Гран При Малайзии

Гран При Малайзии

Гран При Малайзии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Малайзии. Пресс-конференция в четверг

Участники: Карун Чандхок (HRT), Нико Росберг (Mercedes), Рубенс Баррикелло (Williams), Камуи Кобаяши (BMW Sauber).

Вопрос: Карун, в этом году вам предстоит многому научиться. Расскажите, как идут дела…
Карун Чандхок: Ситуация не идеальна – вряд ли кому-то в Формуле 1 приходилось дебютировать в квалификации, без тестов и даже без свободных заездов. Гонка в Бахрейне изначально обещала быть очень непростой, ведь зимой мы не работали на трассе. Мы на два месяца отстаем от намеченной программы, но постепенно прогрессируем – посмотрим, что получится в итоге.

С каждым новым километром мы лучше узнаем машину. Соперникам повезло, они успели проехать дистанцию в Валенсии, Барселоне и Хересе, а у нас такой возможности не было – к сожалению, приходится тестироваться на глазах у болельщиков, под прицелами телекамер. Это нелегко, но с ситуацией приходится мириться – мы готовы выложиться по максимуму.

Вопрос: Какой эффект произвел ваш финиш в Мельбурне? Чему вы научились?
Карун Чандхок: Прежде всего, финиш положительно сказался на настроении команды. В Бахрейне и Мельбурне мои механики работали по две ночи подряд, успевали лишь принять короткий душ и снова возвращались на трассу. Они приложили фантастические усилия и, как мне кажется, были рады финишу нашей машины. Для них он стал наградой, а для команды в целом – хорошим опытом. Раньше мы никогда не проезжали столько километров на одном комплекте шин и много узнали о поведении машины со 160-170 кг топлива.

Честно говоря, ситуация была непростой – в нормальных условиях меня никогда не обгоняли на круг, а здесь в самом начале гонки трассу, вдобавок, смочил дождь. Вне траектории было очень скользко, но я не хотел вмешиваться в борьбу других гонщиков и старался поскорее уйти в сторону…

Вопрос: За счет каких факторов вы можете поднять скорость? Возможно, вам достаточно просто разобраться с шинами, освоить настройки шасси и набраться опыта?
Карун Чандхок: Важно все перечисленное. Оба гонщика команды – дебютанты, нам многому нужно научиться. К примеру, в Формуле 2 квалификация имеет решающее значение, и здесь важно знать, как за один круг вывести шины на оптимальную температуру и давление. В GP2 у нас не было термочехлов, поэтому принцип работы тоже слегка отличался. Ну а в Мельбурне я сам допустил ошибку – слишком медленно проехал установочный круг и уже на первом секторе второго быстрого круга вез самому себе четыре десятых секунды только потому, что изначально не знал, как прогреть резину к первому быстрому кругу!

Здесь все просто – машине нужно больше прижимной силы. Аэродинамика в Формуле 1 решает всё, но в этом плане, да и в части механики, мы сильно уступаем соперникам. Впрочем, первый шаг сделан – машина добралась до финиша, теперь её нужно дорабатывать.

Вопрос: Камуи, в прошлом году вы провели две блестящие гонки и в этом сезоне уже дважды выходили на старт Гран При. Но тогда, с Toyota, вы выступили очень здорово, а сейчас все складывается менее удачно…
Камуи Кобаяши: Две предыдущие гонки сложились крайне неудачно – в первой возникли проблемы с гидравликой, совершенно неожиданные после уверенных зимних тестов, а во второй подвело переднее антикрыло. В прошлом году два Гран При за Toyota прошли просто потрясающе – я на протяжении восьми месяцев не садился за руль и предполагал определенные трудности, но машина вела себя идеально.

К тому моменту я уже два года работал тест-пилотом и с легкостью общался с инженерами, а теперь у меня другая команда, и мы должны снова выкладываться по максимуму. Пока мне не удалось продемонстрировать свою скорость, но для начала нужно хотя бы закончить гонку.

Вопрос: На тестах машина выглядела очень неплохо. Сейчас мы наблюдаем её истинную скорость, или у команды есть какие-то резервы?
Камуи Кобаяши: Да, со скоростью есть проблемы, мы пытаемся найти причину. На тестах машина показывала хорошие результаты, но мы не нацеливались на места в лидирующей группе: теперь задача-максимум – возглавить «второй эшелон» команд.

В феврале мы были в хорошей форме, а сейчас сильно подавлены. В Бахрейне пришлось очень нелегко – машина с трудом справлялась с кочками и плохо слушалась руля, но в Мельбурне наметился определенный прогресс. Позиции практически не изменились, но с точки зрения скорости мы подтянулись к лучшим командам-середнякам. Пожалуй, на этой неделе нам нужно сделать еще один шаг вперед…

Вопрос: По-вашему, предстоящая гонка окажется более удачной? Вы уже знаете трассу, не так ли?
Камуи Кобаяши: Я хорошо знаю этот автодром, я уже выступал здесь в GP2 Asia.

Вопрос: Нико, несмотря на два результативных финиша, ваша команда по-прежнему утверждает, что машине не хватает скорости. Вы знаете, в чем причина?
Нико Росберг: Мы знаем, что находимся не на тех позициях, на которых хотели бы быть, но это, в какой-то мере, предсказуемо. Команде нужно расти – у нас хороший потенциал, великолепные сотрудники и широкая поддержка со стороны Mercedes и Petronas. Уверен, скоро мы подтянемся к лидерам.

Вопрос: Расскажите об особенностях малазийской трассы? Какие факторы здесь важны?
Нико Росберг: Трасса в Малайзии одна из моих любимых, здесь действительно приятно гоняться, много разнообразных поворотов, а конфигурация очень непростая. Из-за жары гонщикам придется нелегко, эта гонка – одна из самых требовательных к физической подготовке, но я активно тренировался зимой и должен быть в порядке. Машинам тоже нужно справиться с высокими температурами, но в Мельбурне мы хорошо поработали над настройками, добились заметного прогресса и с оптимизмом ждем начала уик-энда.

Вопрос: Каково это, быть напарником самого успешного гонщика в истории Формулы 1?
Нико Росберг: Для меня это потрясающий опыт, с Михаэлем интересно работать. Пока наши отношения складываются очень неплохо, каждый ведет себя открыто. Я могу кое-чему научиться у него, и это, пожалуй, хороший шанс!

Вопрос: Рубенс, вы уже одиннадцать раз выходили на старт Гран При Малайзии. В чем, по-вашему, ключевые особенности местной трассы?
Рубенс Баррикелло: Тот же ответ – это одна из моих любимых трасс с множеством потрясающих поворотов. Здесь вам приходится тормозить с высочайшей скорости и действовать очень технично. Трасса требовательна к аэродинамике, а на торможении важно иметь хороший баланс, чтобы четко направить машину в поворот. В Сепанге непросто подобрать нужные настройки, но так даже интереснее! Найти неплохой базис – пожалуйста, но для идеальных регулировок придется постараться.

Вопрос: В этом году вы выступаете в новой команде. Что можете сказать о Williams?
Рубенс Баррикелло: Это коллектив настоящих профессионалов с хорошим подходом к делу. Мы неплохо сработались – для идеального взаимодействия потребуется некоторое время, но уже сейчас все складывается вполне удачно. Я рад сотрудничать с этим парнями – они ведут себя очень открыто. В команде царит свободная атмосфера, мы лучше узнаем Cosworth, а Cosworth лучше узнает нас – да, пока нам далеко до тех позиций, на которых мы хотим быть, но команда движется в верном направлении.

Вопрос: Как вы оцениваете ваши позиции в пелотоне? Пожалуй, команда могла бы располагаться чуть выше…
Рубенс Баррикелло: Похоже, четверка лидеров выглядит сильнее, а Renault и Force India чуть отстают. Здорово, что в предыдущей гонке Роберт Кубица пробился в первые ряды и держал довольно высокий темп – в квалификации мы выступаем практически одинаково. Думаю, мы сможем регулярно претендовать на очки еще до того, как установим на машину некоторые доработки и начнем демонстрировать свою истинную скорость.

Вопросы с мест

Вопрос: (Фредерик Ферре – L'Equipe) Нико, за счет чего ваша машина не может бороться с лучшими?
Нико Росберг: В основном за счет аэродинамики – здесь возможен значительный прогресс. Один из вариантов – использование изобретения McLaren, которое сейчас стараются скопировать едва ли не все команды. Кроме того, можно отыграться за счет механики и других доработок. Две недели назад я лично приезжал на базу команды и видел некоторые модификации – должен сказать, ситуация выглядит многообещающе. Посмотрим, что из этого получится!

Вопрос: (Сантош Кумар – Deccan Chronicle) Рубенс, вы постепенно приближаетесь к рубежу в 300 Гран При. Будучи самым опытным гонщиком в чемпионате, что вы можете сказать о Каруне Чандхоке? Какой совет вы могли бы ему дать?
Рубенс Баррикелло: Возможно, Карун на самом деле единственный гонщик в истории Формулы 1, который дебютировал непосредственно в квалификации и, должен сказать, справился он весьма неплохо. Пожалуй, это серьезное испытание – вступить в борьбу за позиции, не зная, насколько хороша машина, и как быстро ты сможешь ехать, но пока его не в чем упрекнуть.

Невозможно сказать, насколько быстры Карун или Бруно Сенна – машина не позволяет им проявить себя. Хорошо, если она выдерживает полтора часа свободных заездов. Парни хотели бы поработать над настройками, но сперва им нужно решить проблемы с надёжностью. Честно говоря, мне не приходилось бывать в подобной ситуации – проблемы с надежностью случались, но у меня было время освоить машины на тестах. Сейчас мне намного легче, чем Каруну и Бруно, я могу сосредоточиться на гонках и рассчитываю провести еще три сотни Гран При!

Вопрос: (Тед Кравитц – BBC Sport) Рубенс и Нико, вы, по сути, поменялись командами. В чем отличие вашей предыдущей команды от нынешней? Если бы вы могли дать друг другу совет, каким бы он был?
Рубенс Баррикелло: Я об этом не думал.

Нико Росберг: Да, мы поменялись не только командами, но и инженерами. Отличия? Трудно сказать. Есть небольшие нюансы в подходах, но Williams сильнее в одних областях, мы сильнее в других, так что разница не так уж и велика. А совет дать еще сложнее, не так ли?

Рубенс Баррикелло: Когда я перехожу в новую команду, я беру с собой весь свой опыт, а не только знание о принципах работы Brawn GP. Покидая команду, ты примерно представляешь их планы на следующий сезон и уже новым коллегам говоришь, как следует атаковать. Моя задача – понять философию команды и сказать: «Эй, парни, эта идея никогда не работала ни в Ferrari, ни в Brawn, она безнадежна, давайте поступим иначе!» Но Williams не занимать опыта – они побеждали в прошлом, и их следующий успех лишь вопрос времени. Опять же, мне нравилось работать в Brawn GP, поэтому вредных советов давать не буду – разве что попроси Джока Клиа не стучать его по шлему перед гонкой в знак пожелания удачи: изнутри звук получается отнюдь не приятным!

Нико Росберг: Он никогда не стучал по моему шлему, но я его предупрежу.

Вопрос: (Крис Лайнс – Associated Press) Карун, вы очень поздно начали подготовку к новому сезону. Сейчас между командами-дебютантами разворачивается свой мини-чемпионат – как вы считаете, HRT безнадежно уступает соперникам, или же у вас есть шанс подтянуться к ним уже к первой европейской гонке?
Карун Чандхок: Посмотрим. Вряд ли в ближайший уик-энд мы сможем бороться в скорости с Lotus или Virgin. Как я уже говорил, сейчас у нас нет доработок – мы получаем новые детали, но они нужны лишь для того, чтобы сделать машину надежнее, а модификации, рассчитанные на скорость, поступят к Гран При Испании.

В команде работают замечательные специалисты – Джеф Уиллис занял пост технического директора, Антонио Кукерелла перешел к нам из BMW, в коллективе немало бывших сотрудников Renault, Williams… Рим тоже строился не в один день – нужно выстроить организационную структуру и вместе двигаться к цели. Наши инженеры прекрасно знают принципы работы других команд – нужно собрать это все воедино и адаптировать под собственный стиль.

Эти люди способны претворить в жизнь намеченную программу, а лично я не намерен вечно ехать последним. Я не стал бы подписывать контракт с Колином Коллесом, если бы не видел определенный потенциал и шанс побороться с другими дебютантами. Первую половину сезона нам будет очень нелегко, но потом мы вступим в борьбу за звание лучших среди новичков.

Что касается действующих команд – отставание слишком велико. Вспомните квалификацию в Мельбурне – самые быстрые дебютанты уступили самому медленному из опытных практически две секунды! Сомневаюсь, что нам удастся сократить такой отрыв, но мы, по крайней мере, постараемся стать лучшими среди новых команд.

Вопрос: (Крис Лайнс – Associated Press) Камуи, в Австралии ваша машина трижды теряла переднее антикрыло. Проблема устранена?
Камуи Кобаяши: Думаю, проблема была не в самом антикрыле. В самом начале свободных заездов я ошибся и в скоростном повороте зацепил столбик. Команда попробовала починить антикрыло, но, по всей видимости, проблема осталась – следовало заменить всю деталь целиком. Так возникла вторая поломка, а третий инцидент произошел, скорее всего, из-за контакта с кем-то из соперников. Кажется, сразу после старта я слегка задел машину Виталия Петрова, а в третьем повороте соприкоснулся с Витантонио Лиуцци – сначала антикрыло выдержало удар, но отлетело уже на прямой. Я не мог ничего поделать – видимо, нам нужно усилить конструкцию этого элемента.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L'Equipe) Рубенс, Михаэль Шумахер признался, что ему требуется некоторое время, чтобы поймать нужный ритм и снова вступить в борьбу. Как бывший напарник семикратного чемпиона мира и просто опытный гонщик вы можете объяснить, почему Михаэлю трудно обрести привычный темп?
Рубенс Баррикелло: Дайте Михаэлю время – это всё, что я могу сказать. Не знаю, что с ним происходит. Я не уходил из гонок и не возвращался спустя три года – впрочем, у меня ещё будет такая возможность!

Вопрос: (Ральф Бах – R&B) Рубенс, вас удивляет, что настоящий момент быстрейшим гонщиком Mercedes является Нико Росберг? Или же вы удивлены, что они позволили ему быть быстрейшим?
Рубенс Баррикелло: Почему этот вопрос адресован мне? Почему вы не спросите Нико? Честно говоря, я удивлен, что человек может уйти из чемпионата, а затем вернуться в обновленную Формулу 1, где борьбу ведут другие гонщики на других машинах. А что касается Нико – да, он на самом деле выступает очень неплохо.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости