Гран При Великобритании: Пресс-конференция в пятницу

Слева направо: (первый ряд) Кристиан Хорнер, Мартин Уитмарш. (второй ряд) Росс Браун, Тони Фернандес

Участники: Тони Фернандес (Lotus), Мартин Уитмарш (McLaren), Росс Браун (Mercedes GP), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing).

Вопрос: Прежде всего, короткий рассказ о том, как прошел сегодняшний день. Начнем с Lotus Racing….
Тони Фернандес: Очень трудный день и три поломки коробки передач – две на машине Ярно Трулли, одна на машине Хейкки Ковалайнена. Мы демонстрировали неплохой темп, у нас оставался резерв скорости, но затем не выдержала техника.

Вопрос: Росс, кажется, у вас дела шли немного лучше?
Росс Браун: День оказался позитивным, хотя у нас и прежде бывали удачные пятницы. Машина выглядит весьма неплохо, мы постарались оптимизировать работу недавно установленных решений вместо того, чтобы испытывать нечто принципиально новое. Нико и Михаэль вполне довольны итогами дня, а с полными баками наша скорость выглядит неплохо. Порывистый ветер создал немало сложностей, усложнив сбор информации, но в целом обошлось без неприятностей.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Приятно снова вернуться в Сильверстоун и уже в пятницу увидеть на трибунах огромное количество людей! Мы опасались, что реконструкция лишит автодром его привычного шарма, однако наши сомнения не оправдались. Кочковатый асфальт создает определенные трудности, однако в целом трасса по-прежнему представляет собой серьезный вызов, и, похоже, гонщикам понравилось то, что он увидели.

Сегодня мы работали по стандартной программе, Себастьян и Марк тестировали различные компоненты, оба остались довольны поведением машины, а что касается Сильверстоуна… честно говоря, я был слегка удивлен, когда асфальт прогрелся до сорока градусов – подобное здесь увидишь не часто! Очень неплохой день. Ближе к вечеру на машине Марка возникли проблемы с электроникой, из-за которых ему пришлось сбросить темп, но это штатная ситуация, ничего серьезного.

Вопрос: Мартин?
Мартин Уитмарш: Для нас день оказался весьма непростым. Мы представили новый аэродинамический пакет, с которым еще нужно работать. Команда собрала немало информации, которую необходимо тщательно проанализировать, чтобы уже завтра наша MP4-25 поехала быстрее. Не скажу, что гонщики чувствовали себя вполне комфортно, но мы изучим полученные данные и постараемся исправить ситуацию.

Вопрос: Насколько важен этот домашний этап чемпионата? Ваши команды базируются на территории Великобритании, но у многих есть подразделения в других европейских странах…
Тони Фернандес: Для меня и моей команды все началось именно в Великобритании, когда в 2009 году я встретил здесь Майка Гаскойна. Сейчас мне кажется, будто я участвую в Формуле 1 уже добрую сотню лет, однако сама идея дебюта появилась всего двенадцать месяцев назад. Конечно, нам приятно вернуться в Сильверстоун и снова вывести машины Lotus на трассу – надеюсь, мы сможем добиться результатов, достойных этой славной марки. Ожидания постоянно растут, и нам хотелось бы в очередной раз финишировать полным составом. Команда получила немало писем от болельщиков, которые уверяли нас, что непременно приедут на эту гонку. На фестиваль Lotus в Снеттертоне пришло почти 22000 человек, и многие из них обещали быть на трибунах Сильверстоуна в ближайшее воскресенье – хочется верить, мы сможем оправдать их поддержку.

Росс Браун: Для меня эта гонка важна и в личном плане. Когда я работал с Фрэнком Уильямсом, именно здесь его команда одержала дебютную победу – Клей Регаццони финишировал первым в Гран При 1979 года. Кроме того, приятно вернуться на трассу, которая нравится многим нашим сотрудникам. Да, наша команда базируется в Великобритании, но это многонациональный коллектив, и своей домашней гонкой мы можем назвать сразу четыре этапа – Сильверстоун, Хоккенхайм, Абу Даби и, в случае с Petronas, Малайзию. В этих гонках мы испытываем особенный прессинг…

Вопрос: Кристиан, Red Bull Racing является австрийской командой, однако базируется буквально через дорогу от автодрома, в Милтон-Кинсе…
Кристиан Хорнер: Для нас это домашний этап, и в ближайший уик-энд практически все наши сотрудники придут на трибуны Сильверстоуна, чтобы единственный раз в году вживую понаблюдать за гонкой. Приятно снова вернуться на этот легендарный автодром. Многим казалось, что прошлом году он в последний раз принял у себя Гран При Великобритании, однако Деймон Хилл и Клуб британских гонщиков сделали невозможное и сохранили этот этап в календаре чемпионата.

Гонщики обожают британскую трассу, для них она по-прежнему представляет серьезный вызов, настоящий всплеск адреналина. Хорошо, что нам удается сочетать такие исторические гонки с современными Гран При вроде Сингапура или Абу Даби. Потрясающе, сколь много болельщиков пришло на трибуны уже в пятницу! Это одна из важнейших гонок чемпионата, и здесь мы рассчитываем на хороший результат.

Мартин Уитмарш: Как уже говорилось, в этот уик-энд на трибунах будет немало сотрудников команд, что делает Гран При Великобритании по-настоящему особенным. Многие болельщики приезжают сюда на три-четыре дня, размещаются в палатках на окрестных холмах – их энтузиазм и преданность спорту поражают! Пожалуй, ничего подобного мы не встретим ни на одной современной трассе.

Вопрос: Еще один общий вопрос – как ваши гонщики отреагировали на новую конфигурацию трассы?
Тони Фернандес: Поначалу они с ностальгией вспоминали старую конфигурацию, но ближе к концу сессии по достоинству оценили произведенные изменения. В новой секции асфальт оказался довольно скользким, но в целом нашим гонщикам понравилось то, что они увидели.

Росс Браун: Да, оценки положительные. Изменения не такие уж серьезные – есть определенные проблемы в виде кочек в местах перехода от старой конфигурации к новой, но это никак не отразилось на характере трассы. Не знаю, стала ли она более интересной, но гонщики остались довольны, и в этом нет ничего удивительного.

Кристиан Хорнер: Новая секция стала интересным дополнением привычной конфигурации и существенно увеличила длину круга, которая вплотную приблизилась к отметке в шесть километров. Единственное, с чем нам пришлось распрощаться, это скоростной поворот Bridge, но вместо него появилось несколько интересных элементов. Теперь в Сильверстоуне все решает не только максимальная скорость, но и поведение машины в медленных поворотах – это по-своему непривычный, но вместе с тем интересный фактор. Да, в Abbey появилась заметная кочка, но с ней не возникло проблем. Реконструкция не означает, что трасса стала лучше или хуже – она просто изменилась, а у нас появился дополнительный вызов.

Мартин Уитмарш: Пожалуй, наши гонщики больше изучали доработанную версию машины, чем саму трассу, поэтому мне практически нечего добавить к сказанному. Мы пытаемся, прежде всего, оценить реальную скорость MP4-25, а не разобраться в тонкостях новой конфигурации.

Вопрос: Тони, какими последствиями обернулся для команды инцидент в Валенсии?
Тони Фернандес: Ничего не изменилось, я по-прежнему свободно общаюсь с Кристианом, и он не испытывает к нам какой-либо вражды.

Вопрос: Вы провели беседу с гонщиком? Было ли в его действиях нечто такое, о чем вам следовало поговорить?
Тони Фернандес: Хейкки действовал в рамках правил и тормозил в нужном месте – телеметрия это подтверждает. Обычный гоночный инцидент.

Вопрос: Росс, вы сказали, что в Сильверстоуне рассчитываете на заметный прогресс. К этой гонке команда подготовила немало модификаций – вам уже удалось оптимизировать их работу?
Росс Браун: Пожалуй, в этом и состоит особая притягательность этого сезона. В случае с Red Bull у нас есть команда, задающая темп, в то время как остальные пытаются к ней подтянуться. В попытках сделать это многие идут на риск, но в условиях запрета на тесты легко совершить техническую ошибку. Кроме того, разница между командами крайне мала – в Валенсии Нико уступил лучшему результату второй квалификационной сессии всего-то шесть десятых, однако не смог пробиться в финал. В погоне за эффективностью новых элементов команды зачастую забывают о фундаментальных принципах и рискуют мгновенно откатиться назад.

Кажется, Кристиан недавно говорил нечто такое, о чем я неоднократно повторял в Ferrari: у скорости нет рецепта. Ни один элемент не позволяет разом отыграть много времени. Результат зависит от множества мелких деталей, однако их совместную работу подчас невероятно трудно оценить. Впрочем, все команды находятся в одинаковой ситуации, разве что сама задача по модернизации машины выглядит несколько иначе, чем пять или десять лет назад. Акцент сместился в сторону моделирования и специальных расчетов, которыми участники чемпионата пытаются компенсировать отсутствие тестов.

Вопрос: Мартин, аналогичный вопрос. Сегодня вы оказались далеко не на последних позициях, но разве на такие результаты вы рассчитывали, когда ночью устанавливали на машину новые детали?
Мартин Уитмарш: Проблема в том, дорабатывая машину, вы стараетесь увеличить прижимную силу и найти правильный баланс. Требования к настройкам меняются незначительно, однако модификации все равно требуют несколько иного подхода к выбору регулировок – в условиях запрета на тесты этот процесс очень непросто оптимизировать. У нас есть ограниченное число комплектов шин, лимитированное время сессии – в общем, ситуация на самом деле сложная. Однако, такова современная Формула 1 - нам остается лишь проанализировать полученную сегодня информацию и принять решение, которое, я надеюсь, окажется верным.

Вопрос: Кристиан, вам не кажется, что соперники постепенно подтягиваются к вашей команде? Насколько сложно вам дорабатывать собственную машину?
Кристиан Хорнер: В Формуле 1 всем известна простая истина – если вы не прогрессируете, то неизменно откатываетесь назад. Пока наша команда справляется со своей задачей: с каждой гонкой мы понемногу прибавляем в скорости, и сюда также привезли несколько доработанных деталей, которые уже подтвердили свою эффективность. Это стало прямым следствием той работы, которая продолжается на заводе в десяти милях от Сильверстоуна – просто невероятно, какие усилия прилагают наши сотрудники. Наши результаты – это результаты команды, и здесь её работу трудно переоценить.

Разумеется, когда ты задаешь темп, соперники неизбежно будут отыгрываться. Многие команды стараются придумать новые элементы, но в конечном итоге все решает общая эффективность машины. Наши парни выкладываются по максимуму, и та RB6, которую вы видите здесь, заметно отличается от машины, с которой мы начинали сезон, однако мы можем работать лишь над собственной скоростью и надеяться, что этого будет достаточно для удержания позиций. Нельзя недооценивать соперников вроде McLaren, Ferrari или Mercedes. По-моему, в чемпионате сложилась вполне здоровая ситуация, когда ни одна из команд не обладает заметным преимуществом за счет какой-то определенной технологии.

Вопросы с мест

Вопрос: (Алан Болдуин – Reuters) Мартин, представленный пакет доработок изначально предназначался для Хоккенхайма. В какой мере команде пришлось ускорить свою работу, чтобы успеть подготовить все модификации?
Мартин Уитмарш: Как мы уже говорили, новые детали продолжали прибывать на трассу еще минувшей ночью, а наши сотрудники работали едва ли не круглые сутки, чтобы обеспечить команду необходимым набором модификаций. Наряду с другими участниками чемпионата мы стараемся буквально в каждой гонке добиваться прогресса.

Формула 1 – захватывающий вид спорта: не важно, на каком месте в пелотоне ты находишься – всегда хочется быть на пару позиций выше. Это стремление проявляется в невероятной преданности собственному делу – пока мы здесь беседуем, наши сотрудники прилагают невероятные усилия в попытках отыграть дополнительные доли секунды. Недостаточно просто разработать новую деталь – нужно интегрировать ее в конструкцию машины. Наши механики работали практически всю ночь, да и сегодня им вряд ли доведется сомкнуть глаза: мы должны проверить все элементы и собрать правильную спецификацию. Сегодня команда испытывала различные компоненты, теперь нужно проанализировать полученные данные и оптимальным образом подготовить машину.

Вопрос: (Том Кларксон – Tom Clarkson and Associates) Кристиан, вы упомянули дебютный этап в Бахрейне. Если бы вы начали сезон с нынешней версией RB6, насколько быстрее она бы оказалась?
Кристиан Хорнер: Как правило, столь сложные вопросы задает Марри Уолкер… Трудно сказать – возможно, мы бы проезжали круги на секунду быстрее. Темп доработки машины невероятно высок, и скорости неизменно растут. В современных условиях мы вынуждены полагаться на результаты испытаний в аэродинамической трубе и средства вычислительной гидродинамики, однако лишь малая часть элементов, установленных на машину, оказывалась неэффективной. Едва ли не с каждой новой деталью RB6 прибавляла в скорости, так что в сравнении с Бахрейном разница действительно может составить целую секунду…

Вопрос: (Боб Булл – BBC The Counties Radio) Вы говорили о незначительных модификациях, которые готовите в преддверии каждой гонки. Каким образом вы определяете необходимость доработки того или иного элемента? Обычному болельщику этот процесс не совсем понятен – как принимается решение?
Росс Браун: Кристиан уже говорил о технологиях, которые есть в распоряжении практически каждой команды: аэродинамическая труба, средства моделирования и расчета. Мы знаем, за счет каких факторов машина должна ехать быстрее.

Есть несколько фундаментальных принципов: большая прижимная сила, меньшее аэродинамическое сопротивление, низкий центр тяжести – каждый из них способен заметно увеличить скорость, но проблема в том, что любое вмешательство в конструкцию машины редко затрагивает лишь один из этих факторов, и минимизация негативных эффектов зачастую представляет собой очень непростую задачу.

К примеру, очень легко создать антикрыло, обеспечивающее значительную прижимную силу, но его работа может напрямую зависеть от клиренса, и на определенных трассах такой элемент иногда оказывается неэффективным. Подобные нюансы заметно осложняют работу, и как раз поэтому мы должны постоянно совершенствовать используемые технологии и методы расчетов.

Десять лет назад мы просто выезжали на трассу, наматывали сотни кругов, расходовали множество комплектов шин, стараясь таким образом добиться прогресса. Сейчас все завязано на моделировании, однако наши инженеры прекрасно понимают: если они обеспечат машине большую прижимную силу при меньшем аэродинамическом сопротивлении, в реальных условиях она поедет намного быстрее. В процессе участвует немало сотрудников, причем речь идет не только о специалистах в области аэродинамики – дело касается механических элементов, композитных материалов. Каждый пытается добиться прогресса в своей области, что в итоге позволяет команде двигаться вперед.

Вопрос: (Майк Дудсон) В былые времена, если на трассе случался инцидент, подобный столкновению Lotus и Red Bull в Валенсии, мы, журналисты, могли наблюдать интересную картину, когда один гонщик бежал в расположение соперника с желанием побить, как ему казалось, виновника аварии. Немного досадно видеть, насколько корректно вы комментируете тот по-настоящему серьезный инцидент. Честно говоря, я довольно долго спорил со своим коллегой по поводу виновника происшествия, но мы не смогли прийти к единому мнению. Тони сказал, что Хейкки тормозил в нужном месте - уверен, Марк Уэббер придерживается иной точки зрения. Кроме того, лично мне показалось, что Ковалайнен слегка замешкался, поскольку не понимал, идет ли речь об обгоне на круг или реальной борьбе за позицию. Не могли бы вы чуть подробнее пояснить ситуацию? Кто действовал неправильно?
Тони Фернандес: Во-первых, ни о каком обгоне на круг не было и речи – Марк выехал из боксов позади Хейкки, они боролись за позицию. И Ковалайнен ничуть не растерялся: он спокойно держался на траектории и, как показывает телеметрия, затормозил в нужной точке, что избавляет его от ответственности за инцидент.

Кристиан Хорнер: Сегодня утром я беседовал с Хейкки и высказал идею, что было бы неплохо оснастить его машину стоп-сигналом, поскольку момент, который он выбрал для торможения, застал Марка врасплох. Уэббер понимал, что должен как можно скорее обогнать Ковалайнена: он пристроился в воздушный мешок, Lotus оставался посередине трассы… Возможно, в той гонке Марку не приходилось столь близко подтягиваться к сопернику, ведь до атаки на Хейкки речь шла лишь об обгоне круговых, но столь ранний момент торможения стал для нас полной неожиданностью. Очевидно, настолько велика разница между RB6 и T127.

Да, Хейкки оставался на траектории, однако скорость сближения была в районе… Марк разогнался до более чем 300 км/ч, и удар о барьер безопасности был по-настоящему неприятным. В такой ситуации единственное, о чем вы думаете, это безопасность вашего гонщика. Для обоих участников инцидент закончился сходом с дистанции, но для Марка он оказался, скажем, более зрелищным… Мы по-настоящему обрадовались, когда увидели его целым и невредимым – только благодаря действующим требованиям к безопасности в этот уик-энд он снова смог сесть в кокпит.

По-моему, было бы несправедливым обвинять во всем Хейкки. Марк понимал, что ему нужно атаковать, но при столь высокой скорости сближения момент нажатия на педаль тормоза застал его врасплох. Это обычный гоночный инцидент, поэтому я не стал предъявлять претензий к Тони Фернандесу и лишь порадовался, что с моим гонщиком все в порядке.

Вопрос: (Иаков Цалел – Hege Magazine) Вопрос для Кристиана и Мартина. Вы руководите четырьмя гонщиками, претендующими на звание чемпиона мира. Какое количество времени вы уделяете вопросу отношений между напарниками, используете ли научные, психологические методы? Кристиан, вы впервые оказались в ситуации, когда Марк и Себастьян одновременно сражаются за титул – что это значит для вас?
Кристиан Хорнер: Главное, мы используем абсолютно равный и открытый подход к обоим гонщикам. Марк и Себастьян невероятно конкурентоспособны, каждый из них жаждет успеха, и хотя они находятся на разной стадии карьеры, команда обеспечивает им одинаковую поддержку.

Нам не важно, какая из машин приедет к финишу первой – главное, чтобы это была RB6. Пожалуй, в Стамбуле соперничество наших гонщиков зашло слишком далеко, но в остальных случаях они боролись предельно корректно, поэтому мы не станем отступать от равного подхода. Да, Марк и Себастьян не претендуют на звание лучших напарников, ведь каждый из них в душе боец, однако как раз поэтому мы пригласили их в команду. Главное, они работают не только на себя, но и на общий результат, действуя в очень конструктивной, профессиональной манере. Вряд ли они захотят вместе провести рождественские праздники, но в Red Bull Racing царит вполне позитивная атмосфера. Для любого гонщика важно понимать, что команда обеспечивает ему равные шансы на успех.

Мартин Уитмарш: Присоединяюсь ко всему, что сказал Кристиан. Впрочем, если гонщики общаются не только на профессиональные темы, это позволяет им лучше понимать друг друга. Конечно, каждый из них мечтает о победе, и на пути к успеху желает одолеть напарника. Риск конфликта есть всегда, и журналисты зачастую только и ждут противостояния, поскольку об этом можно написать много интересного, особенно если ситуация вышла из-под контроля. Однако, как мне кажется в Red Bull и McLaren выступают достаточно зрелые, уравновешенные гонщики. Да, они жаждут успеха, плотной борьбы – Льюис и Дженсон еще не сталкивались на трассе, как Марк и Себастьян, однако они будут постоянно подгонять друг друга.

Каждый из этой четверки хочет стать триумфатором нынешнего сезона, что вполне логично, но с нашей стороны было бы, пожалуй, нелепым утверждать, что соперничество никогда не перерастет в конфликт. Я могу лишь спросить себя: «Есть ли у McLaren подобные проблемы?» В настоящий момент – нет. Надеюсь, так будет и дальше, однако небольшое противостояние все-таки должно присутствовать, ведь именно оно заставляет гонщика выкладываться по максимуму.

Вопрос: (Марри Уолкер) Мартин, раз уж нам не суждено устроить потасовку между Тони и Кристианом, могу я спросить вас, не хотели бы вы открыто поспорить с Берни Экклстоуном по поводу дальнейшей необходимости существования Ассоциации команд Формулы 1 (FOTA)?
Мартин Уитмарш: Думаю, люди уже привыкли отождествлять FOTA, FIA и FOM. У чемпионата есть масса трудностей, причем не только экономического характера. Мы вместе пытаемся сделать этот спорт лучше, а это требует взаимодействия руководящих лиц, участников чемпионата и держателей коммерческих прав. Конечно, не по всем вопросам нам удается придти к единому мнению, однако это не подразумевает какого-то конфликта, противостояния.

Трудно заставить все команды работать вместе, но пока достижения FOTA впечатляют. Мы здесь говорим о соперничестве между напарниками, однако между командами разворачивается еще более острая борьба. Можно заявить со всей откровенностью – да, каждый из нас желает одолеть конкурента и заполучить максимально возможное преимущество, но если мы будем стремиться к этому, не задумываясь о будущем всего чемпионата, то будем действовать себе во вред. С помощью FOTA нам удалось добиться согласия по многим важным вопросам, сократить расходы, оптимизировать процесс управления. Без поддержки со стороны Ассоциации некоторые команды попросту не смогли бы выйти на старт.

Это лишь некоторые наши достижения, а сейчас мы пытаемся понять, как сделать Формулу 1 более доступной для болельщиков. Ситуация далека от идеальной, но у команд есть реальное стремление ее изменить. Нам не нужен лишний конфликт – мы готовы сотрудничать с Берни Экклстоуном в попытках сделать Формулу 1 немного лучше.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости