Гран При Австрии

Гран При Австрии

Гран При Австрии: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Даниил Квят (Toro Rosso), Даниэль Риккардо (Red Bull Racing), Кими Райкконен (Ferrari), Кевин Магнуссен (Renault), Эстебан Гутьеррес (Haas), Фелипе Наср (Sauber)

Вопрос: Даниил, начнем с вас. В Баку вы неплохо выступили в квалификации, но в гонках результаты даются труднее. Вы полностью освоились в команде? Каковы задачи на оставшуюся часть сезона?
Даниил Квят: Я двигаюсь вперед шаг за шагом, постепенно ситуация улучшается. С точки зрения скорости мне удалось провести несколько конкурентоспособных уик-эндов. Этап в Баку в их числе, хотя с точки зрения результатов не все получилось – очки начисляют по воскресеньям, а нам не удалось финишировать.

Но впереди еще немало этапов, ситуация меняется в лучшую сторону, я осваиваюсь в команде. Они оказывают мне серьезную поддержку, поскольку я оказался в не очень простой ситуации, но сейчас все уже определено, и я получаю все больше удовольствия от гонок. Я действительно хорошо провожу время.

Вопрос: На австрийской трассе многое зависит от мотора. Ощущается ли нехватка мощности прошлогодней силовой установки Ferrari?
Даниил Квят: Да, ощущается. В Баку была одна из непростых для нас трасс, но нам удалось найти компромисс в настройках и хорошо провести субботнюю квалификацию. В Австрии ещё один сложный уик-энд. На этой трассе многое зависит от мощности, а с прямыми наша машина не очень дружит. Мы продолжим бороться и постараемся сделать максимум с тем, что имеем. Посмотрим, каких результатов удастся добиться.

Вопрос: Фелипе, вы выиграли австрийский этап GP2 в 2014 году, а две недели назад в Баку выжали из машины максимум, пробились во вторую часть квалификации, а в гонке финишировали 12-м. Вы довольны лучшим результатом с начала сезона?
Фелипе Наср: Результат был очень хорош! Уик-энд прошел без проблем, я выжал максимум из машины и стратегии. В гонке мы демонстрировали неплохой темп, сражались с McLaren, и я оказался не так уж далек от первой десятки – этап удался. Если удастся показать что-то подобное здесь, и нам немного повезет, возможно, получится заработать очки.

Вопрос: Для вас это второй сезон в Формуле 1. Как оцениваете перспективы команды, каковы планы?
Фелипе Наср: До конца сезона тринадцать гонок, всякое может случиться. Я полностью доверяю команде и нисколько в ней не сомневаюсь. Слышал, ситуация постепенно улучшается, выплата зарплаты добавила сотрудникам оптимизма – уверен, мы сможем доработать машину и добиваться результатов. Главное – продолжать делать всё, что в наших силах.

Вопрос: Эстебан, Haas F1 откатилась с пятого на восьмое место в Кубке конструкторов, но у вас результаты улучшились – в Монако и Канаде вам удалось опередить напарника в квалификации. Что изменилось?
Эстебан Гутьеррес: В начале сезона мне откровенно не везло, было много технических проблем, потому не вполне корректно оценивать меня по заработанным очкам – я не раз претендовал на финиш в десятке, но в силу разных причин не по своей вине не мог закончить гонку. Сейчас ситуация улучшается, в предыдущих трех Гран При мне было нелегко из-за собственных проблем со здоровьем, но теперь я чувствую себя намного лучше и с нетерпением жду предстоящие четыре этапа – они пройдут в очень короткий промежуток времени.

Вопрос: В паддоке начинают обсуждать контракты на следующий сезон. Вы уже начали переговоры с Haas?
Эстебан Гутьеррес: Да, я прекрасно представляю, где хочу выступать.

Вопрос: Что ж, звучит неплохо! Кевин, в превью вы с оптимизмом говорили о Гран При Австрии. Что в машине не позволяло выступить удачно, что позволяет теперь рассчитывать на результат?
Кевин Магнуссен: Мы пробовали весьма специфичные настройки, стараясь лучше понять поведение машины, а сейчас возвращаемся к проверенным вариантам – это вселяет оптимизм. Не думаю, что мы выступим намного сильнее, чем в предыдущих гонках, но, хочется верить, удастся оценить собственные возможности и сработать увереннее.

Кевин Магнуссен

Вопрос: Возможно, имеет смысл прекратить доработку нынешней машины и полностью сосредоточиться на следующем сезоне… Чего вы ждете от команды, и каковы планы на будущее?
Кевин Магнуссен: Гонщик всегда мечтает о победе, но мы сейчас так от неё далеки, что я бы предпочёл полностью переключиться на следующий сезон. Чем раньше мы начнем добиваться хороших результатов, тем лучше, потому хотелось бы поскорее сменить приоритеты. Впрочем, я не руководитель команды – пусть решение примут специалисты, я полностью полагаюсь на их выбор.

Вопрос: Кими, вам предстоит в 99-й раз выйти на старт за Ferrari, что ставит вас по этому показателю на четвертое место среди всех, кто выступал за команду. Среди журналистов и участников чемпионата активно обсуждались тактические решения Ferrari в недавних Гран При, а вы не раз оказывались жертвой этих решений. Обсуждался ли этот вопрос внутри команды, изменился ли подход к уик-энду?
Кими Райкконен: В предыдущих гонках мы сделали всё, что в наших силах, а люди, не имеющие отношения к нашей команде, могут говорить всё, что угодно – на это повлиять нельзя.

После каждого уик-энда мы всегда анализируем принятые решения, чтобы в будущем максимально учесть этот опыт. Несколько Гран При складывались для нас непросто, но, по-моему, по ходу уик-эндов команде удавалось добиться улучшений. Во время гонок принимались различные решения, к которым у нас не было вопросов, но, как я уже говорил, мы продолжаем учиться и действуем как единая команда. Иногда могут складываться ситуации, анализируя которые мы понимаем, что можно было действовать немного иначе, но это вполне нормально.

Вопрос: Мы вступаем в ту фазу сезона, когда в паддоке начинают рассуждать, останетесь ли вы в Ferrari на следующий сезон. У вас есть ясность в этом вопросе?
Кими Райкконен: У меня есть контракт на этот год, а что будет в следующем, я не знаю. С тех пор, как я дебютировал в Формуле 1, каждый год ходит много слухов, так что тут ничего нового, но те, кто их распускает, имеют крайне смутное представление о том, что происходит на самом деле.

Если бы я принимал решения о контрактах, было бы проще говорить о том, что может произойти, но их принимаю не я. Посмотрим. Мы постараемся сделать всё, что от нас зависит, но в Ferrari прекрасно осведомлены о моём отношении к этой истории – для меня этого достаточно, и я не хочу обсуждать вопрос о контракте с кем-либо, кроме команды.

Вопрос: Даниэль, завтра вам исполнится 27 лет. В предыдущих двух гонках вы дважды финишировали седьмым, тогда как еще двумя этапами ранее – в Испании и Монако – претендовали на победу. Всё дело в моторе, или вы сами что-то упустили?
Даниэль Риккардо: Я ничего не упускал. В Канаде мы могли выступать удачнее, и если бы не проплешина на втором комплекте шин, я попытался бы провести гонку с единственным пит-стопом, и результат мог оказаться совсем иным. В Баку многое решала мощность мотора – кроме того, спустя всего три круга мы поняли, что ошиблись с тактикой, когда возникли большие сложности с резиной.

В последнее время нам не удавалось ровно провести уик-энд, но в плане скорости машина позволяет претендовать на места выше седьмого. Австрийская трасса станет для Red Bull Racing очередной проверкой, здесь в предыдущие два года мы не выглядели фаворитами, но посмотрим. Постараемся сделать всё, что в наших силах – надеюсь, удастся финишировать выше седьмого места.

Вопрос: Недавно активно обсуждались ваши перспективы на ближайшие два сезона – возможный переход в Ferrari, иные варианты… Вы можете подтвердить, что остаетесь в Red Bull Racing до конца 2018 года?
Даниэль Риккардо: Да, именно так.

Вопрос: Расскажите чуть подробнее…
Даниэль Риккардо: К каждому моему слову придется добавлять сперва десять, потом тридцать, потом пятьдесят – лучше я ограничусь тем, что сказал!

Вопрос: Главное, вы сами решили остаться в команде, а не искать иных вариантов…
Даниэль Риккардо: У нас с командой общий интерес к продлению контракта, мы хотим побеждать и бороться за титул. В этом году шансов на титул нет, но если говорить о следующем сезоне, о будущем, то я считаю, что в Red Bull у меня лучшие шансы навязать борьбу Mercedes.

Вопросы с мест

Вопрос: (Петер Фаркас) Вопрос ко всем. В предыдущих двух гонках у некоторых участников, включая Кими, были проблемы с радиопереговорами. Впереди девятая гонка сезона с новыми правилами – как вы оцениваете положение дел? Хэмилтон сказал, что гонщик не может запомнить все настройки на руле – вы с этим согласны?
Кими Райкконен: В целом, всё в порядке. Да, бывают проблемы, которые хочется обсудить с инженерами, но правила одинаковы для всех. В моем случае обстановка не была критической, я примерно представлял, в чем дело, пытался действовать проверенными методами, но они не сработали. Опять же, нельзя сказать, что мы обязаны знать абсолютно все комбинации регулировок, иначе у нас будут проблемы – в целом ситуация в норме.

Вопрос: Даниэль, в той ситуации вы были согласны с Льюисом?
Даниэль Риккардо: Нет, поскольку в гонке ты думаешь, прежде всего, о себе. Как заметил Кими, правила есть правила, все переключатели у нас перед глазами, и если в гонке возникает поломка, команда может подсказать нам, как ее исправить, но что касается режимов работы мотора – да, комбинаций масса, но гонщик должен хотя бы примерно представлять, как ими управлять. Нужно просто адаптироваться, никаких сложностей.

Даниил Квят

Вопрос: Даниил, что скажете? Вам удалось адаптироваться?
Даниил Квят: Никаких сложностей. Вы можете сказать – вот, новое поколение – хотя я не играл в PlayStation или другие приставки. Нужно быть готовым к разным сценариям, я стараюсь максимально предугадать, как будут развиваться события. Конечно, всего не спрогнозируешь, но пока что сложностей у меня не возникало.

Вопрос: Фелипе?
Фелипе Наср: Похожий ответ. Всегда стараешься знать как можно больше о том, на что можешь влиять по ходу гонки. Кое-какие параметры мы в силах регулировать сами, в чем-то мы зависим от радиообмена с командой – инженерам не позволено сообщать нам определенные вещи, но мне пока что не доводилось оказываться в подобной ситуации.

Вопрос: Эстебан?
Эстебан Гутьеррес: Никаких проблем. Мне нравятся новые правила – они заставят инженеров со временем убрать многие кнопки с рулевого колеса. Собственно, для управления машиной и нужно-то пару педалей да руль.

Вопрос: (Ливио Орихио) В Австрии организаторы расширили зоны безопасности, тогда как в Баку к некоторым поворотам вы подлетали на скорости в 300 км/ч, и там их не было в принципе. Какой вариант вы предпочитаете – с большим или меньшим риском?
Кевин Магнуссен: Непростой вопрос, поскольку если есть возможность повысить безопасность, нужно ею воспользоваться. Нельзя пренебрегать безопасностью в угоду зрелищности, но и нельзя отрицать, что на более рискованных трассах интереснее гоняться – уверен, большинство гонщиков со мной согласится. Впрочем, повторюсь, нельзя делать автодромы более опасными с целью повысить остроту борьбы.

Даниил Квят: В Баку я испытал прилив адреналина. Я понимал, что если ошибусь в повороте, то мне придется заплатить за это. Я немного старомоден в этом вопросе, но нужен правильный баланс между ценой, которую гонщики платят в случае ошибки, и тем, чтобы избежать травм. Просто невероятно, какого уровня безопасности удалось добиться в Формуле 1.

На австрийской трассе есть гравийные зоны вылета в пятом и шестом поворотах – вы потеряете время, если окажетесь там за пределами трассы. Именно поэтому, на мой взгляд, такие трассы представляют большую ценность.

Вопрос: Эстебан?
Эстебан Гутьеррес: Согласен с Кевином и Даниилом.

Вопрос: Фелипе?
Фелипе Наср: В Баку ошибка могла обойтись слишком дорого, но в Формуле 1 много работали над безопасностью, и нельзя отказываться от всего достигнутого, говоря, что мы должны больше рисковать. Также верно то, что на некоторых автодромах можно заблокировать колеса, выехать за пределы трассы, а потом без проблем и с минимальными потерями времени вернуться на траекторию – если бы в тех местах была гравийная ловушка, времени терялось бы намного больше, и те, кто пилотирует чище, от этого бы выигрывали.

Вопрос: Кими, ваше мнение? Вас всегда отличала точность пилотажа…
Кими Райкконен: Если сравнивать трассы в Азербайджане и Австрии, они совершенно разные – первая относится к уличным, там никогда не будет таких же зон вылета, как на стационарных автодромах. У FIA есть группа специалистов, которая рассчитывает параметры зон безопасности для каждого поворота – они не позволят построить трассу там, где эти параметры не будут соблюдены. Возможно, сами зоны выглядят совершенно по-разному, но в случае инцидента последствия не окажутся абсолютно несоизмеримыми. Впрочем, разница всё-таки будет, ведь на уличной трассе пространства заметно меньше.

Каждый автодром по-своему особенный, на классических трассах в зонах вылета разное покрытие, на новых преобладает асфальт, но всегда лучше оставаться на траектории, поскольку так круг проезжается намного быстрее.

Вопрос: Даниэль, что скажете о более высокой цене ошибки на уличной трассе?
Даниэль Риккардо: В целом мнения совпадают. Всегда хочется добиться определенного уровня безопасности, и в Баку… Знаете, у меня была авария – пусть не слишком серьезная, но все-таки авария, однако ее итог не выходил за рамки: да, машина получила повреждения, но если бы всё случилось в гонке, я бы без проблем покинул кокпит. Контакт со стеной не оставляет приятных ощущений, но везде, где скорость была велика, организаторы установили максимально безопасные барьеры – это главное.

Как заметил Фелипе, если уж ты допустил ошибку, будь любезен заплатить за нее. Выбьет она тебя из гонки или нет – отдельный вопрос, но время потерять ты обязан. Правда, иногда можно выехать за пределы трассы и быстро вернуться на траекторию, потеряв всего одну секунду вместо десяти. Мне всегда нравились уличные конфигурации – они обеспечивают максимальный приток адреналина, притом все, что представлены в чемпионате, достаточно безопасны: да, ты можешь попасть в аварию, но все-таки останешься цел.

Вопрос: (Хейкки Культа) Кими, в июльских гонках будет разыграно 100 очков. Сколько из них вам необходимо завоевать, чтобы претендовать на титул во второй половине сезона?
Кими Райкконен: Постараемся взять столько, сколько получится, но не думаю, что судьба титула решится в июле. До конца сезона еще далеко, всякое может случиться, главное – работать на пределе и добиваться максимально возможного результата. Нет смысла строить планы: нужно следовать привычному подходу и, по возможности, финишировать на высоких позициях.

Вопрос: (Дэн Натсон) Даниэль, контракт с Максом Ферстаппеном также продлен до конца 2018 года. Как складываются его отношения с командой, или выводы пока делать рано?
Даниэль Риккардо: Сложно предугадать, как всё сложится в долгосрочной перспективе – могу лишь сказать, что первые несколько гонок за Red Bull Racing Макс провел неплохо. В Барселоне он заявил о себе, в недавних гонках также сработал уверенно – да, этап в Монако получился менее удачным, но Макс признал ошибки и сделал выводы. Это новый вызов, новое соперничество, которое, хочется верить, поможет команде двигаться в правильном направлении, а нам самим – чаще бороться за победы. Конкуренция может быть здоровой, если ты взвешенно оцениваешь шансы и способен в какой-то момент признать, что напарник немного быстрее – тогда сохраняется взаимоуважение. А когда начинаешь всему искать оправдания, это не работает. Нужно продолжать бороться изо всех сил – пока что дела идут неплохо!

Фелипе Наср

Вопрос: (Петер Вамози) 15-20 лет назад Берни Экклстоун высказал мысль, что в программе Олимпийских игр могла бы быть гонка Формулы 1, не входящая в зачет чемпионата и проводимая раз в четыре года. Что вы об этом думаете? Фелипе, вы планируете посетить Олимпийские игры в Рио?
Фелипе Наср: Поехать в Рио? У нас как раз будет летний перерыв, перелет до Рио не такой уж и дальний, и если я окажусь в городе, то буду не прочь поддержать бразильских спортсменов. Что касается одной гонки в четыре года – не знаю. У нас в сезоне вполне достаточно этапов.

Эстебан Гутьеррес: По-моему, это была бы неплохая затея, почему бы и нет?

Кими Райкконен: Я бы не возражал.

Даниил Квят: Мы могли бы выступать на одинаковых машинах, построенных специально для Олимпиады, на одинаковых шинах – думаю, было бы интересно.

Даниэль Риккардо: Мне нравятся медали, так что я – за!

Кими Райкконен: Что еще добавить? Идеи разные, посмотрим, как всё сложится, но пока такой вариант маловероятен.

Даниэль Риккардо: Полагаю, вместо очков будут хорошие призовые!

Вопрос: Кроме Фелипе кто-либо из вас планирует посетить олимпийский Рио-де-Жанейро? Нет? Хорошо, принято.

Вопрос: (Барна Жолдош) Даниэль, накануне своего 27-го дня рождения как вы оцениваете собственную карьеру, и каким видите себя спустя 10-15 лет?
Даниэль Риккардо: Позвольте мне отыскать свой дневник и посмотреть, о чем я там писал в десятилетнем возрасте! Честно говоря, я не привык оглядываться в прошлое – время летит настолько быстро, что ты просто его не замечаешь и занимаешься делом, но, разумеется, еще ребенком я мечтал о Формуле 1. В 2011 году моя мечта сбылась, но уже после нескольких гонок ты думаешь – хочу гоняться в более конкурентоспособной команде, хочу зарабатывать очки, подиумы и победы. К счастью, мне удалось выиграть несколько гонок и выполнить этот пункт, следующая цель – чемпионский титул. Гонщик никогда не останавливается на достигнутом, я молод, мной движет жажда успеха, и я рад быть там, где я есть. В мире всего 22 участника чемпионата Формулы 1, каждый из нас понимает, какая это честь… Впрочем, у Себастьяна к 27 годам было уже четыре титула, я смотрю на него и думаю: «Эй, а что же я сам?» Конечно, хотелось бы самому добиться большего, но, к счастью, у меня в запасе еще есть время.

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопрос для Эстебана и Фелипе. Господин Экклстоун сказал, что как только истечет срок действия нынешнего Договора Согласия, он будет добиваться более справедливого распределения доходов между участниками чемпионата. Что думаете об этом вы – представители Haas и Sauber?
Эстебан Гутьеррес: К счастью, я гонщик, и мне не нужно думать о… Процесс не разворачивается сейчас, он вряд ли повлияет на меня лично. Есть разные идеи, разные предложения – уверен, выберут оптимальный для чемпионата вариант. Мы должны поднять спорт на новую высоту, и если озвученный вами сценарий окажется правильным, все будут только рады.

Фелипе Наср: Это помогло бы командам, более зависимым от внешних ресурсов. Например, Sauber – частная команда, и озвученный вами вариант позволил бы нам уже в начале сезона дорабатывать машину. Ну а иногда возможностей даже недостаточно для того, чтобы просто приблизиться к соперникам. Идея заслуживает рассмотрения, однако нужно добиться сбалансированной ситуации для всех участников, не только для нас самих.

Вопрос: (Петер Фаркас) Многие болельщики и кое-кто из гонщиков считают, что риск – часть зрелищности, но если вспомнить гонку в Баку, она получилась относительно скучной, поскольку вы все откровенно осторожничали – возможно, из-за того, что видели инциденты во время заездов GP2. Мы привыкли жаловаться на большие зоны вылета, на то, что трассы слишком безопасные, но станете ли вы спорить с утверждением, что на более опасных конфигурациях гонки совсем не обязательно получаются зрелищными? В Монако и Баку вы пилотируете осторожнее, тогда как на автодромах с большими зонами вылета можете рисковать и вести интересную борьбу…
Даниил Квят: В Баку в гонке GP2 было немало инцидентов, мы понимали, что на той трассе может произойти всякое, но в нашем случае обошлось без аварий. Подобные этапы иногда случаются, это, скорее, единичный случай – конфигурация весьма интересная, и в перспективе там наверняка будет немало захватывающих гонок. Всё прошло гладко еще и потому, что каждый из нас – профессионал, никто по ходу гонки ни разу не зацепил защитный барьер. Не было и машины безопасности, способной повлиять на стратегию – все примерно представляли себе расклад сил. Быстрейшие умчались вперед, более медленные закрепились в середине пелотона – особых событий не наблюдалось. Думаю, подобные трассы должны быть… Впрочем, не все конфигурации непременно должны быть уличными.

Вопрос: Кевин, прорываясь через пелотон, вы выкладывались на пределе, или сохраняли некий резерв скорости?
Кевин Магнуссен: Разумеется, мы сражались на пределе, но, посмотрев этап GP2, я думал, что было бы неплохо просто добраться до финиша, так как мне казалось, что в гонке непременно будет несколько аварий с выездом машины безопасности. Конечно, я старался действовать осторожно, но не скажу, что сверх меры, а то, что никто из нас не разбил машину – просто совпадение.

Кими Райкконен: Видимо, в этом разница между GP2 и Формулой 1 – мы и раньше наблюдали похожие гонки…

Эстебан Гутьеррес: По-моему, этап в Баку получился интересным.

Даниэль Риккардо: Хотелось бы сказать несколько слов о современных стационарных трассах. Некоторые из них построены очень удачно, другие – не совсем. Да, на нынешних постоянных автодромах риск меньше, поскольку зоны безопасности шире, но если архитекторы правильно спроектировали конфигурацию, борьба может получиться крайне интересной. Хороший пример – автодром в Остине. Да, он предельно безопасный, зоны вылета огромные, но в тот же первый поворот можно входить совершенно по-разному и устраивать обгоны, да и другие виражи там по-своему уникальны, тогда как на большинстве трасс есть единственная траектория. Мы с Кими активно следим за соревнованиями по мотокроссу, там в поворотах можно выбирать разные траектории – в Формуле 1 можно создать нечто подобное, пусть и не настолько экстремальное. Например, в профилированном вираже, как и в мотокроссе, было бы оптимальным занимать внешний радиус и сохранять максимальную скорость, но если ты подобрался к сопернику достаточно близко, есть шанс провести блокирующий обгон. Полагаю, есть варианты сделать современные трассы более зрелищными – да, автодромы должны оставаться безопасными, но и гонки на них должны быть интересными. Уверен, архитекторам по силам применить кое-какие решения и, возможно, перенять опыт других гоночных категорий.

Кими Райкконен: Всегда хочется видеть больше обгонов, но добиться этого непросто – в Формуле 1 придумывали разные правила, но изменилось ли что-нибудь? Как мне кажется, не особо. Но не стоит пенять на конфигурацию трасс – вряд ли архитекторы потратят миллионы евро, чтобы построить новые автодромы вроде Остина и притом без каких-либо зон вылета. В Moto GP зоны вылета нужны на случай падения с мотоцикла, трассы строятся не только для Формулы 1, но и для других гоночных серий – нужно учитывать интересы всех.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Кими, насколько сложно Ferrari добиваться оптимальной температуры шин, и каков в этом плане прогноз на предстоящий этап?
Кими Райкконен: В последние годы с шинами у нас есть определенные сложности, но многое зависит от состояния трассы, погоды, составов смеси. В предыдущих Гран При у нас были трудности на свободных заездах, но к квалификации и гонке удавалось изменить ситуацию к лучшему. Здесь, в Австрии, многое решит погода – прогноз пока не очевиден. Также посмотрим, как на всё повлияет новый асфальт, но особых проблем быть не должно.

Вопрос: (Петер Вамози) Ходят слухи, что для гонок на выносливость могут восстановить старую конфигурацию австрийской трассы. Что вы об этом думаете? Было бы неплохо использовать ее, или и нынешний вариант вполне неплох? Вижу, Даниэль хочет ответить – полагаю, вы знаете старую конфигурацию?
Даниэль Риккардо: Немного.

Вопрос: Видели записи?
Даниэль Риккардо: Нет, но в целом имею представление. Было бы неплохо иметь круг с большей протяженностью – если в следующем году машины окажутся настолько быстры, как обещают, тогда на нынешней конфигурации результат будет близок к минуте, что очень мало. Старая конфигурация добавила бы шарма, я слышал, как люди говорили о ней – думаю, это было бы интересным!

Даниил Квят: Минувшей ночью я пытался посмотреть запись, но сигнал WiFi был слишком слаб, и я оставил попытки. Соглашусь с Даниэлем…

Даниэль Риккардо: Да ладно, он смотрел что-то другое!

Даниил Квят: Нет, Дэн!

Даниэль Риккардо: Не оправдывайся!

Даниил Квят: В общем, в отношении трассы я с Даниэлем полностью согласен.

Перевод:Валерий Карташев

Другие новости