Гран При Испании

Гран При Испании

Гран При Испании: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Участники: Франц Тост (Toro Rosso), Мониша Кальтенборн (Sauber), Роберт Фернли (Force India), Сирил Абитебул (Caterham), Джон Бут (Marussia F1)

Вопрос: Вопрос ко всем – какие новинки вы испытывали сегодня? Как они сработали, планируете ли вы использовать их в оставшиеся дни уик-энда?
Сирил Абитебул: Как и большинство команд, мы привезли в Барселону обновленный аэродинамический обвес: переднее и заднее антикрылья, днище и другие детали. Найдут ли они применение? Досадно говорить об этом, но с точки зрения времени на круге новинки сработали не лучшим образом. Надеюсь, мы их все-таки оставим, иного выбора просто нет, а дальше нужно добиваться эффективности.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Новое заднее антикрыло с доработанными торцевыми пластинами, новый диффузор. Эти детали будут на машинах по ходу всего уик-энда.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: В основном – днище, но оно дополняет пакет доработок, представленный в Китае, и мы планируем оставить его на машине.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: У нас новое переднее антикрыло, доработанные дефлекторы боковых понтонов, а также усовершенствованная система охлаждения. Все модификации направлены на снижение массы машины.

Вопрос: Эти решения останутся на машинах по ходу уик-энда?
Мониша Кальтенборн: Да, они будут использоваться весь уик-энд.

Вопрос: Джон?
Джон Бут: У нас появились новые триммеры, но в целом ничего существенного. Тем не менее, мы довольны этими доработками и будем использовать их дальше.

Вопрос: На прошлой неделе состоялась встреча с участием всех команд по вопросу контроля над расходами, также прошло заседание Стратегической рабочей группы. Как вы оцениваете достигнутый прогресс, что думаете о следующих шагах, и насколько, по-вашему, вероятно появление реального плана действий к 2015 году?
Сирил Абитебул: Это была конструктивная встреча. Приятно встречаться, когда у всех команд есть возможность представить свою точку зрения – мы изложили наши доводы. Когда я говорю «наши», я имею в виду позицию всех команд, не участвующих в Стратегической группе – у них меньше возможности озвучивать свое мнение. Да, предстоит проделать громадную работу, но приятно, что нас выслушали.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Да, встреча получилась конструктивной. Теперь главное – найти решение, позволяющее снизить расходы. Мы на правильном пути и, хочется верить, найдем возможность сократить затраты и помочь небольшим командам остаться на плаву.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: Да, весьма своевременная встреча. Не стоит забывать, что в Женеве был согласован протокол об общем намерении снизить издержки. Мы считаем этот протокол действующим, и FIA должна продолжать процесс.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Соглашусь с Бобом. Мы почувствовали, что есть общее стремление существенно снизить расходы, но теперь пора предпринимать конкретные действия. Мнения различны, главное – найти решение и реализовать его.

Вопрос: Джон?
Джон Бут: Мы поддерживаем любые меры, направленные на достижение основной цели – поставить расходы под контроль. Недавняя встреча стала продолжением январских переговоров в Женеве, теперь все команды стараются найти оптимальный путь прогресса.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер – Crash.net) Вопрос ко всем. Мы слышали, что после встречи 1 мая команд попросили представить свои предложения насчет снижения расходов без лимита на бюджет – скажем, вроде отказа от первой пятничной тренировки. Какие предложения вы направили, и какие из них обсуждались на встрече сегодня утром?
Мониша Кальтенборн: Хотела бы пояснить, что нас не просили направлять предложения, не предусматривающие лимита на бюджет. Нас попросили просто представить свои идеи, и мы сделаем это в ближайшее время. Мы хотим добиться результата, который устроит всех, именно об этом говорил президент FIA. Мы поддержим варианты, предложенные Стратегической группой. Работа продолжается, и пусть у нас есть общее мнение о принципиальной необходимости ограничения бюджетов, мы можем развить эту идею и уже с таким базисом двигаться дальше.

Вопрос: Какие-то иные предложения, мнения? Франц?
Франц Тост: Насчет ограничения бюджета есть разные мнения. Месяц назад Стратегическая группа в силу ряда причин отклонила идею лимитирования бюджета, топ-команды с самого начала утверждали, что параметры бюджета невозможно контролировать, поэтому нет смысла устанавливать рамки. Думаю, нам нужно найти способ снизить расходы за счет изменений технического и спортивного регламентов.

Возьмем, к примеру, предстоящие тесты в Барселоне. По-моему, это напрасная трата денег, так как мы привозим туда отдельное шасси и дополнительное количество сотрудников. Тесты длятся пару дней, каждый пройденный километр обходится в 300-400 евро – посчитайте, сумма получается существенной. Нужно собраться вместе и на реальных примерах понять, как снизить издержки. Для меня это отказ от тестов по ходу сезона и ввод ограничений на доработки, что позволит избавиться от нынешних колоссальных затрат.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: Мне практически нечего добавить к словам Мониши, она была весьма красноречива. В FIA считают, что лимит на бюджет можно контролировать, и мы уважаем их мнение. И мы подвергаем сомнению правомочия Стратегической группы пересматривать решения, принятые в Женеве.

Вопрос: Джон, желаете что-то добавить?
Джон Бут: Я подверг бы сомнению идею, что расходы можно контролировать за счет корректировки спортивного и технического регламентов. История показывает: стоит запретить тесты и испытания в аэродинамической трубе, как команды начинают тратить ещё больше, чем раньше. Вопрос остается открытым.

Вопрос: Наконец, ваше мнение, Сирил?
Сирил Абитебул: Мне нечего добавить.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) Вы постоянно так или иначе ссылаетесь на Стратегическую группу. Будучи лишенной представительских функций, может ли она играть конструктивную роль в определении будущего Формулы 1, и должна ли она в таком случае существовать?
Роберт Фернли: У Стратегической группы своя роль – разрабатывать стратегии. Лично я вижу в этом плюсы, но я не считаю, что группа должна подменять единогласные решения.

Джон Бут: Полностью поддерживаю слова Роберта. У Стратегической группы невероятно сложная задача – разрабатывать стратегии, которые принесут пользу всему спорту, а не только шести командам, входящим в эту группу.

Сирил Абитебул: Непросто разрабатывать стратегии в таком сложном спорте, как Формула 1. Во-первых, за изменениями зачастую наступают последствия, которые не были предусмотрены, и потому мнение о том, что можно выработать решение без полноценного обсуждения со всеми командами, с техническими и спортивными экспертами, выглядит недальновидным.

Во-вторых, важно иметь возможность работать на долгосрочную перспективу, а для этого в рабочей группе должен быть механизм обмена информацией не только сверху вниз, но и снизу вверх. Не понимаю, почему половина пелотона в принципе отстранена от дискуссии. Я еще могу понять, почему голос Caterham имеет меньший вес, чем голос Ferrari, но это не значит, что мы не должны участвовать в обсуждении хотя бы для соблюдения принципа прозрачности.

У нас такие же обязательства перед чемпионатом, как у Ferrari: мы должны выставить две машины, полностью соответствующие правилам, и мы гораздо более уязвимы в финансовом плане. Потому было бы справедливым предоставить нам, по меньшей мере, возможность быть в курсе того, какие вопросы обсуждаются, и выражать свое мнение, а уже потом можно задуматься и о пересмотре механизма голосования.

Вопрос: Спасибо. Франц?
Франц Тост: По-моему, нынешняя система вполне жизнеспособна. Есть Стратегическая группа, которая разрабатывает стратегии, и есть Комиссия по Формуле 1, в которой у каждой команды есть право голоса. Если согласие не достигнуто, вопрос поднимается на уровень Всемирного Совета по автоспорту.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Что касается распределения обязанностей, Роберт весьма четко описал функционал Стратегической группы. Сомнения вызывает лишь то, что сейчас происходит вокруг вопроса о снижении расходов. Стратегическая группа может рассматривать отдельные аспекты и выносить предложения, но для единого мнения есть Комиссия по Формуле 1, в которой у каждой команды есть право голоса. Мы не можем согласиться с тем, что отдельная группа пересматривает единогласные решения.

Вопрос: (Ральф Бах – Sport Bild) Идея с ограничением бюджета еще жива?
Роберт Фернли: Лично я не думаю, что она более не актуальна. Все зависит от способности FIA развить единогласно одобренные подходы – мы готовы также поддержать иные идеи, направленные на достижение схожих целей, но нужны оба фактора разом.

Вопрос: Джон?
Джон Бут: В Marussia разделяют эту точку зрения.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Нечего добавить.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Для меня идея ограничения бюджета мертва, так как крупные команды её не поддержали. Для них процедура контроля слишком сложна, пока у аудиторов нет возможности заглянуть в бухгалтерские записи, нет смысла вводить какие-то рамки.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Не думаю, что идея мертва, поскольку есть единогласное мнение, да и процесс вполне можно контролировать: цифры ведь очевидны, а в остальном все зависит от того, насколько корректно люди эти цифры отражают. Все команды ведут бухгалтерские записи, так что проверка не должна стать проблемой.

Мы в Sauber готовы работать в атмосфере взаимного доверия. Если команды будут предоставлять информацию, и у нас появится определенная система контроля, система сработает. Мы давно об этом говорим, цель вполне достижима.

Вопрос: Есть какие-то крайние сроки для реализации планов?
Мониша Кальтенборн: Правила должны быть согласованы к 30 июня, надеюсь, так и будет. Конечно, можно добиться снижения затрат за счет корректировки спортивных или технических правил, но вряд ли эффект оправдает ожидания. В конце концов, не важно, каким образом будет достигнута цель.

Вопрос: (Майк Дудсон – Honorary) У меня вопрос о проведении Гран При России неделей позже Гран При Японии. Хотелось бы начать с Боба и Джона. Есть серьезные опасения насчет политической ситуации в Сочи, и, в частности, этап Superbike уже отменен. Считаете ли вы, что Формула 1 должна поступить аналогичным образом? Вы уже подтвердили готовность приехать в Сочи?
Джон Бут: Да, предполагается чартерный рейс из Японии в Сочи, а в вопросе лететь туда или нет, и есть ли там опасения насчет безопасности – как было с Бахрейном пару лет назад – мы будем ориентироваться на рекомендации нашего правительства.

Вопрос: Вы имеете в виду правительство Великобритании?
Джон Бут: Да.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: Соглашусь с Джоном. Кое-кто позволял себе критиковать команды, отправившиеся в свое время в Бахрейн, но и тогда мы действовали с учетом рекомендаций британского правительства. Если негативного прогноза от правительства не будет, и FIA и FOM не примут особого решения, мы по условиям действующего соглашения обязаны быть в Сочи.

Вопрос: Кто-нибудь еще желает ответить на вопрос?
Франц Тост: Лично я надеюсь, что мы все-таки поедем в Сочи, российский рынок очень важен для нас. Хочется верить, гонка состоится. До октября еще много времени – думаю, они смогут решить все имеющиеся проблемы.

Вопрос: (Владимир Роговец – СБ Беларусь Сегодня) Мой журналистский сезон начался только вчера, сегодня я впервые услышал звук новых моторов и, должен признаться, остался разочарованным. Это не звучание Формулы 1, оно похоже скорее на GP2 или GP3. Что можно сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему?
Мониша Кальтенборн: Не соглашусь с тем, что это не Формула 1. Чемпионат вступил в замечательную эру новых технически сложных гибридных силовых установок, и эти установки пока выполняют свое предназначение – демонстрируют высочайший уровень технологий. Мы изначально планировали вывести их на определенный уровень и выполняем эту задачу. Звучание мотора может нравиться или нет, но вопрос гораздо шире, и было бы ошибкой сводить все к вопросу звука. Кроме того, гонки получились весьма интересными, а ведь это только начало сезона! Формула 1 – великолепная платформа для продвижения передовых идей, учитывая ее глобальную аудиторию и количество этапов, и пока, как мне кажется, мы на правильном пути.

Сирил Абитебул: Соглашусь с Монишей, но, как мне кажется, к Формуле 1 пытаются применить односторонний подход, тогда как чемпионат объединяет в себе и эмоциональную, и интеллектуальную составляющие. С точки зрения технологий ситуация в норме – мы давно говорили, что Формуле 1 пора перейти на моторы иной спецификации. Однако не стоит забывать, что это ещё и шоу, которое должно соответствовать определённым потребностям не только автопроизводителей, но и простых болельщиков. Следовательно, мы должны сделать что-то и со звуком.

На следующей неделе пройдут тесты, насколько я понял, есть возможность относительно легко добиться двукратного усиления звука – да, это повлечет увеличение расходов, но задачу нужно выполнить. Кроме того, Формула 1 обращается к средствам массовой информации, для которых звук в принципе не имеет значения: если я спрошу вас, как звучит Twitter, вы поймете, что на ситуацию следует смотреть несколько в ином ключе. Опять же, моторы должны звучать подобающе.

Роберт Фернли: Следует помнить, что с усилением звука падает мощность. Если вы используете все резервы мотора, он звучит тише, и вы тем самым добиваетесь большей эффективности. Как я уже говорил, гонки в нынешнем сезоне получаются очень интересными, и было бы неправильно судить о Формуле 1 только по громкости моторов.

Джон Бут: По-моему, Формула 1 заслуживает высочайшей похвалы за то, что смогла применить все эти технологии. Как сказала Мониша, мы демонстрируем самые передовые идеи, а тот уровень надежности, которого удалось добиться за короткое время – настоящее достижение.

Франц Тост: Болельщики ждут интересных гонок, борьбы на трассе, обгонов. Формула 1 – вершина автоспорта, и то, что сегодня можно услышать здесь, в будущем будет звучать в других гоночных категориях, так они рано или поздно перейдут на аналогичные технологии. У турбомоторов совсем не тот звук, что был у V12 двадцать лет назад, но мы живем в иное время и должны адаптироваться к потребностям автомобильной отрасли.

Вопрос: (Ренан Ду Коуто – Warm Up) В руководстве ряда команд произошли изменения: Марко Маттиаччи возглавил Ferrari, Эрик Булье перешел из Lotus в McLaren. В какой мере появление новых имен на пит-уолл влияет на гонки и бизнес в целом?
Мониша Кальтенборн: Лично я пока не наблюдаю прямого эффекта. Названные вами лица уже работали в других командах, они пришли из автомобильной отрасли. Всегда приятно получать свежий взгляд и новые идеи, но в целом команды Формулы 1 во многом независимы. Да, люди получили высокие должности, но, согласитесь, ситуация была бы несколько иной, если бы в чемпионате появились новые руководители с собственными командами. Это могло бы иметь больший эффект, а пока каких-то изменений я не заметила.

Франц Тост: Стандартный процесс, не вижу в нем ничего необычного. Формула 1 – динамичный бизнес, люди приходят и уходят, такова жизнь.

Джон Бут: Многие из тех, кого уже не встретишь на пит-лейн, были личностями с большой буквы. Их действительно не хватает, но на общей картине это никак не скажется.

Роберт Фернли: Соглашусь с Джоном. Лично мне не хватает некоторых лиц, но Формула 1 будет существовать без любого из нас. Чемпионат всегда больше даже самого значимого индивидуума.

Сирил Абитебул: К сожалению, сценариев управления в Формуле 1 не так уж и много, есть одна базовая модель. Кое-кто со стороны может назвать ее устаревшей, но когда эти люди сами оказываются в Формуле 1, они выбирают именно эту модель.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Сирил и Франц, Жан-Мишель Жалинье сегодня сказал, что одна из команд-клиентов Renault не выполнила свои финансовые обязательства, и если средства не поступят на счет, компания будет вынуждена прекратить поставку моторов. Ваши команды оплатили счета?
Франц Тост: Насколько мне известно, мы оплатили все счета.

Сирил Абитебул: Это конфиденциальная информация, но я рад заявить, что наши финансовые отношения с Renault Sport F1 в полном порядке.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) Вполне вероятно, что идеи ограничения бюджетов или любые иные варианты контроля расходов придется рассматривать на уровне Европейского союза. Считаете ли вы, что ЕС должен вмешиваться в подобные вопросы? Роберт, вы чаще других обращались к данному вопросу…
Роберт Фернли: Это не дело Force India, Дитер, мы не получаем никаких субсидий и потому не можем нарушить какие-либо правила в этой сфере. Думаю, те, кто эти субсидии получают, должны задать себе определенные вопросы, а нас это не касается. Даже если здесь могли быть какие-то нарушения, мы к ним не причастны, поскольку не получали никаких дополнительных выплат, а за других пусть говорят их юристы.

Мониша Кальтенборн: Вопрос с Европейским союзом появился не сегодня, он возникал еще при работе над двумя предыдущими вариантами Договора Согласия. Могу лишь сказать, что команды, подписавшиеся под обращением к FIA, не попадают под подозрения, дело касается других участников – им нужно оценить, насколько правомочны их действия.

Франц Тост: В Формуле 1 и без того достаточно политики, нам не нужна третья сторона.

Вопрос: (Кейт Уолкер – Crash.net) Хотелось бы вернуться к вопросу о Стратегической группе. Когда год назад было объявлено о ее создании, кое-кто из вас говорил о важности фактора доверия в той ситуации, когда пять команд не имеют представительства в группе. Отказ от идеи ограничения бюджетов подорвал ваше доверие к Стратегической группе?
Сирил Абитебул: Все зависит от дальнейшего развития событий. Мы по-прежнему уверены, что есть единое мнение, позволяющее рассматривать вариант ограничения бюджетов. Насколько нам известно, эксперты от FIA считают это вполне реальным, и потому мы должны тщательно изучить ситуацию, не останавливаясь на половине пути. В этом плане мы готовы и впредь полагаться на Стратегическую группу. Собственно, первое нововведение, которое мы от нее увидели – это была идея двойных очков в последней гонке. Хочется верить, что они способны на большее.

Мониша Кальтенборн: Как в любой корпорации, для стратегической работы нужна небольшая группа. Мы понимаем принципы распределения прав участия, это большие команды, способные привнести нужные идеи, но, как я уже говорила, после ситуации с вопросом ограничения бюджетов у нас появились определенные опасения.

Роберт Фернли: Когда группа лиц предлагает меры, играющие на руку участникам данной группы, это вызывает вопросы.

Джон Бут: Я не согласен с тем, что идея ограничения бюджетов себя изжила – мы по-прежнему работаем над ней. По-моему, пока рано судить о том, насколько успешной будет деятельность Стратегической группы.

Франц Тост: Я доверяю Стратегической группе.

Вопрос: (Даниэль Джонсон – Daily Telegraph) Вопрос для Мониши, Франца и Джона. Наблюдаете ли вы какие-либо последствия кризиса в Украине? Вы контактируете с российскими компаниями – как события в Украине могут сказаться на потенциальном сотрудничестве и прогрессе ваших команд?
Мониша Кальтенборн: Последствия ощущаются, так как многие проработанные вопросы в итоге «повисли» в воздухе. Люди предпочитают подождать, никто не знает, каким будет эффект в целом, так как санкции серьезно ударили по некоторым компаниям. Эти компании теперь ведут себя крайне осторожно, а нам не остается ничего иного, как просто ждать. Надеюсь, ситуация вскоре разрешится, и все планируемые договоренности будут доведены до конца.

Франц Тост: Конечно, политическая ситуация сказывается на наших переговорах с российскими компаниями. Никто не знает, как будут развиваться события, и я лишь надеюсь, что все закончится благополучно, и мы все-таки приедем на гонку в Сочи, которая для нас крайне важна. Думаю, обстановка совсем скоро нормализуется.

Джон Бут: Пока каких-либо последствий нет, но если обстановка обострится, сложно сказать, как пойдут дела.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Сегодня многое было сказано о контроле над расходами. Как вы оцениваете шансы на то, что все одиннадцать команд выйдут на старт первой гонки следующего сезона?
Мониша Кальтенборн: Мне не хотелось бы говорить о какой-то вероятности, поскольку задача сделать так, чтобы в пелотоне остались все команды. Формуле 1 необходимо разнообразие – именно оно определяет зрелищность, и благодаря ему небольшие команды иногда получают шанс побороться с лидерами и заработать пару подиумов. Хочется верить, в следующем сезоне на старт выйдут все команды, мы приложим для этого максимум усилий.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: Было бы досадно потерять нынешнее разнообразие. Не стоит недооценивать стремление команд Формулы 1 остаться в пелотоне. Это требует больших усилий, и я надеюсь, что мы сможем облегчить задачу за счет контроля расходов и иных возможных мер.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Сложно сказать. Не могу говорить за другие команды, знаю лишь, что Toro Rosso выйдет на старт следующего сезона. Мы существуем благодаря поддержке Red Bull, Cepsa, Nova Chemicals и Sapinda, и в ближайшие несколько лет у команды не должно быть финансовых затруднений.

Вопрос: Джон?
Джон Бут: В последние пять лет мы неизменно сражаемся за возможность остаться в чемпионате. Нас несколько раз списывали со счетов, но мы пока еще здесь и непременно выйдем на старт следующего сезона.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Почти такой же ответ, как у Джона: мы делаем и будем делать все, чтобы обеспечить финансовую состоятельность на годы вперед. Единственное, что хотел бы заметить – в Формуле 1 нельзя воспринимать что-либо как данность. Это вершина автоспорта, место в пелотоне нужно заслужить результатами: нельзя просто дебютировать в чемпионате и тут же расслабиться. Для меня, как руководителя команды, подобный подход неприемлем, потому мы должны работать лучше. О финансах говорят очень много, но в конечном итоге все решают результаты на трассе – хотя они тоже связаны с бюджетом и общей моделью управления. В любом случае, место в пелотоне должно быть заслуженным.

Вопрос: (Томас Маэр – FormulaSpy.com) Франц, Даниил Квят очень неплохо начал карьеру в Формуле 1, трижды заработав очки в четырех гонках. Он удивил вас, превзошел ожидания?
Франц Тост: Нет, поскольку именно таких результатов мы от него ждали. Даниил очень талантливый гонщик, он предан делу, дисциплинирован, потому я жду, что он и впредь будет финишировать в первой десятке.

Вопрос: (Серхио Лилло – Revista Scratch) Франц, на днях вы сказали, что Даниил станет чемпионом мира. Какие навыки позволяют рассчитывать на такой успех, и в чем разница между Даниилом и Жаном-Эриком Вернем?
Франц Тост: Посмотрим, получится ли у Даниила стать чемпионом мира. Необходимые навыки у него есть, но чемпиона определяет и окружающая реальность. Даниил невероятно талантлив, работоспособен, он живет автоспортом – именно эти факторы определяют, может ли гонщик выигрывать гонки и чемпионаты. Жан-Эрик Вернь не менее профессионален и пока успешно справляется с работой. Если оба гонщика получат от команды конкурентоспособную машину, они смогут добиться успеха.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости