Гран При Турции

Гран При Турции

Гран При Турции: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Турции. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Роберт Фернли (Force India), Франц Тост (Toro Rosso), Майк Гаскойн (Team Lotus), Мартин Уитмарш (McLaren), Норберт Хауг (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing)

Вопрос: Роберт, похоже, Пол ди Реста хорошо сработался с командой. Как вам удалось заключить контракт? Он пришел в чемпионат из своеобразной гоночной категории – DTM…
Норберт Хауг: Своеобразной?

Вопрос: Скажем так, менее традиционной…
Роберт Фернли: В 2009-м я беседовал с Норбертом и Мартином, и мы вместе пришли к выводу, что кандидатура Пола заслуживает внимания. В том же году мы разработали для него специальную программу, разделив функционал между тремя командами с целью объективной оценки гонщика. Норберт помогал – точнее, сопровождал его – в DTM, чтобы он продолжал свою карьеру, в McLaren позволили поработать на симуляторе – за два года в кузовных гонках Пол отвык от формульных машин, а мы разрешили ему участвовать в свободных заездах.

Некоторые намекали на солидную денежную поддержку со стороны Mercedes, позволившую Полу прийти в Формулу 1 – это полная ерунда. Гонщик дебютировал в чемпионате исключительно благодаря собственному таланту. Force India просто обратила на него внимание, а наши партнеры помогли ему адаптироваться.

Вопрос: Франц, в Китае ваши гонщики уверенно провели квалификацию, но в гонке выступили хуже – команда не заработала очков…
Франц Тост: Да, наши парни уверенно квалифицировались на седьмой и девятой позиции, однако старт прошел не совсем удачно – после первого круга они были уже десятым и тринадцатым, а чуть позже Буэми повредил переднее антикрыло – какой-то обломок попал в плоскость. Пришлось провести замену, что стоило ему немало времени, однако потом он поехал намного быстрее. Хайме был конкурентоспособен вплоть до пит-стопа, во время которого мы допустили ошибку – по возвращении на трассу Альгерсуари потерял заднее правое колесо и не смог добраться до финиша.

Вопрос: Результат в квалификации был случаен, или вы рассчитывали на финиш в первой десятке?
Франц Тост: Думаю, мы могли бы зацепиться за девятое или десятое места, но не более того.

Вопрос: Команде по силам продолжать в том же духе?
Франц Тост: Мы близки к первой десятке – в пятницу гонщики продемонстрировали хорошую скорость, и я убежден, что завтра нам по силам пробиться в финал квалификации. Команда выглядит уверенно, мы можем в очередной раз набрать несколько очков.

Вопрос: Майк, ваша команда выкупила марку Caterham. Насколько я понял, коммерческая значимость этой сделки несколько выше технической, но скажите, для вас, как инженера, что-то изменилось?
Майк Гаскойн: Для формульной команды эта сделка практически ничего не значит, но вот для всей группы Team Lotus она крайне важна, поскольку они планировали диверсифицировать бизнес и обратили внимание на автомобильную отрасль. Возможно, экспансия будет продолжена, но пока это просто хорошая новость и выгодная покупка, позволившая укрепить финансовое положение группы.

Вопрос: Норберт, в Китае ваш гонщик на несколько кругов возглавил гонку. Я уже хотел спросить, было ли это свидетельством реальной скорости, или случайным стечением обстоятельств, но по результатам сегодняшних свободных заездов пришел к выводу, что первый вариант верен. Вы довольны работой команды?
Норберт Хауг: Гонка в Китае сложилась намного удачнее, чем два предыдущих этапа. Опять же, из-за тактики с двумя пит-стопами соперники – скажем, Себастьян Феттель – ехали немного медленнее, так что ситуацию не назовешь объективной, но с необходимым количеством топлива мы наверняка могли финишировать очень высоко.

Каждый должен экономить топливо по ходу дистанции, поскольку мы не можем позволить себе заливать в баки на три-четыре килограмма больше, чем необходимо – в конце концов, речь идет о скорости на круге. Но когда перед вами свободная трасса, и вы едете чуть быстрее, чем предполагалось, возможен перерасход – в случае с Нико он был не таким уж существенным, однако оставшегося топлива хватило лишь на то, чтобы добраться до финиша без возможности атаковать. Все закончилось пятым местом, а не позицией на подиуме, но в целом команда сработала лучше, чем в Австралии и Малайзии.

Вопрос: Мартин, мы не знаем, какова скорость McLaren в сравнении с Red Bull Racing, но сейчас соперничество выглядит очень плотным. Вместе с тем, насколько вы опасаетесь возвращения Mercedes и Ferrari? Николас Томбасис недавно заметил, что ваша команда показала пример, как можно вернуть себе великолепную скорость за короткий промежуток времени, и сейчас все пытаются ему следовать…
Мартин Уитмарш: Мы давно говорили, что Эдриан Ньюи и Red Bull работают весьма эффективно. Разумеется, сейчас все начнут рассуждать, что McLaren – их основной соперник, однако мы прекрасно понимаем, что Mercedes, Ferrari и Renault могут точно также взвинтить темп и стать серьезной угрозой. У них хорошие гонщики, талантливые инженеры, достаточное количество ресурсов, поэтому мы не можем расслабляться и должны постоянно прогрессировать. В этом вся прелесть Формулы 1. Гран При проходит раз в две недели, но между этапами разворачивается другая гонка – технологическая, в рамках которой команды стараются доработать машины, и тот, кто успешнее справится с этой задачей, выиграет чемпионат. Кристиан Хорнер прекрасно это понимает, и Red Bull не будет стоять на месте и ждать, когда мы сравняемся с ними в скорости.

Вопрос: Кристиан, говорят, во время недавнего трехнедельного перерыва ваша команда активно работала над KERS. Это правда?
Кристиан Хорнер: Разумеется, мы постарались уделить KERS максимум внимания, однако системой занималась определенная группа специалистов. Как сказал Мартин, необходим прогресс во всех компонентах, и в Формуле 1 вы не можете позволить себе сидеть, сложа руки. Мы постарались повысить скорость машины, подготовили несколько модификаций и в то же время приложили немало усилий, чтобы устранить проблемы с KERS. Чем лучше мы понимаем систему, тем быстрее вносим необходимые коррективы.

Вопрос: Роберт, мы затронули тему доработок. Способна ли Force India прогрессировать в темпе соперников и даже превосходить их?
Роберт Фернли: Как заметил Мартин, главное – это работа между гонками, и здесь Force India не стоит на месте. Будет справедливым заметить, что в конце 2010 года мы сбились с намеченного пути, и нам пришлось уже по факту разбираться со всевозможными проблемами. Зимой мы идентифицировали большую их часть и сейчас используем доработанный обвес образца 2010 года, стараясь сгладить все недостатки. Сегодня мы оценили новое переднее антикрыло, а в Испании или, крайний случай, в Монако рассчитываем представить полностью обновленный аэродинамический пакет. Надеюсь, это позволит нам сравняться с соперниками или даже опередить их.

Вопрос: Франц, по пятницам с вашей машиной работает Даниэль Риккардо. Команда планирует предложить ему контракт на следующий сезон? Какова ситуация в настоящий момент?
Франц Тост: Ситуация такова, что Даниэль работает с нашей машиной во время первой части свободных заездов. Он должен освоиться в команде, изучить трассы, научиться работать с инженерами и журналистами, понять принципы маркетинга и тем самым подготовить себя к выступлению за Toro Rosso в 2012 году.

Вопрос: То есть, никаких планов чуть раньше усадить его в кокпит?
Франц Тост: Пока нет.

Вопрос: У вас остается нынешний состав?
Франц Тост: Да, оба наших действующих гонщика.

Вопрос: Майк, вы планируете использовать KERS по ходу нынешнего сезона?
Майк Гаскойн: Для нашей небольшой команды это будет весьма непростой задачей. Установка KERS требует серьезной доработки шасси, и мы должны быть уверены во всех преимуществах и выгодах, прежде чем отвлекать ресурсы, скажем, от аэродинамики. Нам предстоит серьезная работа в попытках догнать соперников, мы уже добились заметного прогресса, однако должны сделать еще больше, поскольку предпринятые усилия не привели к улучшению позиций. Мы подготовили несколько важных модификаций, а что касается KERS – вряд ли команда будет использовать ее в нынешнем сезоне, и основная причина – соотношение затрат ресурсов и прироста в скорости. Тем не менее, мы рассматриваем вариант применения системы в следующем году.

Вопрос: Норберт, можно ли считать Mercedes потенциальными претендентами на титул?
Норберт Хауг: Претендентами на титул? Пока нет, но мы над этим работаем. В 2009-м команда выиграла титул, но затем пережила реструктуризацию, и на окончательную адаптацию еще потребуется некоторое время, однако у нас, несомненно, хороший потенциал. Мы набираемся опыта, прогрессируем, и в трех предыдущих гонках выступили, определенно, ниже своих возможностей – впрочем, это и без того понятно. Надеюсь, нам удастся закрепить свою скорость на уровне Гран При Китая, стабильно финишировать в районе третьей-четвертой позиции, а затем двинуться дальше. В верхушке пелотона каждый следующий шаг дается труднее предыдущего, но мы на правильном пути.

Вопрос: Мартин, как работают друг с другом Льюис и Дженсон? Похоже, они неплохо поладили и не кажутся непримиримыми соперниками…
Мартин Уитмарш: Тем не менее, они остаются таковыми – никто из них не желает уступать, и это вполне логично. Однако же, они свободно общаются друг с другом, делятся информацией, шутят – внутри команды сложились фантастические отношения, и эта гармония помогает делу. Не обязательно вычислять эффект в долях секунды, но сотрудничество Льюиса и Дженсона способствует эффективной работе наших инженеров.

Журналисты время от времени намекают, что два конкурентоспособных британца в одной команде в какой-то момент непременно разойдутся во мнениях, и кто знает, что произойдет в будущем, но пока ситуация выглядит стабильной. Надеюсь, так будет и впредь, а Льюис и Дженсон смогут открыто соперничать между собой на трассе. Мы уже видели их борьбу по ходу предыдущих гонок – они не хотят уступать друг другу и четверти дюйма, но вместе с тем ведут себя предельно корректно. Это позволяет мне чувствовать себя немного спокойнее, когда я задаюсь вопросом, не поступаю ли неблагоразумно, позволяя гонщикам атаковать друг друга.

Вопрос: По-вашему, это лучшая пара гонщиков, с которой вам доводилось работать?
Мартин Уитмарш: С точки зрения взаимоотношений – да. Впрочем, не важно, что я говорю – вы сами можете убедиться в правоте моих слов, для этого достаточно прийти в боксы McLaren и увидеть Дженсона и Льюиса вместе. Их общение предельно естественно, они отлично ладят друг с другом.

Вопрос: Кристиан, насколько я понял, буквально на днях состоялась какая-то встреча то ли конструкторов, то ли руководителей команд. Не могли бы вы пояснить, какие вопросы обсуждались?
Кристиан Хорнер: Встреча конструкторов?

Вопрос: Встреча руководителей команд, собрание FOTA или как вы это называете…
Кристиан Хорнер: У нас было одно собрание на этой неделе, а раньше… Спросите Мартина, он глава FOTA.

Мартин Уитмарш: Мы планируем провести рабочую встречу утром в воскресенье, чтобы обсудить несколько текущих вопросов.

Вопрос: Кристиан, расскажите об утренней аварии Себастьяна. Насколько серьезные повреждения получила машина?
Кристиан Хорнер: Досадный инцидент. Мы планировали оценить эффективность промежуточной резины, но как только Себастьян покинул боксы, дождь усилился. Феттель слишком широко заехал на поребрик на выходе из восьмого поворота, зацепил искусственную траву, и машину выбросило с трассы. К сожалению, повреждения оказались достаточно серьезными, и вместо того, чтобы пытаться кое-как в спешке собрать машину, мы решили пропустить вторую часть свободных заездов и нормально восстановить RB7. Такое ощущение, что удару подвергся каждый элемент – у наших механиков впереди немало работы…

Вопрос: Редкий инцидент, не так ли?
Кристиан Хорнер: Я не помню, когда Себастьян в последний раз вылетал с трассы. Досадно, что дождь усилился как раз в момент выезда из боксов – многих гонщиков так же разворачивало, но с Себастьяном это произошло в скоростном повороте. Колесо наехало на травяное покрытие, потеряло сцепление, и машину бросило в защитный барьер. В итоге Себастьяну пришлось пропустить вторую часть свободных заездов, но, по крайне мере, мы сэкономили несколько комплектов шин – кто знает, когда они понадобятся.

Вопросы с мест

Вопрос: (Сара Хольт – BBC Sport) Мартин, утром команда McLaren отсиживалась в боксах – гонщики проехали всего пару кругов – однако днём показала достаточно неплохие результаты. Вы использовали какие-то доработки, или перед нами та же спецификация MP4-26, что выступала в Китае?
Мартин Уитмарш: Нет, мы установили кое-какие доработки. Утром мы поняли, что, к сожалению, не успеем выполнить все намеченные мероприятия, и потому решили пропустить сессию, хотя все знают, что по пятницам McLaren весьма активно работает на трассе. Погодные условия не позволяли проводить сколь-нибудь значимые мероприятия, что сказалось на намеченном графике – опять же, ситуация была одинакова для всех. Возможности для тестов весьма ограничены – впрочем, речь шла лишь о нескольких модификациях, ничего значительного.

Турецкая трасса весьма требовательна к настройкам, и, скажем, в двенадцатом повороте нашу машину заметно трясло на кочках – над этим еще предстоит поработать. Гонщикам было некомфортно в кокпите, и не хотел бы я быть на их месте, когда они проезжали тот участок. Надеюсь, информация, полученная во второй части свободных заездов, поможет делу.

Прогноз погоды обещает существенную вероятность дождя в воскресенье, у нас в распоряжении не так много комплектов дождевой и промежуточной резины, поэтому мы оценили обстановку, осознали, что не сможем провести необходимые проверки, и решили не рисковать, ведь то, что произошло с Себастьяном, могло случиться с любым из гонщиков. В результате Дженсон ограничился установочным кругом, а Льюис и вовсе не выезжал, так что утро прошло более чем спокойно. Вторая сессия оказалась более насыщенной, но и здесь наши возможности были ограничены, поскольку требовалось, прежде всего, проехать достаточную дистанцию на шинах, с которыми мы, предположительно, начнем гонку.

Вопрос: Сейчас много говорят о будущем Формулы 1, о маркетинговой стороне бизнеса. Каждый из вас вправе высказать свою точку зрения – какими вам видятся перспективы чемпионата?
Роберт Фернли: Думаю, мнение должно быть единым. Легко рассуждать о личных предпочтениях, но команды выступают сообща, и здесь необходимо единство – думаю, FOTA под руководством Мартина Уитмарша и Эрика Булье об этом позаботятся. Конечно, существует множество мнений, но все они должны соответствовать общим потребностям команд.

Франц Тост: Напомню, что с 2013 года вступает в силу новый регламент на двигатели, и стоимость всей силовой установки вполне приемлема для частных команд, что стало возможным благодаря согласию внутри FOTA. Мы выступаем в странах, которые могут позволить себе проведение Гран При Формулы 1, нам удалось сохранить структуру команд, снизив расходы, и, самое главное, мы повысили зрелищность чемпионата. Полагаю, недавние гонки – и особенно этап в Шанхае – были по-настоящему захватывающими, так что нужно и дальше следовать выбранным курсом.

Майк Гаскойн: Формуле 1 необходимо обратить внимание на многие важные вопросы – в частности, на экологию, убедившись в том, что это не приведет к росту расходов, сохранит зрелищность и позволит частным командам выступать на конкурентоспособном уровне. Как раз таких принципов придерживается FOTA. Принимая любые изменения, мы должны помнить, что Гран При будет интересен только тогда, когда в пелотоне будет как можно больше конкурентоспособных команд.

Норберт Хауг: Сперва нужно подумать о том, что мы имеем в настоящий момент. Многие из нас давно работают в Формуле 1, однако все мы должны признать, что в Китае мы увидели одну из самых захватывающих гонок в истории чемпионата: неоднократная смена лидера, Марк Уэббер, прорвавшийся на подиум с восемнадцатой стартовой позиции и практически догнавший напарника, стартовавшего с поула. Сейчас Формула 1 предлагает действительно интересное зрелище, и это стало возможным благодаря сотрудничеству FOTA и FIA, новым шинам и многим другим важным факторам. Кроме того, сегодня команды платят за двигатели и коробки передач всего треть тех сумм, которые они тратили пять лет назад, и это тоже немаловажный аспект.

Согласен, сейчас у нас есть одна доминирующая команда, McLaren постепенно подтягивается к ней, а большинство участников остаются далеко позади, но посмотрите на Force India, Toro Rosso, у которых также были яркие выступления, посмотрите на опытных участников вроде Williams – да, у них случаются трудности, но никогда еще в Формуле 1 не было сразу семь весьма конкурентоспособных команд.

Мы сами ведем непростую борьбу за третье место в Кубке Конструкторов, нам необходимо стабилизировать свои результаты, однако главное то, что «Серебряные стрелы» по-прежнему выступают в Формуле 1, причем при приемлемом бюджете. Мне не хотелось бы смотреть на мир сквозь розовые очки, однако иногда нужно вспоминать о том, что было сделано, а сделано на самом деле немало, и мы совместно можем добиться даже большего.

Кристиан Хорнер: Формула 1 – фантастический спорт, нам повезло быть его участниками. За последние два года мы увидели немало захватывающих гонок, уровень конкуренции существенно вырос, равно как и интерес к чемпионату в целом, что подтверждается численностью зрительской аудитории и сведениями о посещаемости автодромов по ходу первых этапов сезона – не думаю, что это стало следствием случайного стечения обстоятельств.

Держатели коммерческих прав и FIA проделали немалую работу, чтобы вывести Формулу 1 на нынешний уровень, в котором гонщики и команды стали ключевыми элементами всей системы. Чемпионат не стоит на месте, однако и некоторая стабильность тоже необходима. В конце концов, все сводится к зрелищности гонок, в которых машина и человек должны сработать на пределе возможностей. Притом важно соблюдать баланс между частными и заводскими командами – полагаю, сейчас мы пришли к оптимальной ситуации, в которой, вследствие снижения расходов, частные команды вроде Red Bull Racing имеют возможность бороться за лидирующие позиции и побеждать. Полагаю, у всех нас очень хорошие перспективы.

Мартин Уитмарш: Кристиан великолепно выразил общую мысль, и я даже не представляю, что можно добавить. Пожалуй, в последние двадцать лет мы не управляли Формулой 1 настолько эффективно, как могли на самом деле. Постоянно присутствовали какие-то междоусобицы, обостренное соперничество, которое подчас шло исключительно во вред. Сейчас мы наблюдаем пусть еще короткий, но период беспрецедентного сотрудничества между участниками чемпионата, и это просто фантастическая ситуация, поскольку достижение консенсуса между заводскими и частными командами подразумевает определенные уступки с обеих сторон. Стало намного меньше утомительной полемики, и мы получили по-настоящему захватывающие гонки и великолепный сезон 2010-года – надеюсь, нынешний окажется ничуть не хуже.

Нам необходимо сотрудничать с держателями коммерческих прав и FIA, чтобы обеспечить партнерство, которое сможет и дальше развивать Формулу 1. Нам удалось повысить зрелищность гонок, нужно использовать этот фактор для привлечения внимания к чемпионату, а для этого требуются коллективные усилия. Я не пытаюсь упрекнуть кого-то в бездействии – мы все делаем одно общее дело. Все присутствующие здесь уже давно работают в Формуле 1 и, в каком-то смысле, являются частью некоторых былых проблем, однако теперь мы должны стать частью будущего и постараться сделать так, чтобы оно было как можно более светлым.

По-моему, люди наконец-то осознали, что должны работать вместе. Нам не на что жаловаться, мы уже наблюдали несколько захватывающих сезонов, и, как справедливо заметил Кристиан, интерес к спорту заметно вырос, однако не стоит останавливаться на достигнутом. Нужно и впредь повышать зрелищность, заниматься маркетингом, развивать сотрудничество – мы должны гарантировать Формуле 1 и ее участникам стабильное будущее. Положение некоторых команд по-прежнему остается шатким, и наша задача сделать так, чтобы участие в чемпионате было доступным для всех без исключения. Мы не должны терять кого-либо, особенно если у нас есть реальная возможность им помочь.

Вопрос: (Сара Хольт – BBC Sport) В продолжение темы будущего Формулы 1 – я буду рада, если хоть один из вас ответит на этот вопрос. Сейчас вы обсуждаете новый вариант Договора Согласия – насколько важно, чтобы трансляции этапов чемпионата оставались бесплатными для массового зрителя? Или же вы склоняетесь к варианту взимания платы за право просмотра гонок?
Мартин Уитмарш: Думаю, вполне очевидно, что бизнес любой команды опирается на бесплатные телевизионные трансляции. Мы продаем массовый медиа-контент, и я уверен, что все команды выступят за сохранение существующего порядка.

Вопрос: (Алан Болдуин – Reuters) Я хотел бы задать этот вопрос Мартину, но каждый из вас, при желании, может высказать свое мнение. Мы по-прежнему не знаем, сколько гонок будет в календаре нынешнего сезона – девятнадцать или двадцать. Принятие решения по Бахрейну отложено до июня, но в какой мере будет учтено мнение команд, поскольку, в конце концов, именно вам выходить на старт, если гонка будет все-таки перенесена?
Мартин Уитмарш: Календарь сезона утверждают держатели коммерческих прав и FIA, а мы приезжаем на трассу и выступаем в гонке. Сейчас ситуация вокруг Бахрейна находится в стадии обсуждения, и не думаю, что с кем-то из команд консультировались по данному вопросу. Составить сбалансированный график всегда непросто, есть несколько тонких моментов – пожалуй, нам стоит просто дождаться принятия решения.

Вопрос: (Гэри Минаган – The National) Мой вопрос состоит из двух частей. Первая – что делает трассу пригодной для обгонов, вторая – что делает из гонщика мастера по обгонам?
Кристиан Хорнер: Интересный вопрос, хотя ответить на него не так-то просто. Есть автодромы вроде бразильского Интерлагоса, на котором всегда происходит немало обгонов, а есть трассы вроде Монте-Карло, которые совсем не способствуют атакам, однако и там гонки получаются весьма захватывающими. В этом году на машинах появились KERS и DRS (система регулировки заднего антикрыла), которые действительно помогают гонщикам организовать атаку. Кажется, в недавнем Гран При Китая Марк Уэббер провел не менее двадцати обгонов – больше, чем за предыдущие пять лет, хотя этапы в Шанхае и, скажем, Сепанге, традиционно считались скупыми на какие-то перестановки в пелотоне. Раньше там все решала стратегия, ключевым элементом, которой, впрочем, точно так же была необходимость провести обгон – к счастью, современные системы повышают шансы на успешную атаку. Не знаю, удалось ли мне ответить на ваш вопрос, но надеюсь, я смог внести хоть какую-то ясность.

Майк Гаскойн: Есть несколько автодромов, на которых обгонов практически не бывает – скажем, Валенсия – но, учитывая смену поставщика шин и сценарий прошедших Гран При, нам нужно просто запастись терпением и посмотреть, как пойдут дела на трассах, где гонки неизменно напоминали езду по кругу, и если мы увидим успешные атаки…

Знаете, мы на протяжении длительного времени пытались адаптировать конструкцию машины с целью облегчить обгоны, однако это оказалось практически невозможным. Получается, нужно присмотреться к конфигурации автодромов и шинам – скажем, работа с резиной гораздо менее затратный способ повысить зрелищность гонок, нежели дорогостоящие эксперименты над машинами. Раньше нас обвиняли в постоянной смене подходов и сумасшедших затратах, не приводящих к изменению ситуации, но теперь шинники Pirelli обозначили нужное направление работы.

Вопрос: (Марко Дегл’Иносенти – La Gazzetta dello Sport) Вопрос к Кристиану Хорнеру о сегодняшней аварии Себастьяна Феттеля. Полагаю, в момент удара о защитный барьер оказались повреждены некоторые аэродинамические элементы, подготовленные специально для предстоящей гонки. Вы успеете заменить их до завтрашних свободных заездов, или есть опасения, что команде придется вернуться к предыдущей конфигурации RB7?
Кристиан Хорнер: Думаю, проблем с деталями быть не должно. Разумеется, нужно внимательнее оценить характер повреждений, однако судя по той информации, которой я располагаю, ситуация в пределах нормы, нужно лишь определиться с конфигурацией, которую Марк и Себастьян будут использовать в субботу и воскресенье.

Вопрос: (Сем Надиран – Power FM) Для жителей Стамбула этот уик-энд в каком-то смысле печальный, ведь предстоящая гонка вполне может стать последним в истории Гран При Турции. Каково ваше мнение на этот счет, и что вы можете сказать о семи годах, на протяжении которых вы регулярно приезжали в Стамбул с целью выйти на старт? Визит был связан с какими-то трудностями, или уик-энд всегда оставлял приятные впечатления? Каким вы находите Istanbul Park, и что лично вы можете сделать для спасения нашего этапа чемпионата?
Мартин Уитмарш: Прежде всего, у меня нет информации о каком-то официальном решении насчет того, что предстоящий Гран При Турции – последний в истории. Лично я надеюсь, что это не так. Стамбул – прекрасный город, а местный автодром – один из лучших в Формуле 1. Нам нравится приезжать сюда, и другие команды, я надеюсь, придерживаются такого же мнения. Вокруг перспектив Гран При ходит немало слухов, возможно, мои коллеги более осведомлены, но лично у меня нет никаких четких оснований предполагать, что предстоящий этап – последний для Istanbul Park.

Франц Тост: Будет досадно, если этот Гран При Турции действительно окажется последним, ведь сейчас это очень красивая трасса с достойной инфраструктурой. Организаторы наконец-то все привели в порядок, и мы вдруг отказываемся приезжать сюда. Впрочем, выход прост – заплатите Берни Экклстоуну больше денег.

Норберт Хауг: Да, это потрясающая трасса – как сказал Мартин, среди всех новых автодромов она одна из самых лучших, а телевизионная картинка из восьмого поворота просто поражает. Согласен, асфальт весьма кочковатый, но это не мешает зрелищности. Стамбул – фантастический город – да, на дорогах здесь постоянные пробки, зато вас никогда не оштрафуют за превышение скорости, что, в каком-то смысле, хорошо. Соглашения соглашениями, но командам и гонщикам действительно нравится приезжать сюда. Мы выступали здесь в серии DTM, вместе с McLaren открыли эту страну как этап Формулы 1 – если я правильно помню, на Istanbul Park моторы Mercedes одержали три победы. Пожалуй, зрителей на трибунах действительно могло бы быть больше, но это вполне может быть реализовано в будущем.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Мартин, я хотел бы вернуться к теме бесплатных трансляций и трансляций по подписке. Что понимается под бесплатными трансляциями? Скажем, годовая подписка на BBC подразумевает некоторое количество просмотров. Возможно, стоит обратить внимание на интернет – с точки зрения распространения медиа-контента он ничем не уступает средствам телевещания? Один из ваших сотрудников сообщил мне, что эфир из Китая был урезан на 42 секунды – это совсем не то, что понимается под бесплатной трансляцией, не так ли?
Мартин Уитмарш: Согласен, вопрос намного сложнее, и ситуация не сводится к противоречию между бесплатными трансляциями и трансляциями по подписке, но ясно одно – Формуле 1 нужна массовая аудитория, и не важно, идет ли речь об интернете или телевидении. Я был бы рад ответить на ваш вопрос, но ситуация с трансляциями намного сложнее спора о бесплатном просмотре или просмотре по тарифу.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Верно ли утверждать, что в будущем спонсоры будут действовать по принципу «бизнес для бизнеса», а не использовать Формулу 1 исключительно как рекламную площадку для любых брендов?
Мартин Уитмарш: Формула 1 по-прежнему остается третьим по популярности видом спорта на планете и одной из самых эффективных площадок для продвижения своего бренда в мировых масштабах. Уверен, она сохранит этот статус как минимум в ближайшем будущем, поэтому все компании, инвестирующие средства в чемпионат, могут рассчитывать на широкую рекламу своих товаров и практически повсеместную узнаваемость собственных торговых марок.

Вопрос: (Йорис Фиорити – Agence France Presse) Кристиан, после непростого финала сезона 2010 года и относительно неудачного – по крайней мере, в сравнении с напарником – начала нынешнего сезона, насколько уверенным выглядит положение Марка Уэббера в Red Bull Racing, и каковы перспективы продления контракта? Спрошу проще – он рискует потерять свое место? Вчера Марк сказал, что его судьба – в его собственных руках, и если он выступит достойно – в чем он сам ничуть не сомневается – он непременно сохранит место в команде. Это верно? И еще – если вы все-таки решитесь на замену, вы предпочтете гонщика Toro Rosso, или представителя какой-то другой команды?
Кристиан Хорнер: Да, глобальный вопрос! Что ж, для Марка начало сезона получилось крайне непростым – по крайней мере, так было до Гран При Китая, где он выступил просто потрясающе. Временами ему откровенно не везет, однако он по-прежнему способен добиваться впечатляющих результатов, и прогресс, который мы демонстрируем с обоими нашими гонщиками, вселяет оптимизм. Они обмениваются опытом, подгоняют друг друга.

Сейчас Марку 34, скоро исполнится 35… Мы приняли совместное решение, что раз в год будем пересматривать наши отношения, однако позади всего три гонки, сейчас рано думать о следующем сезоне. Мы довольны его выступлением, он хорошо ладит со всем коллективом Red Bull Racing, ему нравится выступать за команду, а команду устраивает его скорость. Марк, определенно, один из достойнейших гонщиков Формулы 1, однако сейчас рано обсуждать будущее. В любом случае, это будет совместное решение без участия СМИ. Придет время – мы согласуем наши позиции.

Что касается Toro Rosso, они добились больших успехов в воспитании талантливых гонщиков. К примеру, Себастьян Феттель был участником юниорской программы Red Bull и в свое время выступал за эту команду. Разумеется, мы пристально следим за их гонщиками и другими молодыми спортсменами – Даниэлем Риккардо, Жаном-Эриком Вернем и даже Карлосом Сайнсем-младшим, выступающим в Formula Renault. Red Bull поддерживает многих действительно быстрых гонщиков, однако было бы преждевременным рассуждать, получит ли кто-то из них место в кокпите. Мы довольны нашим нынешним составом и целиком сосредоточены на текущей работе.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости