Гран При Австрии

Гран При Австрии

Гран При Австрии: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция

Участники: Роб Смедли (Williams), Пол Монаган (Red Bull Racing), Беат Цендер (Sauber), Юсуке Хасэгава (Honda), Грэм Уотсон (Toro Rosso), Лука Фурбатто (Manor).

Вопрос: Роб, необычная пятница – утром был побит рекорд трассы, а днём прошел сильнейший ливень. Какие выводы удалось сделать?

Роб Смедли: Даже при сухой погоде не всегда удаётся получить желаемый объем информации, а когда в ход тренировки вмешивается дождь, выводов и того меньше. В сегодняшних обстоятельствах мы сделали всё, что могли, но осталось немало вопросов.

Если говорить о подготовке к квалификации, завтра утром осадков не предвидится, и мы прекрасно представляем, что нужно успеть сделать. Для гонки картина менее ясная, но ситуация одинаковая для всех – нужно следить за тем, как меняются характеристики асфальта, и максимально адаптироваться.

Вопрос: В первых гонках сезона Williams быстрее всех действовала на пит-стопах – по сравнению с ситуацией пару лет назад изменения колоссальные...
Роб Смедли: Много работы плюс максимум усилий от каждого участника пит-стопа в части выявления проблемных мест и детального анализа. Фундаментально мы ничего не меняли, но изучили мельчайшие нюансы в стремлении обнаружить изъяны в процессе. Гоночная бригада сработала очень здорово в части самоорганизации и тренировок, максимально приближенных к условиям гонки.

Вопрос: В чем заключались изъяны – в колесных гайках, переднем домкрате?
Роб Смедли: Никакого секрета нет – всё можно увидеть на экране телевизора. Нам не удавалось оперативно снять колеса – мы тратили на это в полтора раза больше времени, чем другие. Конструкторы подвески сработали великолепно, сумели найти решение – теперь заминок нет, и у нас гораздо больше возможностей действовать тактически, чем в 2014-м или 2015-м годах. Думаю, многие не представляют, как серьёзно потеря одной секунды в боксах сказывается на стратегии…

Вопрос: Пол, в Баку у Red Bull Racing было немало проблем с износом шин. Эти трудности уже позади, им есть объяснение?
Пол Монаган: Мы выдвинули несколько версий и подвергли их тщательной проверке. Главное – не повторять ошибок, у нас нет к этому ни малейшего стремления. Как часто бывает в случае неприятностей, совпали несколько негативных факторов – мы сами спровоцировали ускоренный износ шин, но если наши версии верны, больше такого не повторится.

Вопрос: Причина в настройках на меньшую прижимную силу?
Пол Монаган: Не только – совпало несколько факторов, для столь сильного износа не было одной конкретной причины. Не стоит также забывать, что мы стартовали на горячем асфальте, а финишировали на уже остывшем – многие факторы зачастую не связаны с машиной. Главное – мы во всем разобрались.

Вопрос: Вчера в этом зале Даниэль Риккардо подтвердил контракт с Red Bull Racing у себя и Макса Ферстаппена. В плане работы с машиной, что значит для инженеров стабильность состава на несколько лет? Даниэль считает, что в следующем году команда сможет претендовать на титул – это мнение не безосновательно?
Пол Монаган: Приятно продлить контракт с обоими гонщиками. В нынешнем сезоне Даниэль пилотирует потрясающе, а Макс присоединился к команде и сразу заявил о себе. Что касается работы над машиной, при стабильном составе мы понимаем, на кого ориентироваться при проектировании шасси – в этом плане одной проблемой меньше.

Даниэль и Макс очень подробно комментируют поведение машины – дефицита обратной связи у нас точно нет, отзывы наших парней всегда полезны, они не концентрируются на мелочах, слабо влияющих на скорость. В общем, определенность лучше неизвестности, я подчеркиваю это каждый день.

Вопрос: Лука, Manor пока не удалось заработать первые очки в нынешнем сезоне, но в трех предыдущих гонках вы стабильно опережали одну из машин Sauber. Команда начинает приближаться к желаемому уровню?
Лука Фурбатто: Пожалуй, да. Насколько я помню, на квалификации в Баку мы опередили обе машины Renault, в субботу в Монреале были быстрее пары Sauber, претендовали на выход во вторую сессию. Весь коллектив выкладывается по максимуму, у нас есть план появления новинок, сюда мы привезли некоторые их них, будут они и в Сильверстоуне. Хочется превратить прирост в скорости в прогресс в квалификации и гонке.

Лука Фурбатто

Вопрос: Вы дали понять, что продолжаете работать над нынешней машиной. Насколько велик прессинг от задачи подготовить совершенно новую машину на 2017 год, каких результатов вы ждете?
Лука Фурбатто: Изменения в правилах масштабны для всех участников, а для небольших команд – тем более. Все работают в сложных условиях. У нас уже была напряженная ситуация в 2015-м, когда мы меняли структуру и в последний момент получили моторы. Тогда мы проделали блестящую работу и к нынешнему сезону сумели подготовить машину, которая заметно быстрее прежней. Штат команды увеличился почти вдвое – уверен, нам по силам хорошо подготовиться к следующему сезону.

Вопрос: Господин Хасэгава, похоже, в предыдущих двух гонках обновленная турбина помогла McLaren. Но насколько далеки вы от максимальной эффективности силовой установки, можете ли подтвердить, что выбранная концепция верна, что вам не придется пересматривать подходы в преддверии следующего сезона?
Юсуке Хасэгава: Мы представили обновленную турбину в Канаде, но нас никогда не устроят абсолютные показатели – всегда можно что-то улучшить. Если же говорить о ERS, правила ограничивают максимальную мощность на уровне 120 кВт и количество запасаемой энергии – здесь, как мне кажется, мы добились в целом приемлемых показателей.

Год назад нашей силовой установке заметно не хватало скорости на прямых, сейчас мы можем гордиться прогрессом. С другой стороны, нам по-прежнему нужно уделить внимание эффективности самого мотора – мы стараемся не пересмотреть концепцию, но кое-что улучшить в преддверии следующего сезона.

Вопрос: То есть, о пересмотре подходов речи не идет?
Юсуке Хасэгава: Полного пересмотра не будет, но есть несколько областей, требующих доработки.

Вопрос: Каковы планы на ближайшие несколько месяцев и до конца года?
Юсуке Хасэгава: Надеюсь, в ближайших Гран При удастся опробовать некоторые новые решения. Я уже говорил, что у нас есть несколько интересных идей – как только новинки будут готовы, мы их представим.

Вопрос: Грэм, в Toro Rosso продлили контракт с Карлосом Сайнсом. Ему предстоит провести в команде третий сезон, что весьма необычно для столь молодого гонщика. Чем обусловлено стремление оставить его в коллективе?
Грэм Уотсон: В прошлые годы состав команды часто менялся, и то, что Карлос будет с нами третий год подряд, можно считать фантастикой. Контракты заключают в Red Bull, мы работаем с теми, кого выберет компания, и счастливы сотрудничать с Карлосом – он быстрый и целеустремленный гонщик, которым движет стремление стать чемпионом мира. Для Toro Rosso преемственность – залог хороших результатов, присутствие Сайнса-младшего позволит закрепить достигнутый прогресс, а его накопленный опыт поможет добиться некоторых из поставленных целей.

Вопрос: Если продолжить тему, начатую в беседе с Робом Смедли – у Toro Rosso часто возникают заминки на пит-стопах. Планируете ли вы добиться такого же прогресса, как Williams?
Грэм Уотсон: Да, пит-стопы не радуют. Ситуация напоминает то, с чем ранее столкнулись в Williams, да и проблема, по всей видимости, та же – нам не удается оперативно сменить шины. Мы внимательно изучаем все параметры перспективного шасси и стараемся предоставить механикам всё необходимое, чтобы они смогли приблизиться к феноменальным показателям Williams и Ferrari. Сейчас мы уступаем на пит-стопах примерно секунду – как заметил Роб, это сильно сказывается на стратегии.

Вопрос: Беат, вчера Фелипе Наср заметил, что атмосфера в Sauber стала более позитивной, сотрудникам выдали зарплату. Что изменилось, и как идут дела?
Беат Цендер: Выплата зарплаты всегда позитивным образом сказывается на настроениях в коллективе! Это часть комплексного решения, над которым мы всё еще работаем, но за деталями вам лучше обратиться к Монише Кальтенборн. Теперь сотрудники вновь верят в перспективы – для нас было главным не опускать руки, и сейчас мы можем гордиться тем, как наши парни на трассе и на базе команды продолжают выкладываться по максимуму при наших весьма скромных возможностях.

Всегда есть свет в конце туннеля – как вы знаете, в Швейцарии недавно открыли самый протяженный в мире железнодорожный туннель, и если проводить аналогию с нашей ситуацией, свет всегда был виден, но путь до него оставался очень длинным. Теперь мы подобрались немного ближе.

Беат Цендер

Вопрос: В команде у вас множество обязанностей. Насколько трудно в нынешней непростой ситуации сохранять ключевых специалистов и поддерживать уровень мотивации сотрудников?
Беат Цендер: С теми, кто работает на трассе, немного проще. Они обожают свое дело, и им легче сохранять мотивацию, чем тем, кто остался на базе. Инженерам психологически сложнее понять, что у команды есть разработки, но из-за финансовых проблем доставить их на трассу нет никакой возможности. Впрочем, как я уже говорил, в перспективе всё должно наладиться.

Вопросы с мест

Вопрос: (Петер Фаркас) Насколько мы поняли, в FIA изменили ограничения минимально допустимого давления в шинах. На что это повлияет?
Пол Монаган: Если учесть, что в этом зале находятся наши конкуренты… Когда вы получаете некие предписания, ваша обязанность – им соответствовать, что мы и постараемся сделать. Задача несколько упрощается, но нас, в конечном итоге, будут сравнивать с соперниками, так что мы должны внимательно всё изучить и извлечь из ситуации и машины максимум. Как в случае с дождем во второй сессии сегодняшних свободных заездов, это нечто, что нужно принять как данность и адаптироваться.

Вопрос: Роб, какова позиция Williams?
Роб Смедли: Соглашусь с Полом, наша задача – адаптироваться. Есть техническая директива, но вряд ли она значительным образом изменит привычный характер работы. Возможно, кое-какие изменения будут заметны на тренировках, но не скажу, что они такие уж существенные.

Беат Цендер: Если результатом предписаний станет возможность выходить на старт с меньшим давлением в шинах, нас это устраивает.

Грэм Уотсон: Аналогично.

Лука Фурбатто: Нам станет немного проще работать – особенно на тренировках, но разница в самом деле небольшая.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Вопрос о ситуации с выходом Великобритании из ЕС. Как это скажется на ваших командах? Вы базируетесь в разных странах, хотелось бы услышать мнения…
Беат Цендер: Я могу дать вам пару дельных советов по оформлению таможенных документов, если вы базируетесь за пределами стран Европейского Союза!

Вопрос: Что скажут те, чьи базы находятся в Великобритании? Роб?
Роб Смедли: Пока рано делать выводы. Когда две ведущие партии не смогли договориться между собой, жители Великобритании сделали свой выбор, и если придерживаться ценностей демократии, теперь политики должны реализовать волю народа. Вряд ли этот процесс будет скоротечным – нужно уладить множество самых разных нюансов, на это могут потребоваться годы. Что касается влияния на Формулу 1, думаю, меня поддержат все присутствующие – оно практически неощутимо. Скажется ли всё это на перелетах или процедурах подбора персонала – не знаю, посмотрим. Уверен, в ближайшей перспективе нас не ждут серьезные перемены.

Вопрос: Лука, у вас как у итальянца, работающего в Великобритании, есть какие-либо опасения?
Лука Фурбатто: Я не эксперт в подобных вопросах. Я никогда не разбирался в итальянской политике, не говоря уже о британской – думаю, пока рано делать какие-то выводы.

Вопрос: Пол, полагаю, ваши сотрудники с континентальной части Европы весьма опытны и профессиональны, что может помочь команде в будущем…
Пол Монаган: Не думаю, что сейчас кто-либо представляет, чем всё обернется. Пожалуй, в краткосрочной перспективе каких-то последствий не предвидится. Как заметил Роб, воздействие будет скорее долгосрочным – уверен, все получат необходимые разъяснения, а мы постараемся в любых обстоятельствах сохранить и упрочить свои позиции в чемпионате.

Вопрос: Господин Хасэгава, Honda инвестировала немало средств в инфраструктуру в Великобритании. Есть ли у вас какие-либо опасения?
Юсуке Хасэгава: Я не уполномочен рассуждать на данную тему. Надеюсь, британский народ разумно распорядится своим выбором, который я с уважением принимаю.

Вопрос: (Петер Фаркас) Вопрос к Полу и всем присутствующим. Вы видели, что произошло с машиной Макса Ферстаппена при атаке одного из поребриков, выполненного в стиле поребриков в Абу Даби. Подобные элементы установлены в нескольких поворотах – вас они устраивают, или нужны какие-то корректировки?
Пол Монаган: Устраивают? Нет, поскольку наша машина не лучшим образом с ними справляется, и будет досадно, если кто-то ещё столкнется с подобными проблемами. Не представляю, каким может быть решение. За целостность машины мы не беспокоимся – Даниэль смог завершить тренировку, ну а если поребрики всё-таки оставят, мы постараемся их избегать.

Беат Цендер: У меня нет мнения, я жду брифинга гонщиков – уверен, парням есть, что сказать. Наверняка они не очень-то довольны, но поребрики устанавливают, исходя из определенных соображений, и Чарли Уайтинг наверняка посоветует просто не заезжать на них.

Вопрос: Полагаете, именно таким будет итог брифинга?
Беат Цендер: Вполне. Возможно, они согласятся убрать пару поребриков.

Грэм Уотсон: Согласен с Беатом. Уверен, вопрос будет обсуждаться на брифинге гонщиков – посмотрим, к какому решению они придут вместе с Чарли.

Лука Фурбатто: Мы атаковали поребрики в обеих тренировках и не испытывали никаких проблем, но пусть этот вопрос обсудят Уайтинг и гонщики.

Вопрос: (Петер Фаркас) Если говорить об ограничениях на радиообмен, многие гонщики жаловались, что машиной довольно сложно управлять, а вчера Фелипе Наср сказал, что задача инженеров сделать машину предельно простой в управлении, чтобы не возникало проблем вроде тех, что были у Хэмилтона в Баку. Вы согласны? Можно ли избавить гонщика от необходимости работать с невероятным числом переключателей, можно ли установить в кокпите аудиопомощник, подсказывающий функцию каждой кнопки? Это выглядит вполне логичным…
Роб Смедли: Что касается аудиопомощника, это невозможно в силу определенных причин. Но Фелипе, в какой-то степени, прав, когда говорит, что задача инженеров – сделать машину предельно простой в управлении. Подобной философии мы всегда придерживаемся в Williams. Идеи появлялись неоднократно, но сложность их реализации многократно перевешивала возможные выгоды. Тем не менее, задача инженеров – подбирать такие системы и методы, которые сочетают максимальную эффективность с необходимой простотой, здесь я согласен с Фелипе.

Не знаю, как обстоят дела в других командах – мы придерживаемся предписанных правил, временами это осложняет нам жизнь – особенно в ситуации, когда нужно передать важное сообщение, но все действуют в одинаковых рамках. Опять же, данная тема обсуждается довольно давно, и если не брать ситуацию с Mercedes в Баку, каких-то трудностей не возникало.

Вопрос: Господин Хасэгава, современные силовые установки невероятно сложны в техническом плане. Стараетесь ли вы максимально упростить для гонщика процедуру управления параметрами мотора?
Юсуке Хасэгава: Проблема в том, что правила неоднозначны, мы не представляем, что запрещено, а что – нет. Например, в Баку на наших машинах возросла температура масла – мог ли я сообщить об этом гонщику? В той ситуации мы предпочли избежать возможного нарушения правил. При определенных условиях мы могли бы передать гонщику информацию, но кто-то из инженеров заметил, что это неправильно. Ситуация в самом деле непростая, и мне хотелось бы понять, добавляет ли всё это зрелищности?

Грэм Уотсон

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Скоро все переключатся на подготовку к следующему сезону – уверен, многие давно начали этот процесс. Небольшим командам предстоит свернуть работу над нынешним шасси и перераспределить ресурсы, в связи с чем вопрос – какие доработки вы планируете до конца сезона, и в какой момент рассчитываете прекратить тратить силы на текущий проект?
Грэм Уотсон: Подготовка к следующему сезону станет непростым вызовом, но и нынешний год крайне важен, поскольку мы рассчитываем побороться за пятое место в Кубке конструкторов. Да, это труднодостижимая цель, но мы не хотим от нее отказываться и планируем в ближайших двух-трех гонках представить кое-какие модификации. Впрочем, акцент в работе уже смещен в пользу перспективного проекта, и те новинки, что мы планируем привезти на предстоящие этапы, сейчас находятся в финальной стадии производства. В общем, могу сказать, что мы практически подошли к точке перехода, подготовка к новому сезону идет полным ходом.

Беат Цендер: Аналогично. Мы готовим новинки для Сильверстоуна и Хоккенхайма, но затем полностью сосредоточимся на подготовке к следующему сезону. У нас есть цель – опередить Manor и, по возможности, Renault, но, будучи небольшой командой, мы должны как можно скорее сместить акцент на 2017-й.

Лука Фурбатто: У нас запланированы доработки на этапы в Сильверстоуне, Венгрии, Бельгии и Монце, мы по-прежнему совершенствуем нынешнюю машину. Многие команды уже несколько месяцев работают над перспективным проектом, постепенно к ним присоединятся и остальные. Небольшая команда, вроде нашей, не может, как фавориты, действовать на несколько шагов вперёд, но мы уже приступили к процессу, это главное.

Роб Смедли: Хотел бы дополнить слова Луки. Ведущие команды уже переключились на подготовку к следующему сезону – да, у Williams будут новинки на всех этапах вплоть до Сингапура, но это плановые доработки, они уже в финальной стадии производства.

Вопрос не в переходе от 2016-го к 2017-му – речь уже сейчас идет о подготовке к 2018-му году, поскольку есть идеи, которые команда планирует реализовать во второй половине следующего сезона. Насколько успешным окажется переход от нынешнего сезона к следующему будет понятно уже в Австралии и Бахрейне, но нужно смотреть дальше.

Пол Монаган: В какой-то степени повторю сказанное. Часть нашего коллектива сосредоточена на подготовке к следующему сезону, часть работает над целями нынешнего. Уверен, у всех есть кое-какие идеи для отдельных этапов – готов поспорить, к Монце все подготовят антикрылья меньшей площади, потому задачи 2016 года нельзя отметать вовсе, это справедливо для всех команд. Для Red Bull Racing распределение ресурсов будет определяться целями, прогрессом и возможностями – и это будет исключительно наше решение.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости