Гран При Великобритании

Гран При Великобритании

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Участники: Маурицио Арривабене (Ferrari), Клэр Уильямс (Williams), Тото Вольфф (Mercedes), Дэйв Райан (Manor), Виджей Малья (Force India), Эрик Булье (McLaren)

Вопрос: Вопрос ко всем. Прошло две недели с того момента, как граждане Великобритании проголосовали за выход страны из Европейского союза. На британских базах команд Формулы 1 работает немало сотрудников из стран ЕС, в свою очередь, немало британцев трудится на европейских базах – как результат референдума отразится на их деятельности, и имело ли какие-либо последствие падение курса британской валюты?
Тото Вольфф: Для нас этот вопрос крайне важен, поскольку сейчас мы не представляем, как обернется ситуация. Многие наши специалисты работают в Брэкли, и мы не понимаем, как будем управлять ими в будущем. Аналогичная ситуация с командой DTM, в которой немало британцев – итоги референдума могут коснуться каждого.

Что касается курса валюты, мы не можем на него влиять. Слабый фунт для нас не так уж и плох – мы получаем доходы в долларах, компания финансирует команду в евро, кросс-курс вполне приемлемый. Впрочем, посмотрим. Никто не знает, какими будут последствия, будут ли оформлены некие соглашения. Краткосрочного эффекта пока нет.

Вопрос: Виджей, ваше мнение?
Виджей Малья: Я оценил ситуацию в Force India, команда по большей части находится в Великобритании, так что вряд ли выход страны из ЕС будет иметь для нас серьезные последствия. Падение курса фунта даже помогает, поскольку наши доходы – в долларах, в остальном – никаких изменений.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Пока рано говорить о долгосрочных последствиях, но будут какие-то кратковременные изменения в затратах. К сожалению, мы платим за моторы в евро, и теперь вся та работа по снижению расходов на 4 миллиона евро к 2018 году под вопросом. Возможно, Тото согласится и дальше продавать нам силовые агрегаты за евро – вопрос обсуждается.

В среднесрочной перспективе вызывает обеспокоенность статья 50 и те ограничения, что она накладывает на процедуры найма персонала. Нужно взять паузу и посмотреть, каким будет эффект. У Williams, как независимой команды, в отличие от Mercedes нет поддержки материнской компании, для нас спонсоры – ключевой источник финансирования. В условиях политической нестабильности после подведения итогов референдума многие компании предпочитают попридержать свои расходы на маркетинг, что может отразиться на нашей команде. Все те переговоры, что мы вели до референдума, сейчас приостановлены – люди хотят понять, что произойдет. Это беспокоит и Williams, и других участников, но излишней напряженности нет – посмотрим, как всё сложится.

Вопрос: Дэйв?
Дэйв Райан: Пока рано делать выводы. У каждого свое мнение по ситуации, но никто не знает, что произойдет – даже правительство, так что нам рано это обсуждать.

Вопрос: Эрик, что скажете вы – француз, работающий в Англии с японскими контрагентами?
Эрик Булье: Возможно, придется решать вопросы с визой, но не думаю, что возникнут какие-то сложности. Как уже было сказано, никто не знает, чем всё обернется, как это отразится на транспортных моментах и курсах валют – мы просто внимательно следим за ситуацией.

Вопрос: Маурицио, в Ferrari работает немало британцев…
Маурицио Арривабене: Да, у нас работают специалисты из Великобритании, но мы только начинаем оценивать возможные сценарии. Гораздо важнее, что все страны – члены ЕС смогли просчитать вероятные последствия референдума. В какой-то момент мы поймем, как всё это отразится на наших сотрудниках, но сейчас важнее четко представить дальнейшие перспективы ЕС – этот вопрос намного серьезнее ситуации в отдельной команде.

Эрик Булье

Вопрос: Эрик, в Австрии в McLaren добились неплохого результата, в Сильверстоун партнеры из Honda привезли доработанную версию силовой установки. Вы постепенно приближаетесь к тем целям, что поставили себе на 2016 год? Какие планы на вторую половину сезона?
Эрик Булье: Скажем так, процесс идет по графику, а если говорить о целях, у нас они весьма амбициозны, но и для них есть свой план. До конца сезона команда планирует некоторые доработки, сегодня мы убедились, что недавно представленные новинки функционируют так, как предполагалось – хочется верить, так будет и с остальными. Мы продолжаем работать на пределе, стараемся не давать лишних обещаний и постепенно движемся к желаемым результатам.

Вопрос: Виджей, вы давно не приезжали на гонки. Несколько недель назад в одном из интервью вы сказали, что в нынешних обстоятельствах уделяете больше времени команде Force India – не могли бы пояснить чуть подробнее?
Виджей Малья: Прежде всего, я очень рад приезду в Сильверстоун. Британский автодром – особенный для Force India, я счастлив лично присутствовать здесь, тогда как предыдущие этапы смотрел лишь по телевизору.

К сожалению, из-за судебного производства я лишен возможности путешествовать, но поскольку сейчас провожу гораздо больше времени в Англии, то занимаюсь тем, что мне действительно по душе – собственной командой. Мне это доставляет удовольствие, а команда демонстрирует хорошие результаты.

Вопрос: Дейв, в Австрии Manor удалось заработать очки. Вы давно работаете в Формуле 1 и наверняка видели более весомые достижения, но что значил для команды тот результат на Red Bull Ring?
Дейв Райан: Это был особенный момент для команды, мы показали, что являемся полноценными участниками чемпионата, что выкладываемся на 100%. Пока мы заработали лишь одно очко, но всему свое время.

Вопрос: Маурицио, в Ferrari подтвердили контракт с Райкконеном на 2017 год. Это стало возможным, благодаря результатам финна? Вы рассматривали других кандидатов?
Маурицио Арривабене: Мы подтвердили контракт Кими, поскольку он это заслужил. Мы руководствуемся интересами команды, а в ее интересах не искать новых гонщиков, а сосредоточиться на работе с машиной. У нас два отличных гонщика, и мы сняли лишний прессинг с Кими, приняв такое решение – вчера оно было подтверждено в телефонном разговоре с президентом Ferrari, а спустя пару часов мы подписали с Кими необходимые документы. Мы перевернули страницу и теперь хотим заняться имеющимися проблемами.

Вопрос: Клэр, а как обстоят дела с контрактами ваших гонщиков на следующий сезон?
Клэр Уильямс: Команда оценивает варианты, в этой фазе сезона решение принимать рано. У Williams есть определенная нехватка скорости, и мы хотим, чтобы Валттери и Фелипе думали о результатах на трассе, а не беспокоились насчет собственных перспектив. Переговоры идут, однажды мы обо всем объявим, но не стоит ждать этого в ближайших гонках.

Вопрос: Вполне очевидно, что Williams не удалось заметно прибавить по сравнению с двумя прошлыми сезонами. Как это сказывается на подготовке к следующему сезону и более отдаленных планах?
Клэр Уильямс: Команда Формулы 1 должна стабильно прогрессировать, для этого нужно контролировать результаты и меняться, если в переменах есть необходимость. Мы не хотим откатываться назад, но сейчас нам приходится чаще оглядываться на Force India, чем думать об отставании от Red Bull Racing.

Это проблема, которую следует решить – к счастью, в предыдущих гонках команда смогла найти слабые места и кое-что исправить. Значительная часть этой работы скрыта от внешнего наблюдателя – да, мы готовим новинки, здесь представили новое переднее антикрыло, которое, хочется верить, позволит добиться лучшей скорости, но есть и другие моменты, которым команда уделяет особое внимание.

Вопрос: Тото, после столкновения Льюиса и Нико в Австрии вы предъявили им ультиматум, назвав его «последним предупреждением». Полагаете, ваш посыл был услышан? Почему вы решили действовать публично, а не решить всё за закрытыми дверями?
Тото Вольфф: Вся эта история породила множество комментариев. Мы в команде привыкли открыто обсуждать любые моменты, поскольку считаем это основополагающим фактором: чем больше ты пытаешься скрыть, тем более подозрительным становишься, и тем хуже контролируешь ситуацию. Сказано было действительно много, пришла пора закрыть вопрос и двигаться дальше. У нас один из лучших составов среди всех команд Формулы 1, и мы уверены, что подобных инцидентов в будущем вполне можно избежать.

Вопрос: Полагаете, Льюис и Нико услышали ваш посыл?
Тото Вольфф: Уверен. В любом случае, они сами пилотируют машину, сами контролируют ситуацию.

Вопрос: Пара слов о ситуации с машиной Нико. Мы видели, как Росбергу пришлось уже в начале сессии покинуть кокпит…
Тото Вольфф: Возникла утечка жидкости. Поначалу мы думали, что сможем устранить неисправность, но вскоре поняли, что рискуем потерять мотор целиком, если продолжим работу на трассе.

Вопросы с мест

Вопрос: (Джо Савар) Виджей, вы представляете Индию в FIA и не раз говорили, что любите Формулу 1. Вы не хотите вернуться в Индию, чтобы решить проблемы – что вы ответите тем, кто утверждает, что своим поведением вы наносите ущерб спорту?
Виджей Малья: Никто не говорил, что я причиняю вред спорту, мое фактическое местоположение никак не сказывается на моих делах в Индии. За последние тридцать лет я привык руководить транснациональными группами компаний, я физически не смог бы присутствовать во всех странах, где мы ведем бизнес. Вместе с тем я вполне мог управлять процессом и вносить свой вклад на расстоянии – этот подход сохраняется и сейчас.

Виджей Малья

Вопрос: (Абхишек Такле) Виджей, вы сказали, что судебный процесс продолжается. Ожидаете ли вы, что у вас появится возможность посетить большее количество гонок? Если вы снова сможете свободно путешествовать, вернетесь ли в Индию, чтобы ответить на все предъявленные вам обвинения?
Виджей Малья: При всем уважении к присутствующим эта пресс-конференция посвящена вопросам автоспорта, а не моим возможностям путешествовать. По мере рассмотрения дела ваши вопросы автоматически получат ответы, а пока моя задача – удостовериться в том, что Force India успешно выступает в чемпионате и постепенно подбирается к Williams.

Вопрос: (Марк Зурер) Тото, сегодня на машине Нико проблема возникла с гоночным мотором?
Тото Вольфф: Нет, это был мотор для пятничных тренировок.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Тото, вокруг вашей команды и столкновения на последнем круге Гран При Австрии немало разговоров. Встречи, предупреждения, угроза отстранения гонщика от гонки и комментарии неисполнительного директора в ущерб коллективу. Вы уверены, что способны контролировать того монстра, которого сами создали?
Тото Вольфф: В нынешнем сезоне мы выиграли восемь из девяти прошедших Гран При, в предыдущие два года оба раза завоевывали титул, и никто не говорит, что этапы стали скучными. Просто есть кем-то сочиненные заголовки.

Боевой дух команды по-прежнему силен, мы не потеряли кого-либо из сотрудников и с нетерпением ждем вступления в силу нового технического регламента. Как журналист, вы должны знать, что заголовки первых полос важны для спорта, но подчас они выдумываются из ничего. Мы же создаем информационные поводы для заголовков, ни больше, ни меньше.

Вопрос: (Грэм Харрис) Виджей, приступила ли ваша команда к разработке машины для следующего сезона, и как в этом процессе задействованы аэродинамические трубы? Вы по-прежнему используете аэродинамический полигон Toyota, или есть планы по модернизации собственной аэродинамический трубы?
Виджей Малья: Для нас следующий год – шанс пробиться наверх, потому мы уже переключились на работу над новой машиной. Команда по-прежнему использует аэродинамический полигон Toyota, притом впервые в своей истории мы протестировали там 60%-ю модель, тогда как аэродинамическая труба в Брэкли позволяет испытывать только модели в 50% от реальных размеров машины. В любом случае, согласно правилам время на испытания в аэродинамической трубе строго лимитировано, потому мы стараемся, в первую очередь, по максимуму использовать возможности полигона Toyota.

Вопрос: (Джо Савар) Если бы у вас была возможность заполучить любого гонщика, ныне выступающего за другую команду, кого бы вы выбрали? Маурицио, почему бы не начать с вас…
Маурицио Арривабене: Почему с меня? Что ж, я дам свой ответ. Нас вполне устраивают наши нынешние гонщики, и если бы пришлось делать выбор, я бы остановился на них.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Мне бы хотелось видеть в команде Найджела Мэнселла и Хуана-Пабло Монтою.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Мне интересны Паскаль Верляйн, Валттери Боттас, Эстебан Окон, а также Себастьян Феттель.

Вопрос: Эрик?
Эрик Булье: Такой же ответ, как у Маурицио – меня вполне устраивают наши действующие гонщики. Кроме того, у нас есть Стоффель Вандорн.

Тото Вольфф: Эй, к тому парню мы тоже присматриваемся!

Эрик Булье: Ты не можешь делать этого!

Маурицио Арривабене: Да разойдитесь уже по моторхоумам!

Эрик Булье: Из-за реплики Тото ситуация на рынке гонщиков точно оживится.

Вопрос: Виджей?
Виджей Малья: Нас вполне устраивают Нико и Серхио, с обоими гонщиками есть контракт на следующий сезон, а на дальнейшую перспективу я пока не думал. В любом случае, в этот раз мы определились с выбором намного раньше обычного. Как правило, мы ждали практически до зимних каникул, прежде чем объявляли свой состав, но в данной ситуации предпочли загодя подписать документы. Ну и, разумеется, сегодняшнее заявление Ferrari о продлении контракта Кими Райкконена положило конец всем тем слухам, что активно обсуждались в последние несколько недель.

Вопрос: Дэйв?
Дэйв Райан: Если кто-либо из гонщиков Mercedes пожелает покинуть команду, мы с радостью примем у себя любого из них.

Вопрос: (Ральф Бах) Тото, учитывая нынешние отношения между вашими гонщиками, можете ли вы подтвердить, что в следующем сезоне в Mercedes по-прежнему будут выступать Льюис Хэмилтон и Нико Росберг?
Тото Вольфф: Как вы знаете, мы ведем переговоры с Нико – хочется верить, они завершатся позитивно. Лично у меня нет в этом сомнений, так что состав на следующий сезон должен остаться неизменным. Но нельзя утверждать это со 100% уверенностью, так как не знаешь, что может случиться завтра. Гонщик может получить пищевое отравление и попросту не выйти на старт, но я уверен в том, что мы сохраним и Льюиса, и Нико.

Вопрос: (Грэм Харрис) Клэр, в Австрии механики Williams вновь оказались лучшими на пит-стопах. Команде удалось выйти в лидеры по оперативности работы в боксах, так как вы уделяли этому особое внимание. Планируете ли вы теперь сосредоточиться на какой-то другой области, или же тема с пит-стопами – отдельный случай?
Клэр Уильямс: В любой команде Формулы 1 не принято сосредотачиваться на какой-то одной проблеме. В прошлом году у нас были сложности с пит-стопами, но не из-за ошибок механиков – дело касалось гайковертов и способа крепления гаек. Мы устранили эту проблему и видим результат – лично я очень горжусь работой наших парней в боксах.

Проводить быстрейший пит-стоп в каждой из прошедших гонок – феноменальное достижение, но мы должны уделять внимание всем областям и активно работаем над слабыми сторонами. Вполне очевидно, что нашей машине не хватает скорости в медленных поворотах, она недостаточно быстра на мокрой трассе, и мы по-прежнему разбираемся в поведении шин – в последнем вопросе нам явно нужно прибавить.

Вопрос: (Майк Дудсон) Виджей, вы интересуетесь Формулой 1 и крикетом. Мы слышали, что вы теперь являетесь владельцем команды в Карибской премьер-лиге. Подразумевает ли это, что вы должны проводить определенное время на Барбадосе? Когда вы приезжаете туда, посещают ли вас мысли о возможном развитии автоспорта на Карибских островах?
Виджей Малья: Мой сын владеет крикетной командой Barbados Tridents, выступающей в Карибской премьер-лиге. Для меня это означает необходимость не спать с 2 до 6 утра, если я хочу посмотреть их игру. Да, я бывал на Барбадосе, видел местную трассу Bushy Park, а представитель FIA от Барбадоса, мой хороший друг Эндрю Маллальё, по-настоящему влюблен в автоспорт. Практически каждый уик-энд они организуют картинговые гонки, заезды в формульных классах или кузовных категориях – местные жители очень увлечены автоспортом, что весьма приятно. Когда я посещаю Барбадос, я всякий раз заглядываю на автодром Bushy Park, но простирается ли мой интерес к местному автоспорту несколько дальше – посмотрим. В настоящий момент я больше занят крикетом.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Дэйв, заработанное в Австрии очко гарантирует вам выплаты со стороны FOM, чего не было ранее. Означает ли это, что вы можете составить полноценный финансовый план, и если да, как вы планируете развивать команду?
Дэйв Райан: Мы всегда планировали инвестировать в коллектив определенные средства, это постоянный процесс. Если бы вы были нашим сотрудником, вы бы видели, что мы планируем не только на 2017 год, но гораздо дальше, и цель – стать крепким середняком. Над этим команда активно работает.

Маурицио Арривабене

Вопрос: (Андреа Кремонези) Маурицио, поясняя причины столь раннего продления контракта с Кими Райкконеном, вы говорили, что хотели уменьшить прессинг на финна. Не могли бы вы рассказать чуть подробнее, в чем проявляется обеспокоенность гонщика по поводу контракта?
Маурицио Арривабене: О прессинге я говорил в конце своего ответа, а до этого рассказывал о чем-то более интересном. Я говорил, что у нас не было проблем с гонщиками, нас устраивало то, как Кими выступал с начала нынешнего сезона. Мы попросили его подтвердить свою приверженность команде хорошими результатами, и он полностью заслужил контракт на следующий год.

Также я обращал внимание на важность позитивной атмосферы в коллективе. Гонщики могут поддерживать эту атмосферу, а если учесть, что у нас относительно молодая команда, крайне важно сохранять максимальный уровень вовлеченности каждого сотрудника и не вводить элементы, которые могут нарушить хрупкий баланс. Я также заметил, что мы подтвердили Кими не так уж и рано – сейчас на дворе июль, а Ferrari исторически выпускала соответствующий пресс-релиз в Монце. У нас новый коллектив, мы слегка изменили традицию и подтвердили контракт уже сейчас, поскольку нам хотелось бы сосредоточиться на работе над машиной, а не на кадровых вопросах. Это тоже своего рода сигнал стабильности во внешнюю среду.

Что касается прессинга, вы лучше меня знаете, как в предыдущих трех или четырех Гран При кто-либо из журналистов непременно интересовался у Кими, как обстоят дела с контрактом, хотя я лично призывал людей проявлять хоть малейшее уважение к гонщику, ставшему чемпионом мира вместе с Ferrari. Знаю, Кими принято называть «ледяным человеком», но ничто человеческое ему не чуждо. Следует помнить, что в Формуле 1 машины по-прежнему управляются людьми, а эмоции могут быть даже у «ледяного человека», и он тоже может чувствовать психологическую нагрузку.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Дэйв, позвольте вернуться к моему предыдущему вопросу, на который вы ответили, что у вас есть план развития команды. Не секрет, что у Manor весьма скромная инфраструктура, в связи с чем позвольте уточнить, какие именно моменты предусмотрены в плане? Планируете ли вы построить собственную аэродинамическую трубу, приобрести средства вычислительной гидродинамики, организовать цех сборки коробок передач?
Дэйв Райан: Нас вполне устраивает наша скромная инфраструктура. У нас замечательное партнерство с Mercedes, с Williams Advanced Engineering. Мы планируем расширить наши возможности, и в должное время вы обо всем узнаете.

Вопрос: (Грэм Харрис) Вопрос ко всем. В свете аварии Серхио Переса в Австрии, когда команда не имела возможности сообщить ему о проблемах с тормозами из-за запрета на соответствующий радиообмен, обсуждали ли вы с FIA возможность определенных послаблений – скажем, возможности для каждой из команд пару раз за гонку нарушить запрет?
Эрик Булье: Команды обсуждали этот вопрос с FIA, пытались добиться либо послаблений, либо дополнительных разъяснений, но в FIA четко дали понять, что не намерены менять установленный подход.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Маурицио, над каким аспектом вам нужно работать в первую очередь, чтобы попытаться догнать Mercedes и Red Bull Racing?
Маурицио Арривабене: Red Bull Racing пока что позади нас в Кубке конструкторов. Я недавно говорил об этом – нужен прогресс во всех областях, мы должны лучше понимать работу шин. На эти факторы нужно обращать внимание, если мы хотим догнать конкурентов.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости