Франция'93: Маньи-Кур

Деймон Хилл лидирует на старте Гран При Франции 1993 года
Гонка #540: 4 июля 1993 года. Гран При Франции. Маньи-Кур
Поул Деймон Хилл (Williams FW15C) - 1.14,382 (205,694 км/ч)
Лучший круг Михаэль Шумахер (Benetton B193B) - 1.19,256 (193,045 км/ч)
Победитель Ален Прост (Williams FW15C) - 1:38.35,241 (186,230 км/ч)

Семь раз подряд со старта сезона 1993 года победителем квалификации неизменно становился Ален Прост. Можно представить, как удивились все поклонники Формулы 1, когда завоевать поул на домашнем Гран При Профессору не удалось. Его напарник по Williams Деймон Хилл, кажется, и сам не понимал, как ему удалось опередить француза на 0,191 секунды.

Все же остальные проиграли целую вечность: машина, созданная Патриком Хедом и Эдрианом Ньюи, была напичкана "умной" электроникой и ехала с какой-то невероятной скоростью. Завоевавшие на домашнем асфальте Маньи-Кура места во втором ряду пилоты Ligier, Мартин Брандл и Марк Бланделл, отстали от соперников из Williams... на 2,5 секунды!

В гоночной конфигурации разница оказалась не столь колоссальной, но сине-желтые машины все равно оставались вне досягаемости преследователей. Хилл и Прост боролись за победу, все остальные оспаривали оставшееся место на подиуме и последующие позиции – и каждый из этих поединков получился весьма интересным.

Хилл, не без труда выиграв старт, попробовал оторваться от напарника, но тщетно. Прост хладнокровно следовал в секунде-полутора позади, не отставая, но и не атакуя. Ален вел борьбу за титул, и лишний риск, которого он старался избегать во все времена, сейчас был особенно неуместен. Впереди гонщиков ждали плановые пит-стопы.

Деймон поехал на замену шин первым – и в силу отсутствия опыта свернул на пит-лейн, когда туда же прямо перед ним направились двое круговых. Боксы Williams располагались на самом въезде, потому, когда британец возвращался на трассу, ему пришлось дважды смещаться в сторону от соперников, которые тоже срывались с места после замены шин (ограничения скорости в боксах в ту пору еще не было).

Победитель Гран При Франции 1993 года Ален Прост

Суммарно это стоило сыну двукратного чемпиона мира около секунды – но и этого хватило Просту, чтобы после собственного пит-стопа остаться в лидерах. Деймон пробовал атаковать соперника, пока резина у того оставалась непрогретой, но Ален действовал в обороне аккуратно, но достаточно жестко, чтобы удержаться впереди. Дело было сделано.

Тем временем далеко за спинами пары лидеров шла своя гонка. Пилоты Ligier изо всех сил пытались не упустить завоеванного в квалификации преимущества. Со старта два британца удержались третьим и четвертым, однако дальше события развивались не по их сценарию. Сначала Бланделла при обгоне на круг жестко "задвинул" в барьер Андреа де Чезарис из Tyrrell, а затем Брандл пропустил Михаэля Шумахера с Айртоном Сенной во время второго пит-стопа.

Михаэль Шумахер Преследует Айртона Сенну на трассе Гран При Франции 1993 года

Точнее, Шумахер отыграл позицию в боксах, а Сенна просто не поехал на замену шин. Но это решение оказалось ошибочным – совсем скоро Михаэль на свежей резине догнал Айртона, легко обогнал и помчался к нижней ступеньке призового пьедестала, где его уже дожидались гонщики Фрэнка Уильямса.

Интересно...
Вплоть до Гран При Франции Айртон Сенна подписывал контракт с McLaren лишь на один этап, демонстрируя недовольство формой команды Рона Денниса, сменившей заводские моторы Honda на клиентские Ford. К слову, каждый такой контракт оценивался в 1 миллион долларов. Но перед Маньи-Куром бразилец поставил-таки свою подпись под соглашением с McLaren до конца года – во-первых, поняв, что это наилучший из возможных вариантов (Айртон выиграл три из семи первых гонок, в том числе и в Монако), а во-вторых – Сенне требовалось больше свободного времени для переговоров с Williams о переходе в эту команду в 1994-м...

Маньи-Кур

Автодром Невер-Маньи-Кур. 1991 год

Как всем известно из песен разудалого Д'Артаньяна, в жилах бургундцев «тоже есть огонь». Подтверждением этого факта может служить история некоего Жана Беринжо – выходца из этой провинции, который был мэром небольшого городка Невер в центральной Франции. Как-то, погожим летним деньком 1954 года он побывал в Руане на Гран При Формулы 1. Тут-то в голове молодого чиновника и зародилась мысль о том, что подобную забаву неплохо бы организовать и на подведомственной ему территории.

От идеи трассы, проложенной по обычным дорогам, после изучения вопроса решено было отказаться: во второй половине 50-х это явно был вчерашний день. Оставалось возводить в чистом поле полноценный автодром. Благо чего-чего, а полей вокруг Невера имелось в достатке – справедливо будет сказать, что ничего другого там и не было.

Семья Беринжо еще в 30-е годы удачно приобрела большой земельный надел – близ национального скоростного шоссе номер семь, на месте бывшего американского военного госпиталя, столь огромного по размерам, что количество его пациентов и персонала с лихвой превосходило все население самого Невера. И вот, отрезав кусок земли от фамильных фермерских угодий, Жан и его партнер Шарль Ардуан (на фото мэр слева) приступили к делу.

С самого начала был выбран принцип, который в дальнейшем соблюдался много десятилетий: поскольку крупных инвесторов в этих местах глупо было искать даже днем с огнем, решили продвигать проект постепенно, шаг за шагом. Первым из них стала возведенная в 1960-м трасса для картинга. Гонки на микромашинках в ту пору как раз набирали популярность в Старом свете, и один из первых французских картинговых клубов был образован как раз в Невере.

Такой трасса была в начале 60-х - простенькое кольцо с картинговой трассой внутри

Следом, уже весной 1961-го, было открыто и простенькое кольцо для автогонок. Длиной менее 2 км и шириной всего в 7 метров, оно имело незамысловатую конфигурацию с пятью поворотами и одной достаточно длинной прямой. Следующее десятилетие ушло на его обустройство.

Постепенно, но неумолимо трасса имени Жана Беры, названная в честь погибшего французского пилота, меняла свое лицо. Появился мостик для заезда в паддок, простенькие боксы, башня управления гонками, трибуны. На два метра возросла ширина полотна. Серьезные международные серии по-прежнему объезжали Невер стороной, но местные гонки проходили регулярно. К тому же, Беринжо придумал и реализовал очень интересный бизнес-план.

Как раз в 60-е в стране решено было уделить внимание поиску и поддержке молодых гонщиков. Мэр-энтузиаст отправился на один из национальных финалов, завел там нужные знакомства – и в скором времени у него на трассе прописалась школа Winfield, в скором времени ставшая одной из главных кузниц кадров. Именно она подарила миру автоспорта Франсуа Севера, Патрика Депайе, Жана-Пьера Жарье, Жака Лаффита и многих других звезд.

В 60-70-е гонки в Невере проходили в буквальном смысле "среди бескрайних полей"

Если для больших гонок кольцо Жана Беры по-прежнему было тесновато, для «школьных» задач оно подходило наилучшим образом. Тем временем с конца 60-х постепенно начались работы по глобальной реконструкции – прямо в поле, примыкающем к автодрому, постепенно прорисовывались контуры большой петли. Её ввели в строй в мае 1971-го. Вот теперь, имея почти четыре километра дистанции, можно было замахнуться на что-то серьезное.

Проблема состояла лишь в том, что годом ранее открыл свои двери автодром имени Поля Рикара. И побывав в его шикарном комплексе боксов, никто уже не хотел ехать в Невер. Стандарты сразу же резко скакнули вверх, и в этом споре у Беринжо шансов уже не было. Его доходы не позволяли возведение инфраструктуры подобного уровня.

Но решение нашлось. Дело в том, что именно из этих мест вышел Франсуа Миттерран, будущий президент Франции, а его ближайший соратник Пьер Береговой (сын русских эмигрантов, фамилию которого французы читали «Береговуа») и вовсе работал одно время в мэрии Невера. Но обращение к землякам за финансовой помощью поначалу было вовсе отвергнуто, а затем деньги все же выделили, но в до обидного смешном объеме. Стало ясно, что в обозримом будущем о Формуле 1 можно даже не мечтать. В конце того же 1971-го Жан Беринжо скоропостижно скончался.

Автодром имени Жана Беры в конфигурации 1971 года. Она весьма напоминает нынешнюю

Следующие 15 лет стали для его детища не самым удачным периодом. Если поначалу в Невер продолжали приезжать международные соревнования (как-то здесь гостила даже Формула 2), то к началу 80-х трасса начала приходить в запустение. Не самое удачное географическое положение и назревающая необходимость реконструкции не улучшали ситуацию, а локальные работы – вроде изменения конфигурации, когда в 1980-м был создан знаменитый Большой поворот – не могли серьезно повлиять на ситуацию.

На выборах 1981-го Франсуа Миттеран одержал победу. Как оказалось, он вовсе не забыл про небольшую гоночную трассу в Бургундии. Это прежде, будучи руководителем оппозиционной Социалистической партии, Миттеран не мог помочь землякам, теперь же все менялось. Они с Береговым (тот стал премьер-министром) запустили большую программу по подъему регионов, в которую попал и Невер.

В 1984-м рядом с гоночным комплексом возвели огромную открытую парковку – уже по одной её площади стало понятно, что трассе в будущем предстоит принимать совсем не Формулу 3. В 1988-м автодром Жана Беры был закрыт на капитальную перестройку. А уже 29 апреля 1989-го Миттеран лично перерезал ленточку на входе в новенький с иголочки автодром Невер-Маньи-Кур.

Старый комплекс боксов сравняли с землей, возведя на другом участке новый, оборудованный по последнему слову техники, переложили весь асфальт, возвели защитные барьеры и большие зоны безопасности. Одним словом, на месте неказистого местечкового стадиона теперь высился, сверкая большими стеклянными окнами, красавец-спорткомплекс. Вдобавок, рядом возвели прекрасный музей гоночной истории и большой технопарк, первыми обитателями которого стали команды Ligier и Oreca. Уже в 1990-м был подписан пятилетний контракт с FISA на проведение национального Гран При.

Ален Прост лидером входит в первый поворот дебютного Гран При Франции в Невере

В популярной литературе часто можно прочесть, что, дескать, конфигурацию Маньи-Кура создавали с нуля, собрав гоночное кольцо из кусочков самых популярных трасс мира. На самом деле, это скорее красивая легенда. Если сравнить финальную конфигурацию старого кольца и изначальную – нового, то хорошо видно, что архитекторы лишь чуть скорректировали то, что создавалось еще во времена Жана Беринжо. Скажем, нынешняя шпилька Аделаида прежде являла собой два идущих подряд 90-градусных поворота, а вираж Эшторил был назван так еще в начале 70-х.

Безусловно, определенное заимствование, конечно, имело место, но конфигурацию создавали уж точно не с чистого листа. В любом случае, получилась она очень удачной – в этом уже в 1991-м смогли убедиться участники Формулы 1. В присутствии 100 тысяч зрителей дебютный Гран При выиграл Найджел Мэнселл. Он же стал сильнейшим и годом позже, а в 1993-м третий подряд успех команде Williams принес Ален Прост. Потом же началась эпоха Михаэля Шумахера. За редкими исключениями – вроде совершенно чумовой гонки 1999-го – немец восемь раз поднимался в Маньи-Куре на вершину подиума.

Особенно ярким оказался его успех в 2004-м – тогда гонщик переиграл соперников благодаря удивительной тактике с четырьмя пит-стопами. К тому времени трасса претерпела еще несколько переделок, в частности, более безопасным стал последний поворот. Надо сказать, что за всю историю в Маньи-Куре разбились насмерть всего два автогонщика: в далеком 1966-м, вылетев с трассы и врезавшись в дерево, расстался с жизнью франко-бельгиец Жак Бернуссе, а в 1995-м не повезло бразильцу Марку Кампушу в гонке Формулы 3000 – после контакта колесами его машина взлетела в воздух, перевернулась и упала точно областью кокпита на мощную бетонную стенку…

В том же 1995-м случилась еще одна неприятность: своего поста лишился Миттеран. С этого момента над Гран При Франции стали сгущаться тучи, которые и пролились в 2008-м холодным душем на всех поклонников автоспорта. Лишившись главного покровителя, гонка понемногу сдавала позиции. Сам автодром по-прежнему был на высоте. Но удаленность от Парижа, сложности с местами в гостиницах и вечные пробки все меньше нравились Берни Экклстоуну.

Формула 1 прощается с Маньи-Куром. Фелипе Масса финиширует первым в Гран При 2008 года

Двумя последними победителями в истории автодрома стали Кими Райкконен (который именно здесь в 2002-м лишь по обидной случайности не открыл счет своим победам в Ф1) и Фелипе Масса. В Ф1 явно наметилась тенденция по отказу от европейских этапов, и одной из её жертв, наряду с А1-Рингом и автодромом Энцо и Дино Феррари, стало кольцо близ городка Невер, что в провинции Бургундия.

Впрочем, Формула 1 уже сделала робкую попытку вернуться в знакомые места. В 2012-м на французской трассе прошла одна из тестовых сессий. Так что, быть может, не все еще потеряно. Ведь за полвека, прошедших с момента открытия этого гоночного кольца, оно повидало немало взлетов и падений.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости