожите оригинальными трофеями, но сегодня подбросили кубок так, словно он навечно принадлежит вам. В вашем доме в Монако еще осталось место для полноразмерных копий?
Льюис Хэмилтон: Я действовал осторожно, так как не хотел разбить кубок! Не помню, есть ли у меня его копия – все мои трофеи хранятся у отца, но для этого кубка место в доме точно найдется. Помню, как я впервые победил в Сильверстоуне в 2008-м, и сегодня ощущения были почти такими же, если не лучше – с годами начинаешь больше ценить все те усилия, что были направлены на результат. Это мой кубок, моя золотая медаль, я очень горжусь этим успехом!

Вопрос: (Леннарт Вермке) Вопрос для всех: насколько был необходим старт за машиной безопасности?
Нико Росберг: Местами на трассе было слишком много воды, и было разумным позволить нам хотя бы оценить обстановку, прежде чем дать возможность атаковать в полную силу.

Вопрос: Макс?
Макс Ферстаппен: Согласен с Нико. На главной прямой воды было действительно много, но, возможно, сейфти-кар несколько долго оставался на трассе – я был готов сражаться спустя пару кругов.

Вопрос: Льюис, мы слышали, как в переговорах с командой вы говорили, что трасса позволяет гоняться, и призывали Чарли Уайтинга дать рестарт…
Льюис Хэмилтон: Я считаю, что мы вполне могли стартовать с места. Да, кое-где на трассе стояла вода, обстановка могла быть рискованной, но таковы гонки. Машина безопасности слишком долго вела пелотон – к моменту рестарта уже можно было переходить на промежуточные шины. В 2008-м воды было больше, но мы стартовали с места.

Вопрос: (Шон МакГриви) Льюис, я задавал этот вопрос в четверг, сегодня вы победили и стали самым успешным британским гонщиком в истории Сильверстоуна, переписав очередной рекорд. Каково это – творить историю чемпионата?
Льюис Хэмилтон: Мне нужно всё это осмыслить. Невероятно осознавать, что я победил в четвертый раз – в коридоре мне встретился Найджел Мэнселл, сказавший: «Добро пожаловать в клуб!» Потрясающе понимать, что я оказался в одном ряду с великими гонщиками – да, за годы выступлений я должен был привыкнуть к успеху, однако он по-прежнему воспринимается как нечто неординарное. Если завтра я решу закончить карьеру, люди будут помнить мои победы и тепло встречать меня даже спустя многие годы – это фантастическое чувство!

Вопрос: (Питер Уиндзор) Льюис, если позволите, три коротких вопроса. Вы едва не обогнали сейфти-кар в Copse – расскажите об этом. На первом секторе вы, как нам показалось, ехали в обороняющемся стиле, выглядели недостаточно уверенно и допустили ошибку на 27-м круге – что там произошло? Ну и наконец, вас на какое-то время задержал Фелипе Масса…
Льюис Хэмилтон: Кажется, я не запомню все три вопроса! На первых кругах мои тормоза заметно остыли, я пытался их прогреть, но сейфти-кар ехал невероятно медленно. Знаю, водитель выкладывался на пределе, просто наши машины намного быстрее. К тому же, даже за сейфти-каром видимость оставляла желать лучшего. Я нажал на тормоза, но скорость упала недостаточно, и я едва не врезался в машину безопасности – к счастью, обошлось.

На первом секторе я не ехал в обороняющемся стиле. В начале гонки мешала избыточная поворачиваемость, потому я старался аккуратнее проходить первый сектор – более того, я знал, что на втором и третьем секторах мы заметно быстрее, и отыгрывался там. Да, был момент срыва с траектории, но я смог продолжить гонку. И если бы мне потребовалось прибавить на первом секторе, я без проблем это сделал бы.

Ситуация с Фелипе Массой? Он выехал из боксов на свежих шинах, тогда как мы уже начали продолжительный отрезок, но темп был практически одинаковым, я оказался в секунде позади Williams. Это напоминало борьбу Нико и Макса – кто-то из них временами попадал в возмущенный воздушный поток, но перед Фелипе никого не было, ему не раз показывали синие флаги, после чего он, наконец, согласился уйти в сторону. Если вы заметили, мой темп сразу вырос на секунду – невероятно, сколь серьезной может быть разница.

Вопрос: (Михаэль Шмидт) Практически все сегодня выезжали за пределы трассы в первом повороте. В чем была проблема, ведь это происходило не на каждом круге? Возможно, часть трассы оставалась мокрой, а вы меняли траекторию…
Макс Ферстаппен: Да, у меня было там несколько моментов. Нет, сложностей не наблюдалось, просто иногда от впереди идущих машин вода отводилась влево, и когда мы следовали по той же траектории, неожиданно оказывались на мокром асфальте. Кажется, мы с Льюисом выехали за пределы трассы на одном и том же круге именно потому, что на основной траектории оказалась вода.

Нико Росберг: Трудно было в начале гонки, когда по трассе текли реки воды, но и на сликах сложности сохранялись, поскольку местами асфальт оставался мокрым.

Вопрос: (Дон Кеннеди) Льюис, пожалуй, вы стали первым гонщиком в истории Формулы 1, вызвавшим фанатскую «волну» на трибунах. Это было запланировано? И еще – как намереваетесь отпраздновать четвертую победу в Сильверстоуне?
Льюис Хэмилтон: Нет, «волна» не была запланированной. Как правило, на подиуме у нас нет возможности взаимодействовать с болельщиками, мы получаем кубки, шампанское и возвращаемся к команде, но здесь мне захотелось поступить иначе. Я отдал кубок команде, спустился к подножию подиума, увидел болельщиков, и мне захотелось стать к ним немного ближе. Я запрыгнул на машину и даже думал броситься в толпу, но остался на месте, поприветствовал людей, и они ответили мне тем же. Поддержка здесь в самом деле феноменальная. В тот момент из облаков выглянуло солнце, и день стал по-настоящему прекрасен!

Празднование победы? Команда организует мероприятие для сотрудников и их семей, я там обязательно появлюсь, а потом оправлюсь в Лондон на ужин и вечеринку.

Вопрос: (Томас Слафер) Нико и Льюис, в предыдущие три сезона вам обоим довелось выиграть домашний Гран При. Нико, вы выиграли предыдущий Гран При Германии – чувствуете ли прессинг от необходимости победить и в этот раз? Льюис, если вы победите в Германии, будет ли тот успех значить для вас нечто большее?
Нико Росберг: Я не чувствую прессинга. Да, было бы здорово победить в очередной раз, такова цель, но посмотрим, как всё сложится. Борьба с Льюисом и, возможно, Red Bull Racing или Ferrari, будет плотной.

Льюис Хэмилтон: Когда был предыдущий Гран При Германии? В 2014-м? Кажется, тогда из-за проблем с тормозами я стартовал с последнего места, но в Хоккенхайме мы всегда были быстры, и я отправлюсь туда с надеждой поправить свою статистику.

Для немецких болельщиков это значимый этап, а сами они – просто фантастические. Да, в Германии несколько интересных трасс, но у Хоккенхайма богатое историческое наследие, там есть большая трибуна Mercedes Benz – надеюсь, мы выступим достойно.

Вопрос: (Ливио Орихио) Нико, в предыдущих гонках нынешнего сезона именно вы осложняли жизнь Льюису, но сегодня вы большую часть дистанции ехали позади на значительном расстоянии от напарника. Когда вас прошел Макс Ферстаппен, вы практически сразу показали быстрейший круг – можете объяснить это противоречие?
Нико Росберг: Никакого противоречия нет, просто Льюис был быстрее в квалификации. В гонке на сликах я чувствовал себя достаточно уверенно, но к моменту перехода на них уже проигрывал довольно много.

Вопрос: (Франк Востенбург) Макс, ваша машина тоже заметно скользила в Abbey. Насколько вам понравилась гонка в столь непростых условиях, и не кажется ли вам, что FIA временами придерживается излишне консервативного подхода – как сегодня, когда сейфти-кар слишком долго оставался на трассе?
Макс Ферстаппен: В FIA хотят сделать гонку безопасной. Возможно, сейфти-кар в самом деле немного задержался, но все прошло нормально, добавить нечего. Если говорить в целом, мне нравятся непростые условия, особенно дождь. В Нидерландах соревнования по картингу зачастую проходят на мокрой трассе, за это время успеваешь отработать кое-какие навыки. С хорошей машиной можно рассчитывать на хороший результат, что и получилось сегодня – я уверенно пилотировал в дождь, а когда мы перешли на слики, тоже ехал быстро. Да, в первом повороте по-прежнему было непросто, но это часть гонки – было интересно!

Вопрос: (Даан Коронель Де Жус) Макс, очередной подиум. С момента перехода в Red Bull Racing вы не раз подчеркивали, что нынешний сезон – подготовительный, но насколько привычными становятся подобные результаты?
Макс Ферстаппен: Я об этом не думал. Я просто стараюсь в каждой гонке выкладываться по максимуму, для меня это второй подиум подряд – если получится продолжать в том же духе, мы сумеем подтянуться к Mercedes. Такова главная задача, но сперва нам нужно опередить Ferrari в зачете Кубка Конструкторов.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Льюис, вы подробно говорили об эмоциях на последних кругах, но не могли бы рассказать о финальном круге? Надежда, что машина дотянет до финиша, клетчатый флаг – насколько велика была радость от успеха?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я был настроен очень позитивно, и мне не приходилось надеяться, что машина не подведет. Я чувствовал только положительную энергетику и не позволял негативным мыслям вмешиваться в процесс. За пятнадцать кругов до финиша я перевел мотор в щадящий режим, на последних трех кругах у меня был достаточный отрыв от соперников, мне не требовалось выжимать максимум из шин – я просто ехал в своем темпе, старался не сильно отвлекаться на трибуны, а когда пересек черту, позволил себе прочувствовать момент.

Я не позволял себе заранее радоваться вплоть до последнего поворота, но когда вышел из него, понял, что в любом случае доберусь до финиша. Еще в Stowe я видел, как болельщики встают со своих мест и приветствуют меня, я чувствовал то же самое, что чувствовали они. Это невероятное ощущение – пересекать черту в статусе победителя Гран При Великобритании! Уверен, в Германии Нико испытывал нечто подобное. Хочется прыгать от радости, но удерживают ремни!

Вопрос: (Михаэль Шмидт) Нико, комментируя сражение с Максом, вы говорили о ERS. Можно ли сказать, что, находясь позади, вы имели небольшое преимущество, поскольку могли наблюдать, как машина впереди постепенно теряет дополнительную мощность?
Нико Росберг: Нет, поскольку понять это крайне сложно. Требовалось лишь атаковать по максимуму, чтобы Макс был вынужден использовать ERS, и надеяться, что у него заряд мощности закончится раньше, чем у меня. Но мы оба расходовали его практически одновременно, так что мне это ничем не помогло.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости