Гран При Бельгии: Пресс-конференция в воскресенье

Слева направо: Марк Уэббер, Льюис Хэмилтон, Роберт Кубица

1. Льюис Хэмилтон (McLaren) - 1ч. 29 мин. 04.268 сек.
2. Марк Уэббер (Red Bull Racing) - 1ч.29 мин. 05.839 сек.
3. Роберт Кубица (Renault) - 1ч. 29 мин. 07.761 сек.

Вопрос: Льюис, великолепная победа! Правда, не обошлось без напряженных моментов…
Льюис Хэмилтон: Отличный уик-энд, но гонка складывалась для меня очень непросто, – хотя все были в равной ситуации. Я лишь молился, чтобы Гран При прошел гладко, но когда условия осложнились, шины начали остывать, и я уже не знал, насколько агрессивно можно атаковать.

В 8-м повороте я затормозил слишком поздно, заблокировал колеса и оказался на обочине, но, к счастью, смог продолжить гонку, сохранив лидерство.

Команда сработала потрясающе. Мы всегда выкладываемся по максимуму,хотя иногда уступаем соперникам в скорости, но если удаётся догнать, мы в полной мере используем свой шанс. Я горжусь нашими сотрудниками и очень рад этой победе!

Вопрос: Расскажите о гонке. Когда начался дождь, нам показалось, что вы хотели заехать в боксы на круг раньше, чем решила команда…
Льюис Хэмилтон: Когда начался дождь, было непросто принять правильное решение. В прошлый раз он быстро закончился, и трасса высохла, так что мы не знали, чего ждать. Небо заволокло тучами, пошел настоящий ливень, и я надеялся, что смогу свернуть в боксы, но уже было поздно, въезд на пит-лейн остался позади.

К счастью, я заехал в боксы на следующем круге, и механики отлично провели пит-стоп, возможно, лучший в этом сезоне. Это помогло нам выиграть гонку.

Вопрос: В конце гонки на трассу выехала машину безопасности, после ухода которой вам оставалось всего несколько кругов до финиша…
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я надеялся, что машина безопасности чуть дольше задержится на трассе. Хорошо, что дождь не возобновился, и асфальт успел немного подсохнуть – оставалось лишь доехать до финиша, сохранив небольшое преимущество над Марком.

Вопрос: Марк, в этом сезоне гонщики Red Bull часто завоевывают поул, но успех в квалификации не всегда приводил к победе в гонке. Сегодня ситуация повторилась. Что произошло на старте? Вы слишком медленно тронулись с места…
Марк Уэббер: На прогревочном круге сильно упали обороты двигателя. Мы скорректировали настройки сцепления, полагая, что это устранит проблему, однако ситуация только ухудшилась. Я действовал по привычной схеме, нужно разобраться, что пошло не так.

Если соперники стартуют без проблем, любая заминка может дорого обойтись. В Eau Rouge я был намного медленнее ближайших машин, но затем смог пройти Сутила и Массу, а незадолго до выезда машины безопасности начал догонять Феттеля. Мы неплохо провели пит-стоп и едва не опередили Кубицу. На прямой у меня не было возможности провести атаку – когда двигатель раскручивается до предела, нет смысла рассчитывать на дальнейший прирост скорости. Кроме того, обогнать столь опытного соперника в любом случае нелегко…

Сегодня в первой тройке оказались те же гонщики, что вчера показали три лучших результата в квалификации – учитывая события гонки, не думаю, что кто-то рискнул бы поставить на это. Конечно, я бы предпочел иной результат, но рад и второму месту. Льюис сработал по-настоящему здорово и заслужил победу.

Вопрос: Если нельзя выиграть гонку, нужно минимизировать потери - сегодня вы действовали по этому принципу…
Марк Уэббер: Верно. В наши дни можно остаться без результата из-за малейшей ошибки как своей, так и команды. Сегодня я сработал неплохо, заработал немало очков и с нетерпением жду гонку в Монце.

Вопрос: Роберт, третий подиум в сезоне, но вы могли финишировать вторым – что произошло на финальном пит-стопе?
Роберт Кубица: Неплохая гонка, хотя условия были крайне непростыми. Первый пит-стоп прошел без проблем – Марку удалось приблизиться, но потом я ушел в отрыв. Когда пошел дождь, Льюис выехал за пределы трассы, я начал стремительно сокращать отставание, но во время второго визита в боксы отвлекся на изменение регулировок и едва не проскочил мимо. Пришлось ударить по тормозам, колеса заблокировались, и я зацепил одного из наших механиков – надеюсь, он не пострадал. Заминка стоила нам второго места, но ничего не поделаешь – таковы гонки. В целом уик-энд сложился вполне удачно: воздуховод сработал эффективно, машина заметно прибавила в скорости – надеюсь, мы продолжим в том же духе!

Вопрос: Полагаете, вам удастся сохранить такой же темп в оставшихся гонках?
Роберт Кубица: Трудно предугадать, как сложится гонка в Монце – итальянская трасса требует совершенно иной прижимной силы, и мы, скорее всего, не будем использовать воздуховод.

Затем нас ждет несколько выездных Гран При, и, скажем, автодром в Сингапуре должен подходить нашей машине. Впрочем, посмотрим, ситуация может измениться в любой момент, главное – не останавливаться на достигнутом и дорабатывать машину, отбирая лучшие идеи для следующего сезона.

Вопрос: Льюис, сегодняшняя победа вернула вам лидерство в личном зачете – есть повод для хорошего настроения!
Льюис Хэмилтон: Да, я рад этой победе. Когда гонка столь богата на события, она может превратиться в лотерею. И если удается победить, несмотря на все сложности, это действительно здорово.

Вопрос: Это реванш за гонку 2008 года?
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, да.

Вопрос: Льюис, вчера мы говорили о том, что значила бы для вас победа в Спа. Сегодня вы финишировали первым – каковы впечатления?
Льюис Хэмилтон: Думаю, вы сами видите, насколько я счастлив. Во время отпуска я очень скучал по гонкам, кроме того, вся наша команда работала на этот успех. Приехав в Спа, мы обнаружили, что вполне конкурентоспособны, если не сказать больше, но в нестабильных погодных условиях превратить скорость в победу очень непросто. Впрочем, теперь я могу смело сказать, что выиграл Гран При Бельгии!

Команда сработала потрясающе, и я сожалею о том, что произошло с Дженсоном. Он смог прорваться на второе место, и эти очки были бы очень кстати. Я видел повтор аварии – Баттон выбыл не по своей вине.

Вопрос: В конце первого круга многие гонщики слишком широко вышли из поворота. Уверен, таких моменты возникали неоднократно…
Льюис Хэмилтон: Когда начался дождь, я слишком широко вышел из поворота и не мог сразу вернуться на траекторию – это было невозможно. Впрочем, ближайшие соперники тоже не удержались на трассе. Пожалуй, самым неприятный момент наступил в восьмом повороте – я пролетел до самой стены и слегка задел ее краем переднего антикрыла. Слава богу, обошлось без повреждений. Асфальт был очень скользким, и хотя я затормозил довольно рано, машина не захотела останавливаться, колеса заблокировались, и я выехал в гравий…

Вопрос: Уверен, вам было нелегко определиться с тактикой. У команд есть прогноз, но они не знают, какова ситуация на трассе. Как все прошло? Последний отрезок вы провели на промежуточной резине?
Льюис Хэмилтон: Да, как и многие другие гонщики. Должен признаться, ситуация была непростой – требовалось как можно дольше оставаться на жестких шинах, но когда лидируешь в гонке, любое изменение условий испытываешь первым. Приходилось быть предельно сосредоточенным.

Мы очень вовремя поставили промежуточную резину, сохранив при этом лидерство. Пожалуй, это был лучший пит-стоп McLaren в нынешнем сезоне – честь и хвала нашим механикам! Приятно вернуться к гонкам после долгого перерыва и сразу добиться победы.

Вопрос: Марк, вы упомянули проблемы со сцеплением. Они повторялись по ходу гонки?
Марк Уэббер: Нет, на дистанции с машиной всё было в порядке, а вот старт прошел не по плану. Да, наши инженеры выкладываются по максимуму, и трудно обвинить их в ошибке, но… Сегодня нас спас относительно короткий участок от старта до первого поворота, но если нечто подобное повторится в Монце, мне придется примерить боксерские перчатки!

На участке от Eau Rouge к Les Combes меня откровенно сдерживали, но хорошо ещё, что я сам не упустил позицию – соперники могли точно так же провести атаку. Ну а потом начался дождь. Тройка лидеров срезала финальную шикану, но в этом нет ничего предосудительного – как заметил Льюис, там было очень скользко, практически каждый из нас промахнулся мимо апекса.

Кругом спустя я обогнал Фелипе Массу, а затем на трассу выпустили машину безопасности. Я быстро адаптировался к изменившимся условиям, а у Дженсона возникли небольшие проблемы – в итоге вся наша группа ехала в одном темпе.

Все говорило о том, что нас ждёт очень длинный второй отрезок, ведь единственной причиной для повторного визита в боксы мог стать разве что дождь. Приходилось слегка сдерживать темп, однако я попытался опередить Роберта. Затея едва не сработала, но его механики здорово провели пит-стоп. Я не мог вплотную преследовать Renault, жесткая резина вела себя не лучшим образом, но как только дождь начал накрапывать вновь, сумел сократить отставание. Не скажу, что мне было комфортно, однако я мог проходить круги чуть быстрее Роберта.

Потом мы оба отправились на пит-лейн, я немного задержался в боксах, но Роберту пришлось ждать ещё дольше – за счет этой разницы мы и вышли вперед. В дождевых условиях легко промахнуться мимо своих боксов – ситуация была довольно опасной, но, к счастью, обошлось без последствий. Я надеялся, что Льюис совершит ошибку, но для него это далеко не первый Гран При, и я могу быть доволен вторым местом – особенно если вспомнить, каким был мой старт.

Вопрос: Вчера вы уклонились от ответа на вопрос о максимальной скорости. В гонке вас всё устраивало?
Марк Уэббер: Пожалуй, да – нашим механикам удалось подобрать неплохое сочетание настроек. На моей машине стоит точно такой же двигатель Renault, как на машине Роберта – сегодня Кубица был вполне конкурентоспособен, однако мы практически не уступали ему в скорости. Что касается Льюиса, ему удался потрясающий первый отрезок – не знаю, смог бы кто-нибудь из нас поддерживать его темп, даже если бы перед нами не было машины Дженсона Баттона. В нормальных условиях он сразу бы гарантировал себе победу. Предрекая возможный вопрос, скажу лишь одно – давайте дождемся Монцы, а там посмотрим, что у нас получится. Сегодня мы сделали кое-какие выводы, а в остальном я доволен результатом.

Вопрос: Роберт, в начале гонки вам было нелегко бороться с Дженсоном и Себастьяном. Расскажите об этом...
Роберт Кубица: Условия были очень непростыми. На втором круге, проходя Eau Rouge, я увидел, как Льюиса снесло с траектории. Со мной случилось то же самое, я попробовал выйти на апекс, чтобы не потерять скорость, но машину повело сначала влево, потом вправо. Ещё повезло, что я смог её контролировать, но Дженсону удалось меня опередить.

На рестарте не хватило сцепления, колеса заблокировались, я ушел слишком широко и пропустил Себастьяна. Мы застряли за Дженсоном, но после инцидента между ним и Феттелем смогли немного взвинтить темп.

Вопрос: Как вы оцениваете результаты уик-энда и дебют воздуховода?
Роберт Кубица: Вряд ли кто-то предполагал, что мы будем настолько конкурентоспособны. В каждой сессии мы финишировали в первой пятерке, а сегодня продемонстрировали хорошую скорость. Обидно лишь, что мы упустили второе место из-за моей ошибки.

Для перехода на промежуточную резину нужно было скорректировать настройки переднего антикрыла, переключить несколько контроллеров на руле – я не мог сделать этого на трассе, поскольку там было очень скользко, поэтому пришлось действовать уже на пит-лейн.

Когда все операции были выполнены, оказалось, что тормозить уже поздно – я заблокировал колеса, но все-таки промахнулся мимо въезда в боксы. Машину повело в сторону, она зацепила механиков – хорошо, что никто не пострадал, но позиция была потеряна.

Гонка получилась непростой, но мы были конкурентоспособны – я стартовал с третьего места, и финишировали на подиуме – вполне достойный результат.

Вопросы с мест

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Марк, вы опережаете напарника на двадцать очков, а вы, Льюис – на тридцать пять. Считаете ли вы, что в оставшихся гонках команда должна сосредоточиться на вашей поддержке?
Льюис Хэмилтон: Я так не думаю, ведь сегодня Дженсону просто не повезло. Мы оба получаем одинаковую поддержку, что позволяет добиваться максимальных результатов – не думаю, что здесь должны быть какие-то предпочтения. Команда делает все возможное, чтобы предоставить нам обоим лучшие шансы на успех.

Марк Уэббер: Команда McLaren выиграла много титулов, и их зал славы переполнен трофеями. Наш зал тоже неплох, но пока все же уступает соперникам. Думаю, всё зависит от того, насколько нам самим хочется достичь своей цели. Быть может, прямо сейчас еще рано окончательно расставлять приоритеты, но совсем скоро нужно будет это сделать.

Вопрос: (Хейкки Культа – Turun Sanomat) Льюис, с точки зрения погодных условий, когда вам было труднее – на последних четырех кругах Гран При Бельгии'08, или на заключительных десяти кругах сегодняшней гонки?
Льюис Хэмилтон: Последние десять кругов сегодняшней гонки были в два раза сложнее завершающего отрезка Гран При Бельгии 2008 года. Тогда мне тоже было нелегко, но сегодняшний этап воспринимается намного острее – возможно, из-за переменчивой погоды и опасного вылета с трассы. Собственно, заключительные четыре круга были легче, чем в 2008-м, поскольку тогда мы ехали на сликах, но перед этим мне пришлось работать на пределе сил.

Вопрос: (Майк Дудсон) Льюис, дождь повлиял на работу воздуховода? Вы задействовали его в строго определенных участках трассы, или использовали там, где вздумается? Есть какие-то отличия?
Льюис Хэмилтон: Нет, мы просто используем его чуть реже и только там, где уровень сцепления можно назвать достаточным. Скажем, в нормальных условиях я часто задействовал воздуховод в Eau Rouge, однако в дождь не мог позволить себе такой риск.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L'Equipe) Вопрос для Льюиса и Марка. Из всех претендентов на титул сегодня только вы смогли набрать очки. Не кажется ли вам, что вы сидите рядом со своим главным соперником в борьбе за итоговую победу?
Льюис Хэмилтон: Вы сами видели, насколько быстро может измениться ситуация. Впереди еще немало гонок, в которых каждый из претендентов может набрать немало очков. Сейчас моим ближайшим соперником является Марк, но у остальных гонщиков тоже есть шансы. Впрочем, в ближайших гонках мы постараемся изменить эту ситуацию.

Марк Уэббер: По-моему, если вам удалось опередить Льюиса в борьбе за чемпионский титул, значит, вы сработали на самом деле здорово.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости