Гран При США: Пресс-конференция в пятницу

Гран При США. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Падди Лоу (Mercedes), Джеймс Эллисон (Ferrari), Сэм Майкл (McLaren), Роб Уайт (Renault Sport F1), Ник Честер (Lotus), Эдриан Ньюи (Red Bull Racing)

Вопрос: Трое из присутствующих здесь джентльменов получили новые назначения, и если в случае с Ником речь идет об одной команде, то для Падди и Джеймса назначение связано со сменой места работы. В общем, есть о чем поговорить, и начнем мы с Джеймса. Насколько масштабна ваша роль в Ferrari, и что необходимо предпринять, чтобы команда снова начала побеждать?
Джеймс Эллисон: Должность технического директора в любой команде подразумевает большой объем работы – по сути, ни на что иное времени просто не остается. Ferrari – легендарная команда с огромными ресурсами и очень высокими ожиданиями, для которой любой результат, кроме победы, не считается достаточным. Поэтому есть определенный прессинг, от меня ждут вклада в достижение поставленной цели, но все это вполне реализуемо. У команды есть всё необходимое – ресурсы, инженеры и гонщики, и я буду рад вместе с ними разделить успех.

Вопрос: Вы работаете в Ferrari уже несколько месяцев – какую оценку дадите увиденному? Вы уже определили области, в которых нужны перемены, и если да, то работа над ними уже началась?
Джеймс Эллисон: Мне повезло оказаться в Ferrari в тот момент, когда все изменения, необходимые для возвращения на первые роли – а я говорю, прежде всего, об уровне, позволяющем выигрывать чемпионаты – уже были инициированы Пэтом Фраем. По сути, я воспользовался плодами тех первоначальных шагов. Конечно, сделать предстоит многое, но мне действительно повезло подключиться к процессу.

Вопрос: Спасибо! Переходим к вам, Ник. Начнем с выступления Хейкки Ковалайнена на пятничных свободных заездах – он показал пятое время. Команду этот результат впечатлил так же, как людей со стороны?
Ник Честер: Да. Хейкки сработал великолепно, адаптировался к новой для себя машине и выполнил все необходимые процедуры. Нам казалось, что ему потребуется некоторое время, однако с самого начала первой сессии он отлично справлялся с машиной, а во второй показал пятый результат и хорошо поработал длинными сериями кругов.

Вопрос: Как и Джеймс, вы уже какое-то время работаете в новой должности, переняв обязанности Джеймса в Lotus. Каков дальнейший план? Будете следовать по пути, который задал Эллисон, или измените техническую структуру команды?
Ник Честер: Есть несколько областей, в которых, как нам кажется, необходимы изменения – они как раз сейчас происходят. В остальном у команды очень неплохой базис, немало отличных специалистов, но всегда есть шанс что-то улучшить, и такие шаги необходимо предпринимать при первой возможности.

Вопрос: Благодарю вас! Падди, как предыдущие два джентльмена, вы уже несколько месяцев работаете в новой должности в Mercedes. Что нравится вам в вашем назначении, и каковы дальнейшие планы?
Падди Лоу: Приятно присоединиться к такой команде, как Mercedes – динамика позитивна, очевиден прогресс по сравнению с прошлым годом. Для меня этот переход стал фантастическим шагом, меня тепло встретили Росс Браун и все сотрудники. Перспектива участия в общем деле воодушевляет, я чувствую, что могу внести свой вклад, но команда уже в отличной форме, ведь процесс идет так, как он должен идти.

Вопрос: Ваша команда ведет борьбу с командами Джеймса и Ника за второе место в Кубке конструкторов, и пока у вас преимущество. Если в Бразилии вы завершите сезон вторыми, можно ли будет считать этот результат успехом для Mercedes, особенно если учесть отставание от Red Bull Racing? Опять же, повысит ли это уровень ожиданий в совете директоров Mercedes на 2014 год?
Падди Лоу: Разумеется. Формула 1 – очень сложный спорт, здесь нельзя выиграть случайно. Задачей на сезон было третье место, и если мы его получим или добьемся большего, это удовлетворяет нашим амбициям. Надеюсь, нам удастся закончить сезон вторыми – это стало бы отличным плацдармом для борьбы за победу в следующем году. Но у нас сильные соперники, и мы прекрасно понимаем, насколько сложной будет эта задача.

Вопрос: А если говорить об ожиданиях в совете директоров? Второе место станет приятным достижением, или добавит прессинга?
Падди Лоу: Совет директоров оказывает нам всемерную поддержку. Daimler – гигантская компания с богатой спортивной историей, они полностью нас поддерживают и хотят, чтобы мы выигрывали чемпионаты. Впрочем, в этом наши желания совпадают.

Вопрос: Переходим к вам, Сэм. Мы не можем не начать с вопроса о решении заменить Серхио Переса Кевином Магнуссеном. Почему вы считаете его верным?
Сэм Майкл: Думаю, это решение не затмевает собой тот факт, что в нынешнем сезоне у нас недостаточно быстрая машина, но в остальном смена состава – из тех вопросов, которые каждая команда решает из года в год. Вы оцениваете свои возможности, определяете области, в которых можно добиться прогресса, и в нашей команде мы решили, что для этого прогресса необходимо сотрудничество с Магнуссеном.

Серхио хорошо сработал, учитывая прессинг. Он сохраняет позитивный настрой и профессионально подходит к делу – такое поведение заслуживает самой высокой похвалы. Переговоры продолжались длительное время, подобные решения всегда даются нелегко, но сейчас у нас есть замечательная возможность выбирать из многих участников нашей молодежной программы, и Кевин – лишь один из списка гонщиков. За годы работы в Формуле 1 мне довелось сотрудничать со многими гонщиками, и когда вам попадаются такие таланты, нужно использовать этот шанс.

Всегда есть два аспекта: то, что вы имеете сейчас, и то, что вам необходимо сделать для прогресса. Честно говоря, между прочими сотрудниками – инженерами, конструкторами – большой разницы нет, здесь вы всегда стараетесь усилить команду в целом. Но гонщиков всего двое, они большую часть времени проводят в кокпите, к ним приковано все внимание публики. В любом случае, таково решение команды, и мы готовы двигаться дальше.

Вопрос: Вчера Дженсон Баттон сказал, что с новыми технологиями предстоит много работы, и наличие новичка в одной из машин станет дополнительным вызовом. Вы учли этот фактор в своих планах, и нет ли здесь элемента риска?
Сэм Майкл: Мы учли все факторы, в том числе тесты, которые провел за нас Кевин, его работу на симуляторе, результаты в молодёжных сериях и все моменты, которые нам потребуется решить до начала нового сезона. С новыми правилами, а изменения в части силовых агрегатов и аэродинамики колоссальны, изменится и стиль пилотирования. Мы уже работали над этим на симуляторе, что открыло ряд возможностей для корректировок.

Конечно, вы можете возразить, что опыт имеет значение, что ориентиры изменятся, но, в конечном итоге, есть четыре колеса, на которых нужно как можно быстрее проехать круг. У нас есть Дженсон – опытный чемпион мира, и если уж принимать риск и приглашать молодого гонщика, а рано или поздно это придется сделать, то момент самый подходящий.

Вопрос: Эдриан, два ключевых фактора нынешнего сезона – то, как вам удалось доработать машину, и то, как Себастьян с ней управляется. Судьба титула решена, скажите, как у вас это получилось?
Эдриан Ньюи: Никакой магии, обычный процесс доработки. RB9 является прямой наследницей прошлогодней машины, зимой была лишь небольшая эволюция в условиях стабильных правил. Мы начали этот сезон практически с той же машиной, с которой закончили предыдущий, а потом улучшали её, разбирались в поведении. Возврат к конструкции шин 2012 года тоже сыграл свою роль и, очевидно, пошел нам на пользу, хотя сложно оценить реальный эффект. В общем, обычная доработка, никаких секретов.

Вопрос: Преемственность – важная составляющая успеха Red Bull Racing, как в случае с Ferrari десять лет назад. В ближайшие два года коллектив покинет ваш ближайший соратник Питер Продрому – что вы об этом думаете? Насколько огорчает вас этот факт, и насколько сложно сохранить победный коллектив?
Эдриан Ньюи: Переходы – естественное явление для Формулы 1, достаточно взглянуть на сидящих здесь людей. Небольшая текучка кадров – вполне здоровый процесс, иначе есть риск застоя. Мне жаль, что Питер уходит из Red Bull Racing – мы много лет работали вместе, но, очевидно, у него есть на это причины. Внутренне команда очень сильна, мы будем двигаться дальше.

Вопрос: Роб, как сказал Эдриан, существует текучка кадров среди инженеров команд. То же самое можно сказать о перестановках в штате производителей моторов. Если говорить о технологиях 2014 года, сейчас вы лучше представляете, на каком уровне относительно Mercedes и Ferrari находитесь?
Роб Уайт: Прежде всего, в мире мотористов обстановка более стабильная, здесь нет существенной текучки кадров. Отвечая на вопрос, есть ли у нас информация о том, как мы выглядим на фоне наших конкурентов, скажу лишь, что у нас в принципе крайне мало информации о том, какими будут наши позиции в 2014-м. Сейчас задача – выжать максимум из собственных разработок, эффективно задействовав все ресурсы. У нас есть все необходимое для качественного результата, но пока основной приоритет для всех мотористов – выполнить свою программу и построить двигатель.

Вопрос: Насколько изменится стиль пилотирования? Насколько быстрее или медленнее поедут машины?
Роб Уайт: Стиль пилотирования? Не уверен, что смогу дать точный ответ, но, как мне кажется, многое решит способность выжать максимум из новых силовых агрегатов и оптимально использовать их ресурс. Конечно, мы уже давно представляем, как это все могло бы выглядеть, но теперь дело постепенно доходит до необходимых инструментов и процедур. Продолжается конструкторская работа, программисты пишут код, чтобы реализовать механизмы контроля, которые впоследствии будут использоваться механиками и инженерами. Будет интересно взглянуть, как гонщики адаптируются к новым условиям.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дэн Натсон – Auto Action and National Speedsport News) Вопрос для пяти производителей шасси: каким вам видится следующий сезон, и какова цель вашей команды?
Ник Честер: Наша цель – остаться на тех же позициях, на которых мы находимся сейчас – то есть, быть в первой тройке Кубка конструкторов. Сложно сказать, как будет развиваться ситуация: грядут самые масштабные изменения за последние двадцать лет, у всех будут разные решения. Посмотрим, что привезут команды на первую гонку – некоторые машины наверняка получатся удачнее прочих.

Сэм Майкл: Ник точно описал масштаб преобразований – битва разработок будет продолжаться весь следующий сезон и перейдет в 2015-й. Изменения коснутся не только двигателей, но и аэродинамики, а когда они настолько глобальны, это автоматически означает, что в начале пути вы будете далеки от оптимальной формы.

Силовой агрегат в каком-то смысле проще оценить – новая спецификация, новая коробка передач, совершенно иная система рекуперации энергии. Мы увидим разный уровень надежности, даже если учесть, что за последние пятнадцать лет команды добились большого прогресса в использовании стендов и всевозможных симуляторов. Невозможно в короткий срок воспроизвести десятки лет работы на трассе, так что борьба инженеров будет масштабной и продлится она не один сезон.

Вопрос: (Дэн Натсон – Auto Action and National Speedsport News) А цель команды?
Сэм Майкл: Победа.

Джеймс Эллисон: У Ferrari всегда одна цель – победа. Масштаб преобразований предполагает определенные изменения в расстановке сил – порой весьма неожиданные. Опять же, многолетняя практика показывает, что команды в целом сохраняют конкурентоспособность, хотя каждая из них строит машину независимо друг от друга в разных местах силами сотен сотрудников – полагаю, такую же картину можно будет наблюдать в новом сезоне. Кроме того, как мне кажется, в первой половине сезона многое решит надежность.

Вопрос: Эдриан, Марк Уэббер назвал Red Bull Racing фаворитами предстоящего сезона. Вы согласны с ним?
Эдриан Ньюи: Не знаю. Как сказал Джеймс, машины станут сложнее. Сегодняшний уровень надежности был достигнут за счет многолетней эволюции мотора, который по своей конструкции намного проще нового, поэтому надежность, возможно, станет решающим фактором для всего чемпионата.

Все это подразумевает масштабную адаптацию к новым правилам, можно выделить два направления: доработку моторов, которой займутся три производителя двигателей, и адаптация со стороны команд – решение вопросов компоновки и т.д. Уверен, мы увидим самые разнообразные решения этой непростой задачи.

Падди Лоу: Наша цель – победа, и замечательно, что мы возвращаемся к конкуренции между мотористами. В предыдущие восемь лет регламент на моторы был заморожен - двигатели разных производителей отличались друг от друга, но не так кардинально, как раньше. Теперь мы увидим конкуренцию не только в части шасси, но и в части двигателей, и это хорошо для Формулы 1.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Джеймс, вы довольно долго работали с Кими в Lotus. Насколько важным будет ваше присутствие в команде для его скорейшей адаптации в Ferrari?
Джеймс Эллисон: Не думаю, что для Кими мое присутствие в принципе имеет значение – вряд ли я каким-то образом влияю на его жизнь! Отношения Кими с командой ограничиваются общением с теми людьми, которые работают с ним на трассе – его гоночным инженером, главным гоночным инженером и сотрудниками гоночной бригады. Моя работа сосредоточена на базе команды, и хотя я стараюсь по максимуму учитывать комментарии гонщиков о машине, мое общение с ними не назовешь интенсивным.

Вопрос: (Карен Круз – New York Times) Эдриан, не могли бы вы назвать пару качеств Себастьяна, которые отличают его от всех гонщиков?
Эдриан Ньюи: Себастьян, как все величайшие гонщики, обладает способностью безупречно управлять машиной, всегда точно понимая, что именно он делает. В зависимости от ситуации в гонке он точно знает, когда атаковать, а когда поддерживать темп. Выбравшись из кокпита, Себастьян способен воспроизвести все нюансы, точно описать свои ощущения. Вечерами он подолгу работает с инженерами, и когда на следующий день выводит машину на трассу, снова открывает для себя нечто новое. Поступая так в каждой гонке, он все время прогрессирует.

Вопрос: (Эдд Стро – Autosport) Вопрос для сидящих в первом ряду. С точки зрения скорости данный фактор, возможно, не имеет значения, но в остальном насколько важно, чтобы машины Формулы 1 выглядели красиво? И в какой мере правила, определяющие облик машин, учитывают этот аспект?
Падди Лоу: Интересный вопрос! По-моему, если машина быстра, она уже выглядит красивой. Адаптация к новым правилам всегда требует времени, но подчас, оглядываясь назад, удивляешься, насколько неприглядными кажутся старые машины, особенно если в тот момент вам не нравились перемены в регламенте. Повторюсь: мое личное мнение, что любая быстрая машина постепенно начинает казаться элегантной.

Вопрос: Джеймс, вы согласны с этим?
Джеймс Эллисон: Да. Если оглядываться в прошлое, некоторые машины выглядели лучше других. Например, в 2009 году мне в принципе не нравился облик тогдашних машин, но теперь я к ним привык. Нос со ступенькой? Мне поначалу он не нравился, а теперь я его не замечаю. Задача инженеров – сделать машину, в первую очередь, быстрой, а не красивой. Надеюсь, красота просто придет сама собой.

Вопрос: Эдриан, когда вы создаете машину, для вас имеет значение эстетическая составляющая?
Эдриан Ньюи: Она по-своему важна, но её тоже определяет регламент. Наша задача – сделать машину максимально быстрой, а не выиграть приз за красоту. Вынужден согласиться, что подчас изменения правил приводили к появлению неприглядных решений, вроде носового обтекателя со ступенькой. Лично я считаю, что узкие машины никогда не выглядели столь привлекательно, как… Они всегда казались какими-то непропорциональными на фоне машин, созданных до 1998 года.

Заниженный носовой обтекатель, который появится в следующем году, также будет выглядеть далеко не эстетично. По-моему, такие моменты нужно в большей степени учитывать при разработке регламента.

Вопрос: (Крейг Скарборо – Scarbs F1) Отвечая на вопрос о предстоящем сезоне, все вы говорили о возможных проблемах с надежностью. Зимние тесты ограничены во времени, как это отразится на подходе к ним? Рассматривается ли вариант работы на трассе с двумя машинами одновременно?
Ник Честер: Это заставляет нас сделать все возможное, чтобы привезти на первые тесты максимально надежную машину. Следовательно, нужно вложить немало сил в работу на динамическом стенде, но, полагаю, все ожидают определенных проблем уже по ходу тестов. Процесс доработки до первой гонки будет крайне интенсивным.

Роб Уайт: Возможности серьезных изменений конструкции вследствие каких-либо событий на тестах крайне ограничены, поскольку каждая такая доработка занимает одну-две недели. Вместе с тем это ключевая фаза всей подготовки к гонкам. Да, вопрос надежности вызывает озабоченность, и основная задача – не допустить отказов на трассе. Добиться этого будет труднее, ведь все системы стали более сложными, а их число возросло.

Как это отразится на подходе к тестам? Парадоксально, но мы должны быть готовы действовать в формате гоночного уик-энда с первых тестов. Изменения коснутся многих процедур, и мы должны начать отрабатывать их как можно раньше.

Сэм Майкл: Соглашусь с коллегами – период будет крайне напряженным. Глобальные проблемы решить будет сложно, но, как уже не раз доказывали команды Формулы 1, в этот короткий отрезок времени даже невозможные вещи подчас оказываются возможными. Так что тесты жизненно необходимы. Если ситуация требует фундаментальных изменений – например, в случае проблем с подшипниками или охлаждением – это может иметь крайне негативные последствия, но в целом это не меняет…

Кажется, ваш второй вопрос был о тестах с двумя машинами? В свое время выбор в пользу работы с одной машиной был сделан из соображений экономии и концентрации усилий. С точки зрения производства новинок крайне сложно строить две абсолютно одинаковые машины в период тестов.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Падди, в последнее время о перспективах Росса Брауна в команде ходило немало слухов. Не могли бы вы пролить свет на ситуацию? Каковы ваши перспективы стать руководителем команды? Этот вопрос обсуждался на встрече с представителями Daimler?
Падди Лоу: Вы правы, в последние несколько месяцев эта тема не раз обсуждалась. Росс действительно в определенный момент оставит свой пост, но пока неизвестна дата, и непонятно, отойдет ли он от дел вовсе, или займет иную должность в команде. Мы ждем решения самого Росса. В то же время, я неплохо работаю и с Россом, и с Тото (Вольффом), мы отлично взаимодействуем. Никто не торопит события, нужно просто набраться терпения, а там посмотрим, как все сложится.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости